Постапокалиптика

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
« Как вам этот милый постапокалиптический вечер? »
— Тридогнайт, Fallout 3

Постапокалиптика или постапокалипсис — литературный жанр и одновременно фантастический антураж мира после глобальной катастрофы, уничтожившей мировое сообщество, государства, деньги, свободу, порядок и безопасность. Суть катастрофы может быть различной, или может вообще не уточняться, что за катастрофа произошла — если постапокалиптика достаточно дальнего прицела или если автор решил сакцентировать на другом.

К слову, о прицелах: постапокалиптику можно подразделить на три вида.

  • Ближнего прицела — повествует о мире непосредственно после катастрофы, о реакции людей на катастрофу, о крушении общества. Старый мир помнят все, потому что он кончился вот только что. «Иерихон», «Чёрный день», большинство зомбячьих апокалипсисов.
  • Дальнего прицела — после катастрофы мир успел утрястись, успели сформироваться новые законы и обычаи, города-государства, банды-племена и валюта-крышки. Старый мир помнят только старики, а то и вовсе одни лишь бессмертные гули. Fallout, Метро 2033, «Еда и патроны».
  • Сверхдальнего прицела — следы катастрофы затянулись настолько, что это уже и не постапокалиптика вовсе, на месте старого мира вырос полноценный новый, и он не «цвета детской неожиданности». Старый мир помнит только дедушка Альбендальф — кто бы мог подумать, что в эпоху древниров этот старый маг (тогда ещё великовозрастный орясина) работал сисадмином в агентстве недвижимости? «Шаннара», «Adventure Time», «Ледовая шхуна».

Сами катастрофы можно подразделить по ранжиру наиболее популярных:

  • Ядерная война — нестареющая и вечно актуальная классика, потому что может случиться в реальности;
  • Зомби — популярная чисто фантастическая альтернатива;
  • Эпидемия — обычный вирус, который всего лишь убивает, а не заставляет жрать мозги, менее популярен;
  • Разные природные катастрофы — падение астероида, извержение супервулкана, и т. д.;

Ну и наконец, по общему настроению, постапокалиптику можно подразделить на «нагнеталово» и «приключалово». Первая разновидность («На последнем берегу», «Письма мёртвого человека», «Будет ласковый дождь») концентрируется на мрачности и безнадёге происходящего, её основная цель — напугать и деморализовать аудиторию, дабы подать увесистый урок «Война — это плохо, п’нятненько?». Ради этого тяжесть катастрофы может быть нереалистично завышена, например, радиации присвоены неправдоподобные свойства не исчезать со временем и распространяться волшебным образом. Вторая разновидность — приключалово оно и есть приключалово, исчезновение цивилизации — только повод устроить веселуху с гонками на мотоциклах по пустому шоссе и стрельбой по мутантам. Война — конечно, плохо, но это не главное — главное о ней то, что она никогда не меняется. Впрочем, и в приключалове могут встречаться эпизоды нагнеталова ради создания атмосферы.

История жанра[править]

Можно сказать, истоки жанра лежат ещё в мифологии. Люди говорили о конце света и ужасах, которые будут перед ним или после изменения. Как то, восстание мертвецов у скандинавов или шумеров. В зороастризме и христианстве воскресшие мертвецы описываются уже в положительном ключе, но перед этим людей ждёт ещё великая скорбь — тоже вполне себе по законам жанра, и даже довольно реалистично.

Первопримером постапокалипсиса в современном виде обычно считается роман «Последний человек» Мери Шелли, одной из основательниц научной фантастики, более известной за «Франкенштейна», другой роман-предупреждение. В нём человечество погибает от эпидемии чумы. Есть и более ранний пример — роман с таким же названием от Жана-Батиста Кузена де Гренвиля, но он ближе к жанру «умирающей Земли», повествуя о времени, когда у людей перестали рождаться дети.

Неудивительно, что вышеупомянутые книги возникли именно тогда — во время, когда мир начал развиваться стремительно, и в плане общества, и в плане технологий. Такие перемены не обходились без побочных эффектов — социальных потрясений и экологических проблем, что естественно пугало многих. И далее темпы этого развития будут только ускоряться, будут многочисленные перевороты и две чудовищные войны…

После Второй Мировой, когда взрывают ядерную бомбу над Хиросимой, и начинается уже Холодная война, жанр расцветает пышным цветом. Перспектива страшной катастрофы реальна как никогда. В то время и формируются многие привычные ныне штампы жанра.

Одним из самых культовых образцов становятся фильмы о Безумном Максе. В те годы снимают и много других фильмов в подобной эстетике, и в отличие от других «дешёвых подражателей», им эта дешевизна даже идёт, создавая атмосферу запустения и трэшовости.

Теперь за рубежом к жанру относятся как-то легче, иногда даже воспринимая его как ретро. Так, самая известная серия видеоигр в жанре — Fallout — создана откровенно в духе ретрофутуризма, стилизуясь под пятидесятые.

В России этого жанра долгое время практически не было. В царские времена — потому что и фантастики как таковой было очень немного (а один из ярких её представителей — Владимир Одоевский — даже спорил с «Последним человеком», одним из первых изобразив картину светлого технологического будущего). В СССР же постапокалипсис был неуместен, потому что по официальной идеологии мир двигался в светлое будущее. Подобную постапокалипсису ситуацию могли рисовать разве что у инопланетных цивилизаций[1], и причиной тому, конечно же, был империализм[2]. Но тяга к постапокалиптическим образам проявлялась уже тогда в фольклоре (песенки в стиле «Медленно ракеты уплывают вдаль», анекдоты про атомную войну). Первый официальный советский постапокалипсис — фильм «Письма мертвого человека» — появился в годы Перестройки. Однако в наши дни постапокалипсис приобрёл огромную популярность (может, из-за царящей атмосферы, но не будем углубляться) и стал эксплуатируем не хуже попаданческого фэнтези (в том числе в межавторских циклах по «Сталкеру» и «Метро»). Если за рубежом постапокалиптика — это забавная штучка времён Холодной войны, то в России постапокалиптика — это массовый культ с огромным количеством фанатов, круг которых пересекается с субкультурами сталкеров и выживальщиков.

Следует отметить, что за рубежом особой популярностью пользуется зомби-апокалипсис, а у нас классика с атомными бомбами, хотя тема зомби тоже эксплуатируется, тем же Крузом.

См. также[править]

  • Апокалипсис-панк — постапокалиптика стандартная, холодноштампованная, где пустыня, байкеры в косухах с некомплектом рукавов, армии мутантов и прочее.
  • Уютная катастрофа — да, постапокалипсис случился… Ну и что? Зато теперь можно пожить без шума и суеты цивилизации, в гармонии с природой, небольшой дружной общиной, или вообще только с близкими или одному…
  • Умирающая Земля (жанр) — более редкая вещь, где действие происходит не после конца, но перед, и конец этот не такой, что «бух, и всё изменилось», но длительное и неизбежное истекание или нарастание чего-то. Угасание солнца, энтропия, тотальное иссушение… А «бухов» там могло пройти уже с десяток, и к ним все привыкли.

Примечания[править]

  1. Чисто навскидку: «Обитаемый остров» А. и Б. Стругацких, «Последняя война» К. Булычова и т. д. — везде действие происходит на другой планете.
  2. Редкое исключение — это «Туманность Андромеды» Ефремова, где, среди прочего, описана мёртвая планета Зирда, поросшая чёрными маками: местные жители доигрались с атомной энергетикой, устроив себе всепланетный Чернобыль пополам с Фукусимой.