Бандит-оборванец

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
«

А однажды увидели отряд полупьяных, заросших бородами всадников, что гарцевали по улицам на неподкованных индейских мустангах, и вид их не предвещал ничего хорошего; в одежде

из шкур, схваченных жилами, вооружённые чем ни попадя — тяжеленные револьверы, ножи «боуи» величиной с саблю шотландских горцев[1] и короткие двуствольные винтовки, в стволы которых влезал большой палец, сбруя лошадей выделана из человеческой кожи, поводья сплетены из человеческих волос и украшены человеческими зубами, на самих же всадниках красовались наплечники или ожерелья из засушенных и почерневших человеческих ушей, лошади — казалось, необъезженные — озирались и скалили зубы, как дикие собаки.
»
— Кормак Маккарти, «Кровавый меридиан»
Нет, это не восстание бомжей в Сомали. Это фестиваль любителей постапокалипсиса.

Кто такой бандит?

Это человек, действующий в составе преступной группировки, и совершающий преступления против личности и имущества. Проще говоря — грабитель и вымогатель.

Зачем он это делает? Ну, просто потому, что хочет жить лучше чем тот, кого он грабит, не прилагая к этому особых усилий.

Вопрос: как будет тратить награбленное бандит?

Вообще, по логике вещей, полностью подтверждаемой реальной жизнью, бандит будет стараться жить «дорого-богато». Малиновый пиджак, золотой «верту», золотой же пистолет, перстни, крест типа «гимнаста снимите» — это все знакомо нам, выжившим в 90-е, до боли. Ровно ту же картину наблюдали и жители Чикаго 30-х, и посетители Порт-Ройяля в разгар карибского пиратства. Ну, с поправкой на реалии. Бандит грабит для того, что бы жить лучше и богаче ограбленного: это аксиома! Те же пираты в свое время отличались неимоверной тягой к шелкам и мехам, что хорошо подчеркнуто у Марка Твена в «Томе Сойере».

Тем не менее, множество авторов где-то с конца 19 века, как сговорившись, рисуют бандитов, пиратов и прочих постапокалиптических рейдеров — как команду оборванцев!

Попробуйте себе это представить: люди, по определению обладающие большими материальными ресурсами, жрут гнилье и пьют чуть ли не болотную воду. Они ходят в драных тельняшках, извозюканных бесформенных штанах, дырявых косухах, а если встанет нужда защитить себя броней — обвешиваются каким-то ржавым котельным железом. Серьёзно? Вопрос жизни и смерти они доверяют ржавому котельному железу? Вообще, они становятся похожими на панков. Зачастую ещё и ирокезы себе намыливают и красят в какие-то одному сатане ведомо какие цвета, обвешиваются цепями, как Кентервильское привидение, и полностью теряют человеческий облик.

А это реальные бандиты времён Дикого Запада[2]

Вооружение у рейдеров тоже впечатляет: у одного наган, у другого маузер, у третьего вообще какой-то карамультук, джеззаль кремнёвая. Каким образом атаман или его квартирмейстер решает вопрос снабжения орлов этакими разнокалиберными боеприпасами — опять же, один сатана ведает. Наверное, в ведре выставляют ассорти из всех видов патронов и кричат «Налетай!»[3].

С точки зрения современной массовой культуры это нормально. Такими показывают пиратов, такими показывали в СССР белые и зелёные банды, такими сейчас изображают рейдеров. Фактически, перед нами противоречащий здравому смыслу троп.

Когда троп всё же обоснован?

Тем не менее, есть случаи, когда к использованию тропа придраться нельзя, и когда он вполне на своём месте. Такими вариантами будут:

  • Грабители-новички, только-только начавшие «идти к успеху». Если бандиты ещё вчера были мирными крестьянами и лишь сегодня «вышли на большую дорогу» — странно ожидать от них крутого оружия и пышной одежды.
  • Грабители-неудачники, которым хронически не везёт, и которые не способны отобрать даже конфетку у младенца. Либо бандиты нормальные — но в длинной полосе неудач:
« Пьер, ты прав, он сильней во сто крат.

И какой же антильский пират
нападает на жертв
в сорок пушечных жерл,
чтоб от крови настил порыжел!

«Так решайте же сами, друзья!
Больше ждать нам добычи — нельзя:
ни штаны залатать,
ни долги отквитать,
ни в таверне денёк скоротать».

И ответили мы: «Капитан,
за тобой мы пойдём по пятам!
Хочешь — так, хочешь — вплавь,
хочешь — бриг продырявь,

только нас без гроша не оставь!»
»
— Е. Лукин — «Баллада о Пьере Легране»
  • В сеттинге вообще некого и нечего грабить. Если вокруг нищая средневековая округа, либо полное Сомали (или хотя бы трущобы без перспектив грабить в более респектабельных местах), целиком населённое оборванцами, у которых можно отнять только еду и эти самые лохмотья — троп вполне логичен.
  • Сеттинг не является бандитским раздольем — большие дороги патрулируют неармейские войска, которые стреляют бандитов без суда и следствия, а по лесам за ними гоняются егеря с собаками, натасканными на людей. Поэтому разбойникам приходится очень туго, и они выживают, как могут, а не набирают жирок. Почему тогда существуют банды разбойников, почему эти люди не перешли на менее очевидный криминал типа воровства или нечестного бизнеса? Возможно, нулевую терпимость к бандам ввели недавно, так что последним недобиткам остаётся только прятаться по глухим местам и с ностальгией вспоминать канувшее в лету беззаконие.
  • Грабители не столько банда, сколько иррегулярное формирование, ведущее боевые действия, пусть даже и не гнушающееся грабежом. Для таких партизан, ополченцев или террористов трофейное (зачастую ушатанное в хлам) оружие и драная одежда по «форме номер восемь» («Что упёрли — то и носим») — вполне нормальная вещь, особенно если неопытный командир не следит за внешним видом бойцов.
  • Бандитизмом занимаются солдаты разгромленной армии, которые оказались в тылу чужой страны и не собираются сдаваться в плен, особенно если конвенции по защите пленных отсутствуют или не действуют. Или наёмники, которым любая страна — чужая, а конвенции — не распространяются. Этим, в отличие от партизан, на снабжение от мирного населения рассчитывать не приходится — только грабёж. Продать награбленное они тоже не могут — скупщиков краденого не знают, да и те скорее предпочтут продать властям таких клиентов[4].
  • У бандитов с грабежом всё хорошо, а вот с торговлей — не очень. Характерно для сеттингов без развитой рыночной экономики, зато с цветущим шовинизмом всех мастей. В итоге живущие около торговых путей дикари могут грабить караваны, вооружаться трофейным оружием, украшать набедренные повязки шелками, а шеи — ожерельями из высверленных монет… но вот продать это кому-то, кроме других дикарей, и тем более купить услуги портного/кузнеца/оружейника/… им не у кого, а сами они в такие сложные технологии не умеют. В итоге очередной отряд грабителей щеголяет стыренным у охраны прошлого каравана оружием и носит богатые одежды с подшитыми жилами заплатками из шкур.
  • Настоящий пират должен пропить и промотать всю свою долю добычи за неделю, а потом голодным и злым идти на новое дело. При этом капитан обычно всячески способствует подобным настроениям в команде, чтобы не искать новых головорезов для следующего похода.

Примеры

Литература

  • «На всех хватит!» Андрея Уланова — напавшие на поезд мексиканские бандиты наряжены и вооружены кто во что горазд: «Слева направо — двуствольный дробовик с обрезанным стволом у обычного с виду, если не считать крест-накрест перечеркнувших грудь патронных лент, пеона в домотканой рубахе, „Миротворец“ с двенадцатидюймовым стволом у толстяка и новенький „винчестер“ у юнца в чёрном сомбреро».
  • «Билет в один конец» Бориса Громова — немало их. «Великие воины и потомки Темуджина», которые попытались ограбить поезд и нарвались на протагониста, оказались простыми степными крестьянами, у которых выдался неудачный год, но просить соседей о помощи они сочли унизительным. После того, как «великий белый батыр» доходчиво разъяснил неправильность такого решения, всё осознали и бандитствовать передумали. Банды бредунов, напротив, к грабежу привычные. Но на заражённых пустошах много не пограбишь, да и в местах, где есть хоть какое-то подобие власти, к беспредельщикам относятся без симпатии, что создаёт проблемы с торговлей и обменом (хотя в качестве пушечного мяса их используют охотно, поэтому подкидывают порой неплохую технику). А выродней без разговоров стреляют даже самые отмороженные из бредунов — те, мало того, что поголовно облучённые, так ещё и без каких-либо моральных тормозов, практикуют людоедство и ритуальные жертвоприношения. Выглядят все вышеперечисленные именно как герои статьи, причём вполне обоснованно. А вот Чёрный Полковник, напротив, представляет аверсию тропа: его банда больше похожа не на банду, а на хорошо организованный, вооружённый и дисциплинированный полк полного состава, да и сам он живёт неплохо даже по довоенным меркам.
  • «Боярская сотня» Александра Прозорова — именно так выглядит попаданец Александр Тирц, бывший «магистр Ливонского ордена», после того как рассорился с остальными попаданцами и в одиночку пешком прошёл через всю Ливонию, где все крестьяне желают убить одинокого рыцаря.
« Неудачливого наемника узнать легко: кираса ливонского кнехта, меч рыцарский, каски нет вовсе. На ногах обувь неизвестно какой страны, штаны из дорогого сукна, поверх всего на плечи наброшен простой мужицкий тулуп. Пропахший дымом и потом, грязный и злой. Когда армия терпит поражение — про них забывают в первую очередь, предоставляя выбираться самим, как получится. Судя по всему, этому ландскнехту жалование платили в последний раз так давно, что он забыл цвет золота, и как он добирался до ганзейского города, каким путем добывал пропитание, с кого и когда снял тулуп — лучше не спрашивать. »
— «Череп епископа», начало последней главы
  • «Космоолухи» — шайка Унылого Роджера в первом томе выглядит именно так: не везло на поприще космического пиратства им хронически и катастрофически. Сам Роджер носит заношенный полицейский мундир, оставшийся с прошлой службы, и другой одежды не имеет: когда ему пришлось притворяться геологом, единственной альтернативой был найденный в куче хлама комбез, при одном взгляде на который появляются мысли о хреновом финансировании геологических экспедиций. У пиратского адмирала Балфера дела, вроде бы, идут получше. На первый взгляд. А при ближайшем рассмотрении окажется, что его хвалёный крейсер давно превратился в требующую срочного ремонта рухлядь. Оборванцами, впрочем, его подопечные не выглядят, а у самого Балфера даже вычурный мундир с медальками имеется.
  • «Повесть о жизни» Паустовского — «Лошади были покрыты вместо попон еврейскими молитвенными покрывалами — талесами. Свесив ноги, сидели ездовые. Мелькали желтые сапоги, бурки, валенки, зашнурованные до колен ботинки, серебряные шпоры, гусарские сапожки с офицерской кокардой на голенище, болотные бахилы, оранжевые туфли с пузырями на носках, красные и заскорузлые босые ноги, обмотки, вырезанные из красного плюша и зелёного биллиардного сукна». Это здесь махновцы такие.
    • Впрочем здесь бандиты — не совсем оборванцы. Часть из них одета пестро, но «дорого-багато» в понимании вчерашних крестьян. Шпоры и гусарские сапожки, высокие шнурованные ботинки — это уже прибарахлившиеся бандиты. А те, кто босиком или в обмотках, — могут быть новичками, еще не разжившимися приличным прикидом…
  • «Профессия: ведьма» О. Громыко — «…незнакомый и весьма подозрительный тип обросшей наружности демонстративно потрясал перед лошадиной мордой самодельным арбалетом с грязной стрелой многоразового использования, так что непонятно было, кого он собирается грабить — меня или Ромашку». Как раз пример оборванца-неудачника (если не вообще грабителя-идиота): в мире, где боевые магички не просто существуют, а активно практикуют по всем странам, дуром нападать на девушку в мужской одежде, спокойно едущую себе верхом — верх неблагоразумия.
  • «Тачанка с юга» А. Э. Варшавера — и снова такими изображены махновцы. Особенно один товарищ в драной ливрее циркового артиста.[5]
  • Хроники странного королевства — ханурики из трущоб столицы Мистралии, которые в седьмом томе на свою беду попытались ограбить товарища Кантора. Шесть патронов, которые он потратил на эту шоблу, явно стоили дороже их ржавых ножей и топоров.
    • Зато «романтики большой дороги», которые в следующем томе вчетвером явились в трактир объяснить одному крестьянину, что не стоит пытаться ухаживать за чужими девушками — уже выглядели очень даже дорого-богато. Да и до их прихода друзья несчастного говорили ему, что Хуаните при таком кавалере совсем не интересны медные колечки.
  • «Шпион» Джеймса Фенимора Купера — вот как выглядела банда скиннеров эпохи Войны за Независимость: «Пришелец был не стар годами, но черты его лица изобличали душу, многие годы одержимую дурными страстями. На нем было платье из самой убогой материи и до того изодранное, что казалось, он намеренно хотел выглядеть бедняком. Волосы его поседели раньше времени, а запавшие угрюмые глаза бегали по сторонам, уклоняясь от встречи со смелым, честным взором. Резкие и беспокойные движения, вся его манера держаться свидетельствовали о низменной натуре, вызывали отвращение у окружающих и были во вред ему самому. Это был хорошо известный вожак одной из мародерских банд, которые рыскали по графству[6] и, прикидываясь патриотами, совершали множество преступлений, начиная с мелких краж и кончая убийствами. За ним стояло ещё несколько человек, одетых не лучше его; их лица выражали полное равнодушие и тупую бесчувственность. У всех были мушкеты со штыками — обычное снаряжение солдат-пехотинцев».

Кино

  • Der Hauptmann — все бойцы «боевой группы Герольда» носят изрядно поношенную форму Люфтваффе, а вот сам главарь (бывший ефрейтор ВДВ) одним своим статусом обязан найденной в покинутом штабном автомобиле парадной форме капитана и всегда носит именно её (не перешивать же знаки различия с красивого мундира на заношенную куртку?).
  • «Безумный Макс» — все части. Даже бандитская армия лорда Хумунгуса и «правоохранители» Бартертауна одеты кое-как.
  • «Звёздные войны» — тускенские рейдеры. Сами тускенские племена чем-то напоминают смесь индейцев и бедуинов, с изрядной примесью «Дюны» как одного из источников вдохновения Лукаса, и кочуют в дикоземьях, но некоторые вооружённые группы, собственно рейдеры, набигают и грабят. Одеты в лохмотья, головы замотаны в тряпки, ружья из мусора и хлама, так что налётчики не опасны городам, в отличие от одиноких ферм.
  • «Морозко» — лесные жители, разбойники-грабители. Одеты в рванину кто во что горазд, вооружены неподьемного вида дубинами, любимое занятие — гадать на ромашке «пограбим — не пограбим, пожрем — не пожрем, мы побьем — нас побьют». Судя по реакции на последний вариант, это происходит регулярно. Зимой давят педаль в пол: греются у костров в том же тряпье, многочисленными дымами извещая о своём присутствии всю округу.
  • «Свадьба в Малиновке» — орлы пана атамана Грициана Таврического: апофеоз тропа, фестиваль бомжей на выезде. Больше всего запоминается Попандопуло в драной тельняшке, какой-то непонятной фуре с пером, красных шароварах и цивильных штиблетах. Только сам пан-атаман выглядит более-менее правдоподобно.

Аниме и манга

  • Dorohedoro — рядовые бандиты как в Дыре, так и в мире волшебников. Крестоглазые — тоже махровая щербатая гопота, но от обычных волшебников-бандитов они отличаются разве что наличием идеологии. А вот серьёзная мафия вроде ОПГ Эна предпочитает носить что посолиднее, да и ополчение Дыры носило вполне себе приличную униформу, а не партизанские обноски.
  • Slayers — здесь тоже разбойники напоминают троглодитов, в большинстве своём.

Видеоигры

  • Bulletstorm — «Крипы» и «Черепа», две банды с планеты-свалки Стигия, постоянно враждующие друг с другом. Обе группировки состоят из опустившихся до каннибализма кровожадных бандитов (собственно, «черепа» и есть бывшие заключённые местных тюрем), одетых в лохмотья и рваную кожу. Единственное существенное различие в облике между ними — «крипы» мутировали сильнее «черепов», а потому надевают немного больше рваных тряпок, чтобы скрыть своё уродство. А многие из «черепов», напротив, щеголяют голым торсом.
  • Chaser — банда «Рейдеры» в Монтаук-сити. Одеты в куртки и майки с джинсами и мешковатыми штанами, а потому выглядят сущими гопниками по сравнению с закованными в броню и строгие дорогие костюмы бойцами мафии и якудзы.
  • The Elder Scrolls V: Skyrim — все бандиты, кроме главарей, ходят в шкурах, как пещерные люди.
  • Fallout — троп особенно заметен в новых частях серии, с их высокой детализацией внешности персонажей. Но и в старых были рейдеры в косухах с оторванными рукавами. Подобный внешний вид этих бандитов в первых двух играх можно при желании объяснить тем, что это как раз грабители-неудачники, которых ни одна «приличная» бандитская организация, вроде гильдии работорговцев, в свои ряды не взяла. В играх эпохи Bethesda, где рейдеры контролируют целые города и районы, уже не прокатывает. В Fallout: New Vegas — серединка на половинку: семьи Стрипа, Ван Граффы и Короли вооружены и одеты прилично, да и Великие Ханы ходят в не самых плохих кожанках. Голодранцы из Фрисайда и недобитки из Гадюк и Шакалов, как и подобает неудачникам, оборвыши. Но банда Чертей, контролирующая юго-запад Нью-Вегаса, ходит всё в том же тряпье, что и рейдеры Fallout 3, при том, что владеет неплохим энергооружием.
  • Mount & Blade — то, что тут зовется просто бандитами или ворами (как раз-таки грабители-неудачники, опасные разве что для одинокого плохо вооруженного и не умеющего толком драться путника) — буквально оборванцы в одних штанах и с дубинами либо фальшаками. Правда, таёжные бандиты уже могут угостить джеридом, а морские налетчики упакованы в кольчуги.
  • Rimworld — самые первые бандиты, встречаемые игроком, экипированы именно так. Ходят в криво-косо сшитом рванье, экипированы паршивеньким дубьём с ножами, а если есть огнестрел, то ушатанный в хлам и максимум «нормального» качества. Обоснований несколько: это, по всей видимости, новички или опытные неудачники, решившие разграбить молодое поселение игрока, ситуацию усугубляют царящая вокруг анархия (космовестерн же!) и «необщительность» местных рейдеров-грабителей, так как, согласно описанию, они не торгуют и дипломатию не ведут. А вот в дальнейшем игрока ждёт нежеланная аверсия: приходят опытные, хорошо экипированные бандиты и наёмники.

Реальная жизнь

  • В реальной жизни полюбоваться на троглодитов всех мастей можно разве что на постапокалиптическом фестивале Wasteland (см. фото).
  • Ну, ещё типаж встречается среди сомалийских пиратов. Да-да, на рубеже XX и XXI веков — этакие бомжары в неописуемой рванине, с автоматом класса «что чинить, что выкинуть» или древней итальянской винтовкой, выпущенной ещё при Муссолини[7].

Где не встречается

В этом подразделе будут перечислены нормальные, прибарахлившиеся рейдеры.

Литература

« Опанас глядит картиной

В папахе косматой
Шуба с мертвого раввина
Под Гомелем снята.
Шуба — платье меховое-
Распахнута — жарко!
Френч английского покроя
Добыт за Вапняркой.
На руке с нагайкой крепкой
Жеребячье мыло;
Револьвер висит на цепке

От паникадила[8].
»
— Э. Багрицкий, «Дума про Опанаса»
  • «Песнь Льда и Пламени» — Бравые Ребята. Эти — наряжаются кто во что горазд, вплоть до того, что выглядят как яркая банда клоунов-сутенёров. Причём все они — гипертрофированное изображение высокой моды своей культуры: летнийцы — в плащах из перьев, которые боятся дождя и грязи, тирошийцы — подражают архонтам и нобилям своего города, крася бороды и волосы, дотракийцы — украшают косы неправдоподобным количеством колокольчиков (которые в норме этой культуры носят только воины-победители). Во главе отряда стоят капитан, увешанный монистами из золотых монет, и лейтенант в моднявом плаще из человеческой кожи.
    • Там же — наёмник Даарио Нахарис, который настолько faaabulous, что в экранизации постеснялись это изобразить.
  • «Приключения Тома Сойера» М. Твена — «Мы будем грабить богатых, и отдавать деньги бедным. Все? Нет, ну что ты. Немного. А на остальное — будем одеваться как богачи, ходить в мехах и шелках. Все пираты так делают!»[9]
  • «Сага о ведьмаке» — банда «Крысы». Тратили все свободные деньги на оружие, одежду, блескучие цацки и яркие татуировки[10], стали родоначальниками стиля моды среди молодёжи в Империи Нильфгаард. После того, как охотник за головами Лео Бонарт посёк всю банду, он потратил немало времени на то, чтобы вылущить из трупов золотые и серебряные серьги и пирсинг.
  • «Эраст Фандорин» Б. Акунина — бандиты высокого ранга с Хитровки одеваются щеголевато и заметно.

Кино

  • Инверсия тропа сама по себе стала тропом гангстерсого кино: стереотипный гангстер — стильно одетый в «троечку» и шляпу-федору, с Томми-ганом и на роскошном Кадиллаке с форсированным мотором и скрытым бронированием. Этот образ слишком явно выделяется среди городских пролетариев и клерков, но при этом и с хозяевами заводов-газет-пароходов не спутать, — можно арестовывать за один только внешний вид! Реальность более прозаична: разумеется, были и такие, и именно они кодифицировали образ гангстера, потому как были на слуху, вели между собой громкие и кровопролитные войны, выстраивали семейные кланы и — само собой! — почти поголовно были пойманы либо убиты полицией или конкурентами. Их более разумные коллеги старались сильно не выделяться из окружения, успешно легализовали криминальные доходы, вовремя завязали с преступной деятельностью и вошли в историю как талантливые бизнесмены. Были и откровенные отбросы, которые вполне тянут на героев этой статьи, но их жизнь была короткой и для гангстерского кино неинтересной (а вот в соседний жанр нуара такие типажи регулярно заглядывают).

Комиксы

  • «Великий Завоеватель» Octane — Коршуны. Не просто бандиты, а парамилитарии, издавна противостоявшие властям Слаты. Поэтому имеют униформу: шинели и шлемы по образу и подобию бударанских. Проблема со снабжением решается просто: лидер коршунской стаи (тот самый Великий Завоеватель) — это могущественный злой дух, и в его силах магически выдать обмундирование новым Коршунам, а ещё преобразить их в стильных птицелюдей.
    • Там же — и другие слатийские культы-банды-субкультуры: люди-волки, люди-кошки. Первые — организованная группировка с униформой (в которую входят в том числе волчьи шкуры на плечи) и даже железными зубами у вожаков (один волчий атаман даже ухитрился прокусить руку ВЗ), а вторые — неформалы-бандиты, в основном дети богатых родителей, для которых тоже не проблема достать одёжку.

Видеоигры

  • Современные игры про городских бандитов (GTA, Mafia, Saints Row и им подобные) — сколь-нибудь серьёзные банды одеваются и живут шикарно, ездят на крутых тачках и вообще прожигают жизнь.
  • Fallout: New Vegas — правящие Семьи Стрипа одеты в шикарные костюмы. И если «Белую Перчатку» и «Председателей» можно отнести к бандитам с оговорками, то «Омерта» — чистой воды мафия Нью-Вегаса.
  • Fallout 4 — аддон Nuka World. Две из трёх банд Ядер-Мира экипированы вполне разумно. Операторы — пижоны, косящие под мафию, предпочитают ходить в деловых костюмах, а в качестве брони поверх них надевают вполне прилично выглядящие латные нагрудники и горжеты. Ещё и пастой ГОИ начищенные. Другая банда, Адепты, куёт себе грозно и готично выглядящие латные доспехи а-ля «Саурон и назгулы». Порой чересчур готичные — например, у половины их шлемов непонятно, как они в них видят. Но попытка засчитана.
  • Mass Effect — крупные футуристические банды из далёкого космоса по своему снаряжению и оснащению ничем не уступают регулярным войскам. А какие-нибудь «Синие светила» или «Затмение» в плане экипировки вообще дадут фору некоторым армейским формированиям.
  • Middle-earth: Shadow of War — конечно, орочье племя Мародёров не вполне бандиты, но любовь к грабежам прекрасно видна по их нарядам: любой, даже самый «бедный» капитан Мародёров может похвастаться хотя бы золочёным наплечником, а уж самые богатые сплошь увешаны золотом и пурпурными тканями. О крепостях Мародёров и говорить нечего: они столь богато украшены мрамором и сусальным золотом, что диву даёшься.
  • Oblivion — тут вообще интересная ситуация. Все NPC прокачиваются вместе с игроком. В результате когда герой имеет высокий уровень, то и бандиты щеголяют в дорогих доспехах и с даэдрическим оружием. Особенно забавно, если такой головорез, чья амуниция вместе взятая может стоить не один десяток тысяч золотых, вымогает у протагониста жалкую сотню.

Реальная жизнь

  • Ландскнехты (поскольку грабежей и разбоя не чурались, их можно сравнить с бандитами[11]). Ландскнехты «третьего похода»[12] одевались настолько пестро, ярко и вычурно, что эта манера стала чрезвычайно популярной во времена Ренессанса. Если на картине XV—XVI веков вы увидите человека в чём-то пышном, с многочисленными буффами и разрезами (сделанными, чтобы из-под верхнего платья красоваться не менее великолепным нижним) — то знайте: начало этой моде положили чинившие разбой наёмники.

Примечание

  1. Вероятно, тут подразумевался broadsword — знаменитый шотландский корзинчатый палаш. Занятно, что из всех видов палашей как раз шотландский наиболее мечеподобный — клинок на бродсворде прямой и почти всегда обоюдоострый.
  2. На фото знаменитая Дикая Банда, про которую снят одноимённый фильм.
  3. Подобное возможно, если квартирмейстера нет вообще, а проблемы с боеприпасами каждый решает сам. Но тогда всегда есть вероятность того, что кто-то в банде окажется небоеспособным в самый неподходящий момент, когда на него вся надежда… Короче, любой здравомыслящий бандит до такого дело не доведёт.
  4. Хотя не всегда — Говнюкары Гавенкары не на пустом месте придуманы
  5. Вдвойне забавно то, что сегодня мы хорошо знаем, что в реальности, Махно создал пусть и небольшую, но полноценную и вполне цивилизованную республику, с регулярными силами самообороны и дисциплиной. И этого друга, в драной ливрее, вообще говоря, в реальности ждала бы хорошая порция розог, если не чего похуже).
  6. Сейчас принято переводить американское County как „округ“ — никакого графа в этих „графствах“ не предусмотрено.
  7. Конкретно в Сомали основная сумма выкупа за захваченные корабли достаётся отнюдь не тем, кто носится по морю на старых катерах с ржавыми «калашами».
  8. Т.е. на куске здоровенной золотой цепи от церковной люстры.
  9. Тут нужно учесть, что это слова мальчишки, в жизни не видывавшего ни одного пирата, а лишь начитавшегося книжек про них. Впрочем, здесь он недалёк от истины.
  10. Не считая подарков местным жителям, из-за чего и задержались так долго на этом свете: щедрых «Крыс» мало кто хотел выдать, а когда их всё же порубили — местные не прикопали их в канаве, а более-менее по-человечески похоронили.
  11. Тем более, что термин «банда» пошёл как раз от «das Band» — «лента»: поскольку униформы не было, для опознания своих в скоротечных схватках компании («роты») ландскнехтов часто носили перевязи, пояса и повязки на шляпу из материи одного цвета. В итоге первоначально «бандой» называли как раз отряд наёмников, а потом, из-за их весьма вольного поведения по отношению к мирным жителям — стали называть так устойчивую группировку разбойников.
  12. Народная мудрость тех времён гласила: из первого похода наёмник возвращается нищим и израненным, из второго — более-менее таким, каким уходил, отбив свои расходы, из третьего — в мехах, шелках и с полными карманами золота. Но, надо сказать, до третьего мало кто доживал.