В час, когда луна взойдёт

Материал из Викитропов
Перейти к: навигация, поиск
« — Что ты думаешь о старших?

— Они стоят выше нас по цепи питания, господин куратор.

»
— «Партизаны луны»

В час, когда луна взойдёт — цикл фантастических романов и повестей авторства О. Чигиринской, К. Кинн и А. Оуэнн (Е. Михайлик)[1].

На данный момент цикл состоит из следующих произведений:

  • «В час, когда луна взойдёт» — первая (и единственная опубликованная) часть цикла. Состоит из двух частей:
    • «Тёмная сторона луны» (в переиздании — «Партизаны луны»);
    • «Вернём себе ночь» (в готовившемся переиздании — «Выстрелы с той стороны»);
  • «Шанс, в котором нет правил» (сетевая публикация) — вторая часть цикла, фактически черновик.
  • «Песня для Ирландии» — не окончено, в сети было опубликовано несколько первых глав и вероятный финал (по состоянию на 2019 год — текст убран из открытых источников).
  • Спин-оффы, где дело происходит в Японии прошлого:
    • «Дело Воды» (война Тайра и Минамото)
    • «Дело Земли» (Хэйан)
    • «Дело Огня» (Бакумацу)
    • «Дело Железа» (конец русско-японской войны).
  • «Контроллер» — спин-офф, написанный и опубликованный одной О. Чигиринской.

Внимание! Отдельно А. Оуэнн в соавторстве с Т. Апраксиной и М. Ерошкиным были написаны и размещены в Интернете две повести-спин-оффа в том же сеттинге:

  • «Особенности поведения» — предыстория, раскрывающая некоторые мотивы второстепенных персонажей основного цикла;
  • «Почти как люди/Что ходит как мы» — «взгляд с другой стороны» на события в начале цикла.

Официально рассматриваться как часть цикла они не могут, что неоднократно подчёркивала сама А. Оуэнн. Это — «авторский фанфик».

Сеттинг[править]

В начале XXI века конфликт на Ближнем Востоке вокруг Ирана внезапно вылился в полномасштабную Третью мировую войну. Из-за применения ядерного и биологического оружия, начавшихся эпидемий, гражданских войн и экологических катастроф примерно пятая часть человечества погибла. Началась Полночь.

Но внезапно на помощь человечеству пришли вампиры, тайно существовавшие сотни и тысячи лет. Малоуязвимые для оружия сверхсолдаты, не нуждающиеся в отдыхе управляющие, не способные заболеть даже в эпицентре эпидемий агенты — они были нужны всем и везде. Немудрено, что после того, как удалось наладить хоть где-то нормальную жизнь, вампиры оказались у власти. Тот факт, что вампиры («старшие», варки[2], «гемоглобинозависимые», ЛИФ[3] и куча иных синонимов, и политкорректных, и откровенно матерных) время от времени вынуждены убивать людей, чтобы жить самим, мало кого смущает: после того, как во время Полуночи погибли сотни миллионов и миллиарды людей, правило «часть меньше целого» стала аксиомой. Однако кроме легальных вампиров, подчиняющихся законам, существуют и одиночки, и целые кланы вампирских нелегалов: незаконно обращённые либо не подчинившиеся в своё время мировому правительству. В цивилизованной зоне их ловит и уничтожает либо ставит на службу «Омега» (спецслужба, состоящая из вампиров[4]), но в изрядной части Азии, Африки и Латинской Америки по-прежнему царит хаос — и там, «за фронтиром», нелегалы чувствуют себя как рыба в воде и жрут людей всласть.

Однако далеко не все люди готовы смириться с тем, что они лишь пища для бессмертных правителей. Существует ОАФ — Объединённый антивампирский фронт, подпольная организация террористов (или «городских партизан» — кому как). Кроме него есть и куча других, более мелких, но более радикальных организаций — убивающих не только вампиров, но и их прислужников-людей, а также борющихся за независимость своих стран от контролируемого вампирами мирового правительства (к примеру, ирландский «Шэмрок»), либо действующих по политическим причинам (неокоммунисты из немецкого «Роттенкопфен»).

И вот в одном из украинских городов автономная боевая группа ОАФ под руководством лучшего из полевых командиров Ростбифа должна провести теракт — уничтожить местного чиновника, готовящегося стать вампиром. Вот только всё идёт не так: накануне акции группу накрыла СБ. При захвате гибнут все, кроме последнего и самого умелого из боевиков — Андрея Витра по кличке Эней[5]. Стремясь отомстить за своих и довести до конца дело, Эней проводит акцию в одиночку — но, получив пулю в стычке с милицией, вынужден воспользоваться помощью вампира-нелегала Игоря Искренникова (его мастера и любимую женщину, незаконно сделавшую его вампиром, должны были публично сжечь живьём — и, чтобы избавить её от мук, он проводит свой теракт там же, где и Эней). Профессиональный убийца вампиров и вампир вынуждены скрываться вместе, прорываясь в польской границе — в Польше есть убежище. В поезде Игорь и Андрей встречают Антона Кузьмичёва — юного хакера, у которого мать стала вампиршей и случайно убила его старшего брата во время попытки обратить его в вампира[6] Вместе они пытаются укрыться в западноукраинской глубинке — но Эней медленно умирает от сепсиса после ранения, Игоря мучает Жажда крови, а Антон — чужак, который просто не знает, к кому можно обратиться за помощью. К счастью, в одном из сёл Антон натыкается на Костю — Константина Неверова, бывшего сержанта сначала десанта, затем санвойск[7], а ныне православного священника. Костя не только проводит экзорцизм над Игорем, но и, с помощью христианского подполья, организует помощь всем членам группы.

… Спустя некоторое время новая ячейка ОАФ в составе Энея (Андрей Витер), Цумэ (Игорь Искренников), Кена (Константин Неверов) и Енота (Антона Кузьмичёва) начинает расследование причин, почему почти одновременно погибли две лучшие боевые группы. В итоге дело кончается уничтожением нескольких предателей — и созданием принципиально новой антивампирской организации.

… Тем временем где-то в аппарате СБ начинает свою игру Вадим Габриэлян — референт всесильного Волкова[8]. Сирота, чьих родителей «потребили» вампиры во время «дикой охоты»[9]. Убийца с дипломом искусствоведа. Социопат, лишённый элементарных человеческих чувств. Человек с целями, неизвестными никому, кроме него самого.

Тропы[править]

  • Профессиональный герой — Андрей Витер («Эней»). После того, как от рук вампиров погибли его родители, он с подросткового возраста участвует в боевых операциях против вампиров. «Эней с командой ушел от СБ на Украине, убрал предателя в Польше и порешил шесть человек в Гамбурге. Он был в команде, когда Ростбиф убрал Литтенхайма — а ну скажи, давно ли в последний раз убивали гауляйтера? Когда ему было шестнадцать, он вошёл в цитадель[10], оставил там два трупа и вышел». Во второй части он в одиночку входит в управление СБ, где находились задержанные члены его организации, освобождает всех и выходит, оставив за спиной полные трупов кабинеты.
    • На тормозах — Ростбиф, ментор Энея. В цикле его деятельность почти не показана, он гибнет почти сразу — но многократно подчёркивается, что в ОАФ слова: «Ростбиф говорил, что…» или «Ростбиф сделал так-то и так-то» — не пустой звук. Там, где работал Ростбиф, цель акции гибла абсолютно всегда, а вот исполнители часто ухитрялись выжить, набравшись опыта и став позднее командирами новых групп.
  • Меч — это героично — и Эней, и его бойцы часто пользуются мечами и неплохо ими владеют. Обоснуй: в скоротечном ближнем бою вампира проще достать холодным оружием (после чего он или умрёт, или же впадёт в регенерационную кому, и его легко будет добить удобным способом), чем высаживать обойму за обоймой, пытаясь попасть в того, кто движется намного быстрее человека.
  • Спартанские тренировки — физподготовка в училище СБ, которое заканчивает Габриэлян. Поставить провинившегося курсанта «бревном» для отработки ударов других курсантов, запретив ему контратаковать, да ещё и дав задание сдающей зачёт группе «Сломайте ему что-нибудь» — это вполне нормально. Причём это не садизм — это нормальная часть тренировок.
  • От вражды к союзу — Андрей и Игорь. Вампир и профессиональный охотник на вампиров. Конфликт исчерпывается после экзорцизма. Что характерно, став снова человеком, Игорь сохраняет многие качества, присущие вампиру: скорость, силу, скоростную регенерацию (получив в стычке пулю в живот, приходит в себя меньше, чем через час, а к вечеру того же дня уже полностью боеспособен).
    • На тормозах — сотрудничество «Свободной Луны» (организации, созданной Энеем и его товарищами) с группой Габриэляна («чёрной командой»). В первой книге Эней и его группа убивали членов ОАФ, сотрудничающих с СБ (да и самих СБшников, если им не везло попасться на пути) — а во второй охотно принимают помощь от СБшника Габриэляна. Причина — временное совпадение тактических целей: «Луне» нужна информация и некоторое прикрытие — а Габриэляну иногда бывает очень нужно «снимать головы чужими руками»[11]. Союз довольно плотный: Эндрю Кессель из «чёрной команды» лично участвует в освобождении захваченных СБ членов «Луны», Габриэлян вызывает на дуэль и убивает одного из высокопоставленных вампиров, нашедшего базу «Луны» — а группа Энея в свою очередь отбивает захваченного иностранными агентами Олега, юного хакера из команды Габриэляна. На тормозах — потому что стратегическая цель «Луны» всё-таки избавиться однажды от вампиров и их прислужников-людей.
  • Перекличка — одна из соавторов цикла, Е. Михалик, известна в сети под никнеймом Антрекот. Самый крутой из полевых командиров подполья ОАФ пользуется кличкой «Ростбиф». «Совпадение? Не думаю!»[12]
  • Иммортократия — идеал общественного устройства в глазах вампиров. Формально человеческими государствами правят люди. Реально за спинами сменяющихся президентов и императоров всегда стоит бессменный советник-вампир, способный поколениями гнуть свою линию.
  • Нечисть боится святых символов — вампиры крайне плохо переносят контакт с крестами, святой водой, Святыми Дарами и т. д., если этот контакт обеспечивают истинно верующие. Продвинутый верующий может даже совершить над вампиром экзорцизм. Для этого не обязательно быть священником и даже христианином: номер прокатывал у иудеев и у буддистов[13].
  • Стандартный набор классов — смех смехом, а «белая команда» слишком уж напоминает бессмертное «файтер, клирик, маг и вор»:
    • Файтер — Эней (Андрей), прирождённый боец, способный в ближнем бою (да ещё и получив перед этим по голове) одолеть сразу двух вампиров.
    • Клирик — Кен (Костя). Священник же — хоть и с морпеховским прошлым. Священнику запрещено убивать — хм, а про дробовик с пластиковой картечью и «пастырский дрючок» (трость с серебряным набалдашником, от ударов которой вампиру становится очень плохо) в догматах ничего не сказано.
    • Маг — Енот (Антон). Несмотря на молодость — хакер экстра-класса, способный сделать с помощью компьютера всё, что можно, и что нельзя.
    • Вор — Цумэ (Игорь). Будучи ещё вампиром-нелегалом, великолепно научился маскироваться и вскрывать хранилища. В команде незаменим, если надо за кем-то скрытно проследить либо куда-то проникнуть.
  • Безразличное чудовище — Вадим Габриэлян.

Примечания[править]

  1. В разработке сеттинга участвовали и другие люди, но над текстом они не работали
  2. Сокращение от «варколак» — традиционного югославского названия вампира
  3. Лицо с изменённой физиологией.
  4. Как шутят герои «авторского фанфика»: «Почему „Омега“? Потому что „Альфу“ уже сожрали».
  5. Он родом из этого города, там живёт его старшая сестра — и накануне акции он, хоть это и архинепрофессионально, отправляется хотя бы издали поглядеть на неё и своего племянника. В итоге в момент захвата Эней на конспиративной квартире отсутствовал и потому уцелел.
  6. И из-за этого Антон бежал и скрывается: он — следующий, но обращение без согласия жертвы — это однозначная смерть, а становиться вампиром он категорически не хочет.
  7. Санитарные войска. Их задача — организация кордонов (при необходимости — и вооружённых, если кто-то пытается вырваться из карантинной зоны) и борьба с эпидемиями.
  8. Главного вампира Европейской России (во время Полуночи Сибирь отделилась и стала независимым государством). Формально — лишь советник президента… но президенты приходят и уходят, а Волков остаётся.
  9. Карательная акция, когда на мятежной территории временно снимаются все лимиты — и вампиры получают право убивать всех подряд, сколько захотят.
  10. Укреплённый пункт, где молодые вампиры, ещё испытывающие потребность в дневном сне и боящиеся ультрафиолета, укрываются на день.
  11. Его патрон Волков тоже не видит ничего дурного в прикормленных террористах: своего врага, гауляйтера Австрии Литтенхайма, он уничтожил, скинув нужную информацию Ростбифу — так что тот смог организовать успешный теракт.
  12. Тем более, что есть и иные совпадения и в деталях биографии, и в привычках (к примеру, Ростбиф тоже пишет неплохие стихи), и в высказываемых мыслях.
  13. Причём боязнь тут двоякая: молодой вампир-японец до судорог боится войти в любой синтоистский храм, в то время как его старший «коллега» шарахается лишь от некоторых. Разгадка проста: для молодого и «вестернизированного» японца троп привычен с детства, он искренне считает себя нечистью и полагает, что обязан бояться святынь. А вот обращённый в вампира участник войны Тайра и Минамото (XII век, если что!) точно знает, кто из небожителей будет гневаться на «демона-людоеда», а кто способен вытерпеть нечисть при условии, что она находится на службе у императора. Что любопытно, с христианством такого не бывает: крест и искренняя молитва изгоняют беса из вампира всегда, даже если вампир сам в Христа не верил. Дойлистское объяснение: два из трёх авторов цикла — христиане, серьёзно относящиеся к своей вере.