Из бунтарей в консерваторы

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
Thinkin peter.jpegТочно видел, но не помню, где!
У этого тропа крайне мало конкретных примеров применения. Может быть, вы сумеете вспомнить хотя бы парочку?
« Кто в молодости не был революционером — у того нет сердца, кто в зрелости не стал консерватором — у того нет ума. »
Приписывается Уинстону Черчиллю[1]

Из бунтарей в консерваторы — поворот в характеризации персонажа, ведущий к изменению его мировоззрения по оси «Хаос-Порядок» и следующих из такого события поступков, когда герой становится из борца с существующим миропорядком в его защитника.

Чаше всего такое изменение мировоззрения происходит из-за того, что герой больше ничего не хочет радикально менять. Возможно, он победил в своей борьбе: жизнь удалась и его абсолютно всё устраивает. Может быть, в череде бесконечных выступлений, стачек и революций персонаж потерял слишком многое и слишком личное, а потому стремится лишь сохранить те немногие крохи того, что ему дорого. Вполне возможно, что герой устал от борьбы, не имеет больше на неё сил; всё, чего он хочет — забыться в тихом покое.

Также весьма часто троп встречается при взрослении героя: его или её юношеский максимализм малость потух, а бескомпромиссность сменилась умением и желанием слушать, что скажут его менее радикальные друзья. Да и возраст сказывается - здоровье и энергетика уже не те, чтобы так же легко, как в юности, бегать по лесам и горам и сражаться с врагами. Поэтому перед личностью в полный пост встаёт потребность где-нибудь наконец осесть и остепениться, заведя семью и\или заняться любимым делом, выбрав более мирную жизнь. Здесь же в зависимости от взглядов автора троп может быть подан как негативно (герой прогнулся под систему вместо борьбы), так и позитивно (наконец-то нажил ума и остепенился), а то и вовсе нейтрально (времена меняются и мы меняемся вместе с ними (с) (римляне)).

Противоположный троп — «Из силовиков в повстанцы»: герой-активный защитник существующего порядка становится его ниспровергателем.

Примеры[править]

Литература[править]

  • «В час, когда луна взойдёт» — Эндрю (Андрей) Кессель, оперативный псевдоним «Суслик». Прошёл путь от антивампирского террориста (участвовал в самом масштабном и успешном теракте, когда был полностью уничтожен персонал и «постояльцы»-вампиры Цитадели в Нью-Йорке) до службы в российской СБ. На тормозах, поскольку после пыток и попытки насильственного обращения в вампира со свободой и целеполаганием у Кесселя долгое время было крайне плохо.
  • «Досье Дрездена» Дж. Батчера — изначально герой воспринимает Стражей как тех ещё козлов: хотя бы уже потому, что постоянно сталкивается с их подозрениями из-за своего преступного прошлого. Но после того, как ему самому довелось поработать в их рядах, стал вполне искренне понимать их.
  • «Конгрегация» — Бруно Хоффмайер. В начале считал инквизиторов (да и вообще церковников) опасными фанатиками и душителями мысли, даже помогал колдуну Каспару — но постепенно становится горячим сторонником Конгрегации, принимает постриг, а в конце «Тьмы века сего» на местном аналоге Констанцского собора даже избирается Папой Римским.

Кино[править]

  • «Стиляги» — один из героев, побывав в США и обнаружив, что там нет стиляг, плюнул на прежние увлечения и начал одеваться скучно и «цивильно».

Реальная жизнь[править]

  • Жюль Брюне — начинал как профессиональный революционер (прототип героя фильма «Последний самурай», учредил в Японии Республику Эдзо), закончил расстрелом Парижской Коммуны.
  • А. С. Пушкин — на тормозах: в юности бравировал своим вольнодумием («Кишкой последнего попа последнего царя удавим» и т. п.), рвался участвовать в восстании декабристов — но в более зрелые годы остепенился и открытых выходок больше себе не позволял. А потихоньку… ну, достаточно прочесть сохранившиеся стихи из десятой главы «Евгения Онегина». Да и вообще: если твой личный цензор — сам император, особо не повольнодумствуешь.
  • Ф. М. Достоевский. В юности был не самым благонадёжным человеком — участвовал в деятельности кружка «петрашевцев», зачитывал запрещённую литературу. Но затем арест, суд, смертный приговор и инсценировка казни, каторга, принудительная военная служба… В общем, к концу жизни писатель стал махровейшим консерватором.
  • Л. А. Тихомиров — а вот тут уже педаль в пол: в молодости — народоволец, ярый пропагандист революционных идей, автор письма (фактически — ультиматума) «Народной воли» к Александру III после убийства Александра II. В зрелые годы и в старости — монархист, причём больший, чем сам Николай II: не надо баловаться всякими Думами — нужно «живое творческое самодержавие»!

Инверсия: из консерватора в бунтари[править]

Бывают и ситуации, когда персонаж, наоборот, из охранителя становится революционером. Такой переход обычно обосновывается так: бывший правильный чистоплюй, набив шишек и потеряв розовые очки, начинает плевать на правила и условности, возможно, ещё и набравшись цинизма с козлизмом.

  • WarHammer 40,000 — согласно популярной среди радикалов-инквизиторов фразе, кто не начинал пуританином, у того нет сердца. А кто с возрастом не стал радикалом, у тех нет мозгов. Ну а согласно популярной среди пуритан версии, радикалы просто поддались порче Хаоса. Хорус тоже считал что просто использует Хаос в своих целях, но в реальности то все было с точностью до наоборот. Господа-радикалы считают себя умнее лучшего из примархов? В любом случае, постепенная мутация пуританина в радикала, увы, не редкость.

Примечания[править]

  1. Это выражение встречается также в различных вариациях вида: «Кто в молодости не был либералом (варианты — радикалом, революционером), у того нет сердца; кто в старости\зрелости не стал консерватором, у того нет ума».