Признание — царица доказательств

Материал из Викитропов
Перейти к: навигация, поиск
Thinkin peter.jpegТочно видел, но не помню, где!
У этого тропа крайне мало конкретных примеров применения. Может быть, вы сумеете вспомнить хотя бы парочку?

Признание — царица доказательств (лат. Сonfessio regina probationum est) — древний принцип уголовно-процессуального права, ныне общепризнанный вредным, но, увы, ещё кое-где применяющийся. По названию ясно, в чём он заключается: когда всё следствие по делу предполагаемого преступника сосредоточено на выбивании у него признания в том, что он совершил преступление. Улики? Показания свидетелей? Прочая доказуха? Да кому она нужна, если подследственный сознался — всё, он уже подсудимый и скоро будет осужденным.

При добывании признания такими методами обычно используются пытки и другие меры насильственного выбивания показаний.

В русскоязычных источниках изложение этого принципа обычно приписывают А. Я. Вышинскому, профессиональному юристу, возглавлявшему Прокуратуру СССР во времена «Большого Террора» (1935—1939 гг.). На самом деле Вышинский, упоминая «принцип формальных доказательств» (при наличии которых все остальные не важны), делал прямо противоположное заключение:

« Этот принцип совершенно неприемлем для советского права и судебной практики. »
— А.Я. Вышинский

И действительно: в теории советского права даже в самые его мрачные годы признание обвиняемого формально никогда не считалось достаточным основанием для приговора. Другое дело, что в советское время либо обходились без закона вообще, заменяя его «революционным правосознанием» (характерно для судопроизводства времён Гражданской войны), либо фальсифицировали и иные доказательства (например, выбивали показания из свидетелей), либо же откровенно шли поперёк собственного же действующего закона. Однако как раз прокуратура СССР к такого рода процессам отношения имела меньше всего.

Попутно стоит отметить, что «формальные доказательства» (и признание в том числе) — это характерный признак так называемого «розыскного процесса» (в литературе часто именуемого «инквизиционным процессом»). При нём следствие, обвинение и суд не отделены и не противопоставлены друг друга — а действуют в тесной связке: судья не «взвешивает на весах правосудия» доказательства обвинения и защиты, а по своей инициативе предпринимает действия для установления истины (или того, что он таковой считает) по делу: требует провести обыск, найти и допросить свидетелей, и т. д. и т. п. Здесь есть свои положительные стороны: к примеру, дело не развалится по формальным основаниям (типа: «Вы видели, как убийца выбросил окровавленный нож на помойку — но как вы посмели без ордера эту помойку обыскать?!»). Однако в инквизиционном процессе принцип «Fiat justitia» («Да свершится правосудие») слишком уж дорого обходится обвиняемому: по сути, судья сам решает, в каком направлении вести дело. Хуже того, следователь, обвинитель и судья часто могут оказаться одним человеком.

Что же до формальных доказательств, то как раз признание высшей силы за собственным признанием обвиняемого и делает такой процесс разновидностью узаконенного произвола. Немудрено, что в современном уголовном праве сама эта теория — что-то вроде матерного ругательства для любого юриста. Практически все сколь-либо развитые страны от неё отказались не позже 60-х годов XIX века.

При этом, несмотря на всю свою отвергнутость и устарелость в реальной жизни, принцип цветет и пахнет в детективной литературе. Причина проста: читателю неинтересно читать про уголовный процесс в исполнении скучных следаков, ему интересно читать про гениального сыщика-одиночку (в особо тяжелых случаях — домохозяйку с мопсами). Поэтому гениальный сыщик-одиночка с мопсами вычисляет преступника, прижимает его к стене и говорит: «А убили-то вы!». А тому ничего не остается, как признаться, после чего появляются уже полицейские (во главе с мужем домохозяйки), и преступник отправляется с понижением в сторону скамьи подсудимых. А что, понятно же, кто убил — так зачем писанину разводить?

Где встречается[править]

Литература[править]

  • «Гарри Поттер» — именно так Сириус Блэк заполучил пожизненное в Азкабане: на вопрос, признаёт ли он себя виновным в убийстве семьи Поттеров он ответил «Да». Как выяснилось сильно позднее, он действительно считал себя виновным в смерти Джеймса и Лили — но не в том смысле, что собственноручно их убил или сам привёл Волдеморта, а в том, что поверил предателю Петтигрю и предложил сделать его хранителем тайны.
  • «Цивилизация статуса» Роберта Шекли — главный герой долго мучается, пытаясь выяснить, по чьему ложному свидетельству он оказался на Омеге, если там он встретил настоящего убийцу. К его ужасу выясняется, что отправил туда он сам себя.