Добрый рабовладелец

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску

В наши дни рабовладение считается одним из худших зол, но не следует забывать, что в течение веков и тысячелетий этот институт воспринимался как норма во всём мире, и это не могло не оставить свой след в культуре. Поэтому даже и по сей день в художественных произведениях встречается образ доброго рабовладельца. Но почему он тогда просто не отпустит рабов на волю?

  • Персонаж вырос и живёт в среде, для которой рабство — это нормально. И, будучи порядочным человеком, он всё-таки не герой, готовый ломать об колено существующий строй. Или он даже искренне не понимает, а что тут вообще не так: испокон веков заведено, зачем что-то менять?
  • Отпустить рабов попросту невозможно. Они принадлежат к «рабской» касте или даже отдельному порабощённому народу или виду, для которого нахождение на свободе в этом обществе в принципе не предусмотрено. В лучшем случае они будут считаться бесхозным имуществом, в худшем — автоматически станут вне закона.
  • Сами рабы не хотят.
  • Близко к двум предыдущим — освобождение рабов невыгодно для самих рабов. Например, наличие хозяина даёт определённую правовую защиту в бесправном сеттинге или позволяет нести повинности не лично государю, а своему барину, который берёт меньше и нагружает слабее. Поэтому сабж статьи вынужден оставлять рабов себе.
  • Он готов даровать рабу вольную, но для этого нужны определённые условия, которые ещё не наступили. Например, его раб — бывший злодей, которого отдали в рабство на перевоспитание, или раб помогает ему в выполнении какой-то миссии.
  • У раба с рабовладельцем… своеобразные отношения, нередко с сексуальным оттенком. Раб может иногда бунтовать, а рабовладелец — показывать ему, кто тут главный, но при этом они привязаны друг к другу, и предпочитают сохранять отношения в таком формате. Этот вариант часто пересекается с тропами госпожа с юным слугой и господин со служанкой.
  • Наш персонаж — добрый помещик, и за счёт крепостных он живёт. Даже доблестному сэру Всеславуру нужно где-то брать деньги на содержание коня, меча и доспехов, так необходимых для борьбы с Тёмным Властелином, а других источников дохода в его феодальное фэнтези не завезли.

Примеры

Литература

  • «Записки охотника» А. С. Тургенева, рассказ «Хорь и Калиныч» — мелкий помещик Полутыкин. Добродушный человек, пусть и с некоторыми странными чертами характера, в котором души не чаят его крепостные Хорь и Калиныч. Кулак Хорь так и вовсе не хочет откупиться от него, несмотря на то, что его финансы позволяют это сделать.
  • «Белый ягуар — вождь араваков» Аркадия Фидлера — в третьем томе заглавный вождь с со отрядом бойцов посетил побережье Южной Америки, колонизированное голландцами. Насмотревшись на творящиеся там зверства, герои решили перед отъездом уничтожить деревню индейцев племени акавой, которые служили полицаями, и несколько плантаций. Хозяев — взять в заложники, а освобожденным рабам (неграм и индейцам) дать оружие и припасы для ухода в тайный город беглых рабов. К удивлению героев, на третьей плантации бунта не случилось, а уйти в джунгли захотели лишь немногие рабы. Их герой увозить не стал — только вежливо пригласил их гувернантку поехать на Ориноко для перевоспитания детей жестоких плантаторов. Соответственно когда бывшие хозяева сожжённых плантаций уже в плену стали предъявлять герою претензии за столь разный подход, тот ответил, что решение принимали рабы.
  • Второй Апокалипсис — почти во всех государствах Эарвы строй кастовый и рабовладельческий, так что те её жители, которые могут позволить себе рабов, ими владеют, в том числе и условно положительные. Например, Ахкеймион, живя в изгнании, держал целую семью рабов, однако, в каком-либо жестоком обращении с ними замечен не был. Он даже отказался защищать свою башню какими-либо заклинаниями, чтобы случайно забредшие туда дети на них не напоролись. Или зеумский принц Цоронга, для которого его старый раб был скорее воспитателем, к которому он успел сильно привязаться. Однозначно злыми рабовладельцами здесь являются только слуги Консульта, для которых унижать, пытать и убивать рабов — норма жизни.
  • Волкодав — казалось бы сложно ожидать подобного в произведении, где детально описаны ужасные Самоцветные горы, однако добрые рабовладельцы тоже есть. Например, сами венны тоже не чураются рабовладения, однако по их Правде принято считать рабов людьми, потерявшими право называться взрослыми и поэтому нуждающимися в опёке со стороны «настоящих» взрослых (и рабами у веннов становятся те, кто, как ребёнок, испугался и сдался врагу (в тех редких случаях, когда венны воюют), или же нахозяйствовал так, что вынужден был идти в рабство за долги). Соответственно когда-нибудь они упорным трудом или совершенным подвигом заслужат возвращение дееспособности, а пока их полагалось кормить и одевать (в том числе сажать за общий стол ниже родных детей), требовать исполнения посильных работ, наказывать за проступки соразмерно тяжести содеянного и не допускать жестокого обращения. У их родичей сольвеннов ситуация примерно та же (достаточно вспомнить раба-арранта, который передавал Волкодаву копию карты) — а вот дальше и у других народов отношение к рабам уже выходит за рамки «милого патриархального рабства» — вплоть до Самоцветных гор, где рабы-горняки — действительно расходный материал, чья жизнь почти ничего не стоит, потому что их каждый год сотнями привозят в рудник.
  • «Гарри Поттер» Дж. Роулинг — многие маги вполне добры по отношению к своим домовым эльфам. В Хогвартсе не в личной зависимости им тоже вполне нормально живется, так что возмутительным положение домовиков кажется только Гермионе Грейнджер, которая в мире магов не росла и потому не видит в их положении никакой «исторической определенности» и «рабского менталитета» (хотя таковой и присутствует). Сам Гарри, будучи таким же чужаком для мира магов в плане воспитания, относится к домовикам нейтрально, кроме пытавшегося его покалечить Добби, но, поняв его искреннее стремление защитить от опасности в Хогвартсе, проникается сочувствием и в итоге организует его освобождение.
    • «Порри Гаттер» Жвалевского-Мытько — пародия-субверсия. Местные домовики ужасно ленивы и больше всего обожают ныть о том, какие их хозяева придирчивые да строгие, сами себя распаляя рассказами о выдуманных наказаниях — на самом деле, конечно, их никто и не думает пытать каленым железом или кипящим маслом. В итоге бескровную революцию устроил бывший домовик кандидата в премьер-министры Тетраля Квадрита Ромуальд, изгнанный за неудачно проявленные хамство и неловкость, подговорив домовиков на забастовку — в общем-то, маги с большим облегчением отпустили своих «рабов» на волю. Правда, дальше революция захлебнулась, нового справедливого общества не получилось, разочарованный Ромуальд вернулся к Квадриту, а домовики стали жить на пособие от правительства.
  • «Нью-Йорк» Э. Резерфорда — в одной из глав этого исторического романа, посвящённого истории Нью-Йорка от голландской колонии Новый Амстердам до наших дней, рассказчиком является чернокожий раб Квош. Хотя он и мечтает о воле, но признаёт, что семья ван Дейков, которая его купила — на редкость хорошие хозяева. С сыном хозяев Яном, ровесником Квоша, они сдружились, его младшую сестру Клару Квош обожал и буквально носил на руках (или таскал на спине, пока оба были детьми), и даже пороли раба всего один раз — и заодно с Яном, потому что два юных оболтуса ухитрились разбить оконное стекло (которое в голландской колонии в середине XVII века стоило очень дорого). Дирк ван Дейк, которого Квош зовёт просто Босс, настолько ценил раба, что даже обещал в завещании отпустить на волю вместе с Гудзоном, сыном Квоша.
    • К сожалению, всё кончилось после смерти Босса. Последние годы они с женой сильно не ладили[1], и когда хозяин умер, вместо обещанной Боссом свободы Госпожа продала Квоша на плантации. Её дочь Клара выкупила старого друга, но вынуждена была его прятать от матери — и из-за этого ей пришлось перепродать Квоша губернатору лорду Корнбери, которого постаревший и накопивший житейской хитрости раб уговорил подписать вольную[2].
  • «Паргоронские байки» А. Рудазова — юного героя Кенниса ещё в раннем детстве продали в рабство к колдунье Эстерляке из рода кобринов (раса людей-ящеров). Поначалу, правда, у них были натянутые отношения, но в итоге он неплохо устроился у своей госпожи, и впоследствии научился у неё магии (в ранних черновиках автор даже планировал сделать их любовниками).
  • «Песнь Льда и Пламени» — Тирион Ланнистер, попав в рабство к Еззану зо Каггазу подмечает, что его рабы питаются куда лучше крестьян Вестероса. А гермафродит Сласти так и вовсе искренне заботится о своём хозяине, когда того свалила смертельная болезнь.
  • «„Покоритель зари“, или Плавание на край света» («Хроники Нарнии») К. Льюиса — волшебник Кориакин, которому прислуживают Охломоны (смешные недалёкие существа, похожие на гномов). На самом деле то, что он им приказывает (например, ухаживать за садом и выращивать себе еду), нужно им, а не ему, и без его присмотра они просто не выживут — это такая метафора отношений Бога с человечеством. Компетентных охломонов, которые сами способны позаботиться о себе и других, конечно же, нет.
  • «Как управлять рабами» — описание рабовладельческого строя древнего Рима, поданное в форме наставлений от римского рабовладельца. Есть там и жестокие наказания, и предложение отпускать на свободу тех рабов, которые отслужили своему хозяину определенный срок. В целом же никакой злобы к рабам рассказчик не испытывает, просто советует как эффективнее использовать свое имущество.
  • «Рассказы о Суворове» — собственно сам Суворов в качестве барина, и особенно, в сравнении с соседями-самодурами.
  • «Без семьи» Гектора Мало — протагониста продали в бродячую труппу синьора Витали, который в принципе оказался вполне приличным человеком. На тормозах — формально героя все же не продали, а «наняли». Но мнение ребенка никого особо в данном вопросе не волновало, да и платили за это не ему, а его родителям, так что фактически это едва ли чем-то отличается от рабства.
  • «Хижина дяди Тома» Г. Бичер-Стоу — таких немало. Семья Шелби, которые заботятся о своих неграх, Евангелина Сент-Клер, которая просто слишком добрая и чистая, чтобы кого-то обижать, ее отец (правда, он еще и слабохарактерный и легкомысленный, умер, не успев дать вольную Тому и обрек его на продажу очень скверному хозяину), его сестра мисс Офелия, которая стала рабовладелицей случайно — брат почти шутки ради подарил ей девочку Топси (но еще и купил ее из сострадания — прежние хозяева жестоко избивали ее); безымянный старый джентльмен, который купил пожилую негритянку и заодно пытался купить ее дочь, чтоб они не расставались, да денег не хватило; еще один безымянный, у которого для всех рабов вольные заготовлены на случай его смерти. Но все эти добрые люди мало чем могут помочь чернокожим, даже делают хуже — работорговец говорит, что негры из хороших семей на плантациях, хлебнув сурового обращения, чахнут и мрут. Потому что не в людях дело, а в самой системе рабовладения, которая губительна и порочна — каждой строкой говорит автор.

Кино

  • «Звёздные войны. Эпизод I: Скрытая угроза» — Уотто, жадный тойдарианец из далёкой-далёкой галактики вполне по-доброму ведёт себя с ребёнком Энакином Скайуокером — в том числе позволяет ему в свободное время конструировать всякие вещи из хлама (вроде робота C-3PO). Домик у их семьи бедный, но чистенький и по обстановке не хуже, чем тот, в котором позднее жил Люк. Самый красноречивый момент — когда Уотто, явно в дурном настроении, ворчит по поводу надоевших джедаев, Энакин не шугается по углам, а весело заявляет: «А мне джедаи понравились», Показательно не только то, что Уотто на него не прикрикнул, но и то, что мальчонка рискнул так сказать — знал, что никто на нем зло срывать не будет. Соответственно, когда через несколько лет юный падаван возвращается на родную планету, то разговаривает с Уотто, как со старым дядюшкой. Ну а тот, в свою очередь, был только рад сказать, что продал мать Энакина хорошему человеку, который официально женился на ней.

Телесериалы

  • «Великолепный век» — султан Сулейман по отношению к своему рабу Ибрагиму, которого сделал великим визирем, и отдал рабу в жёны свою сестру. правда, в итоге он Ибрагима казнил
  • «Самый длинный день в Чаньане» — в средневековом и в античном Китае слуги были не свободными людьми, а говоря по русски холопами, то есть рабами. Потому Тан Ци — особо доверенная служанка аристократа Ли Би, выполняющая для него важные поручения, а порой и командующая от лица своего господина, является его рабыней. Когда, дворцовые интриги зашли так далеко, что угрожали его жизни, он предлагал ей вольную, на случай своей гибели, но она отказалась.

Аниме и манга

  • ×××HOLiC — главный герой Ватануки, чтобы избавиться от преследующих его духов, заключает договор с эксцентричной ведьмой Юко и становится слугой в её магазинчике. Она обожает подкалывать его и ставить в дурацкие ситуации, но при этом относится к нему с симпатией (вначале — по-человечески, а потом между ними завязываются и романтические отношения).
  • Tate no Yuusha no Nariagari — главный герой Наофуми Иватани после полученной психологической травмы, изначально немного грубо и требовательно обращается со своими рабынями, пытаясь сделать из них сильных воительниц. Однако, при этом он искренне заботится о них и относится к ним скорее как к дочерям. Из-за этого, когда Герой Копья попытался «освободить» Рафталию от Наофуми, та не была этому рада и потребовала вернуть ей печать раба.
    • Отдельно стоит отметить, что Наофуми настолько не верит в людей, что каждого желающего стать его спутником, по крайней мере поначалу, принуждает к принятию рабской метки (которую можно с его согласия стереть). Просто чтобы быть точно уверенным, что не предаст и не всадит нож в спину.
  • Zero no Tsukaima — ведьма-неудачница Луиза по ошибке призывает с Земли обычного парня Сайто, который по факту становится её рабом (а затем и бойфрендом).
  • Sora no Otoshimono — Томоки по отношению к своим ангелоидам. Собственно, повальное дезертирство ангелоидов из Синапса происходит именно потому, что дома их ждет откровенно скотское отношение со стороны Миноса, тогда как на Земле их встречают по-человечески.
  • Vinland Saga — Кетиль, хозяин Торфина и Эйнара. Владелец огромной фермы в Дании, который позволяет своим рабам обрести свободу, если они окупят свою стоимость трудом на ферме. А так же питает чувства к рабыне Арнхейд. А так же его отец Сверкель, который так же относиться к рабам, да еще и сам работает в поле в свои годы.
  • «Гарем рабов в лабиринте другого мира» — как и явствует из названия, главный герой после того, как исекайнулся в фэнтезийный мир, первым делом обзаводится гаремом из прекрасных не-только-секс-рабынь на любой вкус и цвет. Но к девушкам он, по местным меркам, относится очень хорошо, и те отвечают ему взаимностью.

Видеоигры

  • Stellaris — вы сами можете быть сабжем, если порабощаете инопланетные расы и при этом устанавливаете им высокий уровень жизни. Ну или не устанавливаете, но взамен на рабство спасаете их от соседа-геноцидника.
    • Машинная цивилизация с цивиком Служителей («сервиторы») содержит органиков на своей территории в, фактически, закрытых заповедниках на правах няшных животных вроде панд или редких пород кошек. С одной стороны, золотая клетка — это всё равно клетка. А с другой — «сорок сортов колбасы» и развлечения на любой вкус… Примечательно, что при освобождении от такого «рабства» бывшие подопечные Служителей даже получают отрицательный модификатор к счастью на определённое время.

Примечания

  1. Госпожа всю жизнь оставалась голландкой до мозга костей и не терпела «английских прихвостней», а Босс как торговец вынужден был смириться с тем, что голландский Новый Амстердам стал английской колонией Нью-Йорк.
  2. Эдвард Хайд, лорд Корнбери, а впоследствии и граф Кларендон (в книге это событие упомянуто — именно унаследованный от отца графский титул спас Эдварда от вопросов по поводу его странностей), был слишком эксцентричен даже для английского аристократа: он мало того, что любил переодеваться в женскую одежду, но ещё и требовал в таком виде титуловать себя «королевой Англии». Ну а поскольку достать новое женское платье по размеру в Нью-Йорке было не так просто, Квош предложил в обмен на свободу и небольшие подъёмные организовать магазинчик по торговле тканями с небольшим ателье при нём, где внучка Квоша, неплохая портниха, шила бы для его светлости на заказ всё, что он пожелает, причём лично для него — по себестоимости.
Внешние ссылки
TV Tropes Sympathetic Slave Owner