Серо-серый конфликт

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
ЦТ.png На это произведение есть набор цитат
« Люди любят, когда всё просто. Черное и белое, добро и зло. Чтобы они могли сделать выбор и сказать себе, что они правы. Но, как любит говорить его преосвященство, настоящий мир состоит из оттенков серого. Правда — вещь сложная, полная противоречивых чувств, неясных исходов и сомнительных ставок. Правда... это всего лишь то, что нам рекламируют. »
— Виктарина дан Тойфель, цикл «Земной круг», книга «Проблема с миром»

Чёрно-белый конфликт — это когда сражаются друг с другом Добро и Зло, оба понятия с Большой Буквы.

Чёрно-серый конфликт — воплощённое Добро в сражении со Злом не участвует, поэтому отдуваться за него приходится разным менее чистоплотным деятелям, но борются они с таким Злом, по сравнению с которым даже самый прескверный из них не зло, а так, злишко.

А серо-серый конфликт — это когда ни одну из противоборствующих сторон нельзя назвать ни Добром, ни Злом, да и вообще в этом конфликте нет четкого морального компаса. Борются полководцы за кусок земли, политики за власть, бизнесмены за прибыль, причем обе стороны — обычные люди или похожие на них существа.

Что это даёт? В первую очередь такой конфликт гораздо более приближённый к действительности, ведь жизнь состоит главным образом именно из них. Нет в реальной жизни воплощенных ангелов и осязаемых рогатых демонов. На обеих сторонах люди, обременённые недостатками. Или эльфы. Или орки

Во-вторых, если обе стороны интересны по-своему, такой сюжет непредсказуем и привлекает внимание. Развязка черно-белого конфликта предусмотрена законами жанра — Добро победит, а черно-черный может быть просто слишком скучен и тошнотворен. Если одна из сторон конфликта немного светлее, то, скорее всего, симпатии аудитории склонятся на её сторону, но автор в этом случае не будет связан законом жанра о торжестве добродетели, и ничто не помешает ему устраивать светло-серым страшные поражения (чем прославился, например, недетский писатель Мартин).

Кроме того, в рамках такой морали светлые чувства не вызывают передозировки и выглядят гораздо органичнее. Любовь, дружба, самопожертвование здесь не изменяют мир, но дают силы ежедневно и ежеминутно переносить всю его грязь.

Примеры

Литература

Русскоязычная

  • Обычно таковы конфликты в психоделично-философских произведениях Виктора Пелевина.
  • «Двенадцать стульев» — все основные участники гонки за стульями суть авантюристы различной степени харизматичности, пытающиеся ловить рыбку в мутной нэповской водичке. Все они друг друга стоят, и никто из них однозначным Добром не является.
  • «Мастер и Маргарита» М. Булгакова — собственно, Мастер и его возлюбленная — далеко не ангелы во плоти, а изрядные декаденты. Советские чиновники, поэты Массолита, милиционеры и другие жертвы компашки Воланда — козлы, но не злодеи. Воланд — умеренно добрый, договороспособный дьявол, его подручные — трикстеры, плюс кающиеся грешники (потемнее вампирша Гелла и демон войны Азазелло, но в кадре они убили только достаточно нехорошего человека в лице сексота гэбни барона фон Майгеля). Вместо Иисуса Христа в линии прошлого — смертный проповедник-пацифист Иешуа, Понтий Пилат показан человечным[1] и гладит собаку в прямом смысле.
    • По мнению некоторых, в «Собачьем сердце» конфликт тоже серо-серый — автор подколол не только красных, но и белых, выведя Шарикова «жлобом», а Преображенского «снобом».
  • «Обломов» И. А. Гончарова — Обломов vs Штольц. Оба с недостатками, но не злодеи же.
  • «Последний кольценосец» К. Еськова — один из примеров перевода чёрно-белого конфликта в оттенки серого. Нет гномов и орков — есть люди. «Властелин Колец» — история, написанная победителями, а на самом деле всё было совсем не так: «чёрная» сторона — техногенная цивилизация, разрушенная магическими варварами. Это похоже на перекраску чёрного в белое, однако белых и пушистых там нет: все серенькие, только кто-то больше, кто-то меньше.
    • Однако среди фанатов Еськова как «анти-Профессора» (хотя тот лишь хотел рассмотреть Средиземье с научной точки зрения, как Э. Юдковский — Поттериану[2]) распространено мнение о конфликте как чёрно-белом, токмо в негативе.
  • Тарас Бульба Н. В. Гоголя — эталонный пример из классики. Действия разворачиваются во времена восстания казаков против польских захватчиков в начале XVII века. Протагонист истории, казак Тарас Бульба, вместе со своими сыновьями отправляются в Сечь для освобождения своей родной земли. Однако по ходу сюжета у него раскрываются негативные стороны. Так в начале повести мы узнаём, что Тарас ужасно обращается со своей женой, а оказавшись в лагере казаков он приказал товарищам избить евреев, что говорит о его антисемитизме. Во время войны Тарас с его товарищами успели совершить немало военных преступлений вроде вырезания мирного польского населения, и по характеру он жить не может без войны. Всё это делает Тараса наглядным примером антигероя. С другой стороны влюбленный в полячку Андрий, сын Тараса, увидев в городе в осаждённом польском городе умирающих от голода мирных граждан, предаёт казачество и в конце концов позорно погибает от выстрела своего отца. Добавьте к этому изменившуюся мораль, и мы получим произведение, вокруг которого читатели до сих пор спорят кто всё же прав в этом конфликте.

На других языках

  • Многие из книг Н. Стивенсона, пишущего в жанрах научной фантастики и киберпанка. Конфликты строятся вокруг интеллектуального противостояния и борьбы нормальных людей с не особенно нравственными и не законопослушными. Например, мультяшно-трэшовая[3] «Лавина», философский «Анафем», нердовские «Криптономикон» и «Ртуть». Убийств везде мало, в основном, закадровые. Хотя, есть и исключения.
  • «Американские боги» Н. Геймана — старые боги и существа психологически по сути люди, будь то циничный Вотан, гомогей Ифрит, буйный пьяница Лепрекон или Чернобог, играющий в шашки на чужую жизнь. А идолы современности (Медиа, Интернет) — не демоны, просто их любят люди. И ты, читатель, тоже подпитываешь того мальчика в лимузине, kek.
  • «Грозовой перевал» Э. Бронте — не просто любовный роман, а довольно мрачная драма, построенная вокруг мазохистского танго Хитклиффа и Кэтрин. Можно было назвать белыми Изабеллу и Эдгара, но в духе байронической морали, присущей произведению, они предстают скорее олицетворением косности и скуки, так что Добро собой не представляют.
  • «Карлсон, который живёт на крыше, опять прилетел» А. Линдрен — Карлсон, эгоистичный и беспринципный наглец, иногда откровенно эксплуатирующий Малыша, курощает и низводит домомучительницу фрёкен Бок, у которой дети становятся как шёлковые (и жалко этих детей, которые у неё стали как шёлковые). Тем не менее, понятно, на чьей стороне будет Малыш. В советской мульт-экранизации это сильно смягчено: Карлсон не предстаёт таким злостным наглецом, да и на неприятности ситуации с фрёкен Бок меньший акцент.
  • «Проклятые короли» — по сути дела, ни одного персонажа книг нельзя назвать однозначным героем и однозначным злодеем, начиная от королей и заканчивая простой солдатнёй. Своя правда была у тамплиеров, свои цели преследовал разделавшийся с ними Филипп Красивый, также как свергнувший Эдуарда II Мортимер, да и самого английского короля при более близком знакомстве ну никак нельзя назвать чудовищным негодяем, что бы ни говорила о нём знать. В сущности, весь цикл — эталон тропа, ведь практически все герои — реальные исторические личности, за всю свою жизнь натворившие немало доброго и злого и перенесённые на страницы именно в таком, первозданном виде. И Дюма с его злобным, копающим под короля при любом удобном случае Ришелье, тут и рядом не стоял.
  • «Сага о ведьмаке» — нет ни настоящего добра, ни настоящего зла, у каждого своя правда. Даже монстры, которые едят человечину, на поверку оказываются неразумными животными, пришельцами из иных миров или деградировавшей нежитью, для которой концепция ценности чужой жизни непонятна в принципе. Маньяки, слетевшие с катушек, и безумцы, убивающие ради прихоти, бывают и среди людей, и среди нелюдей. Геральт сам категорически отказывается убивать разумных существ, если они не лезут на рожон. К примеру, он не участвует в охоте на золотого дракона, которого окружающие уже видят разобранным на органы. Разрешает дело миром, когда его нанимают убить суккуба, предпочитает расколдовывать, а не убивать тех, кто стал чудовищем под действием чар. Сам Геральт неоднократно говорит, что некоторые нелюди человечнее людей.
  • «Сломанный меч» Пола Андерсона — тёмное фэнтези как есть. Эльфы намного ближе к своим фольклорным аналогам, чем к стандартному фэнтезийному образу (на момент написания книги ещё не устоявшемуся), и отличаются от своих заклятых врагов троллей разве что красотой и более высоким уровнем материальной культуры, но ни те, ни другие не полные чудовища — скорее обычные жители эпохи, когда жечь чужие поселения и захватывать рабов можно было без лицемерного «они плохие и заслужили, а мы хорошие и имеем право». Работает и с отдельными персонажами: понять можно и Скафлока, отчаянно желающего победить в войне, и Вальгарда, пережившего острый экзистенциальный кризис и намеренного изменить свою судьбу, и ведьму, душу которой выжгла жажда мести за убитых сыновей, и Имрика с Илредом, на которых лежит бремя лидеров…

Музыка

  • «ДДТ», «Правда на правду» — все пули были здесь равны, все мысли — верны.
  • Кошка Сашка (Александра Павлова) — «Враг». С одной стороны, «ты погибнешь, когда пожалеешь врага». С другой — «И вместо молитв к небесам посылаешь последний патрон — на память о том, кто был честен и смел, но назвался врагом».

Кино

  • Т. н. молодёжные комедии, построенные вокруг темы секса, а также алкоголя, разборок «альф и омег», конфликтов на почве учёбы.
  • «Бегущий по лезвию» — протагонист Декард и антагонист Рой Батти по-настоящему стоят друг друга. Рой Батти вызывает даже большее сочувствие, особенно в своей последней сцене.
  • «Хулиганы с Зелёной улицы» — повествование о буднях футбольных фанатов. В отличие от жанра «Карты, деньги, два ствола», тут не убивают, только морды крошат, потому серо-серое.

Телесериалы

  • «Чёрные паруса» — Карибы, золотой век пиратства, ром, море, пальмы и солнце. И абсолютно серая мораль: если подумать, то все правы по-своему.
  • «Во все тяжкие» — герой-наркохимик ступил на скользкую дорожку исключительно ради того, чтоб обеспечить семью, а ловящий его коп не чурается избиений и запугивания. На моральную чистоту или же полное падение претендует лишь пара персонажей (Уолт Младший/Туко), но те не оказывают существенного влияния на сюжет.
  • «Мир Дикого Запада» — конфликт в основном социальный и строится вокруг проблемы философского зомби.
  • «Плохие» (Misfits) — молодёжь со сверхспособностями остаётся молодёжью со своими характерными проблемами — кто агрессивный, кто замкнутый, кто козлит и пр.
  • «Граница: таёжный роман» — протагонист-таки отбил чужую жену, а его возлюбленная Марина, соответственно, изменяет мужу. Есть ещё лейтенант-алкоголик, проигрывающийся вдрызг в карты, Офелия советского разлива и её дубовый мужлан-супруг, солдаты и офицеры с разными характерами. Однозначно злые тут разве что беглые зеки. Лицом сериала является антизлодей капитан Голощёкин (блистательно сыгран А. Гуськовым), муж Марины. Есть даже мнение, что он-де на самом деле прав (хотя с местью перегибал, конечно, — запер Ивана в горящей избе и освободил под честное слово жены расстаться с любовником; нарушили клятву сразу же). Чтобы добавить капитану черноты, его под конец сделали контрабандистом и пособником китайцев (действие сериала происходит во время обострения советско-китайских отношений).

Мультфильмы

  • «Бивис и Баттхед» — за главных героев здесь неформалы-раздолбаи-пошляки. Учителя — унылый хиппи-моралист и физрук-солдафон. Остальные герои тоже со своими недостатками и нелепостями.
  • «Джуманджи», 1 эп. 2 сезона «Красный и чёрный» («The Red and the Black») — две колонии муравьёв сражаются за Бахут, непонятную макгаффинскую хрень в виде грязного шара. Разгадка загадки данного эпизода подсвечивает, что у конфликта нет правой стороны — разгадка засчитывается (и Питер и Джуди возвращаются из Джуманджи) после того, как Питер забросил Бахут в реку. (Мораль эпизода в том, что как раз перед очередным туром игры Питер и Джуди поцапались из-за последней печеньки.)
  • «Ведьмак: Кошмар волка» — неудачный пример тропа. Создатели попытались изобразить подобный конфликт к духе оригинальной книжной серии, а по итогу вышел коричнево-коричневый. Ибо сопереживать не хочется ни козлу Вессимиру и ведьмакам, которые сами и создают новых чудовищ, ни Тетре с её мэри сьюшностью и неадекватной неприязнью ко всем ведьмакам из-за того, что один из них убил ее мать.

Комиксы

  • «Хранители» Алана Мура. Деконструкция идеи супергеройства, так что усё ясно. Хранители — вигиланты различной степени «серости»: однозначно положительные, но не лишённые недостатков Ночная Сова и Шёлковый призрак, антизлодей Озимандия, готовый «убить миллионы, чтобы спасти миллиарды», мрачный, нелюдимый и бескомпромиссный храмовник Роршах и медленно теряющий связь с человечеством Доктор Манхэттэн. Наиболее злым из них выглядит Комедиант — садист-нигилист и военный преступник, но и он не лишён светлых черт.

Веб-комиксы

  • «Унесённые взрывом» — все представители основных фракции комикса показаны автором плюс-минус одинаково: не героями, но и не однозначными злодеями. Просто уставшими от долгой и бессмысленной войны солдатами, которые воюют друг с другом исключительно из въевшейся в самую подкорку привычки, но при этом страстно желающими вырваться их Города и этого вечного кошмара.

Аниме и манга

  • Практически любая манга творческого объединения CLAMP и её экранизации — X/1999, Cardcaptor Sakura, Kobato…
  • Black Lagoon — город Роанапур вырос на контрабанде, наркотиках, убийствах, работорговле и прочих прелестях изнанки современного мира. И всё же не всякий его житель является кровожадным маньяком. Не мы плохие — жизнь такая.
  • Code Geass — троп заявлен, но не реализован. Формально повстанцы Лелуша-Зеро — экстремисты и террористы, а их лидер — циник и манипулятор, который для достижения цели не побрезгует ничем. На практике все неприглядные решения Лелуша идут по разряду «иначе было ну никак нельзя» или «я не хотел, само так вышло», да и никакой макиавеллианской установки «победа ЛЮБОЙ ценой» у него на самом деле нет. А противостоят ему и его повстанцам кондовая Империя Зла (в рядах которой, справедливости ради, попадаются достойные люди — но особой погоды не делают), по-настоящему террористические экстремисты из конкурирующих группировок, наглухо коррумпированные придворные евнухи и просто маньяки в диапазоне от «отморозок-одиночка с бензопилой» до «отморозок с личной армией и ядерными бомбами, которыми он хочет занюкать всю планету, ибо таков его Гениальный План». Так что на деле мораль тут серо-черная.
  • Gantz — с одной стороны гантзеры, люди, которых после смерти послали на фронт борьбы с инопланетянами, представлены совсем уж разношёрстной компанией, начиная с благородных героев и добрых и душевных старичков и заканчивая отборной гопотой и просто чокнутыми психопатами. Но с другой стороны стоят инопланетяне, угрожающие миру и нещадно убивающие гантзеров. Причём некоторые из инопланетян жили бы и никого не трогали, если бы не оказались целью тоже довольно «серого» по морали чёрного шара Гантза.
  • Koe no Katachi — уникальный пример, когда персонажи несколько раз меняются сторонами. Сперва Сёя Исида с дружками при явной поддержке подруги Наоки Уэно и молчаливой поддержке одноклассников (в том числе Мики Каваи) и равнодушии учителя (и наивности учительницы музыки Киты — включила девочку в классный хор на состязания, что обеспечило поражение класса и нелюбовь к Сёко) изводил глухонемую Сёко Нисимию — потом, когда все вскрылось, все выставили козлом отпущения одного Исиду, а дружки Симада и Хиросэ еще и позаботились, чтобы он и в новой школе стал изгоем. В итоге Исида оказался раздавлен чувством вины и пытался лишь хоть как-то объясниться и извиниться перед Сёко, и былые одноклассники вроде бы снова стали с ним водиться. А потом Кавай решила потребовать от Исиды публично покаяться перед Нисимией, и Уэно резко высказывает им, какие все собравшиеся лицемеры, раз требуют покаяния от одного Исиды. Сама Уэно открыто ненавидит Нисимию, но лишь потому, что якобы из-за нее Исида стал изгоем и их отношения пошли под откос и Нисимия манипулирует Исидой и другими с помощью своей нарочитой беспомощности. И сама Нисимия не ангел — она с детства переживает, что всем доставляет только одни хлопоты, и от самоубийства ее спасает только самопожертвование Исиды. Ее младшая сестра Юдзуру ненавидела Исиду, но лишь за его прошлое — узнав получше, сама стала защищать его от их матери Яэко. Кстати, и оказалась-то социально неадаптированная Нисимия в обычной школе из-за непомерных амбиций ее матери «мой ребенок нормальный и потому должен учиться вместе с обычными людьми без всяких поблажек». В финале самопожертвование Исиды наконец наталкивает его друзей-недрузей на правильный путь — Каваи, пройдя сама через всеобщее отвержение, начала избавляться от двуличия, Уэно более-менее примирилась с Сёко. Однозначным козлом остается разве что учитель Такэути — не мешал травле Сёко, сочувствовал травле решившего рассказать об этом Исиды, а спустя годы в лицо заявил, что пережитые им страдания сделали из него человека.
  • Made in Abyss — противостояние деревни Илблу и Фапуты. Когда-то давным-давно на шестой уровень Бездны пришли Гандзя — изгнанники из разных стран внешнего мира, ищущие Золотой Город. Почти сразу они столкнулись с нехваткой питьевой воды. Из трёх источников, указанных Единицами вмешательства (древними таинственными роботами, которых Гандзя пленили), два оказались недоступны из-за монстров, а третий… третий казался нормальным, но вместо настоящей воды там оказалась «псевдовода» — что-то вроде жидкого монстра, мучительно убивающего своих жертв. Пытаясь спастись, они воспользовались артефактом «Колыбель желаний», а поскольку взять Колыбель и не умереть мог только ребёнок, его вручили юной туземке-проводнице Ирумиюи. Девочка, к которой так привязалась Вуэко (одна из трёх Мудрецов Гандзя), была бесплодна и мечтала стать матерью. Её желание исполнилось самым жутким образом: она превратилась в живой инкубатор, и её быстро умирающие дети-зверьки стали целительной пищей для отряда Гандзя. А затем, уже после повторного использования артефакта, Ирумиюи продолжила расти и в итоге стала исполинским сооружением, а весь отряд — живущими внутри «пустышками». Вуэко была недовольна таким исходом и хотела умереть, но лидер отряда Вадзукян заточил её в Догуупу — бывшей голове Ирумиюи, а теперь тёмном подземелье под деревней, где теснятся души умерших и нерождённых зверьков. Когда воспользовались третьим экземпляром артефакта, на основе желаний то ли Вуэко (расстроенной страданиями своей приёмной дочери), то ли самой Ирумиюи (желающей наконец родить долгоживущую дочь), родилась «бессмертная принцесса» Фапута, которая с самого рождения поклялась отомстить деревне Илблу за то, что её жители существуют за счёт её матери.
  • Naruto — Акацуки, в сущности, просто хотели установить мир во всём мире, хотя и весьма специфическими методами. С другой стороны, Скрытые Деревни вечно грызутся между собой даже во время Четвёртой мировой. На роль полностью отрицательных злодеев долгое время претендовал один только Тоби, но и он в итоге оказался просто радетелем за мир во всём мире, которого этот мир обидел не на шутку.
  • «Легенда о героях Галактики» — и Союз Свободных Планет, и Рейх преследуют свои политические цели. На абсолютное зло могут претендовать разве что культисты с Земли, но они скорее оттеняют собой происходящее.

Настольные игры

  • Magic: the Gathering — в одной из аннотаций к игре так и написано: тут никто не добро и не зло. К тому же, возможность игры за каждую из пяти мастей очень располагает к осознанию их конфликта как серо-серого (и это для вселенной, где всё построено на цвете, kek).

Видеоигры

Стратегии

  • Command & Conquer: Red Alert 3 — первая игра в серии, где Союзники не показаны белыми и пушистыми. Частично объясняется тем, что президент США Аккерман — робот Империи Восходящего Солнца. Впрочем, в аддоне Uprising и без Аккермана Союзники выглядят довольно неприглядно.
  • Heroes of Might & Magic IV — герои, козлы и чудовища есть у всех замков. Тем более, демонов, максимально подходящих на роль чернющей силы, слили с Некрополисом. Все кампании, кроме некромантской (серо-чёрной), по сути, изображают противостояние внутри фракции между более и менее симпатичными персонажами. Пиратская кампания балансирует между серо-серым и чёрно-чёрным конфликтом.
    • Дополнение «Winds of War»: геополитический конфликт фракций без выраженного добра и зла. Причём герои пяти рас завоёвывают королевство Жизни, а оно на поверку оказалось не совсем добрым.
  • «Демиурги» — две добрые расы, две злые, но борются по сути «геополитически». У виталов и кинетов в арсенале полно монстров, хаоты и синтеты не выглядят какими-то подонками.

Экшен-игры

  • Assassin’s Creed — начиная с третьей части, происходит трансформация из чёрно-белого конфликта в противостояние серых по морали сторон. Если до этого ассасины представляли из себя защитников демократии, а тамплиеры — классических душителей свободы, то после приключений Коннора Кенуэя ассасины зачастую показаны как недальновидные идеалисты, своими действиями подрывающие стабильность в обществе, тамплиеры же всё больше становятся расчётливыми гарантами этой самой стабильности. Да и вообще, всё чаще после третьей части показывается немало относительно положительных персонажей среди тамплиеров и относительно отрицательных среди ассасинов.
  • Call of Duty: Modern Warfare (2019) — на этапе разработки авторы клятвенно уверяли, что будет вам серая мораль и своя правда у каждой стороны конфликта. Итог известен всем — получилось с точностью до наоборот: герои в худшем случае не спасают всех там, где спасти всех просто невозможно, между дружественными США борцунами за свободу и недружественным террористами проведена жирная разграничительная черта, а степень демонизации злобно-злых русских просто беспрецедентная, аж до карикатурности.
  • Deus Ex: Invisible War — любую из фракций трудно назвать белой и пушистой. Правда, Омары выглядят уже совсем тёмно-серыми, почти чёрными. Впрочем для игрока, выбравшего Омаров, они выглядят светло-серыми, а почти чёрными выглядят Тамплиеры, напрочь отвергающие аугментации.
  • Dishonored — протагонистом является ассассин с трудным прошлым. Его враги — полицейские, церковники, представители богемы, бандиты. Однако общество в целом серое: Корво борется против заговорщиков, а не «злого государства» как такового (в конце концов, он сам по сути (бывший) спецслужбист). Оппозиция оказывается преследующей сугубо свои цели. Чужой (Изгой) довольно мрачен и циничен, но скорее хтоничный[4] трикстер, чем злобный демон. Учёные искренне стремятся к познанию, но при том не прочь поучаствовать в политике. Люди эксплуатируют природу, но и природа не ванильно-хипповская — те же «растительные» ведьмы проводят действительно гнусные ритуалы. Но на чёрно-чёрный вариант мир не катит, всё-таки здесь есть место верности, дружбе, любви. Серо-серость вселенной «Обесчещенного» подчёркивается тем, что Корво может пройти игру тремя способами — мирным, удовлетворительным и совсем безысходным.
  • Final Fantasy VIII — такова позиция Скволла Леонхарта. По крайней мере, поначалу — до тех пор, пока он не столкнётся с Ультимецией.
    • Final Fantasy XII — здесь такая мораль едва ли не центральная тема.
  • Prince of Persia: Warrior Within — с одной стороны, Императрица Времени просто боролась за свою жизнь, с другой — и сам Принц уже далеко не белый и пушистый. И тоже жить хочет. В секретной концовке можно спасти обоих.
  • S.T.A.L.K.E.R. — противостояние анархистов «Свободы» и сторонников порядка из «Долга». Любопытно, что серия в целом «серела» с продолжениями — если в «Тенях Чернобыля» больше половины группировок были априори враждебны игроку, то в «Зове Припяти» даже некоторые члены «Монолита» оказываются вполне дружелюбными людьми.
  • «Пенумбра» — исследователи со станции Мануик довольно мутные типы, ведь в своей тяге к тайным знаниям они подозрительно напоминают иллюминатов. Но инопланетянин Туурнгайт, которого они отыскали тоже не такой уж белый и пушистый, каким выставляет себя — вот зачем было нападать на исследователей, которые всего лишь изучали его гробницу?

Ролевые игры

  • Dragon Age II — классика: и у магов, и у храмовников своя правда, и никого нельзя назвать правым.
  • Gothic — противостояние лагерей в первой части, противостояние городской стражи и наёмников во второй, противостояние различных фракций в третьей. Среди каждой фракции есть и хорошие парни, и полные отморозки, и серые ребята разных оттенков. В целом каждая фракция не представляет собой ни добро, ни зло, а просто имеет собственные интересы.
  • Might and Magic VIII: Day of the Destroyer — чтобы остановить разрушение мира, было принято решение заключить союз между четырьмя фракциями, вернее, с двумя из них. С одной стороны есть клирики и некроманты. Первые довольно мутные типы — церковь давно погрязла в пороках, а жрецы предаются различным утехам и чревоугодию. А некроманты и того хуже — они создают нежить и вообще неприятные личности. Плюс, ими командует небезызвестный лич Сандро, мечтающий о мировом господстве. Но всё же джадамские некроманты не такие засранцы, как другие. Вторая сторона — это рыцари и драконы. Первые — отважные и смелые ребята, которые борются с чудовищами и защищают невинных. Но вместе с тем они занимаются откровенным геноцидом драконьего племени, похищают их яйца и детёнышей. Драконы, пожалуй, самые светлые из четырёх фракций — да, они убивают рыцарей, но делают это исключительно в порядке самозащиты. Кроме того, король драконов строго-настрого запретил своим подданным нападать на искателей приключений (если только те не сунут нос куда не следует) и мирных путешественников.
    • Ну и, конечно же, Эскатон-Разрушитель тоже является серым. Да, он послан, чтобы уничтожить этот мир. Но, во-первых, он просто так запрограммирован и практически не способен поступить иначе; а, во-вторых, он не знает, что проблема с криганцами улажена, и в уничтожении мира нет никакой необходимости.
    • Между тем, минотавры, тролли и тёмные эльфы однозначно хорошие.
  • Mount & Blade — сражаются срисованные с земных государства, выписанные реалистично. Играть можно за кого угодно.
  • Pillars of Eternity II: Deadfire — все основные фракции архипелага Мёртвого Огня.
    • Уана — коренные жители архипелага и его законные владельцы. Но у них совершенно уродская кастовая система, а магия заклинателей воды основана на многолетней лжи.
    • Королевская компания Архипелага — беспринципные колонизаторы, не гнушающиеся убийств в достижении своей цели, но могут навести порядок на Архипелаге.
    • Вайлианская Торговая Компания — колонизаторы не гнушающиеся сомнительных сделок и работорговли, но при этом они всецело двигают науку и прогресс.
    • Принчипи сен Патрена — если их нынешний лидер Фурранте это классический пират, то есть вор, грабитель и убийца, то пиратка Эйдис, которая метит на его место вовсе не прожженная негодяйка, потому что не приемлет рабство.
  • Star Wars: Knights of the Old Republic — до определенного момента таким можно считать конфликт между джедаями, ушедшими на войну с мандалорцами и теми, кто решил остаться верным Ордену. Одни искренне пытались помочь, не желая безучастно наблюдать, как гибнут миллионы, другие предвидели, что закончится это куда как более худшими последствиями. В итоге первые или погибли или перешли на Темную Сторону вместе с Малаком и Реваном, а вторые понесли огромные потери в развернувшейся гражданской войне джедаев и уже не могли обеспечивать мир и порядок в галактике. Во второй части игры простой люд уже просто не видел между ними разницы вообще, укоряя джедаев в своих бедах и страданиях.
  • The Elder Scrolls V: Skyrim — гражданская война в Скайриме. Империя, позорно проиграв в войне Альдмерскому Доминиону, вынуждена подписать мирный договор на условиях врага, что привело к появлению в Скайриме повстанческого движения Братьев Бури. Однако сами Братья Бури являются националистами, стремящиеся не только к независимости Скайрима от Империи, но и изгнанию всех чужаков с родных земель. Лидер движения Ульфрик Буревестник успел совершить кучу военных преступлений по отношению к коренному населению Предела. Кроме того, Альдмерский Доминион видит в Ульфрике потенциального «агента» для создания плохих условий для Империи, что облегчит процесс завоевания. Сама же Империя хочет сохранить Скайрим в своём составе чтобы впоследствии дать реванш Альдмерскому Доминиону.
  • «Ведьмак» — и у Ордена, и Белок есть благородные намерения, однако в средствах их достижения они совершенно не стесняются. Конечно, можно до конца держать нейтралитет, но тогда в финале Геральт будет неизбежно огребать от обеих фракций, а то и убьёт кого-нибудь из старых знакомых.
    • Вторая часть по факту — про «большую политику» и «игры престолов» в Северных Королевствах. Даже с Главным Гадом можно поговорить и убивать не обязательно.
    • В третьей части «большая политика» несколько отходит на второй план, хотя «поиграть в престолы» всё же желательно (всё же варианты с игнором выглядят более мрачно). С ГлавГадом получилось не вполне удачно — из-за нехватки времени его банально не смогли «прописать», как были недвусмысленные намёки на благонамеренный экстремизм.
  • Vampyr — В Пембрукской больнице весь персонал за двумя исключениями (один гордец и крайне неэтичный учёный, а второй на самом деле ни в чем не замешан) участвует в чем-то неэтичном, а то и не законном (ограбление трупов, потребление наркотиков, взяточничество), но это действительно самоотверженные люди, в страшное время делающие все, чтобы спасать жизни, и без них все было бы гораздо хуже.
  • «Проклятые земли» — персонажи варьируются от хороших, но не безгрешных, ребят до откровенных козлов и выродков. Но шаблонных паладинов Света и кровавых злодеев тут нет, у каждого разумного существа есть своя мотивация: выгода для племени или государства, личное благосостояние, месть, ревность, амбиции. Высших сил тоже нет, только стихия астрала. Из неё, конечно, лезут демоны, но они не имеют плана действий, являясь просто монстрами.

Примечания

  1. Впрочем, он и по Библии не зверь какой, а «нейтрально-враждебный» тип, в некотором роде чуть ли не Алибабаевич.
  2. Получилось или нет, вопрос другой, анахронизмов и анакосмизмов там до фига.
  3. По меркам нынешнего, искушённого всякой чёрно-чёрной жестью, общества.
  4. Есть версия, что он — аватара Левиафана, первобытного кита.
Внешние ссылки
TV Tropes Grey-and-Gray Morality