Контркультура десятых

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску

(линк)

Лягушонок Пепе — один из самых известных и долгоживущих[1] мемов форчана и альтрайтов вообще. Имеет буквально тысячи вариаций, с помощью которых постер может выразить любые чувства и своё текущее эмоциональное состояние. Ну или просто что-то высмеять.

2010-е годы стали временем глобальных потрясений, коснувшихся в первую очередь США, но прокатившихся по всему миру, включая Россию. После безоблачных девяностых, когда казалось, что всё Мировое Зло побеждено, и весь мир рано или поздно станет одним большим процветающим Западом, и напряжённых нулевых, ключевой темой которых стала борьба с терроризмом, в 2010-х центр напряжённости по большей части сместился из внешней во внутреннюю политику. В основном эти процессы были связаны с попытками государства и общества установить контроль над Интернетом и прекратить тот сетевой разврат, которым отличались два предыдущих десятилетия — и, соответственно, сопротивлением со стороны битардов, геймеров и прочих отщепенцев, пытающихся отстоять право на разврат. По сути, речь идёт об очередной дисциплине спецолимпиады на тему «свобода vs безопасность», но следует отметить необычную расстановку сил: если в первой половине 20 века морализаторством и любовью к цензуре отличались правые консерваторы, запрещавшие «Лолиту» и «Любовника леди Чаттерлей» и пролоббировавшие в Голливуде кодекс Хейса, а леваки в шестидесятые троллили их сатанизмом, коммунизмом и свободной любовью, то ныне моралистами, наоборот, стали левые — а правые, объединившиеся в движение альт-райт, как раз встали на позиции ироничного имморализма и деконструкции всего святого.

Идейными предшественниками американских альтрайтов можно считать российских контркультурщиков девяностых вроде Александра Дугина, Сергея Курёхина, Евгения Головина, Михаила Вербицкого и др., которые ещё за пару десятилетий до американцев додумались совместить постмодернизм и психоделический стиль в духе шестидесятых с ультраправыми идеями красно-коричневого или бело-коричневого толка. В частности, роман Павла Пепперштейна и Сергея Ануфриева «Мифогенная любовь каст», где Вторая Мировая показана как игра, в которую играют сказочные персонажи вроде Мэри Поппинс и Карлсона, предвосхитил эстетику «мультяшного фашизма» с одетыми в нацистскую форму лягушатами, персонажами аниме и пони из «My Little Pony».

Собственно, кто такие SJW и что у них за «прогрессивная повестка»?

Беспорно, самым ярким маркером культурного и политического контекста 2010-х стал триумф идеологии прогрессивизма в развитых странах Запада, прежде всего, в США. Собственно, те ребята, которые в шестидесятые были прожженными контркультурщиками, к концу нулевых — началу десятых, стали сами задавать конъюнктуру. Определённые подвижки в эту сторону, конечно, шли все время, начиная с означенных шестидесятых, но в ранг официальной политики идеи прогрессивистов начали возводиться именно в годы президентства Барака Обамы — сначала в США, а потом и в равняющихся на них странах Запада. Сама идеология представляет собой идеи новых левых прошлого века (фрейдомарксизм, постмодернизм, критическую теорию, феминизм второй волны), адаптированные под реалии неолиберального общества, преимущественно путем сглаживания острых углов в экономических вопросах и заострения внимания на чисто культурных и социальных аспектах исходных учений (за что недоброжелателями именуется культурным марксизмом). Из характерных идей и особенностей прогрессивизма можно выделить следующие:

  • В основе учения — представление о том, что человеческое общество фундаментально несправедливо. В дележе ресурсов, власти и возможностей представители групп-угнетателей всегда имеют превосходство над представителями угнетенных групп. Соответственно, с точки зрения прогрессивистов, общественный прогресс состоит в преодолении этой несправедливости. Собственно, перешло в прогрессивизм напрямую из марксизма.
  • Наследие постмодернизма и критической теории. Если классический марксизм провозглашал материализм, то одной из центральных идей прогрессивизма стала мысль о том, что объективная реальность, если и существует, недоступна несовершенным человеческим чувствам и методам анализа, а потому любая идея, претендующая на истинность, есть не более, чем результат общественного консенсуса, социальный конструкт. А поскольку общество, как мы помним, согласно учению прогрессивистов фундаментально несправедливо, то и оный консенсус задают группы-угнетатели в целях упрочения своей власти. Таким образом, созданные несправедливым обществом институты, такие как семья, религия, культура, мораль и наука, работают на поддержку системы угнетения путем его нормализации и обоснования претензий угнетателей на власть.
  • Применение инструментария постмодернистов с целью преодоления созданного угнетателями дискурса. Из предыдущего постулата делается вывод — угнетение является системным или структурным. Оно целиком пронизывает все общество и заложено в его фундаменте. Победа прогресса в таких условиях невозможна — у основной массы населения слишком промыты мозги, чтобы ее представители вообще замечали факт своей угнетенности или, напротив, принадлежности к угнетателям. Преодолеть это можно путем деконструкции сложившегося дискурса, то есть анализа его текстов, высказываний и понятий с целью выявления того, в чьих интересах, для чего и с целью осуществления власти над кем они были сформулированы.
  • Применение инструментария новых левых для обеспечения внедрения прогрессивных идей в дискурс и недопущения их замалчивания или организации контрпропаганды. Согласно заимствованному из грамшизма принципу Долгого Марша прогрессивистам для трансляции своей повестки требуется медленно и планомерно оккупировать все общественные институты, такие как образование, науку, организованную религию, госслужбы, СМИ и искусство, а согласно заимствованному из учения Маркузе принципу репрессивной толерантности — проводить политику нулевой терпимости к реакционерам, по мере закрепления во властных структурах лишая их голоса путем лишения платформы для трансляции реакционных идей и их цензуры.
  • Интерсекциональность. Поскольку доминирующие в обществе идеи являются порождением консенсуса, созданного угнетателями на благо угнетателей, созданная на их основе картина мира будет всегда искажать реальность в их пользу. Таким образом, более близкой к реальности согласно учению прогрессивистов является точка зрения угнетенных. Угнетение бывает разным — по признаку расы, национальности, пола, сексуальной ориентации, гендерной идентичности, социального положения, возраста, внешности и так далее. Чем по меньшему количеству признаков угнетен человек — тем ближе его жизненный опыт, а следовательно, и картина мира, к таковым у угнетателей, соответственно напротив, чем более человек угнетен, тем его жизненный опыт и картина мира ближе к реальности. Отсюда вывод — единственным значимым фактором, объединяющим людей, является их совместный опыт угнетения.
  • Теперь самое главное — по мнению прогрессивистов сложившаяся в западном обществе система такая же репрессивная, как и все прочие: она создана белыми цисгендерными гетеросексуальными мужчинами для осуществления угнетения и маргинализации женщин, а также расовых, сексуальных, религиозных и прочих меньшинств. Культура, наука, экономический уклад, политическое устройство, нормы морали, особенности быта и остальные элементы этой системы вплоть до языка направлены на систематическое ограничение свободы, присвоение результатов труда, недопущение к дележке ресурсов и власти и замалчивание участия в обществе оных угнетенных групп населения.
  • Перестройка оного несправедливого общества в справедливое возможна путем воплощения в жизнь трех принципов — Разнообразия, Инклюзивности и Равенства. Принцип разнообразия вытекает из идеи о том, что картина мира угнетенных групп ближе к истине, чем картина мира угнетателей — соответственно, для достижения справедливости требуется представление в институтах общества всего ассортимента носителей опыта угнетения и всевозможных пересечений разных аспектов такового, его практическая реализация называется репрезентацией. Принцип инклюзивности подразумевает создание максимально дружелюбных к представителям угнетенных групп условий и основан на мысли о фундаментальной несправедливости общества — так как существующий дискурс враждебен меньшинствам, то даже при соблюдении репрезентации их представителям будет сложнее добиться успеха, а значит, требуется оградить их от негативного влияния дискурса путем недопущения переживания ими травматического опыта, напоминающего об угнетении. Реализация принципа инклюзивности называется политкорректностью. Наконец, принцип равенства (в английском оригинале используется слово equity в противоположность equality, обозначающему традиционные, а значит созданные бело-патриархальным консенсусом представления о равенстве) постулирует равенство результатов разных групп как конечную цель прогресса. Так как представители групп-угнетателей в мировосприятии прогрессивистов имеют несправедливые привилегии в существующей системе, то равенство предполагается обеспечивать путем предоставления угнетенным группами призванных скомпенсировать привилегии угнетателей преференций, то есть практическое воплощение принципа равенства возможно путем проведения политики позитивной дискриминации.

Эта идеология стала четко ассоциироваться с политикой Демократической Партии в США и сочувствующих ей политических сил в других странах Запада, что привело к сближению тех, кто представлял интересы других фракций, но изначально был в общем-то равнодушен к затрагиваемыми прогрессивизмом темам, и тех, кто был изначально аполитичен, но воспротивился именно повсеместному навязыванию «прогрессивной повестки» как единственно правильной. Последние и навесили на адептов прогрессивизма ярлык SJW — Social Justice Warriors, сиречь «борц(ун)ов за социальную справедливость», намекая на неискренность и нелепость их борьбы. Все эти тенденции совпали с повальным распространением Интернета в развитых странах и регионах, что, в свою очередь, привело к перетеканию значительной части политических дискуссий в онлайн, приведя к развитию феноменов вроде сетевого активизма и началу дискуссий о цензуре в Интернете.

Ключевые явления эпохи

  • Собственно, рассмотренная в предыдущем разделе прогрессивная повестка и служители её СЖВ[2]. Превратилась в фактически официальную идеологию либерально настроенных элит, что ввиду длительного доминирования демократов и аналогичных им фракций в СМИ, культуре и академической среде (а впоследствии и в IT-индустрии) создало заметный перекос в медиапространстве в «прогрессивную» сторону. Реализуя свои тезисы, сторонники прогрессивизма создали повестку, характеризовавшуюся следующими характерными особенностями:
    • Продвижение гендерной теории, повышенный интерес к проблемам людей-ненатуралов, гей-повестка, к концу эры плавно переходящая в транс-повестку. Одной из больных тем становится поставленная прогрессивистами цель нормализовать нетрадиционные половые отношения в обществе, в том числе путем просвещения о них детей и подростков, что вызвало бурю негодования в консервативной среде. Отсюда — мода на персонажей и произведения с тематикой ориентации и гендера.
    • Продвижение критической расовой теории, дежурные покаяния за колониализм и рабовладение, возведение принятия мультикультурности и мультирасовости общества как ключевого элемента западной идентичности. В самих США это проявлялось во вспышке интереса к афроамериканской истории и культуре, правда, преломленной в призме соответствующей идеологии, подъему чёрного активизма, в том числе и весьма радикального, вплоть до грабежей и погромов, в других регионах в роли «угнетенных цветных» могли быть и другие группы, например, мусульмане-мигранты с Ближнего Востока. Одной из тем становится противостояние «уязвимых меньшинств» окружающему «косному и расистскому обществу». Многие характерно «белые» сюжеты переделываются с заменой белых персонажей на цветных, но напротив, культуру цветных начинают защищать от «апроприации» (якобы неуважительного или несправедливого присвоения) белыми.
    • Феминизм третьей волны и интерсекциональный феминизм, часто в сцепке с предыдущими двумя пунктами. Особое внимание уделяется женским проблемам, особенно в половой сфере, резко критикуется традиционная мужественность как токсичная и опасная как для женщин, так и для самих ее носителей. Шумиха вокруг скандалов с сексуальными домогательствами и весьма вольная трактовка явления сексуального насилия приводят к заметной секс-негативной окраске феминистической культурной повестки, что дает повод многим повод заявить о приходе «нового пуританства», уже без религиозного наполнения. Отсюда — мода на образ «сильной героини»: десексуализированной и обыкновенно противостоящей патриархальному обществу в его разных проявлениях.
    • Зеленая повестка. В дополнение к собственно социальным аспектам прогрессивной повестки добавляется и экологический, популярный в окололевых кругах еще с конца XX века. Активно муссируются тема глобального потепления, изменения климата и перенаселения, особенно в развитых странах существующие высокие стандарты уровня жизни критикуются как слишком обременительные для планеты, продвигается навязчивая антинаталистская повестка добровольного отказа от детей «ради будущего планеты».
    • Культура отмены. Закономерные возражения даже наиболее вопиющим эксцессам новой идеологии расцениваются как выступления реакционеров-мракобесов против прогрессивных перемен, начинается выдавливание носителей неудобных мнений с платформ распространения информации путем их травли, оказания давления и обычной коррупции. Получает хождение практика распространения о неугодных информации об их (реальных или мнимых) шовинистических взглядах, причастности к сексуальным домогательствам и прочих прегрешениях против прогрессивных ценностей вплоть до разглашения личных данных недоброжелателям с целью организации их травли в формате от бойкота и нападок в Сети до прямых нападений. В свою очередь, со стороны в массе своей прогрессивно настроенного руководства IT-компаний появляются сначала призывы, а потом и прямые действия по установлению в Сети интернет-цензуры, банящей за неудобные взгляды.
  • На противоположном полюсе собираются, как уже сказано, как оппоненты демократов как политической силы, так и противники оных «новых ценностей», обнаружившие себя в роли врагов народа и козлов отпущения. На фоне недовольства мягкотелой политикой мейнстримных западных правых, традиционно стоявших на либерально-консервативных позициях, озабоченных в основном экономической политикой и не особо сопротивлявшихся победному шествию прогрессивизма, возникает движение «альтернативных правых» (Alt-right), с заметным налетом радикализма и неформальщины. Само движение, будучи рыхлым объединением разных недовольных «повесточкой», в диапазоне от либертарианцев до правых популистов, религиозных консерваторов и откровенных неофашистов, тем не менее стало заметным культурным и политическим феноменом, породившим свой пласт контркультуры и повлиявшим на политический климат как в Штатах, так и за их пределами. Как уже сказано, взгляды альтрайты имели совершенно разные, но были связаны как общим неприятием адептов «повесточки» и беспомощных классических консерваторов, так и своей характерной меметикой, основанной на конспирологии, сетевой и геймерской культуре и трендах масскульта. Среди факторов, повлиявших на становление субкультуры, можно выделить следующие тенденции:
    • Собственно, эпоха ознаменовалась заметной политизацией до того достаточно равнодушной к политике гик-субкультуры, причем зачастую — именно в правую сторону, как реакция на политизацию самой гик-культуры (жанрового кино, комиксов, видеоигр) со стороны адептов прогрессивизма. В частности, скандал Gamergate, связанный с возмущением коррупцией и кумовством в игровой журналистике и сопровождавшийся обвинением геймеров со стороны СМИ в приверженности реакционным взглядам, действительно привел к последующей массовой поддержке американской молодежью кандидатуры Дональда Трампа на президентских выборах в Соединенных Штатах и последующему закреплению в политическом сленге слова «геймер» как эвфемизма для «сторонник радикальных взглядов». Из-за этой особенности субкультура альтрайтов оказалась в значительно мере пронизана отсылками на гик-культуру, как старую, «доповесточную» западную, так и на, например, не затронутую прогрессивизмом японскую. Отсюда куча геймерских и анимешных мемчиков с правым посылом разной степени радикальности, и ворох (нередко самоироничных) мемчиков про самих правых гиков, высмеивающих их далекость от постулируемых их идеологией маскулинных идеалов.
    • Реакцией на агрессивно продвигаемые прогрессивистами гендерную, расовую и феминистическую повестку, стала резкая вспышка сексизма, расизма и гомофобии в правой среде. Многие, кто до пришествия прогрессивизма исповедовал по этим вопросам умеренно-либеральные или консервативные взгляды, радикализовались и встали на путь нетерпимости. В альтрайт-культуре это приняло разные формы от повсеместных неполиткорректных шуток и мемов до всамделишного одобрения шовинистических организаций и режимов вроде Ку-Клукс-Клана и Третьего Рейха.
    • Общая атмосфера рессентимента правой молодежи против либеральных элит. Молодежь 10-х, встретившись с последствиями кризисов нулевых и ошибок еще 90-ых, столкнулась с безработицей, дефицитом жилья, бытовой и социальной неустроенностью. Отсюда конспирологический настрой альтернативно-правых, с мотивами лево-либерального заговора, ставящего своей целью разрушение всех традиционных институтов и последующее установление диктатуры, зачастую осмысленного в религиозно-мистическом ключе как заговор мраккультистов/слуг Антихриста, распространение среди них правопопулистских идей вплоть до откровенно фашистских и красно-коричневых, сближение их с «движением ополчения» и прочими вооруженными ультраправыми группировками, подготовка к новой гражданской войне.
    • Как сочетание предыдущих двух (а отчасти — и всех трех) пунктов — особый взгляд на вопрос половых отношений. Нормой для неустроенных в жизни задротов-антифеминистов, лишенных видимых перспектив на отношения с противоположным полом, становится откровенная мизогиния с явственно реакционными взглядами на секс и женщин, доходящими до призывов «загнать баб на кухню». С альтернативно-правыми начинает граничить субкультура инцелов (от involunatary celibate, сиречь «недобровольно воздерживающиеся от половых сношений»), обвиняющих общество в своих неудачах на личном фронте и нередко (но и не настолько часто, как это пытаются показать СМИ) пополняющих ряды массовых убийц. Вместе с тем, наличие женщин и среди самих альтрайтов ведет к тому, что и в их среде появляются свои попытки придумать «свой, правильный феминизм без повесточных перегибов». Взгляды на сексуальную свободу в альтрайт-среде тоже заметно мечутся от «верните нам времена сексуальной революции» до «из-за этой сексуальной революции мы и скатились в нынешнее фем-гендер-болото, даешь консервативные ценности».
    • Из-за крайне широкого спектра недовольных гегемонией левых либералов, наблюдается крайне широкий диапазон взглядов в рамках альтрайт-тусовки. Правые популисты ставят на традиционную для консервативных США мелкобуржуазную риторику «пушек, семьи и веры», полагаясь на Республиканскую партию. Либертарианцы видят в леволибералах латентных социалистов и уповают на отделение бизнеса от государства и гарантии плюрализма в политике. Реакционеры и неофашисты видят проблему в самом буржуазном обществе, а решение — в его перестройке его по архаическим или, напротив, тоталитарным лекалам. Популярны становятся и идеи исторических американских ультраправых вроде Хьюи Лонга и Уильяма Дадли Пелли, сочетавших апелляции к американскому национальному духу с откровенно антикапиталистическими посылами, а в Европе — идеи «новых правых» вроде Алена де Бенуа или Стефано делле Кьяйе. Не меньшее разнообразие наблюдается и в религиозном составе — от обычных светских гуманистов-атеистов и христиан традиционных конфессий до неоязычников и оккультистов. Разные альтрайты по выяснении политических и религиозных взглядов друг друга могут и заклеймить собеседника леваком («Ты фашист? Да это тот же социалист, тебе только свастику на серп и молот сменить и будешь сам как повесточные[3]! — Да ты сам либераха, ничуть не лучше СЖВшников! — Да вы все леваки-модернисты, вот я за Традицию!» или «Христианство — еврейская вера рабов!» vs «Атеизм — порождение масонского Просвещения!» vs «Неоязычество — отрыжка левацкого нью-эйджа!»).
  • Даркнет — в узком смысле так называются специальные сайты, куда можно попадать только через Tor и I2P (например, Интернет-магазины запрещённых товаров вроде Silk Road, dark0de, и отечественной «Гидры»), но в широком в эту категорию попали и открытые ресурсы с контентом на грани законности. В первую очередь это имиджборд 4chan, появившийся ещё в 2003, а также его более радикальный последователь 8chan aka 8kun (куда ушли те, кого выперли даже с Форчана) и форум Kiwi Farms.
    • Цикада 3301 — загадочная Интернет-игра, впервые появившаяся как раз на Форчане, и идейно наследующая культуре шифропанка девяностых. В криптографических головоломках «Цикады» использовались как методы компьютерного шифрования, так и отсылки на мистиков вроде Алистера Кроули, Уильяма Блейка и Роберта Антона Уилсона, плюс реальные телефонные номера, по которым нужно было звонить, и постеры с QR-кодами, расклеенные в разных городах мира, включая Лос-Анджелес, Варшаву, Москву, Париж и Сеул. Последний пункт вызвал подозрения в том, что у Цикады слишком уж большие возможности для обычной сетевой забавы, а следовательно, она связана с сильными мира сего, и за ней стоят спецслужбы, жидомасоны и рептилоиды. Ни жидомасоны, ни рептилоиды пока не сознались, и вопрос о создателях Цикады остаётся открытым — а сама Цикада позиционирует себя просто как сообщество энтузиастов, ищущее умных и креативных людей для разработки новых технологий сетевой безопасности.
    • Пиццагейт — зародившаяся там же конспирологическая теория о том, что влиятельные члены Демократической партии связаны с педофилами, и держат несчастных детишек в подвале одной пиццерии в Вашингтоне, а для переговоров, связанных с детьми, используют шифровку, завязанную на пицце. Как следствие, пиццерию даже пытался штурмовать один херой с ружьём, вознамерившийся спасти детей, и в итоге проведший четыре года в местах не столь отдалённых.
    • QAnon — ещё более масштабная конспирологическая теория из той же оперы, выросшая в целый культ по типу религиозного. Согласно верованиям адептов, Америка находится во власти сатанистов-педофилов, а президент Трамп проводит спецоперацию, чтобы их обезвредить. В отличие от Пиццагейта, эта теория нашла сторонников не только среди быдловатых реднеков, а и в высших эшелонах власти, включая советника Трампа генерала Майкла Флинна — и именно она вдохновила штурм Капитолия 6 января 2021.
  • В России и странах СНГ идеология альт-райт приобрела специфический извод, наложившись на остатки андерграунда девяностых, контекст событий в Украине от 2014 года и идеи «гламурного» крыла русского национализма, дистанцировавшегося от антисемитизма, откровенного зигомётства и криминальных субкультур вроде скинхедов (во многом, потому что деятелей таких взглядов уже давно нет в живых/на свободе). В уже существовавшую националистическую риторику стали проникать идеи и ценности Геймергейта и западного альт-райта, что породило симбиоз и некоторое неприятие «старой гвардии» новых идей — разговоры про «Барнаул, Алтайский край» (иными словами, обвинения в неактуальности риторики о «фемках» и засильи этих самых в СНГ) стали звучать намного чаще. Флагманами альт-райта на постсоветском пространстве стали сайты Спутник и Погром (в России) и Пётр и Мазепа (в Украине), а конспирологические теории российского альт-райта во многом восходят к творчеству Д. Е. Галковского, активно ведущего свой блог на ЖЖ, и его единомышленника Богемика (bohemicus).
Альтрайты сваливают на Gab и Parler
  • Alt-tech — когда Фейсбуки и Твиттеры в угоду повесточке стали щемить альтрайтов, те ушли на альтернативные платформы вроде Gab, Parler, MeWe, Minds, и даже на отечественный Telegram.
  • Криптовалюты — в 2008 некто Сатоси Накамото изобрёл виртуальную платёжную систему, которая позволяет проводить расчёты через Интернет без привязки к банковской системе, а соответственно, и к конкретным государствам. За прошедшее десятилетие с гаком биткоины знатно выросли в цене, и до сих пор спорят, то ли это очередная пирамида в духе МММ, которая однажды с грохотом рухнет, то ли это первая ласточка счастливого криптоанархического будущего, где государства и банки отомрут за ненадобностью.
  • Трансгуманизм — в 2010-е возрождаются идеи цифрового бессмертия, а также теории о том, что наш мир — это компьютерная программа или нейросеть. Что характерно, эта концепция становится весьма популярной как среди SJW (которые начинают мечтать о пострасовом и постгендерном обществе, состоящем из виртуальных аватар), так и среди альтрайтов. Последние, окопавшись прямо в Кремниевой Долине, разрабатывают концепцию неореакции (NRx), также известной как тёмное просвещение (dark enlightenment), предполагающую возрождение традиционного феодального общества при поддержке футуристических технологий. В числе идеологов и адептов неореакции — создатель платформы Urbit Кёртис Ярвин, потомок русских эмигрантов Майкл Аниссимов, писатель и философ Ник Лэнд, а также, ВНЕЗАПНО, создатель PayPal миллиардер Питер Тиль (интересно, что Тиль ― поклонник «Последнего кольценосца» Кирилла Еськова), и с недавних пор — Илон Маск, ранее поддерживавший Демократов.

Примеры

Литература

  • «Живи, вкалывай, сдохни. Репортаж с темной стороны Кремниевой долины» К. Пайна: одна из основных тем книги — популярность идей неореакции и альт-райт среди айтишников Кремниевой долины.
  • «Искусство лёгких касаний» В. Пелевина — главный герой, Константин Параклетович Голгофский (прототипом которого был как раз вышеупомянутый Дмитрий Галковский), раскрывает заговор российских спецслужб, которые хотят развалить США, насаждая там SJW-повесточку: «современная Америка – это тоталитарный совок семьдесят девятого года с ЛГБТ на месте комсомола, корпоративным менеджментом на месте КПСС, сексуальной репрессией на месте сексуальной репрессии и зарей социализма на месте зари социализма». Причём делается это с применением оккультных методов, восходящих ещё к жрецам древнего Египта.

Кино

  • «Под Сильвер-Лэйк» — главный герой — 33-летний бездельник из Лос-Анджелеса, чьё детство прошло в девяностые в безоблачной атмосфере фукуямовского «конца истории» и в мечтаниях о великом будущем, и который не может найти себя в странном современном мире. В основном он занимается эскапизмом, погружаясь в фильмы, комиксы и видеоигры из своего детства, и пытаясь отыскать там скрытые послания… но действительно ли это только игра его воображения, или там и правда запрятана какая-то тайна?
  • «Цикада 3301: Квест для хакера» — троица героев пытается раскрыть загадку той самой Цикады.
  • «Охота» — очередная вариация на тему «элиты против быдла» по мотивам рассказа Ричарда Коннелла «Самая опасная дичь» 1924 года. Главные герои, конспирологи-трамписты (в основном типичные реднеки), оказываются похищены богатыми леволибералами, которые устраивают им жестокую игру на выживание в лучших традициях «Пилы».
  • «Асоциальная сеть» — документалка про ту самую Silk Road.
  • «Пиццагейтская резня» — главный герой-конспиролог объединяется с молодой журналисткой, чтобы вывести рептилоидов на чистую воду.
  • «Судная ночь: Начало» — фильм 2018 года, вышедший как раз во время медийной истерики по поводу президентства Трампа. Является приквелом к серии «Судная ночь», объясняющим, как в этом сеттинге вообще дошли до таких изумительных политических решений, как отмена законов на одну ночь в году. Разумеется, выясняется, что внесла оную людоедскую инициативу группировка неких «новых Отцов-основателей» с явными аллюзиями на альтрайтов в целом и трампистов в частности: достаточно сказать, что они завялены как представители неких «альтернативных сил» и обещают «сделать Америку снова великой». По сюжету «тест-драйв» Судной Ночи (собственно, ночи, в которую не действуют никакие законы и за преступления, совершенные во время которой нельзя привлечь никого к ответственности) проводится на некоем населенном в основном чернокожими острове в Нью-Йорке с целью спровоцировать там бурю насилия, но, когда оказывается, что сами обитатели гетто за исключением редких отщепенцев, не планируют заниматься ничем более противозаконным, чем обычные пьяные оргии в ночных клубах, злодейское правительство специально натравливает на них отряды белых головорезов, ряженых под полицейских, клансменов и нацистов. Спасение гетто силами насквозь положительных черных банд и финальная сцена с задорной песенкой «сражайся, ниггер, сражайся», прилагаются.

Телесериалы

  • «Американская История Ужасов», сезон «Культ» — героиня-лесбиянка и так зело страдает из-за того, что Трамп стал президентом, а тут ещё за ней начинают гоняться зловещие клоуны, подозрительно напоминающие тех самых молодчиков с Форчана и Kiwi Farms.
  • «Фарго» — главный злодей третьего сезона, криминальный бизнесмен В. М. Варга, который любит Сталина и Путина и увлекается конспирологическими теориями вроде Лунного заговора, явно отсылает именно к околотрамповской и около-QAnon-овской тусовке.
  • «Пацаны» — экранизация пародийного супергеройского комикса нулевых, вышедшая на рубеже десятых-двадцатых и заметно испытавшая влияние трендов времени. Так, теперь злодейская корпорация Vought-American оказывается вовлечена в обострившееся противостояние между республиканцами и демократами, причем руководство лицемерно поддерживает демократическую woke-повестку, на деле цинично навариваясь на антирасистских и про-гейских месседжах, но среди рядовых суперов полно и сторонников «альтеративно правых». А Штормфронт, в оригинале бывший эпизодической пародией на Тора: превращённым в супера немецким солдатом, которого мимоходом разматывают заглавные Пацаны, тут является значимой антагонисткой, стоящей за альтрайт-фракцией в Vought. Образ пародирующего Супермена Хоумлендера также был изменен в сторону деконструкции образа Супермена как «идеального белого американца» в ультраправом ключе, тут он откровенно играет «под Трампа» в одной команде со Штормфронт.

Аниме и манга

  • Darling in the FranXX — вышедший в 2018 аниме-сериал от судии Trigger, в значительной степени подводящий невесёлые для Японии итоги «потерянного тридцатилетия», но и международные тренды заметно отражающий. Согласно сюжету, власть в мире захватила олигархическая клика APE, сумевшая монополизировать энергетическую отрасль и открывшая секрет бессмертия, а строит она махровую антиутопию в духе разных мрачных фантазий правых конспирологов, которая в итоге оказывается местной инкарнацией царства Антихриста, призванной подготовить человечество к поглощению его душ инопланетными демонами. «Псы злодейского режима», военно-полицейский отряд «Девяток», состоит из андрогинов с цветными волосами, вполне в духе реальных адептов «новых ценностей», в то время как их противники, положительный 13-ый отряд — носители неприкрыто неофашистской эстетики, одна только форма из серых мундиров с нагрудными орлами и черных шинелей с белым кантом чего стоит. Фоном для конфликта служит уже многовековая война людей за ресурсы с клаксозаврами, остатками древней дочеловеческой цивилизации, чьи представители всячески демонизируются, навевающая явные параллели с «нефтяными войнами» XXI века, причем «боевая» часть сериала откровенно, вплоть до гротеска, сексуализирует ведение боевых действий, с образами от женоподобного дизайна военной техники до прямых параллелей между ее пилотированием и половым актом. Образ жизни жителей Плантаций при этом показан в духе леволиберальной повестки в ее конспирологических трактовках, с заметными аллюзиями на старение населения и отказ от детей в виде средства продления жизни, вызывающего бесплодие (заодно и реверанс околомедицинской конспирологии), оболваниванием электората с помощью «гробов наслаждения», намекающих на всякий-разный опиум для народа от отупляющего масскульта до собственно наркотиков, навязчивым антисексуальным и антинаталистским нарративом APE и их слуг, отсылающим к «новому пуританству» феминистической повестки второй половины 2010-х.

Музыка

  • Negative XP — правый панк-коллектив, исполняющий песни в соответствующей стилистике. Среди дежурных тем — социальная тревожность и бытовая неустроенность (целиком этому посвящен, например, альбом Sophomore), критика субкультурщины и неформальщины с правоконсервативных позиций, зачастую весьма уничтожающая, вплоть до открытого восхищения полицией, разгоняющей демонстрации, что для панка нонсенс, недоверие к правительству и госорганам (опять же, альбом MKUltra support group вообще назван в честь секретной программы американских спецслужб по контролю сознания), часто использование меметики американских конспирологов. Жанр многими слушателями определяется как «инцелкор», хотя задротам-ноулайферам, просиживающим штаны в ожидании своей ламповой няши, в текстах «Негативов» тоже достается.

Настольные игры

Веб-комиксы

  • StoneToss (и его предшественник RedPanels, созданный, вероятно, тем же автором) — комиксист и карикатурист палеоконсервативных взглядов, получивший известность за свои карикатуры на тему критики SJW и Демпартии в целом. Впоследствии породил аполитичные мемы на тему игры «Among Us», после которых стал оставлять пасхалки на персонажей этой игры.

Интернет

  • Mr. Freeman, part 08 — «Оскорблять меня весело и безопасно!». В данном выпуске Мистер Фримен активно критикует всю культуру десятых годов и их аспекты, начиная от всеобщей обиженности интернет пользователей (причем касается это как российских законов об оскорблении чувств верующих, так и западной культуры отмены) и заканчивая неофициальным лозунгом «Хайп, лайк, бабло».
  • «KotakuInAction» — сабреддит для сторонников Геймергейта.
  • «Перелётный крафт-бар» — литературное сообщество в сабжевой эстетике, созданное бывшим участником Викитропов Варухом Телегиным.

Примечания

  1. чтобы был понятен масштаб — лягушонку Пепе уже больше 16 лет (впервые нарисован в 2005, на форчане известен с 2008), но он до сих пор активно используется при постинге и с ним постоянно рисуют новые арты, в том числе к различным злободневым событиям.
  2. В оригинале SJW произносится как «эсджейдаблъю», но транслитерация получилась всяко благозвучнее громоздкой транскрипции.
  3. В кругах альт-райтов принято приравнивать „повесточных“ к коммунистам, и совершенно игнорировать тот факт, что попади эти господа, дамы и небинарные персоны в СССР, попали бы непременно в психушку с диагнозом „вялотекущая шизофрения“.