Умереть может каждый

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
Spoilers, sweetie!
Либо автор этой статьи не хочет прятать под спойлеры её большую часть, либо она раскрывает их просто по своей сути. Если вы не хотите их видеть, то закройте вкладку прямо сейчас.
« Ты не живёшь вечно просто потому, что ты милый ребёнок, лучший друг героя или сам главный герой. Иногда и герой умирает, по крайней мере в моих книгах. »
— Джордж Мартин, из интервью журналу Galaxy's Edge, май 2016 г.

Умереть может каждый (отсутствие сюжетной брони) — явление в произведениях самых различных видов медиа, когда автор может вывести из сюжетного повествования любого из персонажей, организовав тому внезапную безвременную кончину. Не важно, будь он простой краснорубашечник или головорез, персонаж второго плана, антагонист или даже главный герой — по решению автора он умрёт. Причём это будет не красивая или героическая смерть, а что-либо тривиальное, но от этого ещё более неожиданное. Бравый рыцарь в походе на Тёмного Властелина остановился передохнуть, попить воды и перекинуться парой слов со оруженосцем? Прямо в открытое забрало шлема ему прилетает арбалетный болт от притаившегося на крыше гоблина. Честный полицейский арестовал мафиозного дона, получил благодарность от мэра города и зашёл в магазинчик купить букет цветов любимой девушке? Именно там его и расстреливают из автоматов киллеры на службе мафии. Храбрый космодесантник героически отстреливается из бластера от пиратов, произнося пафосную речь? На полуслове он мешком оседает на пол: ему испарило голову шальным энергетическим зарядом.

Важно, что этот троп требует принципиального отказа от всех привычных маркеров смерти в искусстве: назначенный в жертвы персонаж не должен внезапно начинать рассказывать о своей семье с демонстрацией её фотографии, ему не должно оставаться два дня до выхода на пенсию, не следует начинать рассказывать о его истории жизни и мотивации.

Зачем же автор так поступает? Одной из причин для отказа от сюжетной брони является сохранение интереса публики. В самом деле, далеко не каждый писатель или режиссёр может подать историю о бессмертном всепобеждающем протагонисте и его весёлых друзьях с хэппи-эндом и свадьбой в финале так хорошо, чтобы произведение продалось и имело художественную ценность. Так что автор начинает совершать неожиданные ходы, чтобы публика была заинтересована, чтобы волновалась, переживут ли персонажи очередной сюжетный поворот. Также возможность гибели каждого персонажа может быть использована и с другим смыслом: продемонстрировать некоторый реализм сеттинга, где смерть навсегда неизбежна для каждого героя и приходит неожиданно, вне зависимости от планов людей.

Где встречается

Литература

  • «Второй Апокалипсис» — в данном суровом тёмном фэнтези данное правило на полную катушку. А до конца второй тетралогии дожили лишь двое из тех, кто появились ещё в самой первой книге.
  • «Малазанская книга павших» С. Эриксона — в данной серии нет ярко выраженного протагониста, нелинейное повествование, поэтому в этой серии никто не застрахован от смерти.
  • «Московская сага» В. П. Аксёнова — гибель одного из главных героев, маршала Никиты Градова в самом конце войны в случайной стычке с фольксштурмом. Основана на реальной гибели генерала армии Ивана Даниловича Черняховского 18 февраля 1945 в Восточной Пруссии.
  • «Песнь Льда и Пламени» — а кто-то сомневался? Хотя, ещё в первом письме Мартина своему агенту указана и ось неубиваемых персонажей — Джон-Бран-Санса-Арья-Тирион-Дейнерис.
  • «Сага о ведьмаке» — пан Сапковский тоже использует такой принцип. Достаточно сказать, что из всей «дружины ведьмака», отправившейся спасать Цири, выжили только двое — сам ведьмак Геральт и его друг бард Лютик, на финальную битву просто не пошедший.
  • «Хроники Края» — для детской серии здешний мир вышел невероятным суровым, поэтому второстепенные персонажи мрут как мухи. Главные герои своей трилогии защищены от этого, но при этом они спокойно умирают в других трилогиях.
  • «Чёрный отряд» — Глен Кук начал убивать своих персонажей ещё задолго до Мартина и Сапковского.
  • «Чёрная эстафета» В. Васильева — педаль в пол: «чёрная эстафета» в том и состоит, что каждый из перевозчиков загадочного груза погибает, а новый вступает в игру после того, как находит объект. Не выживает даже «победитель эстафеты», доставивший груз заказчику.
  • «Чёрный рассвет» Сергея Москвина — из POV-ов первой половины книги до финала не доживает ни один, из POV-ов второй выживают двое. Плохо быть персонажем книги со словом «чёрный» в названии.
  • Многие и многие книги по Warhammer 40,000, троп нередко идёт в комплекте с несчастливым финалом. Сеттинг полон неубиваемых, превозмогающих и просто имбовых персонажей, у которых адамантиевая сюжетная броня по причине наличия их фигурок и подробной прописанности в кодексах и рулбуках настолки. А вот у всех остальных персонажей, многие из которых, как правило, придуманы и введены в конкретной повести, сюжетная броня отсутствует в принципе: пустить в расход могут даже крутых как варёные яйца космодесантников, иногда даже лордов любой фракции или демонов\демонпринцев, а про персонажей в виде простых людей и имперских гвардейцев и вовсе говорить нечего. Отдельные произведения могут утопить педаль в варп:
    • «Хельсрич» — многие именные персонажи просто грязно умирают посреди сражения, лишившись головы в бою с орками или разметав свои кишки по полю боя. Из целой роты Чёрных Храмовников, защищающих Хельсрич, выживают двое, хотя один из них главный герой. А некоторые, наоборот, весьма неожиданно остаются в живых.
    • «Мертвецы идут» — двое из троих POV-персонажей умирают, да и сам роман полон смертей и заканчивается тем, что Корпус Смерти Крига потерпел практически разгромное поражение и выводит остаток сил с планеты, которую теперь ждёт экстерминатус, а из населения планеты спастись удаётся считанным десяткам тысяч из девяти миллиардов. Судьба главгероя и вовсе продавливает педаль в пол по части личной трагедии..
    • Трилогия про темных эльдар («Путь отступника», «Путь сукуба», «Путь архонта») — из примерно двух десятков персонажей к концу третьей книги выжили лишь трое. И двоих из них постигает участь хуже смерти.

Кино

  • «Большой куш» — комедия криминальная, поэтому до финала ожидаемо доживают не все. Счёт открывает Фрэнки «Четыре пальца», кажущийся одним из ключевых персонажей: без лишних сантиментов получает пулю в голову от Бориса Юринова, потому что услышал его имя, которое не должен был слышать. Далее Бутон закалывает сам себя шашкой в результате автомобильной аварии, Борис убит Тони «Пулей в зубах», сам Тони случайно застрелен «Кузеном» Ави из собственного «Пустынного орла», Кирпич и множество его подручных пали от рук мстящих цыган. Статус Тайрона, раненного из пистолета Тони, неизвестен.
  • «Глубокое синее море» — смерть Рассела Франклина в момент, когда он произносит пафосную речь, должную сплотить попавших в смертельную ловушку людей. Быстро, неожиданно и кроваво.
  • «Криминальное чтиво» — на тормозах, но смерть Винсента Веги довольно неожиданна, ведь он как-никак один из главных героев фильма, а умирает в его середине (но по хронологическому порядку в начале конца).
  • «Лучшие в аду» — из трёх штурмовых групп вагнеров до конца фильма доживают только командир одной группы Полигон и наводчик авиаудара, которого нужно было довести на верхний этаж высотного здания. Прикрывающие их расчёты артиллерии, миномётов и АГС тоже могут получить ответные прилёты от вражеских подразделений контрбатарейной борьбы. Даже один из танков в самом начале боя выбивают вместе со всем экипажем.
  • «Охотники за разумом» — смерть Джей Ди Рестона, который позиционировался как лидер группы курсантов ФБР на острове-полигоне, куда их забросили для сдачи последнего экзамена. Погибает самым первым в группе (но не на острове, как выяснилось ближе к финалу).
  • «Подольские курсанты» — в реальной жизни из трёх с половиной тысяч курсантов офицерских училищ, которые встали на пути немецко-фашистских захватчиков, в тяжёлых боях погибло две с половиной тысячи человек, поэтому сюжетную броню здесь имеет разве что героический капитан Иван Старчак (командир разведывательно-диверсионного отряда, приданного в усиление курсантам), который остался живым и в реальной жизни. А остальные зачастую умирают вскоре после раскрытия характера (как прочитавший героический стих поэт), в том числе девушки-медсёстры, оказывающие первую помощь раненым прямо на поле боя. В финале погибают главные герои, на которых была основана романтическая линия фильма и любовный треугольник: сначала раненый Митя умирает на руках у Маши и друга Саши; затем Маша стрельбой из автомата через дота прикрывает Сашу и лейтенанта, которые стреляют из пушки по танкам, но получает тяжёлое ранение; в финале немцы забрасывают дот гранатами, но Саша успевает выстрелить прямо в ствол последнего вражеского танка.
  • «Приказано уничтожить» — неожиданная смерть подполковника Трэвиса в самом начале задания по освобождению заложников в захваченном террористами самолёте.
  • «Чужой» — на момент выхода фильма актёр Том Скеррит был куда известней, чем Сигурни Уивер. Тем не менее, его персонаж — капитан «Ностромо» Даллас погибает в середине картины (в театральной версии, в режиссёрской всё ещё страшней).

Телесериалы

  • «Гримм» — в двух последних сериях поголовье главных героев стремительно сокращается. Легче сказать, кто остался — сам Ник, а также Беда, но её главгад тоже убил, просто тут же показательно воскресил. Впрочем, в итоге оживили и всех остальных, на радость совсем обстрадавшегося зрителя.
  • «Спрут» — гибель главного героя, комиссара Каттани в конце четвёртого сезона[1]. Сериал после этого продолжался ещё шесть сезонов.

Аниме, манга и ранобэ

  • Fumetsu no Anata e — главный герой Фуси бессмертен, не может умереть и всякий раз восстанавливается после смерти. Но вот второстепенные персонажи, вне зависимости от их роли в сюжете, погибают часто, после чего Фуси обретает способность перевоплощаться в них. Именно это и делает мангу настолько непредсказуемой, и никто (кроме автора, естественно) не знает, кто из персонажей умрёт, а кто нет.
  • Shingeki no Kyojin — автор манги Исаяма вовсе не гнушается пускать в расход персонажей, даже тех, кто был с главными героями с самого начала.
  • Texhnolyze — является воплощением такого подхода куда в большей степени, чем предыдущий пример. В конце умерли вообще все.
  • Venus Senki — и исходное произведение, и его адаптация героев не щадят совершенно. В финале второй арки манги неожиданно погибает даже её главный герой.
  • «Волчий дождь» — аналогично. В OVA умерли все главные и второстепенные персонажи.
  • «Клинок, рассекающий демонов» — многие фанаты не зря называют авторшу «Убийцей любимых персонажей № 2» после Исаямы. В конце манги почти все Охотники Столпы умерли, как и множество второстепенных персонажей.

Видеоигры

  • Немного спорный случай с играми от Bioware: что в Dragon Age, что в Mass Effect умереть могут очень и очень многие, но зависит это только от игрока.
  • Battlefield 1 — здесь этому целиком посвящён пролог (в котором умирает буквально каждый персонаж, за которого мы играем). Да и в «Военных историях» зачастую мы видим смерть персонажей, которые по мнению игрока точно должны были дожить до конца.
  • Jagged Alliance 2 — поскольку все игровые персонажи, несмотря на глубокую проработку биографии, характера и озвучки — самые обычные «солдаты удачи», которые по игровым характеристикам не сильно превосходят солдат злой королевы Дейдраны, то во время боя любой из них может погибнуть от слишком меткой пули, шальной очереди или внезапной гранаты. A.I.M. даже открыло похоронное агентство, которое может сбросить с самолёта цветы по месту гибели павшего сотрудникам, и страховое агентство, которое вернёт остаток денег, заплаченных погибшему. Впрочем сэйвскамминг никто не отменял.
    • Многие персонажи первой части не перешли во вторую по самым разным причинам, в том числе из-за смерти в бою или от несчастного случая в мирной обстановке.
    • Часть сотрудников А.I.M. на начало игры по рандому будет уже нанята другими клиентами. Далее по ходу игры занятые наёмники будут возвращаться с заданий, свободные — уходить на задания… Однако в случайные моменты игры можно получить уведомление о закадровой гибели любого из работающих наёмников.
  • Heavy Rain — два игровых персонажа из четырех могут внезапно погибнуть еще до финала.

Визуальные новеллы

  • Nine Hours, Nine Persons, Nine Doors — от смерти не защищён никто: каждый из персонажей так или иначе прощается с жизнью в какой-либо концовке. Лишь в истинной концовке выживает большинство, кроме коллег Гентаро Хонго, которые умирают при любом исходе.

Примечания

  1. Правда, тогда сезонами это деление на номерные мини-сериалы ещё не называли.
Внешние ссылки
TV Tropes Anyone Can Die