Презумпция вины

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
ЦТ.png На тему этого тропа у нас есть набор цитат
« Верховный суд США счёл, что во всех случаях, связанных с лайблем и касающихся вопросов «законного общественного интереса и важности», Первая поправка к американской Конституции требует, чтобы истец нёс бремя доказывания того, что материал, порочащий его, не соответствует истине. Суды многих штатов распространили это правило на все случаи диффамации, так что доказывание истцом ложности пасквиля всегда является составной частью процесса. »
— «Американское диффамационное право и судопроизводство: Обзор законодательства и практики судебной защиты чести и достоинства в США», Р. Вандерет

Ситуации, когда обвинённый в совершении чего-то противозаконного вынужден сам доказывать то, что он ни сном ни духом к этому не причастен и ни в чём не виноват, как раз и описываются понятием «презумпция вины».

Сам термин в теории права родился в конце XVIII — начале XIX века как чисто теоретическая конструкция, мысленная противоположность презумпции невиновности. Ни в одной стране современного мира[1] официально эта презумпция в уголовном праве не вводилась: ещё бы — предъявить обвинение можно кому угодно и в чём угодно, суды просто захлебнутся лавиной дел. Однако там, где речь идёт не о суровом наказании за преступление, а о возмещении вреда или выплате административного штрафа, презумпция вины активно применяется. В частности, в России можно выделить три основных типа применения:

  • Заведомая вина владельца источника повышенной опасности (предмета, который может нанести вред просто случайно — от банального автомобиля до ядерного реактора) за причинённый в результате деятельности ущерб — если не удастся доказать, что ущерб возник вследствие обстоятельств непреодолимой силы или умысла пострадавшего. Вина владельца тут вообще значения не имеет, есть она или нет. Недаром ответственность за источники повышенной опасности называется безвиновной. А общая презумпция вины (то есть бремя доказывания того, что причиненный вред возник не по вине причинителя вреда лежит на самом причинителе) в РФ так-то за любое причинение вреда.
  • Ответственность за неисполнение обязательств. К примеру, если вовремя не выплатить деньги по кредиту, на вас дополнительно повесят штрафные проценты, пени и прочие неустойки. И придётся изрядно потрудиться, доказывая, что не заплатили потому, что физически не могли (при этом отсутствие денег в качестве аргумента не принимается). Также если обязательства нарушены из-за действий третьего лица — сначала выплачиваешь кому положено всё за неисполнение тобой обязательства, а потом уже идёшь в порядке регресса истребовать со «злодея» понесённые тобой убытки из-за его действий. Нередкое явление — кредитор начинает бегать от должника, чтобы тот не выполнил обязательства в срок и нарвался неустойку. В этом случае главное — задокументировать факт уклонения кредитора от принятия надлежащего исполнения. Просрочка кредитора исключает любую ответственность должника (никаких пени и штрафов за просрочку не будет), более того, должник вправе истребовать с кредитора все убытки, которые он понёс из-за недобросовестных действий кредитора по уклонению от принятия надлежащего исполнения (включая упущенную выгоду!) Для большинства же граждан гораздо более простой и доступный способ — идти к нотариусу и передать на нотариальный депозит то, что вы должны, с этого момента обязательства будут считаться исполненными.
  • Административная ответственность в специальных случаях. Например, если в момент превышения скорости вас зафиксировала камера — вы автоматически считаетесь виновным, пока не докажете обратного. Правда, здесь наказание невелико — лишь относительно небольшой штраф.

Презумпцию вины следует отличать от обоснованного обвинения. Проще говоря, когда тебя обвиняют в том, что ты верблюд, и ты вынужден доказывать, что это не так — это презумпция вины. А когда тебе говорят «У тебя два горба, ты любишь жевать колючку, и у нас есть показания оплёванного тобой потерпевшего, поэтому мы будем настаивать в суде, что ты верблюд» — это нормальная работа правоохранительных органов, и вот тогда уже твой адвокат будет вынужден доказывать, что ты не верблюд, в том же суде.

Также презумпцию вины следует отличать от схожего явления под названием «фальсификация доказательств». Когда из зайца для повышения процента раскрываемости делают «стрелочника» — пихают в рот колючку, ломают хребет, приводят фальшивого оплёванного, в общем, фабрикуют дело — это тоже не презумпция вины, это «стрелочно-палочная система». Сюда же и выбивание признаний: когда зайца просто пытают, пока он не закричит «Да верблюд я, верблюд, только не бейте!» — это тоже не презумпция вины, это соседний троп «Признание — царица доказательств». Презумпция вины — это когда органам вообще не нужны никакие доказательства, а вот заяц, наоборот, должен доказывать, что он ничего не совершал.

В произведениях искусства применение презумпции вины обычно связывается с неправым судом или является инструментом, с помощью которого какой-нибудь антиутопичный и людоедский строй показывает свою жестокость и безжалостность: например, по умолчанию считается, что каждый из подданных Тёмного Властелина замышляет против своего повелителя измену и потому должен ежесекундным проявлением лояльности доказывать обратное.

Примеры

Мифология, фольклор, религия, история

  • В Древнем Египте обвиняемый должен был доказывать свою невиновность. И даже если это удавалось, он всё равно носил на себе клеймо подозрительного субъекта. Впрочем, ложное обвинение, как и лжесвидетельство, сурово карались вплоть до высшей меры. Применение на следствии-суде побоев для получения показаний было обычным делом. Всё это безобразие пыталось воплотить принцип высшей спраеведливости, олицетворяемой одноимённой богиней Маат, и фараон как главный земной начальник должен был как-то добиваться соблюдения справедливости в стране.

Литература

  • «Билет на планету Транай» Р. Шекли — чиновники на Транае время от времени отстреливают тех, кто совершил слишком много убийств. Суда и расследования не требуется (собственно, судов и полиции на Транае и нет). Более того, убить невиновного чиновник не может в принципе: «У нас считается, что тот, кого застрелил правительственный чиновник, заслуживал этого».
    • Что любопытно, строй на Транае при этом не тираничный и не людоедский: сами чиновники с назначения и до ухода в отставку постоянно носят медальоны с зарядом взрывчатки и радиодетонатором, а любой гражданин Траная, недовольный действиями любого должностного лица (вплоть до главы планеты) может придти в специальное здание и нажать на пульте кнопку — и, когда таких нажатий наберётся чересчур много, незадачливый чиновник в прямом смысле потеряет голову. Так что ситуация с отстрелом чрезмерных убийц всех устраивает.
  • «Волк и ягнёнок», басня И. Крылова — волк обвиняет ягнёнка сначала в том, что тот замутил воду в ручье, из которого они оба пили, затем в том, что ягнёнок ещё в позапрошлом году ему надерзил, потом вообще в том, что и овцы, и пастухи, и собаки только и желают зла бедному волку. Несмотря на то, что ягнёнок ухитряется поначалу оправдываться на каждое обвинение (например, он не мог обидеть волка в позапрошлом году — ягнёнку и года от роду нет), финал закономерен: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать!»
  • «Десять городов» М. Арджилли — в городе под названием Полицейск «все жители делятся на: 1. заключённых (то есть обвинённых и осуждённых); 2. скрывающихся от правосудия (обвинённых, но ещё не арестованных); 3. привлекавшихся к судебной ответственности (обвинённых, осуждённых и вновь освобождённых до следующего ареста); 4. подозреваемых (всех без исключения, кто ещё находится на свободе).» То есть априори считается, что каждый житель хоть в чём-то да виноват, и отличный полицейский должен прилагать все усилия, чтобы перевести гражданина из временного положения подозреваемого в окончательное положение заключённого, а для этого все средства хороши.
  • «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина» Владимира Войновича — майор Фигурин, как можно узнать из его записей, зело уважал сиё: «ПОДОЗРЕВАЕМЫМИ ЯВЛЯЮТСЯ ВСЕ. ПОДОЗРИТЕЛЬНЫМ ЯВЛЯЕТСЯ ТОТ, КТО ЗАМЕЧЕН В ЧЕМ-НИБУДЬ ПОДОЗРИТЕЛЬНОМ. НАИБОЛЕЕ ПОДОЗРИТЕЛЕН ТОТ, КТО НИ В ЧЕМ ПОДОЗРИТЕЛЬНОМ НЕ ЗАМЕЧЕН. КАЖДЫЙ ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ МОЖЕТ СТАТЬ ОБВИНЯЕМЫМ. ПОДОЗРЕНИЕ ЯВЛЯЕТСЯ ДОСТАТОЧНЫМ ОСНОВАНИЕМ ДЛЯ АРЕСТА. АРЕСТ ОБВИНЯЕМОГО ЯВЛЯЕТСЯ ДОСТАТОЧНЫМ И ИСЧЕРПЫВАЮЩИМ ДОКАЗАТЕЛЬСТВОМ ЕГО ВИНЫ»[2].
  • «Милицейские байки» Андрея Объедкова — дружинники поспорили с сержантом милиции, что смогут найти нарушение и составить протокол на первого встречного. Достаточно сказать, что первый ими встречный потом был осужден по статье «Измена Родине».
  • «К оружию! К оружию!» Т. Пратчетта — такова правоприменительная практика в Анк-Морпорке: каждый гражданин хоть в чём-то, да виноват, а значит, для торжества правосудия можно арестовывать и наказывать всех; если неким невероятным образом совпадёт, что наказанный действительно виновен в том, в чём его обвиняют, это будет лишь приятной случайностью. Потому капитан стражи может арестовать просто попавшего ему под руку тролля и обвинить в совершённом незадолго до того убийстве, даже если у него нет доказательств вины: «он наверняка что-то да совершил!». Впрочем, большинство горожан повязаны с какой-то гильдией, а стража старается не переходить тем дорогу.
  • «Особое мнение» Ф. Дика — на презумпции вины действует концепция «допреступности», позволившая избавиться от традиционной судебной системы: если ранее преступник совершал преступление, которое затем надо было расследовать и доказать вину преступившего закон в суде, теперь преступления предотвращают: с помощью специально подготовленных мутантов-провидцев стало возможно находить и задерживать преступников прежде, чем они нарушат закон. Полученные провидцами предсказания считаются истиной в последней инстанции, и пойманные таким образом, например, потенциальные убийцы автоматически считаются виновными несмотря на то, что они в действительности никого не убили. Результат работы такой новой системы права двойственный — с одной стороны, в обществе более нет серьёзных преступлений (последнее убийство случилось за пять лет до начала действия рассказа), а с другой — все лагеря и тюрьмы забиты потенциальными преступниками. А тут ещё выясняется, что иногда видения мутантов могут различаться, показывая различные варианты будущего — в том числе и те, в которых ключевые детали преступления (личность жертвы убийства, например) могут серьёзно отличаться.
  • «Чёрт во Франции» Лиона Фейхтвангера — автор в этом автобиографическом произведении отражает свои воспоминания о том, как его и других немцев французские власти отправили в концентрационный лагерь, опасаясь возможных действий «пятой колонны». То, что среди заключённых было полно противников гитлеровского режима (которые, собственно говоря, во Францию и бежали от всех сомнительных прелестей национал-социализма), а сам Фейхтвангер и вовсе был евреем, лягушатников не волновало абсолютно. Из Германии? Значит, немец. Немец? Значит, нацист или около того. Сиди и не чирикай, вражина замаскированная. К счастью, автор смог сбежать сначала из этого лагеря, а потом и из Франции. К несчастью, так повезло далеко не всем, и после проигрыша французов судьба многих этих заключённых была незавидна.
  • «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура» М. Твена — когда сам заглавный янки вместе с королём инкогнито отправились посмотреть, как живут простые люди, их схватили и объявили беглыми рабами. Король Артур, знающий свои законы, потребовал доказательств того, что они рабы — но в ответ услышал, что наоборот, чужак должен доказывать, что он свободный человек, а не раб.

Кино

  • «Откройте, полиция! 2» («Продажные против продажных», в оригинале «Ripoux contre ripoux») — спор между матёрым парижским полицейским Рено Буароном и его молодым напарником Франсуа Лебюшем. Буарон придерживается как раз мнения о том, что любой человек хоть в чём-то, да виновен — и можно брать первого попавшегося и сажать, это будет справедливо, Лебюш же с этим не согласен. Напарники проводят эксперимент: взяв первого попавшегося прохожего, уважаемого банкира, они пытаются его «колоть» без подробностей (мол, признавайся, мы всё знаем, сознаешься — тебе же легче будет!) Задержанный не признаётся, Лебюш отводит Буарона в сторону, чтобы высказать всё, что он думает о старом и замшелом напарнике… а когда полицейские оборачиваются, банкир, заливаясь слезами и бормоча что-то типа «Ой, зря я на это пошёл!» — строчит явку с повинной. Причём такую, что напарники, прочитав, выгоняют его на улицу: слишком уж влиятельные лица там упомянуты.

Телесериалы

  • «Звёздный путь: Глубокий космос 9» — кардассианская судебная система основана именно на этом. Если кого-либо призвали к суду — это автоматически значит, что он виновен. В большинстве случаев обвиняемого даже не допрашивают и не рассказывают ему, в чём же он таком провинился — по факту, суд лишь решает, какое наказание применить к преступнику. Дикий абсурд на взгляд землян и многих других членов Федерации, исповедующих принцип презумпции невиновности. Подобное даже нашло забавное отражение в кардассианских детективных романах: все подозреваемые в них всегда оказываются виновными — задача сыщика же состоит лишь в определении степени вины каждого.
  • «Пёс» — такой подход частенько демонстрирует Гнездилов. Его же словами: «Там, где Гнездилов, всякая перезумпация отступает!»
  • «Чёрное зеркало» — эпизод «Под откос» (s3e1). В показанном здесь обществе будущего каждый человек имеет так называемый «социальный рейтинг», выражающийся в пятибальной системе, на которую влияет одобрение или порицание окружающих (вроде современной нам оценки качества мобильных приложений или оказанных услуг при сетевом маркетинге). К людям с высоким индексом социального рейтинга применяют как раз классическую «презумпцию невиновности», а тех, у кого индекс низкий, правоохранительные органы считают по умолчанию склонными к преступлениям — мол, нормального человека окружающие бы не «заминусовали». Впрочем, пример главной героини, которая из-за этого попала в тюрьму фактически ни за что, как раз и доказывает всю порочность этой системы.

Аниме, манга и ранобэ

  • Psycho-Pass — на презумпции вины основано правосудие в Японии будущего: особая система предотвращения преступлений (как в «Особом мнении»), следящая за обществом, способна проводить экспресс-анализ степени склонности к совершению преступлений каждого гражданина этого общества (т. н. «криминальный коэффициент»). Если таковая склонность у человека превышает определённое пороговое значение, он считается опасным для общества и подлежит аресту и принудительному лечению (в том числе пожизненному) или уничтожению на месте (если значение показателя превышено в три раза), даже если преступления он не совершил. Любые доказательства невиновности бессмысленны: система считается абсолютно надёжной, и результаты её суда не подвергаются сомнению. На самом деле это, конечно, не так; есть множество «лазеек», которыми пользуются как преступники, так и правоохранители.
  • «Восхождение Героя Щита» — голословные обвинения Малти Мелромарк в адрес главного героя о том, что он её изнасиловал, никто даже не стал проверять. Просто поверили на слово. И если от придворных и короля подобная реакция не удивительна (так как именно эта страна относится ко всем Героям Щита предвзято), то чего развесили уши и согласно закивали головами другие Герои — решительно непонятно. Где расследование, допрос жертвы и подозреваемого с использованием магических средств определения правды, опрос свидетелей? Ну, вы знаете, все эти «скучные» штуки, которые не дают каждому желающему объявить первого встречного мерзавцем и преступником только по собственному хотению. Привычные вещи в нашем мире (точнее, из схожих версий нашего мира), из которого и прибыли Герои.

Настольные игры

« Innocentia Nihil Probat »
— Девиз Инквизиции
  • Warhammer 40,000 — Инквизиция считает абсолютно безгрешным только Бога-Императора, а ко всем остальным (включая даже членов самой Инквизиции) применяет принцип: «невиновных нет, есть лишь степень вины». Больше всего, конечно, от подобного отношения достаётся псайкерам и мутантам — попробуй докажи дяде/тёте инквизитору, арбитру или комиссару, что не якшаешься с демонами или что третья рука у тебя появилась из-за плохой экологии родного мира, а не потому, что ты молился в подвале тёмным богам.

Видеоигры

  • Ace Attorney — в каждом деле каждой из игр серии по умолчанию считается, что подсудимый виновен в совершённом преступлении, и именно Фениксу придётся всеми силами и уловками доказывать, что человек на самом деле невиновен, просто мимо проходил или его подставили.
    • Особенно выпукло презумпция вины представлена в Phoenix Wright: Ace Attorney — Spirit of Justice: действие игры происходит в королевстве Кхура’ин, где используется специфическая судебная система. Главным (и неопровержимым) доказательством вины является особый мистический обряд, результаты которого трактуются преимущественно в пользу обвинения. Ситуацию усугубляет закон, согласно которому защитники подсудимых несут ту же меру ответственность, что и их клиенты — если подсудимого приговаривают к смерти, адвоката казнят вместе с ним. В такой обстановке неудивительно, что за последние двадцать лет в этой стране не было вынесено ни одного оправдательного приговора.
  • Daiteikoku — гамериканский адмирал Изабелла Кутики является ярым патриотом своей страны. Несмотря на это и она, и прочие гамериканцы японского происхождения, по-умолчанию считаются подлыми коллаборантами, которые только и ждут, как бы переметнуться на сторону Японии. Их семьи удерживают в заложниках, а чистокровные гамериканцы даже не пытаются скрыть своего презрения к этим япошкам. Собственно, вся ее арка — один большой плевок сценаристов в адрес интернирования японцев.
  • Post Mortem — комиссар Лебрен отправит Жака Эллуена на смертную казнь по обвинению в убийстве только на том основании, что его видели рядом с местом преступления (что неудивительно, поскольку он работает частным детективом и в ту ночь следил за убитыми). Чтобы спасти коллегу от петли, протагонисту потребуется не только собрать полный набор доказательств его невиновности, но и правильно их преподнести: если комиссар сочтёт аргументы недостаточно вескими или просто не уследит за ходом мысли, снимать обвинения с Жака он и не подумает.
  • The Elder Scrolls — согласно книжке «Правовые основы» (Legal Basics) из Daggerfall, закон Империи основан на принципе, который провозгласил пророк Марук в Первой Эре: «Все виновны, пока не докажут обратного» (в Daggerfall была механика, позволявшая защищаться в суде). Хотя на геймплее это никак не отражается — стражники никогда не арестуют главного героя просто из-за того, что заметили его рядом с местом преступления. Только если видели своими глазами, что жертву убил именно главный герой.

Реальная жизнь

  • В России презумпция вины действует по отношению к педагогам в детских учреждениях (детские сады, школы, лицеи и т. п.). Если ребёнок пострадал — педагогу придётся доказывать, что он ни сном, ни духом, ни чохом, ни мышьим писком, ни вороньим граем… короче никак не мог и не имел возможности предотвратить несчастный случай. В результате возникают иной раз странноватые требования, вроде запрета ходить в туалет во время урока: и впрямь — а ну как дитятко на лестнице вздумает прыгать на одной ножке, споткнётся, упадёт и шею свернёт — классная преподавательница Марь Иванна, ты почему не уследила? Отмазка типа: «У меня ещё двадцать таких же в классе сидело, что, я их должна была бросить, чтобы проводить Вовочку или Машеньку в сортир?» — не оправдание.
  • Во время Второй мировой, в Америке стала нагнетаться антияпонская истерия. Как следствие, когда пошли слухи о вторжении Японии в Америку, американских японцев быстренько похватали и отправили в лагеря. Потому что они же японцы, вдруг сотрудничать с силами вторжения будут. Хватали даже тех, кто заблаговременно вывесил здоровенный плакат «Я — американец». Позднее, правда, им разрешили даже служить в армии и воевать — но только в Европе. От Тихоокеанского ТВД их старались держать подальше.

Примечания

  1. А в старые времена было дело. Например, в XV—XVI веках в русском праве был довольно жутковатый институт «облихования». Он состоял в следующем: если было совершено преступление, а кого-то на основании слов 5-6 «добрых людей» (никаких доказательств они не предъявляли — лишь целовали крест и давали присягу, что говорят правду) объявляли «ведомым лихим человеком» (то есть, как всем известно, профессиональным разбойником) — доказательств не требовалось: «ведомого лихого» пытали. Если он под пыткой признавался — его казнили, если же нет — его имущество шло в возмещение вреда, а сам он получал пожизненное тюремное заключение. Оправдаться было нельзя. Однако это откровенное судебное безумие было связано с тем, что резко возросли как количество разбойничьих шаек, так и жестокость их преступлений — и с этим надо было срочно что-то делать. И такая развесёлая судебная хрень длилась с XV по XVII век — аж до времён Петра I. После него термин «ведомый лихой человек» перестал быть обозначением особого статуса обвиняемого и стал лишь синонимом для преступника-рецидивиста (пока и вовсе не вышел из употребления).
  2. Орфография цитируемого текста полностью сохранена.