The Elder Scrolls/История

Материал из Викитропы
Перейти к: навигация, поиск

Подстатья к The Elder Scrolls, посвященная истории мира

Заря мироздания[править]

Сведения об Эре Зари немногочисленны и противоречивы, потому что сами законы мира тогда ещё не устоялись, включая и закон причинности. Но самые главные события этой Эры установить можно. Главным событием было, собственно, сотворение мира, в котором принял деятельное участие Лорхан. До сотворения Нирна Аурбис представлял собой беспорядочное месиво планов, в каждом из которых хозяйничал свой эт’Ада (они тогда ещё не разделились полностью на Аэдра и Даэдра, но уже было понятно, в ком из них больше от Ану, а в ком от Падомая). Одним из этих эт’Ада был Лорхан, который сумел склонить нескольких эт’Ада на создание общего плана, в котором жили бы смертные расы. В Лорхане было много от Падомая, он ценил изменение и эволюцию, и хотел создать мир, который бы развивался, а не был бы статичным и однообразным мирком, как планы всех эт’Ада. Лорхан знал, что задача эта практически непосильная, и, выполнив её, эт’Ада фатально растратят большую часть своих сил, но как бы случайно забыл об этом сказать. Тогда-то эт’Ада и разделились на Аэдра, Даэдра и Магна-Ге.

Аэдра стали те, кто последовал за Лорханом и стал творить мир смертных. Те, что отказались и предпочли отсидеться где-то рядом, стали Даэдра. Ну, а те, кто вовсе ушли в Этериус, подальше от этой заварухи, стали Магна-Ге (главным среди них был Магнус, который составил для Лорхана план мироздания, но непосредственно работать не стал). Их уход пробил порталы на границе между Этериусом и Обливионом, эти порталы стали звёздами и Солнцем, а через них хлынула в мир энергия Этериуса — магика.

Среди Аэдра самым важным и могущественным был Аури-Эль, сотворяющий аспект Ака-туска, его воином и защитником был другой Аэдра — Тринимак, который слыл самым грозным воителем среди всех Аэдра. Когда Аэдра догадались, к чему ведет замысел Лорхана и чем им грозит сотворение мира, они пришли в ярость, и решили убить Лорхана; исполнителем был назначен Тринимак. Ему удалось убить Лорхана… большей частью. Сердце демиурга-трикстера осталось неуничтожимым, упало на юный Нирн и провалилось под землю, попутно смеясь над Тринимаком и Аури-Элем. Прочие останки убиенного так и остались болтаться на орбите новосозданной планеты, превратившись в две луны — Массер и Секунду.

К тому времени низшие Аэдра уже растратили все свои силы и полностью утратили божественность. Часть из них осталась разумными существами, и превратилась в прарасу Эльнофеев, от которой потом произошли люди и эльфы. Часть же полностью утратила активность и стала Костьми Земли — превратилась в хтоническое поющее нечто в центре Нирна, и каждая Кость кодифицировала определенный закон природы. Законы эти создали девять оставшихся высших Аэдра (Тринимак тогда ещё числился среди них), создав совет в сотворенной на Нирне Адамантиновой Башне; с этого момента начался линейный отсчёт времени.

Эльнофеи вскоре разделились на осёдлых Эльнофеев, тяготевших к Аури-Элю, и бродячих, которым ближе был Лорхан. Эти две расы и стали первыми эльфами и первыми людьми соответственно.

За Эрой Зари последовала Меретическая эра, или Эра Эльфов. О её событиях будет рассказано в последующих главах, разделенных географически.

Сиродиил[править]

Владычество айлейдов[править]

В Меретическую эру Альдмеры — первые эльфы, потомки осёдлых Эльнофеев — стали исследовать Тамриэль. Альдмер по имени Топал Кормчий исследовал земли, которые потом станут Сиродиилом, после чего на восток стали переселяться различные группы эльфов-диссидентов, не согласные с порядками альдмерского общества. В Сиродиил решил переселиться клан Айлейдов. Это были Альдмеры, отрекшиеся от Аэдра и обратившиеся к поклонению Даэдра, и желавшие творить свою империю и владычествовать над другими расами, покорять и подчинять.

Объекты для подчинения вскоре появились в поле зрения: это были пришедшие с севера представители расы людей. Айлейды обратили их в рабов и стали строить огромное количество рабовладельческих городов; на труде и мучениях людей было построено могущественное царство айлейдов. Но такое положение дел не устраивало ни людей, ни Аэдра, и Аэдра решили помочь людям. Среди людей стала известна предводительница восстания рабов — пророчица Алессия, которой Аэдра Акатош — аспект Ака-туска, как и Аури-Эль — даровал Драконорожденность, а спутником, а впоследствии и мужем ей стал один из последних низших Аэдра — отец минотавров Морихаус, Крылатый Бык. Кроме того, на сторону Алессии встал загадочный герой, рыцарь-мститель Пелинал Вайтстрейк, о происхождении которого неизвестно ровно ничего, но дел и подвигов которого Айлейды боялись пуще огня. Так получилось, что Алессия собрала непобедимую команду, освободила и объединила всех людей, бывших рабами Айлейдов, а самим Айлейдам нанесла такой удар, от которого они уже никогда не опомнились. Потомки павшей империи рабовладельцев стали жалкими изгоями, одичавшими эльфами, скрывающимися в лесах.

Первая Империя и первое междуцарствие[править]

Завладев столицей айлейдов — Бело-Золотой Башней — люди решили выстроить вокруг неё город и сделать его столицей новой империи, Империи Людей, которую назвали Сиродиилом. Императрицей выбрали Алессию, потому, что среди даров, доставшихся ей от Акатоша как Драконорожденной, была способность защищать мир от даэдра. Ей вручили Камень Бело-Золотой Башни — Чим-эль-Адабал, который вмонтировали в главную императорскую регалию — Амулет Королей. И пока она, её потомки или другие Драконорожденные императоры носили этот амулет и использовали его, чтобы зажигать огни в храме Имперского города — ни один даэдра не мог вторгнуться в Нирн без спросу.

Мужем Алессии был, как мы уже упомянули, Морихаус — быкообразный Аэдра, от которого произошли минотавры. Неизвестно, по какому выверту менделистско-морганистской лженауки, но так вышло, что среди потомков Алессии были и минотавры, и люди. Следующим после неё императором был её сын Белхарза, который был минотавром, но после Белхарзы правили уже люди. Во времена Первой Империи минотавров очень уважали и почитали как потомков Морихауса и Алессии, но в последующие эры их история была забыта, и к ним стали относиться просто как к ещё одной дикой зверорасе.

Первая Империя росла, и, объединив весь Сиродиил и сделав своими вассалами королевства и герцогства западного Сиродиила — Коловии, она обратила свой взор на другие земли. Пика своего могущества Первая империя достигла при императрице Хестре, при которой северо-западная её граница достигла северного Предела на границе Хай Рока и Скайрима. К этому моменту власть в Сиродииле делилась между Императором и церковью — могущественным Алессианским орденом, доктриной которого было фанатичное поклонение Аэдра и ненависть к эльфам.

Лидером церкви стал пророк Марух — обезьянообразный зверолюд из народа Имга, которые обычно служили эльфам, но Марух эльфов терпеть не мог. Любил же он тоталитарные и пуританские религиозные доктрины. После него церковь раскололась на основной Алессианский орден (который стремительно прогнивал, стремился к власти и богатству) и ортодоксальную секту Избранных Марухати, последователей Маруха. Избранные замыслили вмешательство в само божественное начало: они создали ритуал невероятной мощи, который должен был разделить Акатоша и Ауриэля, сделать их не разными ликами одного бога Ака, а чисто человеческим и чисто эльфийским богам; коробило их, видите ли, что поклоняясь Акатошу, они одновременно поклонятся и эльфийскому верховному богу. Их затея удалась, но они не учли, что Акатош был богом времени, и такое обращение с ним сломало само время. На 1008 лет (так принято считать, но цифра условна) время сломалось, и на всей территории Тамриэля, кроме Морровинда, творилась какая-то непонятная каша. Когда драконицы Джилл, сисадмины Времени, кое-как наладили нормальное функционирование принципа причинности, люди очнулись в терпящей упадок Империи, где Императоры полностью утратили власть, Алессианский орден погряз в разврате и половина Сиродиила презирает его. Вскоре Первая Империя пала окончательно, и наступило Первое Междуцарствие.

Междуцарствие началось религиозной войной, в ходе которой огромное количество вновь возникших реформатских сект восставало против Алессианского Ордена; каждая из сект поклонялась Аэдра по-своему, но их общей целью была отмена привилегий и власти духовенства. После войны в Коловии восстановились независимые королевства, в Нибенее установилась власть магов и купцов, а все земли за пределами Сиродиила были потеряны для Империи. Так было до тех пор, пока не пришёл Реман I.

Вторая Империя и акавирские потентаты[править]

Реман I был предтечей Тайбера Септима и во многом походил на будущего продолжателя своего дела; как и Тайбер Септим, Реман был таинственного происхождения. Легенда утверждала, что рождение Ремана предсказал Пелинал ещё на заре Первой Империи, а рожден он был как посмертный сын Алессии, будто бы она родила его, будучи призраком в кургане Санкре Тор. На этом кургане и нашли будто бы младенца Ремана, а утерянный Амулет Королей был у него на лбу. Неизвестно, сколько правды в этой легенде, но вместе с появлением Ремана в Сиродииле нашелся и Амулет Королей, а фамилию Реман себе взял от земли, из которой он будто бы родился — Сиродиил.

Перед Реманом стояла великая миссия — восстановить разрушенную Империю, и с этой задачей он справился с блеском. Начал он с отражения агрессии захватчиков с другого континента — акавирских змеелюдей-цаэсок, которые вторглись в Сиродиил, полагая, что им никто не правит, и завоевать его будет легко. Часть цаэсок Реман перебил в битве при Бледном Перевале, а часть сдалась ему в плен и присягнула ему на верность, и с тех пор не было у Ремана более верной гвардии, чем акавирские цаэски. Объединив Сиродиил и воспламенив Огни Дракона в храме, он принялся за покорение иных земель, и в конце концов завоевал значительную часть Тамриэля. При нём появилась система Имперских Провинций, как мы её знаем: бретонские графства и княжества были объединены в провинцию Хай Рок.

Когда Реман I умер, его объявили (опять же, как и его более знаменитого продолжателя) девятым богом, наравне с Аэдра, и прозвали «Мирским богом». Погребен он был в кургане Санкре Тор, том самом, где будто бы родился, и вокруг кургана возник немалый город (впоследствии захиревший). Следующим императором стал Кастав Сиродиил, но новую династию историки обычно называют не Сиродиилами, а Реманами, так как многие из потомков Ремана I носили его имя. Кастав был глупым и скверным правителем, и вскоре его сверг его собственный сын Реман II.

Реман II был ещё более успешным завоевателем, чем его дед, ему удалось справиться с Алинором и Аргонией. Алинор был переименован в провинцию Саммерсет, и даже Аргония на словах склонилась перед ним, став провинцией Чернотопье. Правление второго Ремана было первым, пусть и не слишком долгим золотым веком Империи, при нём маги и волшебники покоряли Обливион и запускали летающие корабли к Этериусу, создав таким образом сиродиильскую космическую программу (это достижение полностью не смогли повторить даже при Септимах). Только в Морровинд ему соваться было хлипко: триблагие АЛЬМСИВИ были слишком крепкими орешками даже для него. Наконец, он решился объявить АЛЬМСИВИ войну, и этим обрек свою Империю на скорый крах: война оказалась затяжной и длилась многие годы, и в конце концов истощила Империю. Сиродиил воевал с Морровиндом и при сыне Ремана II — Бразолле Доре, и при внуке, Ремане III, который был последним императором династии Реманов. Наконец, война закончилась тем, что Реман III был убит ассассинами морровиндской гильдии Мораг Тонг, наследников не оставил, и власть в свои руки взял первый советник Ремана III — акавирец Версидью-Шайе. Титул этого цаэски звучал как «Потентат», при Реманах этот титул значил главного советника Императора, а начиная с Версидью он стал означать пожизненного регента Империи. Версидью-Шайе заключил, наконец, мир с АЛЬМСИВИ и попытался удержать Империю как мог.

Первый Потентат создал в Сиродииле Гильдию Бойцов, и организовал Орден Клинков — телохранителей правящей особы (Орден был создан по образу и подобию Драконьей Гвардии — личных телохранителей-акавири, служивших ещё первому Реману, но взял на себя задачи не только охранять Потентата, но и выполнять задачи разведки и контрразведки). Год гибели Ремана III Версидью объявил концом Первой Эры и началом новой — Второй, которая, увы, стала для большей части Тамриэля эрой смуты и лишений. Версидью-Шайе пытался спасти Империю как мог, пока, наконец, и его не зарезали Мораг Тонги. Сын его, Савириен-Чорак, стал вторым Акавирским Потентатом, и первое, что он сделал — объявил Мораг Тонг вне закона повсюду в Империи; Орден Клинков стал беспощадно отлавливать ассассинов и казнить их. Члены гильдии Мораг Тонг не привыкли быть нелегалами — в своём родном Морровинде они действовали легально и открыто — и поэтому их удалось искоренить везде, кроме неподвластного Империи Морровинда. Мораг Тонги не простили Савириену такой наглости, и, в конце концов, сумели убить и его. На этом Вторая Империя пала.

Второе (великое) междуцарствие[править]

Убийство Савириен-Чорака послужило моментом раскола для Мораг Тонг: ответственность за его смерть взяли на себя как ортодоксальные культисты Мефалы, составлявшие Мораг Тонг, так и отколовшаяся от них группировка беспринципных наемных убийц, поклонявшаяся Ситису — Тёмное Братство. Братство, в отличие от своей родительской организации, было изначально приспособлено существовать в глубоком подполье и строжайшей тайне, и распространилось по всей бывшей Империи, вооружившись своей новообретенной техникой глубокой конспирации.

Новых попыток восстановить Империю в ближайшие годы не последовало. Все бывшие провинции империи Реманов обрели независимость. Лишь время от времени возникал некий полководец, пытавшийся восстановить Империю, но покорить что-то большее, чем Сиродиил, ему не удавалось.

Третья Империя[править]

Междуцарствие Грозовой Короны и Четвертая Империя[править]

Морровинд[править]

Двемерет и Велоти[править]

В Меретическую эру остров Вварденфелл и прилегающие к нему земли были населены расой двемеров, составляя собой сердце первого и главного их королевства. Часть двемеров, известная как клан Роуркен, ушла на запад и поселилась в широкой полосе от Солстхейма до Строс М’Кая, создав множество городов-государств, но будущий Морровинд, как метрополия двемерской цивилизации, носил название Двемерет.

В это время на Алиноре (островах Саммерсет) поднималось религиозное диссидентское движение, возглавляемое пророком Велотом. Велот учил, что жить в неизменных тепличных условиях — деградация и тлен, и только преодолевая трудности, мер возвышается над собой и приближается к богам. Богами же Велота были три так называемых «Добрых» Даэдра — Азура, Боэта и Мефала. Сторонников Велота — секту Велоти — изгнали с Алинора, и они отправились на восток, основав новый народ Кимеров — Изменившихся эльфов. Как и Айлейды, Велоти поклонялись Даэдра, но они стремились не ломать и подчинять другие народы, а превозмогать трудности, выживать и развиваться.

Походу Велота решили помешать Аэдра, и послали уже знакомого нам Тринимака, чтобы остановить их. Но Боэта вступилась за своих поклонников, вступила в битву с Тринимаком, победила и сожрала его. Тринимак уцелел в пищеварительном тракте Боэты, но изменился, и из Аэдра стал Даэдра, и когда он вышел естественным путём, стал называться Малакатом. Войско альдмеров, пришедшее с Тринимаком, после этого мутировало в Орсимеров — первых орков. А Велоти всё шли и шли. Пришли они в конце концов в Двемерет и расселились на континентальных землях Морровинда. Вулканические пепельные пустоши, леса и болота, полные безумных, инопланетного вида хищников, полностью устраивали Кимеров как место, где можно вдоволь попревозмогать.

Двемерам и кимерам было нелегко поладить, они то ссорились, деля территорию, то заключали мир. В конце концов, Велоти досталась часть территории Вварденфелла, и они создали Высокую Велотийскую культуру, о которой за давностью лет мало что известно. Известно, что велоти строили из глинобитного обмазанного кирпича купольные башни, а из камня — приземистые квадратные крепости, но какова была их культура и уклад — об этом известно мало. Известно лишь то, что они почитали трёх «Добрых Даэдра», опасались четырех «Злых Даэдра» — Мехруна Дагона, Молаг Бала, Малаката и Шеогората, и постепенно поделили себя на ряд Великих Домов, каждый со своей культурой.

Столицей государства Велоти был Эбонхарт, принадлежавший дому Мора. Кроме этого дома, существовал дом Индорил (основавший другой город, Морнхолд, соперничавший с Эбонхартом за право стать столицей), и ряд более мелких домов — Редоран, Телванни, Хлаалу, Дрес, Дагот, Сота.

Неревар и единый Ресдайн[править]

Концом культуры Велоти стало вторжение из Скайрима. Норды тогда строили свою собственную империю человечества — Первую Империю Севера. Государство Велоти было захвачено этой империей, которой присягнул дом Мора и правящая династия Эбонхарта, Ра'Атимы.

После развала империи от Велоти осталось два осколка: королевство Эбонхарт, где правящим домом был дом Мора, и королевство Морнхолд, где правящим домом был дом Индорил. Королем Эбонхарта был Мора Мораэлин Ра'Атим, который восстал против нордов и помог их изгнать. Королевой Морнхолда была Индорил Альмалексия. У неё был советник, маг Сота Сил. Эбонхарт как государство был старше и значимее Морнхолда.

Где-то в этот момент в истории Морровинда появляется её фактически главный герой — несравненный Неревар. История умалчивает о том, кем он родился. По одной из версий, он принадлежал к обедневшей семье дома Мора, дальний родственник Ра’Атимов. По другой, он вовсе был простолюдином, выдававшим себя за благородного. Безграмотный, и при этом религиозный фанатик культа Азуры, но умный. Этот товарищ приехал в Морнхолд как простой охранник каравана, представился дворянином из дома Мора (правдиво или нет, никто не знает), поступать на службу Альмалексии. Та его принимает как дворянина и берет на службу. Они вскоре становятся любовниками.

Одновременно с Нереваром в Морнхолд прибывает уличный оборванец, сын нетчимена Вехк, которого бывший караванщик берет к себе в слуги. В этом качестве Вехк пробыл недолго, от жизни на хлебах у Альмалексии он быстро окультурился, научился писать стихи и куртуазничать, а затем принялся подбивать клинья к самой Альмалексии, пока Неревара нет дома.

Где-то вскоре после этого норды снова объявляют войну кимерам. Их империя уже развалилась, но у нордов царили реваншистские настроения. Неревар, к тому времени уже освоивший военное искусство, уходит воевать с нордами и преуспевает там. В конце концов происходит генеральное сражение при Красной Горе, в котором норды под командованием Юргена Призывателя Ветра терпят поражение от объединенного войска генерала Неревара и короля двемеров Думака. Неревар с триумфом возвращается в Морнхолд, официально женится на Альмалексии и становится королем Индорилом Нереваром Мора. Побитый Юрген убирается в Скайрим, становится пацифистом и основывает орден Седобородых.

Каким образом Неревару удалось подмять под себя Эбонхарт, неизвестно, но поговаривают, что тут не обошлось без помощи гильдии Мораг Тонг. После этого он заключил с Думаком пакт о создании объединенного государства Ресдайн, в котором соправителями становятся он и Думак. При Нереваре наступает упадок дома Мора и оформляются современные Великие Дома: Редоран, Тельванни, Хлаалу, Индорил, Дрес и Дагот.

Главой дома Дагот был Ворин Дагот, близкий друг Неревара. Был он не только воином, но и превосходным разведчиком и прознатчиком тайн. Поэтому именно ему Неревар поручил разузнать про некий загадочный проект, по слухам, задуманный двемерами. А у двемеров произошло вот что: Верховный Тональный Архитектор (главный техномаг) двемеров Кагренак нашел под Красной Горой сердце Лорхана. Кагренак начинает строить вокруг него свой Великий Проект по созданию искусственного бога — Нумидиума втайне даже от Думака. Но Ворину Даготу удаётся это разведать, о чем он тут же докладывает Неревару. Неревар требует объяснений от Думака, но он ничего не знает о проекте Кагренака и отрицает свою причастность; Неревар решает, что Думак ему лжет и замышляет недоброе против кимеров. Начинается Война Первого Совета, в которой Неревар становится верховным главнокомандующим (Хортатором) всех Великих Домов.

В это время Альмалексия уже немного остыла от страсти и сообразила, что её, природную королеву Морнхолда, сместили и задвинули на второй план (то, что при этом Неревар засунул в подклеть Ра'Атимов с их Эбонхартом, ей уже не казалось таким важным). Она полностью остывает к Неревару и уже с удовольствием начинает крутить с Вехком.

Неревар побеждает на войне, и двемеры решают применить своё самое страшное оружие: Нумидиум. Но у Кагренака что-то срабатывает не так, и от двемеров остаются только прах и призраки. Неревар, присутствующий рядом с ним Дагот и новый оруженосец Неревара Аландро Сул, из эшлендеров, захватывают Орудия Кагренака. Они понимают, что из-за манипуляций с этими артефактами только что исчез целый народ двемеров, и решают, что артефакты эти нечестивые, и никто ими пользоваться не должен. Ворина Дагота Неревар оставляет командовать войсками на Вварденфелле и охранять артефакты, а сам с Аландро Сулом уезжает в Морнхолд.

Появление Трибунала[править]

Прибыв в Морнхолд, Неревар рассказывает своим советникам Сота Силу и Вехку, и жене Альмалексии, о том, что произошло. Сота Сил, узнав об Орудиях, как-то странно загорается энтузиазмом. Он начинает убеждать собравшихся, что Орудия надо изучить. У него в голове уже мелькают образы будущей великой цивилизации. Неревар с большим скрипом соглашается разрешить Сота Силу изучить Орудия, но берет с него и со всех собравшихся клятву никогда не пытаться использовать их на практике.

Договорившись, все едут обратно к Красной Горе забирать Орудия. А Ворин Дагот, уже тоже разглядевший, что это за конфетки и успевший понять, как ими пользоваться, не хочет их отдавать. Ему уже плевать на дружбу, на служение королю. Он посылает Неревара и Ко ко всем скампам никсячьим. Начинается некрасивая драка, в которой Дагот оказывается убит, а Неревар ранен. Сота Сил забирает Орудия.

Сота Сил понимает, что Дагот так ухватился за эти Орудия неспроста, и зря никто жужжать не станет. Он уже придумал свою будущую великую цивилизацию, и осталось только протянуть руку. Он убеждает Вехка, что Неревара пора кончать, пока он не оправился от ранений. Вехк ездит по ушам Альмалексии, и она соглашается, так как на этот момент уже не любит Неревара, а ненавидит его за то, что он угнал у неё королевство. Пора бы забрать его назад. В общем, все трое сговорились, что настало время избавиться от Неревара.

Как именно погиб Неревар — тайна, потому что версий множество. Официально народу было объявлено о том, что Неревар скончался от ран, нанесенных Даготом. Эшлендеры — будто бы со слов сбежавшего в пепельные земли Аландро Сула — утверждают, что советники отравили Неревара во время ритуала призыва Азуры. Но факт остаётся фактом, Неревара залечили до смерти, а Альмалексии, Вехку и Сота Силу достались Сердце Лорхана и орудия Кагренака. Сота Сил к этому моменту уже научился пользоваться Орудиями и научил Альмалексию и Вехка. Все трое становятся Триединым АЛЬМСИВИ, или Трибуналом — богоподобными существами, равными по своим возможностям эт’Ада, но живущими на Нирне, состоящими из плоти и крови.

(Nota Bene: есть мнение, что обожествление Трибунала опять сломало время, но ненадолго: ровно настолько, чтобы появились два таймлайна, в одном из которых события происходили как описано, а в другом три весёлых гуся всегда были богами. Таймлайны сошлись вскоре после этого. Хотя, может быть, это и пропаганда Трибунала).

Перед новопоявившимся Трибуналом появилась разгневанная Азура, которая предрекла им, что не вечно им быть богами, и что Неревар рано или поздно придёт вновь, чтобы покончить с ними и возобновить культ Даэдра. Она прокляла всех кимеров, превратив их в пепельнокожих красноглазых Данмеров — Тёмных эльфов. Альмалексии проклятие нисколько не коснулось, она лишь посмеялась над Азурой. Сота Сил принял проклятие полностью, дабы убедить данмеров не бояться перемен. А Вехк стал половинчатым — одна половина тела у него стала золотой, как у кимера, а другая синевато-серой, как у данмера. После этого он, большой любитель двойственности, принял имя Вивек — сокращенно Вехк и Вехк, Вехк Смертный и Вехк Бог.

Не только Азура восприняла в штыки появление конкурентов. Шеогорат решил посмеяться над новоявленными богами и метнул в Красную Гору огромный астероид Баар Дау. Но Вивек остановил астероид в воздухе — вернее, как бы заморозил его во времени, сохранив его энергию, но заставив его зависнуть без движения. Поразмыслив, Вивек решил оставить Баар Дау как напоминание о могуществе Трибунала, и предрек, что если данмеры когда-нибудь предадут своих богов, астероид вновь придёт в движение и упадёт со всей той силой, которую придал ему Шеогорат.

Золотой век Трибунала и Эбонхартский Пакт[править]

Новоявленные АЛЬМСИВИ принялись причинять добро и наносить пользу направо и налево. И, надо сказать, причинили и нанесли немало добра и пользы. Они уберегли Морровинд от Прорыва Дракона, отвесили по сусалам акавирским завоевателям, а потом не дали захватить Морровинд империи Реманов. Под конец этой войны было даже вторжение принца даэдра Мехруна Дагона в Нирн, но Альмалексия этому Михрютке порвала пасть. Вот как могли делать АЛЬМСИВИ!

Конечно, все это они могли делать не просто так. Для того, чтобы поддерживать свои силы, Трибуны должны были регулярно посещать Красную Гору и повторять там ритуал с Сердцем Лорхана. Пока они могли это делать — они были сильны, как никто другой, а если учесть, что эта троица и до войны Первого Совета была неслабая, то в итоге вышло, что Трибунал стал самой крутой компанией в Нирне. Были они строгие, но справедливые. Как Лаврентий Палыч, или даже как Иосиф Виссарионыч.

Не без участия гильдии Мораг Тонг империя Реманов пала, затем пало и регентство цаэсок, и в Сиродииле разразился кровавый хаос. Так грандиозная смута, именуемая Второй Эрой, становилась все хуже и хуже, но к востоку от границы, благодаря АЛЬМСИВИ, все оставалось под чистым небом и ярким солнцем. Морровинд даже вступил в союз со Скайримом и Чернотопьем — Эбонхартский пакт — когда пришло время делить наследие Империи на фоне очередного даэдрического вторжения.

Дагот Ур. Уния Морровинда и Сиродиила[править]

Но всё хорошее когда-нибудь кончается. Помните Ворина Дагота? Друга Неревара, мастера-прознатчика, который малость поехал рассудком на почве Орудий Кагренака? Помните-помните, поди и панихидку по нему справили. А, как показала практика, зря. Потому что Ворин Дагот тоже обрел бессмертие и божественные силы с помощью Сердца, и теперь он вернулся с того света.

Вернулся, конечно же, не таким, как был. Новый Дагот — как он стал себя называть, Дагот Ур — был вконец больным на всю голову мером, который ненавидел всех чужестранцев, а для своего собственного народа, данмеров, готовил великое счастье в виде мутаций в тентаклевых монстров. Используя свои новообретенные силы, он вытащил с того света и своих родичей в виде бессмертных существ, именуемых Пепельными Вампирами. И эта гоп-компания устроила засаду на АЛЬМСИВИ, когда они, ничего не подозревая, в очередной раз пошли в поход на Красную Гору подзарядиться.

Дому Дагот удалось отогнать Трибунал и отжать у них часть Орудий. Не все — самое главное, перчатка Призрачный Страж, без которой невозможно пользоваться двумя другими, осталась у Трибунала. Но с этого момента никаких больше подзарядок Трибуналу не полагалось, а Дагот Ур воссел на Красной Горе как хозяин. АЛЬМСИВИ поняли, что халява кончилась, и дальше придется выезжать исключительно на грозной репутации, респекте и уважухе, иногда подкрепляемой маленькими, экономичными чудесами. Дабы удержать Дагота Ура, вокруг Красной Горы был выстроен магический забор под названием Призрачный Предел, а для его охраны был учрежден орден Вечной Стражи, или Плавучих Оруженосцев.

А в это время к западу от границы внезапно воцарился образцовый арийский орднунг. Орднунг этот навел человек с множеством имён: Хьялти, Тайбер Септим, генерал Талос. Империя пересобралась и стала жадно посматривать на Морровинд в очередной раз. И на сей раз божественной силы противостоять вторжению могло и не хватить. Тогда Вивек решил заключить с Тайбером Септимом договор об унии, по которому Морровинд входил в состав Империи на особых правах. Империи дозволялось держать в Морровинде форты с войсками, но законы данмеров оставались неизменными и имели верховенство над общеимперскими. В знак подтверждения пакта Вивек передал Тайберу Септиму старого, ржавого Нумидиума, собранного ещё Кагренаком: Тайбер отчаянно нуждался в подобном супероружии для покорения Алинора. Правда, батарейку, то бишь Сердце Лорхана, не передали: она была у Дагота Ура. Но, как показала практика, в этом и не было нужды.

Падение Трибунала, Красный Год и Вторая Арнезианская война[править]

Теперь, когда войска Храма — отборные ординаторы — уже не должны были поддерживать порядок и закон в Морровинде, оставив эти обязанности имперским солдатам, АЛЬМСИВИ могли себе позволить осадить Красную Гору и медленно, методично выкуривать Дагота. Но Дагот не выкуривался. Вместо этого он становился сильнее, крепче и готовил у себя там нечто такое, от чего не защитит никакой Призрачный Предел: он замыслил построить второго Нумидиума!

Силы Дагота продолжали расти, силы Трибунала убывали. Вот уже Призрачный Предел пришлось укреплять камнями с душами умерших данмеров — уже не хватало сил самих Трибунов. Да и Трибуны с каждым годом становились все измотанее, нервнее и дёрганее. Не писал уже стихов Вивек, не занималась целительством и благотворительностью Альмалексия, не развешивал лампочек Ильича Сота Сил — все они углубились в себя, осознавая, что конец близок. Клирики Храма становились все более нерадивыми. А слухи об угрозе Дагота уже вышли даже за пределы Морровинда и достигли ушей императора в Сиродииле.

И вот тогда-то сплелись воедино два заговора: заговор имперской разведки — Клинков — имевший целью расследовать и обезвредить новую угрозу, и заговор таившей обиду все эти века Азуры, имевший целью отомстить Трибуналу. Агент разведки Клинков, отправленный в Морровинд, оказался реинкарнацией того самого Неревара, отправленного на перерождение Азурой в очередной раз. Как происходили события — смотри TES 3: Morrowind, но кончилось все тем, что Сердце Лорхана было освобождено от заклятий, наложенных Кагренаком, и ушло туда, где его не найти, Дагот Ур погиб окончательно, а Трибунал окончательно лишился сил и стал смертным. Тут Альмалексия (единственная, у кого был план Б) начала действовать с остервенелым исступлением и объявила нечто вроде путча ГКЧП: по её плану, Нереварин должен был погибнуть, Вивек и Сота Сил — быть списаны в расход, а сама Альмалексия — перейти на альтернативный источник энергии в виде обновленной веры данмеров. Но путч, как и оригинал, оказался исполнен бездарно и глупо, Нереварин оказался сильнее и хитрее, и убил Альмалексию. Два из трех Трибунов были мертвы (Вивек избежал печальной участи), и Трибунал перестал существовать. Всё, как и планировала Азура.

Хоть Вивек и выжил в этой передряге, силой Сердца он уже не обладал, и продолжать игру в одиночку не мог. Поэтому он признал поражение, обратился к жрецам-диссидентам, поклонявшимся даэдра, и предложил им полное признание, а сам ушел в отставку. Данмеры вновь стали поклоняться Азуре, Боэте и Мефале, а Вивек ушел, но обещал вернуться… Милый шалун.

Помните тот камень, который бросил Шеогорат? Вивек удерживал его в воздухе и предрёк, что как только данмеры перестанут верить в Трибунал, камень упадёт. Теперь его вынудили включить мухожука, и он на прощание завещал жрецам-диссидентам удерживать этот камень в воздухе как знают. Такое вот финальное «фак ю». Жрецы соорудили сложное магическое устройство, которое называлось Ингениум и которое имитировало силу Вивека, удерживая Баар Дау в воздухе; даэдра ничего не сделали для того, чтобы разминировать оставленную Вивеком бомбу, поэтому удерживать её приходилось с помощью магии. Так Морровинд вступил в Четвертую эру.

Началась Четвертая эра очень плохо. Один из магов, обслуживающих Ингениум, по личным причинам саботировал проект, и каменюка таки рухнула. Удар полностью разрушил город Вивек, и спровоцировал извержение Красной Горы, самое мощное за известную историю. Половина страны была стерта с лица Нирна пирокластическими потоками и лавой. А вторую половину стали разорять аргониане — ящерики из Чернотопья, которых данмеры веками обращали в рабство, и которые решили отомстить за свои страдания. Так и кончился Морровинд, каким мы его знали прежде.

Блэклайтская республика и Храм Истребований[править]

Наконец, пыль улеглась. Большая часть данмеров бежала за границу и рассеялась по диаспоре, и, когда чаша страданий была выпита до дна, стали потихоньку возвращаться. Морровинд стал опустошенной, истерзанной землёй, до которой не было дела Империи, стремительно разваливавшейся на части. Не было дела до него и аргонианам: те, удовлетворив свою мстю, убрались восвояси. Данмеры остались на пепелище в положении неуловимого Джо, который никому не нужен.

Ситуацию спас великий дом Редоран — воины, феодалы и правители, у которых издавна была самая сильная армия. Редоранцы собрались в своей новой столице Блэклайте, посовещались и объявили о независимом суверенном Морровинде. В нем больше не было ни королей, ни живых богов, а управлялся он советом из редоранских дворян, в который пригласили и представителей других уцелевших Великих Домов. Так родилась республика Морровинд со столицей в Блэклайте.

Не стали приглашать в новое правительство только Хлаалу — дом торгашей, известных своим сотрудничеством с Империей: не ко двору они были в новой республике. Вместо них было решено учредить новый великий дом Садрас. Хлаалу это, конечно, ужасно обрадовало. Тельванни остались при своих: они немного пострадали от набегов аргониан, часть родов прервалась, но свои знания они сохранили, а другого им и не надо было. Дом Индорил полностью подчинился новому Храму Истребований, поклонявшемуся трём «добрым» даэдра Велота, и фактически слился с ним в одну организацию.

Храм Истребований официально объявил народу, что Трибунал, конечно, важная часть истории, и его падение — крупнейшая геополитическая катастрофа. Но всё-таки он плохой, Вивек пудрил народу мозги своими благодеяниями и героизмом, Альмалексия лично зарубила миллиард данмеров, а Сота Сил и вовсе, говорят, устраивал свой бунт против даэдра на двемерские деньги. И вообще, надо бы провести детрибунализацию. В качестве подачки народу Храм разрешил именовать Трибунал «святыми». Но вот костерили жрецы даэдра этих «святых» на чем свет стоит.

Так и зажили данмеры — в нищете, неустроенности, ресантименте и полной неясности, куда идти, зато с вечным архимагистром Редорана, полным правительством профессиональных чиновников и бюрократов, с потерянными территориями, без друзей и союзников. Зато Солстхейм — наш! — успокаивал народ архимагистр.

Скайрим[править]

Приход людей с Атморы[править]

Владычество драконов[править]

Первая империя Севера[править]

Войны с Ресдайном[править]

Провинция Скайрим, часть 1[править]

Эбонхартский Пакт[править]

Хьялти и Вульфхарт[править]

Провинция Скайрим, часть 2[править]

Восстание Ульфрика[править]

Альдмерский Доминион[править]

Under-construction.pngВ работе
В данный момент над статьёй ведётся активная работа. Чтобы не мешать другому автору, воздержитесь пока от правок.