Участник:Songbird/Стройплощадка

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
Handshake icon.pngВместе веселее
Эта страница находится в личном пространстве участника Songbird. Участник Songbird не против того, что другие участники будут совершать правки этой страницы.

Война — это круто

« Война — это Бог. »
— Судья Холден, «Кровавый меридиан или закатная заря на западе»
И я такой — весь в белом и на коне!

Что, салага, хочешь понюхать пороху и присоединиться к нашим славным вооружённым силам? И правильно, сто мегатонн мне в задницу! Представь себе — ты такой красивый в мундире и с оружием. Вокруг тебя — верное братство боевых товарищей, идущих с тобой рука об руку и готовых прикрыть и помочь в опасной ситуации. Лишь там, на обожжённых полях сражений, мальчик может стать настоящим мужиком! Иди в бой — и добудь себе славу! Ты станешь героем. Только представь, с какой завистью и восторгом на тебя будут смотреть твои сверстники, когда ты в парадной форме и с медалями на груди вернешься в отчий дом! А уж девушки… они будут штабелями стелиться под твои ноги, уж поверь!

Хотя врать не буду — на войне могут и убить. Но поверь мне — это будет славная смерть! И непременно красивая. На вершине горы вражеских трупов ты воткнешь наше славное знамя и упадёшь на колени, сжимая его древко в руках — сражённый, не не сломленный! Твои боевые товарищи вынесут твоё тело на руках с поля боя и отправят домой, где родные в тихой и торжественной атмосфере проводят тебя в последний путь, чтобы потом со слезами на глазах рассказывать всем, как героически ты умер ради защиты своей Родины. Но твоя смерть не будет напрасна — она поможет нам одержать победу в войне. Ты умрешь как человек, но продолжишь жить как легенда — о тебе будут писать книги и снимать фильмы. В твою честь станут называть улицы и даже города. О тебе станут рассказывать в школе детям. Но такая героическая, без всяких сомнений, гибель возможна только в крайнем случае, даже не сомневайся — ведь нашими войсками управляют исключительно компетентные командиры, над которыми стоят опытные генералы, зело пекущиеся о жизнях солдат.

Про такие мелочи как освобождение от налогов, военную ипотеку, выплаты по контракту и прочие приятности, положенные военнослужащим, и говорить не хочется — с учётом всего вышеперечисленного наше Отечество могло бы и не заморачиваться так. Но чего не сделаешь ради наших бравых защитников!

Круто? Ещё как круто! И не слушай этих трусливых либерастов, которые что-то там бухтят про оторванные снарядами и минами конечности, проблемы с психикой, массовые расстрелы мирного населения, изнасилования и прочие бредни. Они просто завидуют, так как у самих — кишка тонка. Вот и прячутся под шконкой от призыва, за спинами таких бравых и красивых ребят, как ты. Поверь, армия сделает из тебя настоящего человека, который будет с наслаждением вдыхать запах напалма по утрам и покажет этим непутёвым гражданским штафиркам, как правильно надо солдату, защитнику Отчизны, честь отдавать.

Согласен? Вот и славненько! Подпись здесь, здесь и здесь. Так, вот ещё подпиши отказ от ответственности. Превосходно! Теперь тебе надо прибыть на пункт сбора через три дня, вот список необходимых вещей. Следующий!

Исторические корни тропа

Для начала стоит отметить, что вплоть до XX-го века в мировой художественной культуре главенствовало скорее противоположное отношение к войне и военному делу. Нет, причина вовсе не была в том, что наши предки были более воинственны или жестоки, чем мы настоящие — в этом смысле человечество ни на йоту не изменилось со времён первых шумерских государств. Причин было много, но выделим самую главную — «инфляцию» смерти.

Древний человек мог умереть от огромного количество разнообразных причин. Можно было банально и совсем некрасиво помереть от голода, если случилась засуха в родном регионе. Подохнуть в муках от кишечной инфекции, выпив вроде бы чистой водички из надёжного, как всем казалось, источника. Отдать богам душу, рожая ребёнка. Или даже умереть самому при рождении, если пуповина неудачно перехватит горло в процессе родов. В общем, солидную часть нашей истории Костлявая шумно дышала в загривок человеку, только и ожидая шанса прибрать очередного беднягу.

Естественно, в таких условиях у наших предков формировалось философски-фаталистическое отношение к смерти в целом и к убийству — в частности: всё это воспринималось как непреложная часть жизни, с которой глупо бороться… но можно выбрать, как лучше всего встретить свой конец. И в этом смысле армия была не худшим вариантом. Совсем-совсем не худшим — по сути, военная структура представляла собой самый простой и надёжный способ для амбициозного человека из низов подняться по социальной лестнице, завоевав уважение и даже получив возможность влиять на политику родного государства. Конечно, на войне могли и убить, но ставки того стоили. Да даже если не учитывать амбициозных личностей, для вчерашнего крестьянина, спешно рекрутированного в армию, новая жизнь если не казалась раем, то всё равно воспринималась как несомненное улучшение, пусть и из разряда «А жизнь-то налаживается»: в армии вчерашний земледелец мог впервые в жизни попробовать мясо, будет вдоволь пить спиртное (пусть и дрянное) и даже сможет заработать какую-никакую, а денежку, за счёт благословенной веками традиции под названием «солдатская мародёрка». С таким «первоначальным капиталом» потом можно будет и в родных местах знатно повысить своё положение в обществе. Или же даже можно осесть в большом городе и открыть там своё дело. Всяко лучше, чем дома пухнуть от голода, когда условный «долгоносик» пожрёт весь условный «хмель», да ждать поветрия или набега разбойников (а то и солдат — и не факт, что вражеских!).

А если наш условный рядовой чем-то и недоволен, то как он донесёт свой негатив до широких масс? Он же неграмотный и риторике не обучен. Побухтит с товарищами над кружкой дешёвого пива, повспоминает с грустью про боевых товарищей, которые полегли по дурости безмозглого командира, чьё единственное достоинство заключается в длинной череде благородных предков — и на этом его «пиар-компания» и заглохнет. А теперь представьте какого-нибудь рыцаря, самурая или иного представителя военно-служилой аристократии, которого война в буквальном смысле кормит — он-то имеет возможность выучиться грамоте и потом оставить потомкам свои мемуары, где будет пафосно расписывать, как славно д’артаньянствовал в одиночку (не считая всякой пехотной черни, которая там крутилась под ногами и полегла вся — но кому могут быть интересны судьбы этих на фоне жизнеописания благородного себя?) против целой толпы врагов. Такой красивый и весь в белом на верном скакуне. А если даже боги не наделили нашего благородного рубаку высоким интеллектом и подвешенным языком — он просто заплатит звонкой монетой всяким менестрелям и летописцам, которые распишут всё в лучшем виде и с правильным освещением исторических моментов.

И продолжалось бы это благолепие и дальше, но безжалостные волны прогресса смыли практически всю позолоту с идола войны. Развитие медицины, науки и техники привело к тому, что жизнь среднестатистического человека стала улучшаться, а развитие промышленности потребовало большого количества грамотных специалистов, что позволило оставлять свои воспоминания о войне не только всяким генералам и полководцам, но и обычным солдатам, у которых было своё мнение, отличное от бравурно-восторженных описаний боевых действий всяких высокопоставленных «Д’Артаньянов». С другой стороны, методы ведения войны стали очень эффективными после Наполеоновских войн. Всё это вкупе привело к тому, что романтизация войны сошла на нет, а последний гвоздь в её гроб вбили Первая и Вторая мировые войны. Впрочем, даже так троп нашей статьи не умер полностью, хоть и потерял изрядно в своей популярности на нынешний момент исторического процесса.

Как это обычно обыгрывается

  • Война по правилам — на ней все следуют заключенным соглашениям, конвенциям и неписанным правилам военных действий. Раненных врагов тут стараются не добивать, к пленным относятся хорошо, а проигрыш не ведёт к безальтернативному краху проигравшей стороны — скорее всего, всё закончится репарациями и некоторыми уступками во внешней политике. В реальности такое было характерно для Средневековой Европы, хотя и касалось в основном только благородного сословия.
  • «Эльфы против орков» — в произведении показывают две стороны, одна из которых обладает потрясающей воображение техникой/несравненной магией, безупречной дисциплиной и наличием сплошь благородных и высокоморальных персоналий в собственной армии. А другая представляет собой орду натуральных варваров, которые воюют на устаревшей технике и знают только тактику «людских волн» — да и той не умеют правильно пользоваться. Само собой, «облико морале» у этих условных «орков» тоже соответствующее — там ублюдок на ублюдке сидит и ублюдком погоняет, а правит всем этим шалманом Главнюк, являющийся ходячим собранием всех возможных пороков и недостатков. Как понятно из контекста, чаще всего такой «оригинальный» сюжетный ход встречается в разнообразных ура-патриотических художественных произведениях, где за условных «светлых эльфов» будут страны, народы и группы населения, которым по тем или иным причинам симпатизирует автор, а за «орков» будут отдуваться те, кого тот же автор, мягко говоря, недолюбливает. Само собой, при такой подаче сюжета троп нашей статьи будет демонстрироваться исключительно с «эльфийской» стороны, которые своими крутыми самонаводящимися стрелами, бьющими на тысячу километров, будут разить своих врагов, не неся потери в принципе. Ужасы войны, впрочем, здесь тоже покажут… в стане орков и только у них — с вполне понятным посылом целевой аудитории, что у благородным «эльфов» такой фигни точно нет.

Примеры

Фольклор

«
У меня есть большое богатство: копье, меч
И прекрасный кожаный щит, чтобы защитить себя.
С ними я пашу, с ними я собираю урожай.
С ними я выдавливаю сладкие вина из винограда,
Благодаря им меня называют господином рабов.
Те, кто не осмеливается владеть копьями, мечами
И прекрасными кожаными щитами для защиты себя,
Те припадают к моим коленям и падают ниц,
Они величают меня господином и великим царем.
»
— Боевая песнь Гибрия. VII–VI вв. до н. э.

Литература

  • «Счастливый Одиссей» Андриана ди Виарта — в этой автобиографии автор, который в своё время принимал участие в колониальных войнах в Африке, а потом сражался на фронтах Первой и Второй мировых войн, удостоившись славы наглухо отмороженного «человека войны», пишет о своей главной страсти жизни так: «Честно говоря, я наслаждался войной. Конечно, были плохие моменты, но хороших куда больше, не говоря уже о приятном волнении».

Музыка

  • Группа «Дом ветров», «Сага о наёмниках» — с точки зрения наёмников война не только представляет крутым и весьма прибыльным занятием. Но даже если всё пошло наперекосяк, и вместо славного грабежа ждёт смерть — они всё равно готовы умереть достойно.
«
Налейте наёмникам полные чаши —
Им завтра снова в поход.
Привыкший сражаться не жнёт и не пашет,
Иных хватает забот.
Он щедро сулил, этот вождь иноземный,
Купивший наши мечи.
Он клятвы давал нерушимее кремня,
Сильнее чем солнца лучи.
Сказал он, что скоро под крики вороньи
Взовьётся стрел хоровод,
И город нам свалится прямо в ладони,
Как спелый вызревший плод.
Мы там по трактирам оглохнем от здравниц,
Устанем от грабежей,
И смело утешим белогрудых красавиц,
Оставшихся без мужей.
»

Театр

  • «Генрих V» Уильяма Шекспира — пьеса буквально пропитана этим тропом. Но особый смак, конечно, это речь Генриха V перед битвой при Азенкуре:
«
И Криспианов день забыт не будет
Отныне до скончания веков;
С ним сохранится память и о нас —
О нас, о горсточке счастливцев, братьев.
Тот, кто сегодня кровь со мной прольет,
Мне станет братом: как бы ни был низок,
Его облагородит этот день;
И проклянут свою судьбу дворяне,
Что в этот день не с нами, а в кровати:
Язык прикусят, лишь заговорит
Соратник наш в бою в Криспинов день.
»
— Акт IV, сцена 3

Настольные игры

  • WarHammer 40,000 — внешне франшиза выглядит как олицетворение тропа, а внутри неё самой — субверсия.
Внешние ссылки
TV Tropes War Is Glorious