Боевой монах

Материал из Викитропы
Перейти к: навигация, поиск
«
Я ж секретный монах,
Я же воин Господень,
Я был призван спасти
От погибели вас!
А теперь я лежу,
Я недееспособен.
Вы отняли мой крест
И мой иконостас!

»
— Михаил Елизаров, «Воин Господень»
Совершенно реальный боевой монах-ямабуси, Япония, конец XIX века

Как мы знаем, монахи — это религиозные аскеты. Монахи-пустынники усмиряют свою плоть в одиночестве, а монахи-киновиты[1] собираются с этой целью в специально изолированной от остального мира религиозной общине — монастыре. В любом случае, что во вконец дикой «пустыни», что в монастыре порядки достаточно суровые, так что каждый монах — немного крутой. Каждый пустынник — это по сути выживальщик с религиозным уклоном, ну а киновиты в своих монастырях живут по строгому уставу, регулярно изматывая свой организм длительными службами, тяжелыми послушаниями и постами. Так или иначе, хлюпики в монахах долго не живут — либо резко перестают быть хлюпиками.

А ещё значительную часть существования монашества как явления времена были неспокойные, так что желающих пограбить вроде бы беззащитных путника или общину тружеников было предостаточно. Поэтому монастыри быстро обрастали крепостными стенами и арсеналами, а многие отшельники могли неприятно удивить незадачливых налётчиков умением драться. Да и вообще, физический труд в монастыре зачастую ценен не сколько результатом, сколько тем, что отбивает у монаха разнообразные лишние и греховные мысли, мешающие ему на своем пути к спасению/просветлению — так что неудивительно, что в монастырях в те суровые времена активно практиковались тренировки по разномастному дрыгоножеству и рукомашеству — и грешные мысли отводит, и в жизни пригодится.

Кроме того, монастыри по мере роста влияния религии, которую исповедовали братья-киновиты, часто становились центрами церковной жизни, а монахи — работниками разрастающегося аппарата Церкви. А в глухих краях или в тёмные времена — и вовсе центрами цивилизации посреди сельской глуши, благо изучавшие разнообразные священные тексты монахи были в массе своей образованными людьми. Так что во время набегов разномастных налётчиков нередко стены монастыря становились последним рубежом обороны местных жителей, а его насельники — их последними защитниками. Что же до дел церковных, то каждая нормальная Церковь стремится к трём вещам: защите своей собственности и своих прихожан, распространении своего учения в земли иноверцев и борьбой со своими еретиками и отступниками. И монахи как самая многочисленная, организованная и дисциплинированная категория церковников, выполняли эти задачи, сражаясь на фронтах религиозных воин против язычников, иноверцев или представителей своей веры, с которыми что-то не поделило их начальство, причем занимались этим как изначально сугубо «гражданские» иноки, так и люди, пришедшие в киновий уже из воинских сословий. Причём воины часто шли в монахи по чисто объективным причинам: монашеская присяга, во-первых, нивелировала присягу вассальную, во-вторых, давала надёжную церковную «крышу» от мирских недоброжелателей, что в феодальном мире могло спасти жизнь.

Так или иначе, боевые монахи — частые гости средневекового, фэнтезийного или близкого к таковому сеттинга: от европейских храмовников до японских сохэев. В откровенно фантастическом сеттинге боевые монахи могут исполнять функцию охотников на нечисть или следопытов-дозорных, благо высшие силы им могут ещё и накинуть поддержки против их сверхъестественных врагов по нестареющему принципу «Религия — это магия», в таком случае боевые монахи могут одновременно являться паладинами или кем-то подобным. В более реалистичном варианте боевые монахи остаются обычными войсками Церкви, которые могут охранять церковную собственность, воевать с язычниками и еретиками или осуществлять иную силовую поддержку своего менее воинственного начальства. В таком варианте могут быть и злодеями-фанатиками, жгущими деревни мирных иноверцев и отправляющими на костёр невинных вольнодумцев по заказу попов-мракобесов. А если «фантастический» вариант вывернуть наизнанку и дать боевых монахов мраккультистам, то получим и вовсе антипаладинов! Также могут встречаться и боевые монахи-одиночки вроде японских отшельников ямабуси.

Паладин в Стандартном наборе классов почти всегда — именно сабж. Характерный дальневосточный (или вдохновленный Дальним Востоком) типаж — Кунг-фу монах.


Где встречаются[править]

Фольклор[править]

  • Легенды о Робине Гуде: отец Тук — именно что боевой монах.

Литература[править]

  • ПЛиО:
    • «Воробьи» — теократическая группировка в Королевской гавани, занимающаяся борьбой с разными «общечеловеческими» пороками, в том числе — в среде аристократии. Вообще, их глава, Воробейшество, — септон, то есть как бы священник культа Семерых, но ведёт себя именно как монах-аскет, а его подручные одеваются «по ГОСТу» архетипа. Да и вообще, в реале многие из монахов — священноиноки[2]. Впоследствии, умело вопользовавшись тупостью и недальновидностью Серсеи, сам Воробейшество преобразует свои банды воробьев в организованные отряды Честных Бедняков (боевые монахи vulgaris, в рясах и с дубинами и топорами) и Сынов Воина (уже натуральные церковные рыцари в доспехах и с боевым оружием).
    • Сложная субверсия с Ночным Дозором. Есть определённые черты монашества типа чёрных облачений, обета безбрачия, неучастия в политике. Альзо, в самом известном русском переводе дозорных зовут чернецами, а их жилища — кельями. Постоянные тренировки тоже в наличии. Но никакой философии «внутреннего баланса» нет и не предвидится: смысл в ней, когда по другую Сторону стены — или буйные варвары, или совершенно недоговороспособная нежить и её инфернальные повелители — зловещие ледяные эльфы Иные?
  • Сердце меча — сохэи[3] из «Синдэна» («Ками-но хицуги-но синдэнгун» — «Воинство Гроба Господня»). Монашеский орден с боевыми крейсерами и вооружёнными до зубов монахами-десантниками в экзоскелетах.
  • Трудно быть богом — армия Святого Ордена состоит из них, и именно они вторгаются в Арканар под шумок, устроенный серыми штурмовиками и ночными головорезами Ваги Колеса.
  • Сто полей — упоминаются и появляются в сюжете боевые монахи, но в бой ни разу не вступают, а присутствуют как Fleet in being.
  • Конгрегация — в целом тамошние инквизиторы далеко не монахи, что не мешает отдельным сотрудникам Конгрегации (в том числе и непосредственно участвующим в силовых операциях) иметь монашеский чин. К таким относятся, к примеру, кардинал Гвидо Сфорца (до второй книги — преподаватель рукопашного и ножевого боя в Академии Св. Макария), а также помощник главного героя Бруно Хоффмайер (участвующий вместе с Куртом Гессе в куче стычек — но принявший уже к середине цикла постриг).

Мультфильмы и мультсериалы[править]

  • «Первый отряд: Момент истины» (российско-японское поделие на тему «я у мамы Кота Хирано») — в качестве второстепенного персонажа есть боевой православный монах с шестом, в качестве главных отрицательных — лично фон Фельфен (почему-то названный «фон Вольфом» — при том, что имена аналогично возвращенных с того света советскими оккультистами пионеров-героев сохранены в историческом виде) с верными рыцарями-монахами Тевтонского Ордена, второй раз призванный на службу Германии уже энтузиастами ариософии из Аненэрбе.
  • Castlevania (Netflix) — у грешитского епископа целая орава таких на подхвате. Вооружены кинжалами, пиками и луками, служат епископу чем-то средним между личной гвардией и тайной полицией. Лажовые боевые монахи: Тревор легко положил отряд таких, а в боях с армией Дракулы они не участвовали. Один честный священник, умевший освящать воду и соль, оказался для города полезнее: с его помощью отряды городского ополчения освятили свое оружие и смогли противостоять атакующим город отрядам чудовищ.
    • Вдвойне забавно, что один из этих монахов появляется и во втором сезоне: его труп был использован Гектором как основа для боевого монстра… но Тревор убивает этого монаха ещё раз.

Аниме и манга[править]

  • Dorohedoro — монахи Дыры, занимающиеся истреблением зомби (в которых после смерти иногда превращаются жертвы магов).
  • Hellsing — все силы IX Крестового Похода, кроме Швейцарской Гвардии, укомплектованы вооруженными монахами разнообразных католических орденов.

Видеоигры[править]

  • Clive Barker's Undying — целый монастырь таких. Есть бойцы с посохами, стрелки с арбалетами и аббаты с чёрной магией. Давно и надёжно продались Кельтской Косе, поэтому противостоят герою.
  • Total War — в Shogun доступны сохэи, в Medieval — храмовники разнообразных католических орденов, ну а в Warhammer — ведьмы и палачи (не просто вояки, а служители эльфского бога войны) тёмных эльфов, священники и паладины Сигмара, отчасти — и Избранные Хаоса.

Настольные игры[править]

  • Dungeons & Dragons: класс монах, суть классический кунг-фу монах, а на боевых монахов европейского шаблона похожи классы паладин и клирик боевого билда.
  • Warhammer 40 000: полно таких. Как сами космодесантники со своими строгими порядками, обращениями «брат», послушаниями и характерными титулованиями «командор», «магистр», «капеллан» и «либрарий», так и Сёстры Битвы, служащие политвойсками Экклезиархии. Плюс куча организаций поменьше, например, имперские крестоносцы или церковное ополчение Фратерис Милиция.
    • На стороне Губительных Сил эталонными боевыми монахами можно считать космодесантников легиона Несущих Слово и их духовных наставников — Тёмных Апостолов.
  • Magic: the Gathering: у Белой масти есть такие. Например, человек-носорог!
  • Mage: The Ascension — Акашиты и У Лун — это классические кунг-фу монахи, а вот Небесный Хор (и его боевая ветвь, Тамплиеры) — именно сабж статьи в европейской версии

Реальная жизнь[править]

Францисканец из штурмовых отрядов венгерских «скрещённых стрел» готовится отражать атаки советских войск.
  • Япония — редкая для Дальнего Востока аверсия традиционных для региона кунг-фу монахов и вообще образа восточных монахов как крутых пацифистов, которые самостоятельно в конфликт не лезут. Преувеличивать воинственность тамошних сохэев из буддистских монастырей и синтоистских отшельников-ямабуси бессмысленно: они настолько активно участвовали в междоусобицах вплоть до конца периода Сэнгоку (XV — начало XVII вв.), что оставили громадный след в истории — вплоть до существования «монашеских княжеств», провинций, управляемых не самураями, а лидерами буддистских общин. Кстати, заодно монахи резались и друг с другом. В последнем случае споры шли не о путях к просветлению и прочих божественных вопросах, а о вполне мирских делах — делили земли, влияние, доходы от монастырей[4]. Кроме того, в монахи часто уходили самураи: или потерявшие господина, но не желавшие ни делать харакири, ни становиться ронином, либо несогласные со своим господином (уход в монастырь был способом разорвать клятву верности, не теряя лица и не становясь предателем). Изрядная часть таких самураев потом оказывалась в рядах сохэев.
  • Александр Пересвет и Андрей Ослябя, иноки Троице-Сергиева монастыря и участники Куликовской битвы. Так как происходили из бояр (в Древней Руси это были не «толстяки на мешках с золотом», а воины с младых ногтей, по одной из версий само название их сословия происходит от слова «бой»), в порядке редкого исключения были благословлены игуменом Сергием защищать Русь с оружием в руках.
  • Духовно-рыцарские ордена — на тормозах. Дело в том, что помимо собственно боевых монахов, составлявших ядро ордена, у орденов на подхвате были и вполне светские рыцари, принявшие лишь часть обетов ордена, называемые «полубратьями», и толпы обычных солдат, никаких обетов не приносивших. Впрочем, некоторые ордена (такие, например, как орден Святого Антония в Эфиопии — один из немногих орденов православного христианства[5]) от монастырей отличались мало.
  • Многие монахи Францисканского ордена сражались в рядах фашистских военизированных формирований в Венгрии и Хорватии во Вторую Мировую.

См. также[править]

Примечания[править]

  1. Баркеровские cenobites, переведённые отечественными толмачами как «сенобиты», на деле принадлежат именно к этой братии — бо сами себя неоднократно называют именно монахами, да и занимаются именно получением мистического опыта через умерщвление плоти.
  2. Если Мартин достаточно прошарен в истории, Воробьи могут быть отсылкой к православным активистам общине парабаланов в Византии IV—V столетий, занимавшейся помощью больным и увечным, а также погромами. Попадание в образ довольно точное, ведь Воробейшество завоёвывает популярность в народе, именно апеллируя к борьбе за простой люд.
  3. Что любопытно, слово переводится с японского примерно как «священник-солдат».
  4. В этом, кстати, характерное отличие от духовно-рыцарских орденов в Европе: японские сохэи даже не притворялись, что воюют за истинную веру, а открыто признавали, что убивают врагов не потому, что те «мерзки Будде», а потому что такова политика.
  5. Эфиопская церковь считается православной, хотя и сохраняет множество норм ещё Ветхого Завета. В частности, там существует запрет на свинину, практикуется обрезание (к сожалению, часто и женское), и т. п.