Таборицкий

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
Гитлер капут.pngWikiTropes осуждают запрещённые организации и экстремистские идеологии
В этой статье может встречаться символика запрещённых организаций и экстремистских идеологий. Настоящим уведомляем, что все они запрещены в Российской Федерации, а сведения о них размещены в статье с целью уничтожающей критики.


«
Я за войну, за интервенцию,
Я за царя хоть мертвеца.
Российскую интеллигенцию
Я презираю до конца.
Мир управляется богами,
Не вшивым пролетариатом…
Сверкнёт над русскими снегами
Богами расщеплённый атом.

»
— Георгий Владимирович Иванов
Собственно, герой статьи в 1937 году

Сергей Владимирович Таборицкий (получивший фанатские прозвища «Табурет», «Табуретский» и «Funny Clock Man») — пожалуй, самый известный и меметичный персонаж вселенной The New Order: Last Days of Europe, всем своим видом символизирующий как уровень адекватности здешнего мира, так и, отчасти, взглядов авторов. Буйнопомешанный (в буквальном смысле) монархо-фашист, царебожник, бывший гестаповец, Регент Священной Российской Империи и просто добрейший человек правого лагеря в Западной России.

Предыстория

(линк)

Суть Таборицкого

История Таборицкого начинается, пожалуй, с русских революций 1917 года. Именно тогда Сергей, родившийся на излете XIX века у крещёной еврейки Ханы Левис, но с ранних лет ставший русским националистом, в юности отрекшийся от своего происхождения и ушедший на фронта Первой Мировой, примыкает к Белому Движению и становится убежденным противником демократических преобразований. Попав в петлюровскую тюрьму, молодой фронтовик знакомится с другим таким же националистом и монархистом Петром Шабельским-Борком, и вскоре им удается сбежать из Украины в Германию. Там он становится редактором ультраправой газеты, а вскоре они с новым другом решают попробовать себя на ниве политического терроризма и устраивают покушение на либерального политика Павла Милюкова, которого вместе винят в содействии крушению монархии и, как следствие, поражению белого дела и воцарению большевиков в России. Покушение проваливается — Милюкова спасает ценой своей жизни его соратник Владимир Набоков, а друзья попадают в тюрьму, откуда их, впрочем, вскоре выпускают по амнистии.

Когда в Германии к власти приходит нацистский режим, Таборицкий быстро напрашивается к нему на службу. В 1936 году он фактически возглавляет ведомство по делам русских эмигрантов, в 1939 — по образцу Гитлерюгенда создает для живущих в Германии русских детей Национальную Организацию Русской Молодёжи, в 1942 — вступает в НСДАП. Параллельно с этим он активно работает в органах Гестапо, вербуя для немецкой охранки агентов и агитируя советских военнопленных переходить на сторону немцев.

Западнорусскую войну Таборицкий застает в рядах прогерманских монархических формирований во главе с князем Владимиром III, а когда она заканчивается крахом Западнорусского Революционного Фронта, перебирается в захваченную ими Вятку. Впрочем, долго он там не задерживается. На фоне стремительно растущих шизофрении и увлечения наркотиками и православным мистицизмом, Таборицкий создает свою теорию русского монархизма, основанную на мысли том, что покойный царевич Алексей жив, а Владимир — узурпатор, недостойный править страной. У его идей находятся свои сторонники — давешний Шабельский-Борк[1], белый офицер, национал-революционер и русский фашист Виктор Ларионов, церковный историк Николай Тальберг, солидарист Андрей Дикий и соратник по НОРМу Иван Мелких. Вскоре они собирают под своим знаменем радикалов РОВСа и провозглашают создание организации ОВРИ — Общества Возрождения Российской Империи. После этого Таборицкий уводит своих последователей в республику Коми, где, по его мнению, у них больше шансов пробиться к власти, чем в консервативной и преданной Владимиру Вятке.

Путь к власти и регентство

«
Мы призываем крестом и мечом —
Вешай жидов и Россию спасай!

»
— Егор Летов поясняет половину программы ОВРИ

см. также Республика Коми.

Таборицкий, лидер монархистов Коми

В Коми Таборицкий вновь чувствует себя как дома — пропитанная насилием и радикализмом политическая атмосфера в стране здорово напоминает вождю ОВРИ межвоенную Германию, в которой он провел свою молодость. Да, поначалу он там никто — просто сумасбродный экстремист без связей в местной политике, но в отличие от погрязших в демагогии и коррупции центристов и трусливо плетущих интриги из-за кулис левых Сергей и его люди храбры, сильны, безжалостны, верят в свое дело и не боятся запачкать руки в крови, а это значит, что окружающий гнилой порядок рано или поздно падет под их решительным натиском. Бойцы организации Таборицкого, немудряще названные штурмовиками, не только громко и впечатляюще делают «гррум-гррум» по улицам Сыктывкара, но и прекрасно показывают себя в уличных стычках и политическом терроре, что, впрочем, было ожидаемо, ведь в отличие от состоящих из наспех вооружённых уличных головорезов милиций других партий, в их рядах служат закаленные в боях, хорошо оснащенные и отлично обученные еще немцами ветераны РОВСа, безоговорчно верные своему вождю, которому, по их мнению, предначертано спасти Россию. Вскоре Лев Гумилёв, неореакционер и глава ультраправой коалиции Коми, предлагает Таборицкому вступить в его движение Пассионариев, чтобы усилить его штурмовиками свою партийную милицию. Таборицкий, не долго думая, соглашается. Помимо неореакционеров Гумилёва и монархо-фашистов Таборицкого в коалиции состоит и третья фракция — националисты Игоря Шафаревича, а вскоре к ним присоединяется и четвёртая — перебежавшие к Пассионариям из Компартии Коми нацболы-«ордосоциалисты» во главе с Иваном Серовым.

В случае, если Пассионарии, не иначе как с Божьей помощью и обильным использованием автоматов и отравляющих газов победят в борьбе за власть в республике, они разгоняют в ней левых и демократов и создают на её территории Усть-Сысольское Государство. Дело остается за малым — объединить под своей властью Западную Россию, а затем обойти своих недавних союзников уже во внутрипартийной борьбе. Так или иначе, Пассионарии в союзе с вятскими монархистами и гаинскими теократами объединяют регион, а затем Таборицкому удается, объединив усилия с Серовым, потеснить Гумилёва и Шафаревича, и, в итоге, отодвинуть самого Серова и взять полноту власти в свои руки.

Флаг Священной Российской Империи

Вскоре после прихода Таборицкого к власти все маски оказываются сброшены — на самом деле новый правитель России и его партия — не обычные фашисты, а эзотерические нацисты, вдохновленные опытом Бургундской Системы, экстремистской ветви нацизма, разработанной разочаровавшимся в гитлеризме рейхсфюрером СС Генрихом Гиммлером для употребления в собственной вотчине в Бургундии и перенятой рейхскомиссаром Кавказа Иозиасом, наследным принцем Вальдек-Пирмонтским и кумиром Таборицкого. Объявив себя Священным Регентом ждущего своего часа цесаревича Алексия, Таборицкий провозглашает Усть-Сысольское Государство Западнорусским Регентством, а на суперрегиональном объединении — объявляет о создании Священной Российской Империи. В основу идеологии нового государства он закладывает следующие принципы:

  • Алексей Николаевич Романов пережил трагедию Ипатьевского дома, пережил войну, выдержал все невзгоды невзирая на тяжелую гемофилию и… прячется. Неизвестно где и неизвестно как долго, но, как Таборицкий заявляет, он готов явить свой лик «чистой» России.
    • Чистая Россия — это Россия без «вредных» элементов. Никаких инородцев и иноверцев. Никаких евреев. Никаких коммунистов. Никаких демократов. Никаких капиталистов и богатых. Никаких бедных. Никаких врагов страны.
    • Чистая Россия — это чистые помыслы граждан. Это вера в Бога, вера в Алексея, безвозмездная самоотдача потом и кровью на благосостояние России. Без выходных, без пустых жалоб о травмоопасности, без полных алчности требований о повышении зарплаты.
  • Единственный, кто может привести Алексея вновь в Россию — это сам Священный Регент Сергей Таборицкий. Лишь его благой мудрости Россия обязана наставлению страны на путь истины и беспорочной чистоты.
  • Русские и, с оговорками, остальные белые европейцы вроде немцев — высшая раса, которой Богом предначертано править страной, остальные расы и народы — низшие и враждебные цивилизации, они виновны в трагедии революции и власти большевиков и должны быть уничтожены.
  • Для того, чтобы Россия стала сильной страной, которая смогла бы подготовиться к приходу Алексия и обеспечить власть русских как высшей расы, ей необходимо обустроиться согласно принципам Бургундской Системы, то есть махрового казарменного национал-социализма.

Далее Священный Регент начинает воплощать свою программу в жизнь. Он провозглашает ОВРИ единственной партией возрожденной Империи и включает в неё остатки других фракций Пассионариев, воссоздает в ней дореволюционные структуры вроде Охранного Отделения и Императорских Армии, Гвардии, Флота и Военно-Воздушного Флота, создает на базе партийных милиций Пассионариев корпус Имперских Штурмовиков и дает ему официальный статус параллельной РИА воинской структуры, учреждает госкорпорации и официальную Церковь и начинает свой очистительный поход по России.

Дела военные

«
Превратите хлебные степи
В газовый парадиз!
Вонзайте в мозги Совдепии
Свой раскалённый нордизм!
На Север, на Север, на Север
Неистово рвётся пропеллер!

»
— Евгений Головин раскрывает всю суть имперских силовиков
Флаг десантников нового Императорского Военно-Воздушного Флота

Как и всякий тоталитарный режим, Священная Империя сделает особый уклон в сторону развития вооруженных сил. Как уже было сказано, выросшая из республиканской армии Коми новая имперская армия дополнится параллельным ей корпусом уже знакомых нам по «партийной» работе штурмовиков, являющимся аналогом подразделений СС при ОВРИ, соблюдение законов и обычаев войны будет признано несущественным перед лицом необходимости очищения России для цесаревича Алексия, а арсеналы обеих армий — государственной и партийной — пополнятся новым оружием.

Прежде всего — зажигательным и химическим. Да, Священный Регент, пусть и кажется мракобесом — большой покровитель наук, и при нем имперские учёные обогатят так впечатливший Таборицкого Сыктывкарский Арсенал многими новыми видами смертоносных веществ. Венцом же химических изысканий Регента станет скромно названный в его честь таборит — чудовищной едкости ядохимикат, непринужденно разъедающий металл и плавящий плоть до состояния неаппетитной жижи, в составе которого, по слухам, фигурирует трифторид хлора, химический агент, который боялись использовать даже нацисты. Впрочем, перед нацистами и не стояла цель возвращения цесаревича Алексия, не так ли?

Наконец, вторгнувшись на территорию Казахстана с его богатыми урановыми залежами, Империя запустит и собственную ядерную программу, созданные в ходе которой бомбы вскоре испытает на самом Казахстане.

«Пока часы двенадцать бьют» или последние шаги регентства

« Боже, спаси Россию, потому что никто другой не сможет! »
— Из эвента об объединении страны режимом Таборицкого
Таборицкий, Священный Регент России

Разум Регента, как часто говорилось выше, хрупок и стремительно летит в никуда. В качестве символа этого состояния используются т. н. «Часы Таборицкого», отмеряющие то, сколько ещё осталось психопату до окончательной потери рассудка. В свою очередь, на рассудок будут влиять события и принимаемые Регентом законы и решения, которые все больше и больше будут отдалять Таборицкого от связи с реальностью. Так, в ходе прогресса шизофрении Регент:

  • Зарежет кинжалом ставшего его канцлером Шабельского-Борка за сомнения в своей адекватности;
  • Провозгласит Алексия не просто выжившим наследником престола, а избранным Богом для восстановления России живым святым, который воцарится на троне как бессмертный правитель страны;
  • До предела клерикализует свою Империю настолько, что Александр I времен аракчеевщины по сравнению с ним покажется убежденным сторонником светского государства;
  • Пополнит православное богословие такими сомнительными с канонической точки зрения находками, как учение о душах машин и причисление к лику святых при жизни;
  • В соответствии с первой находкой припишет к заводам капелланов, призванных следить за духовным состоянием «благословенных машин» и рабочих, а в соответствии со второй — объявит еще живого по его мнению Алексия главным святым русской церкви;
  • Физически отменит на территории России большинство нерусских народностей и неправославных вероисповедений[2];
  • Радикально упростит судебную систему методом расстрела каждого, попавшего под подозрение;
  • Радикально упростит рабочее законодательство, отменив его;
  • Будет посылать эскадроны смерти по души своих воображаемых врагов;
  • Устроит чистку в рядах штурмовиков за недостаточные успехи в деле очищения России;
  • Застроит голодающую Россию сверхпафосными православными соборами и дворцами для руководителей ОВРИ и Корпуса Штурмовиков;
  • И воплотит в жизнь много других столь же интересных и новаторских инициатив.

Так или иначе, безумная машина СРИ сможет объединить остатки России, доведя политику Регента до пределов. Целые деревни будут выжигаться напалмом и химикатами, пока города будут редеть от убитых нищих и беженцев, готовых сбежать от этого безумия даже в нацистский рейхскомиссариат. Часы будут стремительно нестись вперед, пока не достигнут…

Полночь

«

Сохраняйте спокойствие.

Регент держится.

Алексей жив.

Священная Российская Империя выдержит.

Есть ещё много дел.

»
— финальное сообщение радиостанций империи Таборицкого

Полночи. Таборицкий начинает с тяжкой болью осознавать всю правду относительно мира и горячо любимого Алексея. Всё было зря. Столько жизней ради ничего. Алексея нигде нет. Эти мысли начинают разрывать на куски разум Регента, пока, наконец к нему не придет последнее видение, ясно дающее ему понять, что цесаревич Алексий мёртв и никогда не вернётся, что, в силу возраста и ранней любви к тяжелым веществам, приводит Таборицкого к гибели. Конец империи. Конец игры. Однако, не конец для России, на оставшихся территориях которой начинается новая темная глава истории, которую принято называть «Пост-таборицкой Россией», где все пойдет сначала — вновь варлорды, вновь стычки. Только шанса на спасение практически нет.

Первое время приближенные, нашедшие тело Таборицкого, будут скрывать его смерть. Затем столица империи, Вятка, объявит радиомолчание и начнет транслировать одну и ту же запись, приведенную в эпиграфе. После этого империя начнет рассыпаться на части, то тут, то там начнут заявлять о себе, выходя из подполья, уцелевшие оппозиционеры, в других местах начнут внезапно обретать собственную волю командиры штурмовиков и армии. Наконец, Вятка очнется, объявив новым Священным Регентом Виктора Ларионова, ставшего канцлером после смерти Шабельского-Борка. Тот начнет неуклюже врать и путаться в показаниях, пытаясь объяснить стране, что произошло, и наконец объявит своего предшественника еврейским заговорщиком, а себя — истинным Священным Регентом. Это окончательно делегитимирует построенное Таборицким бургундское чудовище, и империя рассыпется на части уже безвозвратно, а под контролем столицы останется лишь столичный округ во главе с выживающим из ума (по-тихому, не как Таборицкий) Ларионовым.

Nota bene: если Таборицкий умрет, не завершив объединение России, то его смерть будут скрывать до последнего. Возможны два исхода: либо империю разгромит в пух и прах другой объединитель, учитывая очень значительный минус ко всем параметрам, который будет наложен на нее после смерти регента, либо империя несмотря ни на что завершит свои завоевания «без головы», после чего произойдут все вышеописанные события.

Эпилог

См. также Пост-таборицкая Россия

Пожалуй, нет более печальной судьбы, чем у вновь распавшейся России. Если после бомбардировок могли вновь вырасти города, то теперь на месте перспективной «помойки» — «помойка» обыкновенная:

  • Тысячи рек загрязнены химикатами Имперской армии, отчего население стремительно погибает и прозябает в самом страшном голоде.
  • ОВРИ жива и сохраняет некоторые позиции, пусть и еле сводя концы с концами.
  • Многие варлордства, возникшие после Таборицкого, не могли не проникнутся общим безумием, теперь представляя из себя совсем постапокалиптический трэш: бандиты-анархисты, радикальные нацисты-головорезы и даже своя община сатанистов. Общее безумие лишь разрасталось, пока немногочисленные островки адекватности пытаются хоть как-то защитить граждан вокруг.
  • Мир, находящийся в состоянии чуть более приглаженной помойки, осмысляет произошедшую трагедию, вместе с переменным успехом наживаясь на этом горе через личностей вроде Тальберга.
  • Русская нация, имевшая, так или иначе, единую идентичность, начала попросту уничтожаться. Люди начинают стремиться к евразийству, обезличенному сатанизму и открещиваться от своей культуры ради кусочка хлеба со стороны заокеанских соседей, в то время как оставшиеся русские националисты в большинстве своем продолжают сохранять верность разным кликам ОВРИ. Вместо несчастной, но единой нации, теперь остались лишь жалкие крохи обезличенных выживших.
  • И, что самое печальное, — выхода из этой ситуации нет. Вернее, в ближайшие десятилетия его не найти. Культурная и технологическая деградация стала столь серьезной, а территории столь опасными для жизни, что на даже базовое восстановление уйдет не один век. Если, конечно, эти земли не станут чьей-то очередной колонией, поскольку окружающий Россию фашизм никуда не пропал. Возможно, бывшую Россию спасет от иностранной колонизации только то, что она — чемодан без ручки: расходы на то, чтобы извлечь из выжженной земли хоть какой-то профит, неизмеримо больше этого самого профита, а населения осталось так мало, что даже эксплуатировать страну «в режиме Бельгийского Конго» бесполезно. США, что характерно, всеми руками и ногами отбрыкиваются от Камчатки, слёзно просящейся в состав Штатов в качестве территории, именно по причине ее бесперспективности, а ведь это один из наименее пострадавших от таборитчины регионов.

Суперивент объединения

Значительная часть популярности Таборицкого является следствием крайне запоминающегося и мрачного суперивента — одного из лучших как среди российских, так и в целом в модификации.

  • В качестве изображения взята фотография пустой виселицы в оккупированном нацистами Белгороде на фоне покосившейся церкви, что символизирует финал правления Регента. Теперь уже вся Россия находится под властью последователей национал-социализма, кара врагов Алексея свершилась — вешать больше, попросту, некого, в то время как использованная и извращенная Таборицким церковь лишь загнивает где-то на фоне.
  • Цитатой же стало латинское крылатое выражение «Fiat iustitia, et pereat mundus!» («Да свершится справедливость, пусть мир и погибнет!»), приписываемое императору Священной Римской Империи Фердинанду I. Упоминание СРИ прозрачно проводит параллели между государством Таборицкого и бывшим союзом из Средневековья, где, как ещё отмечал Вольтер, нет ни грамма священного, ни римского. Смысл же выражения отлично передает весь максимализм диктатуры Регента, готового уничтожить свою страну, но добиться своей «справедливости».
  • Одна из отличительных черт ивента — характерная тема, состоящая из жуткого по-заводскому громкого тиканья часов, которая позаимствована… из мультфильма «Проверьте свои часы» 1963 года. Оттуда же мы можем назвать автора композиции — им выступил М. Парцхаладзе. Собственно, интересной находкой можно назвать то, что изначально модернистски-позитивная мелодия в несколько другом антураже стала наводить страх и чувство опустошенности. Дополняет эту картину и несущийся параллельно образ империи Таборицкого как часового механизма, который продолжает идти, пока жив разум безумного Регента. Небольшая деталь — мелодия заканчивается хриплым дыханием (предположительно, самого Таборицкого) и уже обычным тиканьем часов, что символизирует скорый конец новообразованной империи.
  • Довершает же картину ответ с фразой «Одиннадцатый час», что символизирует, что до полночи осталось совсем немного.

За кулисами

Политработник общества «Память» Н.Б. Скородумов читает доклад на съезде. Легко заметны и характерная эмблема в виде расположенного на жёлтом поле двуглавого орла с обрамленным свастикой ликом Христа, и чёрная полувоенная форма, и общее обилие монархической символики

Идеология и визуально-эстетическая составляющие империи Таборицкого, как и многих других государств-объединителей, имеют за собой как вполне реальные, так и художественные прототипы.

  • Сама Священная Российская Империя является аллюзией как на Священную Римскую Империю германской нации, так и на Империум Человечества из вселенной Warhammer 40000 — в наличии и поклонение мёртвому, но вечно живому вождю, и вера в дух машины, и подразделения «Имперских штурмовиков» и «Имперской гвардии», и постоянная борьба с еретиками-инородцами-нечистыми, и общая атмосфера религиозной истерии и паранойи, и не меньшая пафосность происходящего.
  • В качестве знамени империя Таборицкого использует один из флагов общества «Память» — старейшей из ультраправых организаций современной России, основанной ещё в СССР и участвовавшей в политической жизни страны в девяностые и ранние двухтысячные. Как и ОВРИ в игре, «Память» придерживалась монархо-фашистских и православно-клерикальных взглядов, а ее политработники носили характерную полувоенную форму чёрного цвета. Кроме того, некоторое время в ней состоял Валерий Емельянов, пока, будучи неоязычником, не вышел из ее состава со своими сподвижниками в знак протеста против православного клерикализма.
  • Значительная часть идеологии ОВРИ в игре основана на утопии Петра Николаевича Краснова «За чертополохом», в которой также описываются поражение Советского Союза в новой мировой войне, гибель коммунистов от отравляющего газа (правда, собственного) и последующее создание православно-посконно-сословной России под властью чудесно явившегося истинного царя.
  • Теории о чудесном спасении цесаревича Алексия ходили и в реальной жизни — так, согласно некоторым из них, наследник царского престола впоследствии стал известен как советский государственно-партийный деятель Алексей Косыгин. В самой игре до обновления Toolbox Theory он возглавлял либералов Коми и эти теории были известны и самому Таборицкому, который в одном из ивентов приходил в ужас от одной мысли о возможности того, что столь обожаемый им цесаревич мог стать советским бюрократом или либеральным политиком.

Разное

  • Рут Таборицкого — пока что единственный способ объединить Россию за РОВС, пусть даже и за его ренегатов — полноценного РОВС-рута у Вятки нет до сих пор.
  • Если Таборицкий проиграет борьбу за власть в Коми, то возможны разные варианты его дальнейшей участи. Его могут отправить в психушку, где он проведет остаток дней в окружении своих видений ангелов и святых. Его могут попытаться убить или изгнать — тогда он либо даст врагам последний бой в часовне и подожжет себя, чтобы не даваться им в руки, либо сбежит в Пермский Край, чтобы вступить в Арийское Братство (увы и ах, Братство от этого не получит его даже в качестве генерала). Наконец, если его с Гумилёвым подвинет коалиция Шафаревича и Серова, то в отличие от сорвущегося по такому случаю в истерику Гумилева, он спокойно поздравит своих соперников с победой и пожелает им удачи в объединении страны.
  • Таборицкий не сразу стал бургундистом Коми. Изначально бургундской фракцией Пассионариев Коми планировалось сделать радикальных неоязычников, но потом их сделали ультранационалистической фракцией Арийского Братства. Потом на эту роль пробовался Андрей Дикий, возглавлявший банальное ряженое под нацистов движение, тогда же появились и штурмовики как местные аналоги эсэсовцев. А рут безумного регента почившего цесаревича Алексия (правда, деспотический) вообще планировался как… альтернативный авторитарно-демократическому для Батова. В итоге безумным регентом стал-таки Таборицкий, а Дикого и штурмовиков придали его фракции.
  • Во всех версиях игры Таборицкий выдвигался во власть с одной идеологией, а по приходу к власти менял ее на другую. Изначально он заявлялся как сторонник идеологии деспотизма (после Toolbox Theory — как сторонник субидеологии деспотизма «абсолютная монархия»), но после регионального объединения переходил в бургундизм (после Toolbox Theory — в субидеологию эзотерического нацизма «имперский культ»). Потом авторы решили, что едва ли человек, состоявший в НСДАП, окруживший себя русскими фашистами и называющий своих боевиков «штурмовиками», будет позиционировать себя как просто консервативный монархист, и сменили его стартовую идеологию сначала на субидеологию фашизма «корпоративизм», а потом на субидеологию нацизма «клерофашизм». Наконец, после обновления The Ruin, эзотерический нацизм и все его субидеологии объединили с обычным национал-социализмом. В результате если изначально Таборицкий-деспот считался самым умеренным руководителем Пассионарного Клуба на фоне фашиста Шафаревича, нациста Серова и ультранационалиста Гумилева, и его переход в самую радикальную идеологию мода считался крутым сюжетным поворотом, то ныне он и так начинает как нацист в окружении патерналиста Шафаревича, деспота Гумилева и фашиста Серова, и никакого удивления его переход из более-менее умеренного клерофашизма в людоедский имперский культ в целом не вызывает.
  • В ранних версиях, когда Таборицкий имел в качестве стартовой идеологии деспотизм, на стадии деспота можно было начать переговоры с Батовым на стадии деспота, и мирно присоединить его Уральский Военный Округ, даже перекинувшись в бургундизм. «Служить Святой Руси!», однако.
  • Из-за своей оторванности от реальности, неофициальным музыкальным символом Регента в СНГ стал мэшап заглавной темы «Verify your Clock» и трека одиозного рэпера Моргенштерна «Cadillac». Иронично, что Моргенштерн — тюрок, а Парцхаладзе — грузин, то есть принадлежат к народам, от которых Таборицкий из игры хотел бы очистить Россию.
  • В милитари-моэ модификации The Moe Order на роль Таборицкого встала не менее популярная и не менее неадекватная личность — героиня аниме «Date A Live» Куруми Токисаки. Обоих объединяет любовь к часам и крайне жестокому поведению. Внезапно, его соратник Пётр Шабельский-Борк — инверсия Куруми из Date a Bullet, Белая Королева.
  • В одном из финальных ивентов за Регентство, после Полночи ретроспективно ситуацию в России решает описать небезызвестный Р. Пайпс, в нашей реальности известный за спорные монографии о истории революции.
  • Оттеняющим характером Таборицкого среди объединителей России можно называть Александра Меня, православного проповедника и лидера Божьего Владения России на Дальнем Востоке. Оба они — крещёные евреи и харизматичные лидеры, желающие построить в России утопию на основе православной религии, но если Таборицкий — фанатичный фашист, чье видение утопии — это клерикально-тоталитарная нацистская империя, то Мень — христианский анархист и экуменист, проповедующий мир и согласие между религиями и народами. Неудивительно, что если эти двое станут соперниками на пути объединения России, то они объявят друг друга Антихристами и будут сражаться с особенным ожесточением, что для Меня будет в новинку.
    • Другим персонажем мода, оттеняющим персону Регента, можно называть Константина Родзаевского, вождя фашистов Приамурья. Оба они — фашистские диктаторы, вдохновляющиеся в своей политике примерами Российской Империи и нацистской Германии, оба создают в стране госкорпорации и параллельные армии политические воинские структуры, оба используют флаг со свастикой в чёрно-жёлто-белых цветах, а министр госбезопасности и впоследствии премьер в правительстве Таборицкого Ларионов — и вовсе член РФП Родзаевского. Но если Таборицкий по ходу сюжета только больше сходит с ума и погружается в мир своих безумных иллюзий, то Родзаевский, напротив, побеждает алкоголизм и наркоманию, находит выход из паранойи и к концу кампании становится гораздо вменяемее и человечнее, чем в ее начале.
  • Вопреки показанному ретроградству, Таборицкий единственный из правителей способен создать ядерный боезаряд ещё в период объединительных войн. Но добиться этого крайне трудно, так как последний фокус не прожимается без завершения всех решений по ядерной программе, которые еще и тикают медленнее, чем у более прогрессивных объединителей.
  • На ниве популяризации персонажа, отсылки к Таборицкому стали популярны и в других модификациях Hearts of Iron.
    • В Red Flood флаг, очень похожий на флаг Таборицкого (с обрамляющим образ Христа буддийским колесом сансары вместо свастики), использует государство барона Унгерна, такого же мистика, монархиста и реакционера, как Таборицкий. А до реворка при объединении России черносотенным Харбином (один из самых сложных рутов, ибо отдельно Харбин появляется только после коллапса Желторосии), опять же во многом напоминающим регенство Таборицкого своей клерикально-фашистской политикой, в эвенте было написано «Бог спас Россию, потому что никто другой не смог бы».
    • Сам герой статьи вновь стал злодеем в сабмоде на «Equestria at War», посвященном судьбе попаданцев из уничтоженного мира людей в стране пони.
    • В базовой «Эквестрии» крайне похожую (особенно на ранние версии, в которых Таборицкий начинал как деспот) сюжетную арку имеет Гера Эйхберг, председательница Герцландской Народной Партии в Баронстве Ангривер. Подобно Таборицкому, она придет к власти как умеренный политик, но вскоре сбросит маску, провозгласит Ангривер орденским государством, основанным на сумасбродных неофеодальных идеях, создаст из лояльных ей террористов «Чёрного Когтя» параллельную армии организацию Шварцесштаффель и попытается объединить Герцланд, активно применяя химическое оружие.
    • Ну и наконец, в первоапрельском ивенте 2022 года для Эквестрии в качестве прямой пародией на Регента выступила сама Твайлайт Спаркл, потерявшая все связи с внезапно пропавшей Селестией. Извращенная любовь и геноцид в кратчайшие сроки прилагается.

Примечания

  1. К слову, тоже достаточно неординарная личность — как член общества «Возрождение» (Aufbau Vereinigung) он активно ретранслировал белогвардейски-черносотенные брошюры и литературу в немецкой и нацистской среде и считается одним из популяризаторов «Протоколов Сионских Мудрецов» в Германии и лично для членов нацистской верхушки: сначала А. Розенберга, а впоследствии и Гитлера самого
  2. Впрочем, как показывает пост-таборицкая Россия, до всех Регент добраться не смог.