Безумный маг

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску

Магия издревле ассоциировалась с чем-то необычным. С нарушением естественного порядка вещей — в чём, собственно, её смысл. То, что там творится, — странно, неправильно, диковинно.

Типаж мага-учёного или мага-ремесленника — сравнительно недавний, растущий из средневековой европейской традиции от Ренессанса до Нового времени, в эпоху расцвета естественных наук и ремёсел, связанный с попытками адептов магии откреститься от обвинений в демонопоклонничестве и придать их занятиям наукообразность. Тогда как типаж странного мага, близкого по сути к жрецам, общающегося с потусторонними сущностями или даже являющегося одним из них, — куда древнее.

И не всегда «странность» — это что-то маленькое, внешнее, простительное. Маг вполне может быть по-настоящему безумным — такое в силу архетипа ему подходит даже больше, чем любому другому паранорму. Это может быть яростное безумие, вызванное личной ненавистью, влиянием злых сил или одержимостью; безумие специфическое, родственное тому, которое случается с безумными учёными (хотя исторически наоборот, безумный учёный — фантастический вариант сбрендившего колдуна); или даже реалистично показанная психическая болезнь, просто приключившаяся с обладателем магической силы: например, впавший в деменцию многосотлетний маг или шизофреник, способный походя облекать свои галлюцинации в плоть…

Чаще всего безумный маг страшен, он становится противником или может быть даже главным антагонистом; иногда оказывается нейтральным персонажем, могучим или просто важным, но не способным эффективно вмешаться в дело из-за своих недугов; в крайне редких случаях выставляется персонажем комическим. Надроп — чудак со сверхспособностями: но безумный маг не просто чудной, он реально поехавший. Следует отметить, что далеко не всегда творящий какую-то дичь колдун безумен — во многих случаях он просто зол и сверх того самую малость экстравагантен. Или, может, просто знает кое-что, о чём «нормальные» персонажи не в курсе.

Примеры

Литература

  • Гарри Поттер — в больнице св. Мунго есть целый этаж для магов, заработавших недуги от заклятий — в том числе и сошедших с ума. Именно там доживают свои дни родители Невилла, потерявшие разум из-за пыток, и Златопуст Локонс, лишившийся памяти из-за собственного заклятия, которое «дало осечку» при использовании чужой, да ещё и поломанной палочки.
    • Более жуткий пример — Беллатриса Лестрейндж, неадекватная садистка, которую хлебом не корми но дай помучить, а то и вовсе убить полукровку или магла.
  • «Досье Дрездена» Джима Батчера — бóльшая часть людей-противников относится к тропу. Таково свойство местной магии: совершение запретных действий (магическое убийство, подчинение, недобровольное превращение, поднятие разумных из могил…) не просто незаконно, но сводит мага с ума и подсаживает, как на наркотик. Во многом из-за этого чернокнижникам редко и неохотно дают вторые шансы. Динарианцы тоже любят троп: при первой встрече протагонист заглядывает внутрь демонического медведя и видит душу изначального хозяина тела, которая по пояс закована в камень, но продолжает бредить о своём властелинстве.
  • «Разрушенная империя» Марка Лоуренса — тут все маги по-своему безумны, и чем сильнее, тем больше. Магия есть изменение мира силой воли. Если человек достаточно сконцентрирован и повёрнут на чём-то, от природы или в результате личностного развития, — он становится магом. Магия позволяет претворять свою повёрнутость в реальность при должной концентрации — то есть усиливает, подкрепляет её. Каждый шаг в сторону безумия делает мага сильнее, каждая попытка совершить очередное колдунство требует напряжения в сторону определённого безумия… В итоге маги земли часто проваливаются сквозь землю, маги воздуха взмывают ввысь и становятся безразличными воздушными духами-драконами, летающими в облаках, пророки бездействуют, матемаги манипулируют… Наиболее ярко безумного мага отыгрывает Феррокайнд — маг огня столь сильный, что он мог глядеть через любое пламя на свете, пробуждать своей силой вулканы, растапливать ледники… и при этом целеполагание у него было на уровне «Будить вулканы, чтоб будить вулканы, сожрать других магов огня, чтоб жечь огнём сильнее». Даже внятный разговор даётся ему с видимым трудом.
  • Творчество Александа Рудазова, во множестве примеров, поскольку в метавселенной сумасшествие — «профессиональное» заболевание магов:
    • Цикл «Архимаг» отметился случаем безумия мага, удивительным даже для Креола: колдун из Серой Земли Бол Малыш освоил магию, будучи слабоумным. Заклинаний знает считанные единицы, зато силёнок в них вкладывает немеряно. Его отец тоже был, прямо скажем, прост, имел узкий репертуар и крайне большую силу в заклинаниях — но то всё-таки социально адекватен, а вот его сынок — клинический слабоумный, которого буквально на конфетку подманить можно. Маг-параноик или шизофреник — явление частое, но обычно для овладения ремеслом требуется значительный интеллект, так что Бол — настоящая диковинка.
      • там же целая плеяда безумных магов была известна под именем Азаг-Тота. Схема (за исключением первого Азага, для которого это было настоящее имя, а не де-факто должность) выглядит так: божество и архидемон Йог-Сотхотх соединяется с магом, желательно сильным демонологом, который принимает имя Азаг-Тота. Часто новый Азаг побеждает предыдущего, чтобы занять его место, и одемоняет свою армию; чем сильнее маг-носитель, тем больше возможностей будет и у Йог-Сотхотха. Со временем такое сотрудничество сводит нового Азага с ума, но вот магическая сила никуда не девается.
    • Цикл «Три мудреца» — собственно, заглавные три мудреца. Когда-то были теми самыми «тремя волхвами», получили божественное признание как великие мудрецы, спускались в Ад и так запомнились чертям, что те в «Призраке» даже умерших волшебников не решились злить… но всё это было давно. А на момент действия «Мудрецов» мудрецы давно уже забыли о своём бессмертии и впали в маразм. Старики то засыпают на полуслове, то писаются, не помнят ближайших событий и периодически несут всякий бред… но силушки магической не потеряли, так что при случае могут быть крайне опасны и даже жестоки по неразумию. Кое-кто после встречи с мудрецами превратился в состав типа стекловаты, второстепенные персонажи от своих «нанимателей» получили кто превращение в птичку, кто дух предка в голову… Собственно, главная сюжетная завязка цикла — похищение жилплощади у волшебных пенсионеров — закрутилась исключительно из-за тропа. Старики фиг знает сколько лет жили в башне посреди океана — пока им не пришло в голову, что такую отличную башню кто-то может украсть. Чтоб уберечь жильё, башню решили уменьшить и спрятать. Сказано — сделано! А потом старики забыли о том, что сами только что «положили башню в карман», хоть и смутно помнили про то, что она была и, кажется, её хотели стащить. Чтоб не остаться в воде посреди океана, престарелые волшебники решили призвать лодку — и вытянули к себе яхту с главными героями.
    • Цикл «Криабал» — эпизодически промелькнувший Курдамоль, безумный учёный на службе Бельзедора. На самом деле, конечно, безумный маг, столь погружённый в исследования, что ни людьми, ни их законами не интересуется. Изучает «хомунциев», то есть микроорганизмы, и походя говорит о создании страшнейших эпидемий, которые его интересуют исключительно с научной точки зрения.
    • «Паргоронские байки»:
      • «Сущности в виде гномиков» — Буртобрак сошёл с ума самым естественным путём на фоне неудач и тяжёлых условий жизни. Он был учеником у мага, занимавшегося инновационными способами массового создания эмоционалов. Обосновались волшебники в чудны́х, перемагиченных ещё со времён Апофеоза землях, где и так с ума сойти недолго. Так ещё и учитель во время одного эксперимента распался на сотню маленьких человечков, каждый из которых вместил часть его личности. Ученик не вызвал помощь, а попытался собрать учителя обратно, но просто провести преобразование не вышло: обретшие личность человечки отказались терять её, так как полноценной памяти оригинала не имели и воспринимали «объединение» как смерть. Когда они кинулись в бега, Буртобрак начал ловить их, но и в том не преуспел. Со временем желание исправить всё самому сменялось страхом быть объявленным магиозом за неоказание своевременной помощи. Орк пытался изловить части учителя снова и снова, постепенно сходя с ума; на конец рассказа дом мага пережил несколько пожаров, сам он исхудал от голода и потерял зуб, но продолжал повторять, что «поймает их всех» и «обратит всё вспять». Спустя десятилетие это превратилось в манию, а сам маг потерял даже понятие о времени и минимальном самообслуживании. В итоге фамилиар ослушался хозяина и вызвал помощь самостоятельно, а сам Буртобрак отправился в психиатрическую лечебницу для магов.
      • «Дюжина и один» — собственно, Дюжина. Кадавр, сшитый из дюжины разных по таланту и даже расе магов. Из-за такого переплетения у него врождённая множественная личность и вообще большие проблемы с тем, чтобы определиться по какому-либо вопросу или единообразно описать свои чувства. Найти смысл жизни и место в мире он тоже не смог, даже после того, как освободился. В итоге, так как бóльшая по массе и психическому влиянию часть составляющих Дюжину существ были убиты ради эксперимента, весь конструкт склонился к тому, чтобы превратить жизнь своего создателя Жаннаро э’Стакро в ад — и это стало его главной мотивацией за неопределённостью всего остального. Подобная запутанность и привела к поражению Дюжины — в критический момент создатель пообещал личности жертвы-телепортатора, чьё тело составляло бóльшую часть Дюжины и чья подличность была особенно сильна, отдельное тело — и Дюжина начал бороться сам с собой.
      • «Миллион зомби» — некромант Яркен страдал от настолько сильной дисморфофобии, наложившейся на профессиональную деформацию, что в конце концов не смог вести обычную жизнь и выбрал решением проблемы обращение в лича — благо, против вида костей он ничего не имел. После превращения в нежить его разум исцелился.
      • «Амулет феникса» — Россильяни экспериментировал с созданным им же амулетом феникса, позволяющим носителю воскреснуть — но только один раз и ценой уничтожения артефакта. Маг пытался «отвязать» эффект от носителя и сделать его многоразовым. Из-за ошибки во время ритуала накосячивший ученик стал постоянно воскресать вовсе, казалось бы, без всяких затрат маны. Вот только во время испытания нового заклятья ретроактивно бессмертный обезьян попал к огненным элементалям, которые сковали его каменными кандалами и кинули в жерло вулкана. В итоге подопытный оказался вынужден постоянно умирать и воскресать, удалённо связанный с ним учитель — это наблюдать и нести издержки, поскольку, как оказалось, источником силы для заклятья стал он сам. В обычных условиях мана начала бы кончаться и маги всё поняли б задолго до беды, но Россильяни был магом-местником, связанным с гигантским деревом и кучей земли вокруг, — и поток маны от этого всего был столь силён, что эффект от смерти и воскрешения ученика в обычных условиях вообще не чувствовался. А вот при постоянных смертях стал чутка заметен, плюс связь ударила по мозгам учителю, плюс он понял, что его за безалаберность при тестировании могут в Карцерику сослать… в общем, на просторах Парифата появился ещё один крайне сильный, но безумный маг.
  • «Человек без души» Игоря Борисенко — Толоха Урод, великий маг и некромант, страдающий от крайней дисморфофобии, депрессии, мизантропии и общего разочарования жизнью. Когда-то давно был столь велик, что поднял людей на бунт и изничтожил правящих гигантских разумных ящеров-тарпалусов. Однако потом, по словам одного очень старого тарпалуса, союзники и подчинённые взбунтовались, позавидовав власти Толохи, и он… нет, не был свергнут, и не подавил восстание кровавой рукой, и не решил провести какие-нибудь реформы. Вместо этого Толохи прóклял свои земли, лишив их магии, сбежал в горы и уже сотни лет сидит там, в темноте. Он говорит, что хочет, чтобы его все забыли, — но при этом весьма разговорчив и всегда готов поторговать своей магией… по очень грабительским ценам. При этом он не показывает лицо, потому как оно «слишком ужасно», и постоянно жалуется на предательство и отвержение, которое случилось столетия назад.
  • «Чёрная кровь» Ника Перумова и Святослава Логинова — мангас, полукровка от матери-йогини и ещё какого-то околочеловеческого колдуна. Все мангасы безумны, не способны к размножению и считаются злом, а этот ещё и магическую силу получил. В итоге устроил настоящее миротрясение — только для того, чтобы, живя с матерью, страдать всякой фигнёй. Прекрасно отдавая себе отчёт, что где-то там от этого целые народы вымирают, и даже походя проводив команду спасителей мира на одном из этапов их квеста.

Музыка

  • «Захар и Фарамир», «Армагеддон» — безымянный творец заглавного дракона-армагеддона. Безумный апокалиптический маньяк, за что-то осуждённый, изгнанный и желающий отомстить всему миру. «В припадке безумья, на грани маразма» этот колдун создаёт по-настоящему хтоническое чудище, с титановыми костями, бронированной кожей, плотью из плазмы и сделанной из Хаоса душой, и выпускает в мир.

Аниме и манга

  • Fate/Zero — сладкая парочка из Рюноскэ Урю и Жиля де Рэ. Первый вообще маньяк, помешанный на крови и красоте выпространных кишок, а маг только самую малость: магии не учился, заклятий не знает, даже о самой возможности до поры не подозревал. Но всё-таки он происходил из магической семьи, пусть и полностью пришедшей в упадок, так что когда этот маньяк решил ради прикола попробовать ритуал из найденной дома книжки — Слуга ему явился. Поддерживать призыв магией Рюноскэ не может, но ему только в кайф напитывать слугу, убивая гражданских. Второй — тоже маньяк-убийца, повернувшийся на Жанне Д’Арк и желании обнаружить присутствие божества, совершив такую мерзость, которую тот будет не в силах стерпеть, и тоже своего рода маг — по крайней мере как Слуга он имеет класс кастера.

Настольные игры

  • D&D:
    • Сеттинг «Забытые Королевства» — злой маг Халастер Чёрный Плащ, гений, чьим именем названы многие заклятья. В определённый период жизни увлёкся внешними Планами, засел в Подгорье (над этим местом со временем разросся город-порт Уотердип), окружив себя учениками, подконтрольными демонами и монстрами. При этом у него случались как моменты ясности, когда он был хоть и зол и горделив, но всё-таки имел какие-то принципы, так и моменты безумия, когда Халастер мог начать говорить с кем-то об одному ему известных событиях, смеяться или просто потерять нить разговора и забыть, кто находится прямо перед ним. Правда, в 1372 DR богиня магии Мистра вылечила Халастера от безумия, так что он перестал подпадать под троп, а потом вообще умер и воскрес.
    • Сеттинг «Рэйвенлофт» изобилует такими типажами. Очень уж они подходят на роль Тёмных Владык:
      • Безумный Маг Горы Бараток вообще-то прибыл в Баровию вместе с товарищами, чтобы победить Страда. Тогда он звался Морденкайненом и возглавлял партию Круг Восьми (местные архимаги). Вот только Страд приключенцев перебил, а их лидера сбросил с водопада. Великие герои после такого, естественно, выживают — но потерявший товарищей, книгу и посох архимаг сошёл с ума от отчаяния и так и не покинул гор. Теперь он мучается от паранойи и атакует всякого, кто попытается приблизиться, потому что считает, что за ним охотятся могучие враги и следят их лазутчики. Обычно проблему можно было бы решить заклинанием «высшее восстановление», но Безумный Маг защитил себя «сокрытием разума» (заклинание против дистанционного магического обнаружения, а также против воздействий на разум), так что повлиять на его разум просто так не удастся — в том числе, не получится и вылечить безумие.
      • Дэвион был выдающимся и амбициозным злым магом, который нанял трёх сильных сподвижников для того, чтобы доставлять ему всякие интересные артефакты и знания. Как-то раз в его руки попало кольцо двух желаний, позволяющее дважды скастовать заклинание «Желание». Вот только когда он начал загадывать, трое прислужников вернулись с добычей и начали наперебой рассказывать о том, что принесли. Маг отвлёкся и сказал: «Да дайте мне всё, что имеете!» — и желание исполнилось именно так. В Дэвионе слились личности и тела его прислужников, и он приобрёл способности поглощённых, но заполучил три новых личности, которые периодически берут вверх и воплощаются в своих телах. В итоге Дэвион превратился в худого, трясущегося безумца с искажённым лицом и неловкими движениям, который постоянно сосредоточен на мыслях о том, чтобы заполучить ещё больше силы, — и потому избегает встреч с зашедшими в его домен путниками, хотя как раз они могли бы принести что-нибудь интересное. Прочие личности не осознают того, что произошло. Даже домен меняется в зависимости от того, кто сейчас «у руля» — так что разным частям Дэвиона вдвойне тяжело заметить существование друг друга.
      • Лемот Седиам Жюсте — маг-иллюзионист, по-настоящему хороший актёр и драматург, но сошедший с ума на почве театра. В Туманы попал за то, что из-за споров с коллегами сначала организовал представление так, чтобы все герои умерли на самом деле, а потом запер двери и поджёг театр вместе со зрителями. Став владыкой домена и хозяином собственного (несгораемого) театра с наведёнными магией декорациями, Жюсте продолжает творить, мучаться от творческого кризиса и неверия в свои силы — и жёстко расправляться с со всеми, кто, по его мнению, портит постановку.
      • Эзан — дикий безумный маг и заодно учёный, жестокий вивисектор и по-настоящему трагический злодей. Когда-то давно был обычным эльфом-следопытом, но перешёл дорогу Иузу Древнему, попал в плен, да ещё и нагрубил, сказав, что потомок демонов никогда не сможет понять душу эльфа. Иуз… согласился, и даже решил попытаться понять. Для чего подселил в Эзана демона и начал телепатически «снимать данные» с такого «прибора». После одержимости отпущенный Эзан ещё какое-то время держался, но Иуз о нём не забыл, и после ещё нескольких испытаний Эзан таки сошёл с ума. Он пытался изучить природу душ всеми возможными способами, чтобы излечиться, проводил всё более изуверские эксперименты — и допроводился до Туманов. Как владыка домена, Эзан по-прежнему изучает… что-то, но уже не помнит, для чего это было надо. Его речь временами становится неразборчива, окружающие в минуты ухудшений кажутся ему плодами воображения, а развлекается он, меняя домен совершенно безумным и произвольным образом.
  • Mage: the Ascension — маги тут в принципе немножечко съезжают относительно всего мира в зависимости от типа резонанса, но обычно держатся в рамках. Безумие может быть одним из вариантов «ответки» от Парадокса, видом ущерба, который наносится магу за идущее вразрез с представлением о мире большинства Спящих колдовство. Но некоторые безумны больше, чем другие. Так, нефендари с их вывернутым аватаром — апокалиптические маньяки, и следование пути разрушения соответственно меняет мага. А «мародёры» — настоящие психи среди волшебников, которые настолько безумны, что не осознают свою деятельность как магию, из-за чего Парадокс действует не на них, а на окружение. Так что шизофреник-маг, вблизи которого всё вокруг на самом деле является ссылками на один стакан, — вполне возможен, и даже не загнётся от последствий после того, как нерасторопная официантка раскурочит полгорода.

Видеоигры

  • Dark Souls — архимаг Логан Большая Шляпа очень хотел прикоснуться к тайнам Нагого Сита, древнего дракона, лича и вообще создателя магии. С помощью протагониста это у него таки получается, после чего Логан усовершенствует свои заклинания и обучит им героя игры. Вот только выполнение цели и чтение архивов безумного драколича плохо на нём сказалось: постепенно Логан становится всё более безумным, под конец обучения он даже связность речи потеряет. Если же, выучив усиленные заклятья, поискать встречи с архимагом снова, то в башне протагониста встретит окончательно свихнувшийся, голый и агрессивный Логан.
  • Heroes of Might & Magic IV — Гэвин Магнус, антагонист кампании Порядка. В прежнем мире, Энроте, многие века правил Бракадой, государством магов. После Расплаты был спасён своим слугой, джинном Солимром (или Сольмиром) и перенесён в Аксеот. Там он начал отстраивать новое королевство, но после одного инцидента с беспорядками в войсках вообразил, что все проблемы в мире, включая войны, происходят из-за свободной воли, и создал гипнотизирующий артефакт, подчиняющий ему всех в зоне его влияния. После того как Солимр разрушил устройство, необратимо сошёл с ума и перешёл в состояние овоща.
  • Planescape: Torment — Игнус, пиромант и пироман. Прошёл через суровую школу у одного из прошлых воплощений Безымянного, из-за чего уверился, что получить что-то ценное можно только через страдания. Когда-то сжёг целый городской квартал, за что был приговорён к необычной казни: через его тело открыли портал на план огня. Теперь Игнус постоянно горит, но при этом постоянно же восстанавливается. Боль от огня его даже радует, но всё-таки определённым образом затуманивает сознание, так что на момент встречи с протагонистом Игнус пребывает в отключке и играет роль достопримечательности в городской таверне. В отличие от прочих спутников, кроме Вейлора и Нордома, у Игнуса нет уровня морали: что бы Безымянный ни делал, безумец не возмутится этим настолько, чтобы уйти, ибо ему пофиг. Встреча с возлюбленной окончится тем, что эта девка окажется не менее интересной личностью и стоически сгорит в его объятиях. А при благоприятном для себя развитии событий Игнус добровольно отправится на план огня — просто быть порталом ему маловато.
  • Skyrim — в дополнении «Dragonborn» можно встретить безумного мага-экспериментатора. Он нашёл книгу с заклятием полёта и полностью на ней помешался. Почувствовал себя носителем тайного знания, стоящим выше всех прочих, а для верности и особой личной уникальности съел книгу… Когда персонаж игрока приближается, непись немедленно активирует заклятье полёта и взаправду взмывает в небеса. Вот только с приземлением ничего не получается, так что Довакину остаётся только обшарить разбившийся труп. Ну, или использовать эксплойты, чтоб обеспечить безумцу мягкую посадку.