Darling in the FranXX

Материал из Викитропы
Перейти к: навигация, поиск
ПЕ.jpg Для этого произведения есть описание персонажей
РК.jpg Для этого произведения у нас есть пересказ сюжета
НД.png Для этого произведения есть Необузданные Догадки
«
Уходили на войну дарлинги. Возвращались — на щитах, карлики.
Генералишки плелись пешие. Барабаны бьют отбой в Прешбурге.

»
— Краткая суть сериала от отечественного исполнителя Бранимира, «Прешбург»


Darling in the FranXX
13-й отряд на фоне «Стрелиции».[1]
Общая информация
Жанр
Студия Trigger, A-1, CloverWorks
Режиссёр Нисигори Ацуси
Сценарист Нисигори Ацуси, Хаяси Наотака
Канал Tokyo MX TV
Трансляция 13.01.2018 — 07.07.2018
Серии 24 серии
Длина серии 24 минуты
Сейю:
Уэмура Юто Хиро
Томацу Харука Ноль-Два
Итиносэ Кана Итиго
Итикава Аой Мицуру
Хаями Саори Кокоро
Кацуюки Кониси Хати


Darling in the FranXX (яп. ダーリン イン ザ フランキス, Dārin In Za Furankisu) — первая больше чем за 10 лет меха от коллектива, некогда составлявшего легендарнейшую студию Gainax. Для прожжённых анимешников это определение говорит само за себя, ну а для всех прочих сия статья и создаётся.

История создания[править]

Хотя Gainax как юридическое лицо формально своего существования не прекращали (а новый менеджмент и вовсе в последнее время грозится устроить невероятное возвращение легенды), все ключевые аниматоры, ответственные за такие знаковые для индустрии тайтлы, как Евангелион, FLCL и Гуррен-Лаганн, покинули студию в 2007—2010 годах. Некоторые из них осели в других студиях, некоторые — основали собственные, самыми значимыми из которых стали Khara и Trigger. Ни о какой дальнейшей разработке старых франшиз речи идти уже не могло.

Время шло; Khara под руководством капризного гения Хидэаки Анно сняли три Ребилда Евангелиона и так и не сняли четвёртый, Trigger в лице Хироюки Имаиси и Ко тоже достигли своеобразного успеха, превратившись в самую необычную и самую открытую студию аниме-индустрии. Сама индустрия сильно изменила своё лицо: интернет отнял просмотры у традиционных телеканалов, появились стриминговые сервисы, за счёт чего аудитория стала гораздо космополитичнее; начался и пошёл на спад вал экранизаций ранобе.

В этих условиях Нисигори Ацуси, экс-аниматор Gainax, трудящийся в студии A-1, приходит к своим старым знакомым из Trigger с идеей создать абсолютно новую меху, которая не уступит их прошлым работам...

Забегая вперёд — процесс создания получился далеко не безоблачным. Достаточно сказать, что после 14-й серии Trigger прекратили участие в проекте, и основным рисовальным подрядчиком стала молодая студия CloverWorks, вынужденная отделиться от материнской A-1 именно из-за этого. Сии внутренние интриги не в лучшую сторону отразились на качестве анимации. (Зная, что любовь и обожание публики всё равно достанутся твоей студии, оставить никому не известных стрелочников разбираться с концовкой? Хитро, Имаиси, хитро!) Впрочем, несмотря ни на что, сериал смотрелся на фоне бесконечных попаданцев и сиропных школьных комедий ОЧЕНЬ свежо и выигрышно и сумел оставить в сердцах членов сообщества глубокий след.

Суть[править]

« Из бойни же, в которую было ввергнуто человечество, вышел совершенно новый человек, жизнь которого подвергалась постоянной угрозе смерти от дьявольских изобретений материалистической войны. Этот человек привык презирать всех тех, кто оказался неспособен победоносно сражаться в ходе невиданной и ужасной схватки. На тех страшных полях, на которых погибли миллионы людей, поблекло и размылось, столкнувшись со смертью, все то, что не несет в себе подлинной ценности. Только по-настоящему реальное, подлинное и гуманное сохранило свою ценность: все то, что не нуждается в ничьей помощи и поддержке, все то, что имеет в своей основе гранитную прочность. Бой — вот тщательная и безжалостная проверка характеров.

»
— Эрнст Юлиус Рём, штабшеф СА, рейхсляйтер

Собственно, жанр, в котором создавался «Франкс», был кодифицирован произведениями студии Gainax и, казалось бы, их TTGL поставил в его развитии жирную точку: потому что это был идейный оппонент «Евы», выпущенный теми же людьми, которые её в свое время снимали и фактически реконструировавший супермеху через мехаоновый набор тропов. Экранизация манги Bokurano студией Gonzo пыталась развивать жанр по инерции, утопив в пол педали всех характерных черт жанра: непонятности конфликта, несправедливости правил, психологических проблем у героев и откровенной метафоричности боев на роботах как таковых — но вместо благодарности за развитие жанра создатели получили от отаку заслуженные обвинения в злоупотреблении ангстишкой. C 2007 по 2012 вышло три «Реблида» Евангелиона от студии Khara под управлением ушедшего из Gainax Анно — только вот возложенных на себя надежд они не оправдали: никакого альтернативного взгляда на события оригинала они не давали, мутные моменты «Евы» раскрытия также не получили, а недостатки оригинального сериала, вызванные в 1995 году тяготами производственного процесса, остались на своем месте. Попытки других наследников Gainax, Bones, как-то развить в франшизу свой сериал Eureka Seven, также не увенчались успехом. Поэтому задумка Trigger и A-1 создать сериал, ставший бы огромным оммажем всему меха-творчеству Gainax, выглядела крайне смело и внушала фанатам большие надежды.

Естественно, разработчики прекрасно понимали, что для того, чтобы не повторить ошибок Bokurano и «ребилдов», им надо будет пересмотреть сеттинг и проблематику в сторону большей актуальности, избавиться от навязших на зубах штампов, за конец нулевых и начало десятых накопившихся в аниме-индустрии с подачи волны экранизаций бульварной литературы, и учесть как развитие индустрии за последние годы, так и темы, поднятые их студиями уже после выхода из Gainax. В принципе, мотивы социальной борьбы стали звучать в творчестве Gainax в унисон с психологизмом ещё в TTGL, где герои-шахтеры из угнетаемых подземных деревень сражались сначала с тираном-Лордгеномом, а потом и с чудовищными истребителями спиральных цивилизацией Антиспиральщиками. В триггеровском уже Kill la Kill, являвшемся своеобразным продолжением «Гуррен-Лаганновских» идей уже вне жанра «меха», проскальзывала уже откровенно социальная проблематика: важной темой сериала была желчная сатира на японские школьные порядки и особенности капитализма. Логичным, пусть и небезопасным в условиях болезненно чувствительной к «выносу сора из избы» Японии, развитием темы стала бы сатира на японские общество и порядки как таковые: со всеми их старательно скрываемыми проблемами от современных вроде старения населения и загрязнения окружающей среды до традиционных вроде социальных норм, прославляющих сокрытие эмоций и чувств за фасадом невозмутимости как признаки зрелости и серьёзности. Наконец, свою роль сыграла и нарастающая с каждым годом милитаризация Японии, вновь поставившая на повестку дня военную проблематику. Так каким же в итоге стал «Дарлинг» по сравнению с прошлыми творениями «Гайнаксов»?

Резко помрачнел тон: не до абсурдных крайностей Bokurano, конечно же, но атмосфера Плантаций на порядок депрессивнее и тяжелее, чем в Токио-3 или даже на постапокалипической Земле «Гуррен-Лаганна». По сравнению со старыми работами Gainax в «Дарлинге» больше жести, больше макабрического угара, больше гротеска и стеба над японскими порядками. Нет балагана, сопровождавшего бытовые сцены «Евы» и TTGL: мирные эпизоды «Дарлинга» получились намного мрачнее военных. Если в NGE в перерывах между боями и драмой можно искренне посмеяться над пьяными выходками Мисато, ёрничаньем Кадзи, заторможенностью Синдзи или самодовольной ограниченностью Асуки, то в DitFXX на смену «евовской» буффонаде пришел ядовитый чёрный юмор, вызывающий у зрителя по большей части нервные смешки. Создатели через 23 года снова обратились к своей своенравной интерпретации «Похождений бравого солдата Швейка», но, в полном соответствии с новой проблематикой, по-новому расставили акценты. На смену грустному клоуну-«Швейку», каковым был Синдзи в незаслуженно забытой манге Садамото, пришел Хиро-«Биглер», влюбленный в войну и сражения и страстно желающий даже ценой жизни попасть на фронт. На смену веселой и беззаботной Мисато-«Кацу» пришли желчная и жестокая Ноль-Два, чьи кривляния и трикстерские ужимки уже не веселят, а создают впечатление эдакого «данс-макабра», отсылающего к самым мрачным проявлениям швейковщины, и Нана-«Циллергут», которая веселит уже своими абсурдными формализмом и занудством даже перед лицом опасности. И совершенно логично Каору в контексте «Дарлинга» развивается в «Дуба»-Альфу: мелочного, скудоумного и жестокого офицера, упивающегося своей властью над простыми бойцами[2].

В противоположность «Еве» и TTGL, чей конфликт крутился вокруг простых людей, которых глобальный конфликт вырвал из монотонной жизни и заставил переоценить свою картину мира, «Дарлинг» с первых серий демонстрирует нам жителей мира бесконечной войны, с детства готовившихся к роли солдат и поначалу не мыслящих своё существование вне рамок глобального конфликта, лишь постепенно осознавая ценность мирного быта и межличностных отношений. И тут поднимается главная тема сериала: тема жизни людей на войне и их борьбы с её трудностями и тяготами. И в абсолютно «швейковском» духе самыми враждебными солдату силами оказываются не противники по ту строну линии фронта, а вроде бы «свои» правительство и тыловые службы: кадровики, завхозы, военные полицейские, политработники, наконец, само общество от «небожителей» из APE, для которых пилоты — не более, чем полезные инструменты для достижения своих целей, до мирных граждан Плантаций, в стерильно-безэмоциональный мир которых совершенно не вписываются живущие в мире страстей и конфликтов солдаты. Поэтому крайне увлекательно смотреть, как меняются вчерашние воспитанники кадетских училищ, взяв в руки оружие и попав на передовую: как сами мотивируют себя продолжать борьбу, несмотря на наплевательское отношение «сверху», как учатся доверять друг другу всё вплоть до собственной жизни (что для одного только управления Франксом жизненно важно), как растут над собой, преодолевая собственные комплексы и страхи. Как Итиго на глазах из обиженной девочки, ревнующей аса своего отряда к его напарнице, превращается в настоящего командира, отвечающего за жизнь каждого бойца. Как Хиро из угрюмого фаталиста становится лихим воякой, живущим по принципу «борьба ради жизни, жизнь ради борьбы», а в Ноль-Два пробуждаются совесть и жалость, а её желание сражаться, чтобы стать человеком, уступает место желанию сражаться бок о бок с Хиро.

И, конечно, неудивительно, что самые тяжелые времена для героев настают только с окончанием войны: жизнь до Большого Разлома состояла в пилотировании Франксов, но какова жизнь после? Почему военное начальство забыло про них более, чем на месяц? Почему даже после вроде бы окончательной победы они все равно должны кланяться «белым мундирам» из политической полиции и не иметь права на счастье? Почему в награду за все, что они пережили, APE отправляет их по сути в фильтрационный лагерь? Наконец, смогут ли они сами когда-то стать «взрослыми» (читай — полноценными гражданскими) или так и останутся всего лишь инструментами, выполнявшими нужную для общества, но неблагодарную работу, а теперь исчерпавшими свою полезность (а следовательно, больше не нужными гражданским, которые могут теперь спокойно пользоваться плодами их подвига)? И в попытке ответа героями на все эти вопросы и приходит новая тема — тема фашистского восстания против современного мира. Прошли времена бравых шахтеров, сражавшихся против угнетения со стороны тирана-генетика — им на смену пришли солдаты в серых мундирах с нагрудными орлами, чья борьба — уже борьба не против угнетения, а против окружающей социальной реальности как таковой с её пошлостью, бездуховностью, лицемерием и несправедливостью. Против тех, кто бросил их, победителей, в лагеря, кто забыл про них сразу после победы, кто травил их не видевшими фронта вооруженными полицейскими, чтобы утвердить свою власть над теми, кто проливал за них свою и чужую кровь. И логично, что в конечном счете ценности окружающего их мира оказываются враждебными порождениями нечеловеческого разума, а их восстание против них обретает новый смысл, перерастая в бой, что ведётся «не ради славы, ради жизни на Земле», а «Стрелиция Апус» в борьбе против чуждого разума становится оружием возмездия, приносящего землянам окончательную победу над инопланетным врагом.

И из всех этих тягот разные герои ищут свой выход, свой способ победить окружающее их зло — и каждый находит свой: от Кокоро и Мицуру, чье желание победить смерть осуществляется через продолжение рода (как тут не вспомнить Глашу из «Иди и смотри» с её бессмертным «любить, рожать…») до Хиро и Ноль-Два, для которых война и смерть становятся неотделимы от любви и жизни, что и достигает своего логического завершения в гибели героев ради победы в последнем бою.

Так что с поставленной задачей, Trigger, A-1 и CloverWorks, пожалуй, справились — «Дарлинг» действительно получился достойным наследником «Евангелиона» и «Гуррен-Лаганна» (а заодно с ними — и «Ганбастера»), восприняв их темы и развив их в соответствии с требованиями времени. Можно сказать, что у них получилось то, что так и не смог сделать Анно — дать свежий и современный взгляд на легендарную «Еву». Поэтому смело можно сказать: надежды, возложенные отаку на DitFXX, создатели оправдали.

Краткий глоссарий[править]

  • Плантация — мобильный город людей. Ползает на гусеницах по постапокалиптическому ландшафту, выкачивает магма-энергию оттуда, где она ещё есть (и нет запредельного количества клаксозавров), в меру сил не дает клаксозаврам уничтожить себя вместе с населением.
  • Сад — стационарное учреждение, выращивающее детей на пушечное мясо в армию Плантаций и похожее на смесь концлагеря с учебной военной частью. Иногда для экспериментов на воспитанниках снабжен лабораторным комплексом. Взрослым и Паразитам без пропуска вход туда запрещен.
  • Взрослые — жители городов, получившие бессмертие от APE. Бесплодны, асексуальны, почти безэмоциональны, живут в унылых кварталах с многоэтажками и вкалывают на многочисленных предприятиях, поддерживающих на Плантации жизнь. Из всех взрослых наиболее колоритны военные — в отличие от впавших в откровенный аутизм гражданских, они ведут себя как достаточно живые люди, служа промежуточной прослойкой между вплоне адекватными Паразитами и едущими крышей гражданскими. Военные следят на Плантациях за порядком, сторожат детей в Садах, занимают тыловые должности во всем, что связано с Франксами и сидят за крепостными орудиями, гоняя излишне борзых клаксозавров наряду с пилотами Франксов. За неимением гендерных функций, взрослые пилотировать Франкс не могут.
  • Дети — промышленным образом выращиваются в пробирках и воспитываются в Садах как пополнение для постоянно терпящей потери армии. Не проходили через процедуру получения бессмертия, поэтому с человеческими эмоциями и гендерными функциями у них все в порядке (что необходимо для пилотирования), но проходили процедуру инъекции жёлтых кровяных клеток, повышающих их способность к пилотированию Франкса. Те, кто выживает после подготовки в Садах и проходит выпускной экзамен, идут в Паразиты — пилоты Франксов, где и остаются до героической гибели или выхода из строя: тех, кто экзамен не прошел или выбыл из строя на службе, собирает в свою копилку доктор Франк, а те немногие, что выбыли из строя, но до этого зарекомендовали себя достаточно хорошими бойцами, получают бессмертие и погоны штабного офицера. Живут в казармах-«клетках», расположенных в искусственных биомах на Плантациях, максимально приближенных к естественным на Земле прошлого.
  • Клаксо-сапиенс — представитель древней дочеловеческой цивилизации, населявшей Землю миллионы лет назад, но потерпевшей поражение в войне с VIRM. На момент событий сериала в живых осталась единственная представительница — т. н. «Принцесса Клаксозавров», плюс с участием её генов были созданы Ноль-Два и «Девятки». Остальные клаксо-сапиенсы либо развились в клаксозавров, либо деградировали до магма-энергии.
  • Клаксозавр — продукт увлечения клаксо-сапиенсов радикальным трансгуманизмом. Огромный биомеханоид (от 15 метров длиной), чьё «тело» является сильно видоизменённой самкой клаксо-сапиенса, а «ядро» — сильно видоизменённым самцом. Клаксозавры воюют с людьми за магма-энергию и являются основной причиной дикой милитаризации общества Плантаций. Делятся военными на классы по опасности: Конрад (самые мелкие: 15-20 м), Мохоровичич (средние: 30-50 м), Гутенберг (крупные: от 100 метров) и Леманн (самые крупные, достигают размеров Плантации).
  • Франкс — биомех Плантаций, являющийся продуктов реверс-инжиниринга клаксозавров, как и они, работает на магма-энергии. Вместо ядра имеет кабину, из которой происходит его управление, снабжен бронированием и магма-вооружением для выполнения боевой задачи. В силу того, что работает на клаксозавровых нейрофизиологических механизмах, должен пилотироваться двумя пилотами c рабочими репродуктивными функциями: Пестиком женского пола и Тычинкой мужского. Собственно, все части, способные воевать с клаксозаврами в отрыве от крепостной артиллерии, целиком укомплектованы пилотами Франксов под командованием штабистов из бывших пилотов (плюс обычным взрослым техперсоналом).
  • Магма-энергия — субстанция, похожая внешне на магму, технологии на основе которой являются ключевыми для цивилизации Плантаций. На деле является крайней ступенью деградации клаксо-сапиенсов. На ней работают биомеханические тела клаксозавров и Франксы, её используют на Плантациях в качестве высокоэнергетического топлива, ей модифицируют холодное оружие (как на Франксах, так и у рядовых солдат-взрослых), она же используется как порох и взрывчатка в оружии огнестрельном и взрывных устройствах. Выкачивание её из литосферы является причиной тотального загнивания биосферы Земли.
  • VIRM — инопланетная цивилизация бестелесных существ с коллективным разумом. Разносят планету за планетой, присоединяют души их обитателей к своей орде и летят к новым мирам. Когда-то нарвались на Землю с клаксо-сапиенсами, но не оставили попыток извести своих давних врагов.

Персонажи[править]

См. основную статью.

Сюжет[править]

См. основную статью.

Тропы[править]

  • Не на того напали — VIRM получили 220 на Земле два раза: сначала от клаксозавров, затем от людей. Второй раз — просто ручку на себя до упора: ждали возвращения своего победоносного флота со свежим грузом душ землян, встретили допиленное людьми клаксозавровое «оружие возмездия» с экипажем, как раз решившим красиво умереть на последнем задании, прихватив с собой родную планету VIRM.
  • Анатомический маркер — обычные люди выглядят как обычные люди с поправкой на условности аниме-графики (вроде обозначения иссиня-черных волос как темно-синих). А вот гибриды клаксозавров: Ноль-Два и «девятки» — обладают типичной анимешной внешностью с глазами и волосами кислотных цветов. Тем больше контраст с тем, что командир «девяток» — вполне себе обычный белобрысый мужик невысокого роста.
  • Антизлодей — такого отчаянно пытается ломать из себя Вернер Франк. На деле он без пяти минут полное чудовище, проводившее садистские эксперименты над детьми и помогшее APE прорваться к власти. Тем не менее, он все равно лучше APE: в отличие от них, он вовсе не стремится к уничтожению мира и готов противостоять их безумным планам.
    • О Ноль-Два см. троп «дружелюбный злодей».
    • Внезапно — и Альфа-9. Да, он сволочь, да, он мешает рядовых солдат с грязью и вовсю пользуется своим статусом начальника военной полиции Плантаций в личных целях, но при всём при этом он чтит честь мундира и уже после краха папистского режима помогает Хиро добраться до Марса — просто потому, что он военный полицейский и обязан обеспечивать нахождение бойцов на фронте.
  • Артиллерия — бог войны: просто спросите Кокоро.
  • Байронический герой:
    • Вернер Франк собственной персоной. Гениальный, но аморальный ученый, великий визионер, гарант военной мощи Плантаций — но при всем при том не принят ни взрослыми, ни детьми, имеет трагическую мечту, да и одинок с педалью в пол: он реально последний настоящий человек на Плантациях — остальные всё бессмертные, уберзольдаты и гибриды, а единственные родственные души на весь мир — его достойная противница и её клон. Конец трагический — не смог исполнить оную мечту и погиб.
    • Ноль-Два, тот самый клон достойной противницы Франка. Лучший ас Плантаций, талантливая художница, любительница толкать философские речуги о величии войны и ничтожности обывателей — но боится своей нечеловеческой сущности, до поры до времени совершенно одинока, и, пожалуй, все время, не понята никем, кроме верного ученика Хиро. Конец относительно благополучный — погибла вместе с Хиро в точности так, как и хотела: в последнем бою последней войны.
  • Балласт — «Хлорофитум» в первой половине сериала. На бумаге всё выглядит отлично: лучшим «трёхзначным» пилотам отряда достался наиболее сложный в управлении Франкс, формально не должно возникать никаких проблем. Только вот за штурвалом там сидят депрессивный нытик Мицуро и испытывающая проблемы со своей ориентацией Икуно (до кучи вероятно ещё и влюблённая в Итиго), поэтому «Хлорофитум» в лучшем случае работает вполсилы, в худшем — не двигается с места по причине рассинхрона пилотов. Потом с подачи Кокоро Мицуро переназначают в её «Дрок» (где он показывает себя с куда лучшей стороны, хоть и не сразу), а бывшего пилота «Дрока» Футоси — в «Хлорофитум» (потенциал которого они с Икуно быстро начинают использовать по полной).
  • Батальный экстаз — полчища клаксозавров и отряды Франксов сходятся в бою под ураганный грохот артиллерии, синяя кровь течет рекой, взрывы бомб заглушают шум боя, а тяжёлые клаксозовры таранят Плантации в попытке взять их на абордаж. Что об этом думают герои? Ну, фразы «давно я столько не убивала!», «эхх, весело было!» и «для меня такая жизнь кажется абсолютно прекрасной!» говорят сами за себя. Война с VIRM же открывает горизонты пафосных космических баталий.
  • Бетти и Вероника — циничная бунтарка и насмешница Ноль-Два (Вероника) и спокойная и (мнимо) ответственная Итиго (Бетти) для Хиро. К счастью, Итиго вовремя понимает, что ей, как сержанту, невместно лезть в отношения своих подчиненных, а вскоре она переключает внимание на своего второго пилота Горо.
    • Там же — трагикомическая пародия на гендерную инверсию ситуации: Кокоро выбирает между честным хорошим парнем (и отличным пилотом) Футоси и антигероем Мицуро, только вот Мицуро — антигерой не в смысле «суровый крутой мужик», а в смысле «замкнутый закомплексованный нытик» (но с помощью Кокоро начинает проявлять себя с лучшей стороны).
  • Биомеханоид — именно таковыми являются Франксы и клаксозавры.
  • Бой-баба — Ноль-Два, как по делам, так и по характеру.
  • Великолепный мерзавец — Вернер Франк, создатель Франксов, Паразитов, «Девяток» и Ноль-Два и изобретатель технологии бессмертия, по совместительству — эталонный Герр Доктор, занимавшийся садистскими экспериментами над детьми и приведший к власти тоталитарный режим APE. Тем не менее, крут, храбр, харизматичен и куда более талантлив, чем его покровители, да и к концу можно понять, что победа Тринадцатых — в большей степени его рук дело. Да и вообще, это местный штурмбаннфюрер Макс, с чего ему не быть великолепным?!
  • Визуальная отсылка — офицеры войск Плантаций носят слегка модифицированную версию униформы Гуррен-Дана, измененную ради большей ряжености под нацистов (собственно, Гуррен-Дан со своими черными рубашками и красными пятиконечными звездами тоже кое-кого напоминал).
  • Военная полиция — официальная функция «Девяток». Учитывая, что показана в основном их работа с «франкистским» 13-ым Отрядом, который они, как последовательные «паписты», не слишком любят (а с Ноль-Два у них затяжной конфликт), демонстрируют они сильно не лучшие качества.
  • Возлюбленная-ментор — Ноль-Два становится наставницей Хиро с целью сделать из него достойного второго пилота на «Стрелиции», в каковом девушка крайне нуждается в связи с тем, что все остальные её напарники банально не доживали до четвёртого боя. Совпадающая ментальность сделала Хиро достойным учеником своей наставницы, что он в полной мере демонстрирует уже в шестой серии, когда осознает, что вместо того, чтобы умереть на войне, он должен быть готов жить ради войны, что и показывает делом, когда буквально стоя одной ногой в могиле делает последний рывок на клаксозавра, грозящего уничтожить оставшуюся с одним пилотом «Стрелицию».
    • Гендерная инверсия — замкомотряда Горо, пытающийся вырастить из своей начальницы (в которую тайно влюблен) достойного командира. По счастью (не без помощи Хиро), успешно.
  • Война — это круто: внезапно, основная мысль сериала. Да, война — это некомпетентная бюрократия, наплевательство тыловых служб, незримая граница между солдатским и гражданским миром, кровь, грязь и смерть. Но именно война делает из людей героев, воспитывая в них товарищество, доверие, взаимовыручку и готовность к самопожертвованию, выжигая в своем горниле мелочность, эгоизм, конформизм и мещанство.
  • Всегда закрытые глаза — вторая Нана, отличающаяся от первой начисто промытыми папизмом мозгами и полным отсутствием внятных эмоций. Троп используется, чтобы показать, что персонаж совершенно не от мира сего и не может адекватно реагировать на окружающую реальность.
  • Всё равно я человек! — Вернер Франк не без гордости заявляет, что несмотря на то, что стал киборгом, остался человеком, так как единственный из людей довоенной Земли не прошёл через процедуру получения бессмертия, убивающую в человеке эмоции.
    • К такой позиции с подачи Хиро в конечном счете приходит и Ноль-Два, до того безуспешно пытавшаяся стать человеком из клаксо-сапиенсового гибрида.
  • GAR — оба пилота «Стрелиции» круты, суровы, сражаются ради борьбы и даже в самой страшной ситуации стоят друг за друга горой. Различаются темпераментом — если Хиро хладнокровный, нордически-выдержанный «охотник», полагающийся на аналитический ум и расчёт, то Ноль-Два — свирепый «боец», руководствующийся вспышками боевого безумия и яростным напором.
    • Командующий офицер тринадцатых, Хати, тоде подходит под амплуа (в сурово-сдержанном варианте) — в конечном счете, его бывший сейю самого Камины озвучивал!
  • Героический красный — красный мундир носит Ноль-Два, лучший Пестик (женский пилот Франкса) армии Плантаций и вдохновительница главного героя Хиро. Франкс, который они пилотируют, также носит красную маркировку (учитывая, что отряд 13-ой Плантации явно вдохновлен «Летающим цирком», не могли они обойтись без своего Рихтгофена), а после битвы при Великом Разломе (в ходе которого Хиро дает Ноль-Два клятву всегда сражаться вместе с ней) его броня приобретает ярко-алый цвет.
  • Герой и Антигерой — экипаж «Стрелиции»: порывистая, жестокая и агрессивная антизлодейка Ноль-Два и благородный, идущий за своей мечтой герой Хиро. Сошлись мировоззрением: для обоих фраза «не пилотировать — все равно, что не жить» — отнюдь не пустые слова.
  • Герой vs мученик — позиция сериала далеко на стороне «героя»: рост Хиро как персонажа и заключается в том, что он постепенно осознает, что истинный героизм состоит не в готовности пожертвовать собой, а в готовности выжить, чтобы сражаться с врагом до победы. А умирать — никак не раньше этого. Что и демонстрирует в финале на пару с Ноль-Два.
  • Герр Доктор — изувер в белом халате Вернер Франк, приспособивший к использованию людьми основанные на магма-энергии технологии клаксозавров, оказывается к тому же редкостной сволочью, ставившей крайне болезненные опыты на малолетней Ноль-Два, а потом оказывается, что и 13-ые ему нужны как полезный объект для социологического эксперимента.
  • Гримлайт — настрой, несмотря на творящуюся в кадре жесть, весьма позитивный, да и в конце весь 13-ый отряд получил то, чего хотел: Хиро и Ноль-Два погибли, как настоящие солдаты, в последнем бою последней войны[3], а остальным качества, приобретенные на фронте, помогли обустроить и мирную жизнь. В принципе, авторы хотели снять эдакую «„Еву“ наоборот» — и у них, пожалуй, получилось.
  • Даже у зла есть стандарты — «Девятки», конечно, ребята неприятные и в перерывах между боями совершенно не прочь нагадить «франкистам»-тринадцатым, сболтнув лишнего про Ноль-Два или арестовав экипаж «Дрока» посреди свадьбы, пользуясь своими военно-полицейскими полномочиями. Но пойти на подлость со своими в бою с клаксозаврами — уже совершенно не по их понятиям: в тылу мы можем быть какими угодно врагами, но на фронте мы союзники и только.
  • Дети-солдаты — в 12-ой серии, когда герои посещают ведомство Франка, упоминается, что из учебки на фронт стали выпускать 14-летних пилотов с целью компенсации потерь для грядущего массированного наступления. «Тринадцатые» (которым по 17-18, кроме Ноль-Два, которой слегка за 20) в лёгком шоке.
  • Достойный противник — «Девятки» признают, что для них таковыми являются офицеры Тринадцатого Отряда. Что и неудивительно, ведь оба отряда — лучшие представители враждующих идеологий: «Девятки» для папизма, Тринадцатые — для франкизма.
    • Франк считает своей достойной противницей Принцессу Клаксозавров, уважая её поболе, чем своих коллег по APE. Чувства не взаимны: сама Принцесса, как и положено правильной представительнице расы клаксо-сапиенсов, Франка ненавидит и презирает.
  • Дружелюбный злодей — обаятельная психопатка и социал-дарвинистка Ноль-Два. Весёлая, романтичная, безбашенная и вполне искренне считающая Хиро своим «любимым» — несомненно. Но при этом ей ничто не мешает относиться к своим вторым пилотам как к расходному материалу, использовать другие Франксы как живые щиты и не менее искренне считать Хиро принадлежащим ей. Собственно, чего ещё ожидать от персонажа, отражающего взаимоотношения Хиро с войной как таковой?
    • Альфа «Девяток» (начальник политической полиции Плантаций) всегда вежлив с парнями и любезен с девушками (кроме Ноль-Два, её «девятки» в принципе терпеть не могут. Взаимно.), да и вполне искренне влюблен в Итиго, командующую отрядом 13-ой Плантации. Только вот его цель — поддерживать дисциплину и субординацию в войсках, где на солдат принято смотреть как на бесправное пушечное мясо и к своей роли он относится со всем тщанием.
  • Депрессивный страдалец — деконструкция образа в лице Мицуро. Талантливый пилот? Несомненно — по номеру билета он один из лучших из всех «трёхзначных» офицеров 13-го отряда. Только вот шизоидная замкнутость, депрессивность, тайная самоненависть и ворох детских комплексов помноженные на полное отсутствие вменяемой политработы в отряде делают его самым сомнительным пилотом всего 13-го: хуже даже придурковатого раздолбая Зороме, стабильно попадающего по дури в опасность посреди боя, но честно выполняющего поставленную боевую задачу, а не предающегося в кабине ангсту и унынию. К счастью, Кокоро приводит его в чувство и ко второй половине сериала он начинает догонять остальных офицеров отряда.
  • Дефектный клон — рядовые «Девятки» на деле являются не очень удачной попыткой пустить генные модификации Ноль-Два в ограниченную серию: они андрогинны, по психологии ближе ко взрослым, чем к детям и нуждаются в особых веществах для поддержки своей жизнедеятельности, кроме того, они слабее Ноль-Два чисто физически.
  • Дыра в сюжете — почему клаксо-сапиенсы, большие любители биотехнологий, за несколько тыщ лет не додумались, что могут клепать себе подобных методом заврификации людей? Сериал не дает на это никакого ответа. Из той же серии — почему Ноль Два вдруг решила что её обманули сказав что можно стать человеком собирая черепа клакозавров? Она действительно превратилась из демоненка в рогатую девушку. Никаких откровений «на самом деле это все от витаминок на завтрак» не было. И раз уж в этом сеттинге бывают бестелесные души и реинкарнация, вполне может быть что крик «крови богу крови!» обладает магической силой.
  • Дэрэ-типажи:
    • Дандэрэ — командир отряда Итиго (код 015) в отношениях с асом отряда Хиро (код 016). В отношениях со всем остальным отрядом пытается воспитывать из себя Сержанта Кремня.
      • Икуно (код 196) — даже в большей степени, по причине того, что её интересуют девушки, в частности, вышеупомянутая Итиго, только вот заявить о своих чувствах она не может: Франксом может управлять только разнополая пара Пестик-Тычинка, если это не "девятки".
    • Цундэрэ — Зороме и Мику по отношению друг к другу. Впрочем, они как раз при всей своей конфликтности — самая стойкая пара пилотов: крепко привязаны друг к другу и не претендуют на службу вместе с кем-то другим.
  • Запоздалое озарение — Наоми таки возвращается в самом конце, а потом нам показывают, что она живёт с Икуно… Неужели Хиро завалил свой злосчастный экзамен не из-за того, что нализался в детстве крови Ноль-Два и приобрёл из-за этого какие-то особые мутации, а из-за неудачно подобранной партнёрши?!
    • То, что Наоми (билет № 703, хуже, чем у Зороме) однозначно не годилась в пестики к Хиро (билет № 016, лучше только у Итиго) было, впрочем, понятно с самого начала. Отдел кадров на Плантации 13 явно мышей не ловит…
    • И да, зачем вообще Хиро в первой серии подбежал к лежавшей у озера форме Ноль-Два, да ещё и начал рыться в ней? Уж не надеялся ли наш неудачливый кандидат в пилоты радикально изменить свою жизнь, прикарманив себе полную офицерскую форму с документами и пропуском военной полиции?
  • Запрет на трансгуманизм — аверсия с особым цинизмом — тут наоборот, обычных, не модифицированных людей нет: на Плантациях практикуют биологическое бессмертие, в VIRM — коллективное сознание, Вернер Франк — киборг, Паразиты — усилены т. н. «жёлтыми кровяными клетками», Ноль-Два и остальные «девятки» модифицированы генами клаксозавров, сами клаксозавры — продукт сращения клаксо-сапиенсов с биомеханоидами.
  • Злобный смех — шикарная аверсия: смех Ноль-Два в финале пятого эпизода — совершенно искренний беззаботный смех молодой девушки, благодаря чему и звучит куда страшнее типичных злодейских гоготаний — потому что смеётся она после того, как Хиро соглашается дальше пилотировать с ней «Стрелицию», несмотря на то, что оба знают, что развивающаяся от пилотирования вместе с Ноль-Два болезнь скорее всего убьёт его в следующем бою.
  • Зов — хрестоматийный пример: жил-был необыкновенный неяпонский курсант-отличник 016, который по крупному завалил итоговую аттестацию и не был допущен пилотом на фронт. И тут оказавшаяся проездом в их плантации прославленная боевая офицерша 002 делает ему предложение, от которого невозможно отказаться: стать её вторым пилотом и попасть на фронт, куда 016 так страстно стремился. И все заверте…
    • Неплохо обыгран отказ от Зова: Хиро действительно страстно, до безумия хочет стать фронтовым пилотом и прекрасно понимает, что пилотировать «Стрелицию» вместе с Ноль-Два — его единственный шанс, но при первом сознательном выборе не смог настоять на том, чтобы стать напарником Ноль-Два перед лицом занудной и въедливой военной бюрократки Наны. Окончательно осознав, что если не примет предложение Ноль-Два, то не попадет на фронт никогда (что для Хиро участь хуже смерти), решился стать её вторым пилотом вопреки прямому приказу начальства.
  • Идея фикс — для Ноль-Два таковой является внушенная ей начальством APE бредовая идея того, что убив определенное количество клаксозавров она из клаксо-сапиенсового гибрида станет обычной девушкой.
    • Идея имеет под собой определённую почву: как-то ведь она превратилась из краснокожего синекрового милого монстра во вполне человеческого вида девушку? К тому же, после долгого пилотирования с Хиро у неё начинают подрастать рога и зубы. И эти слова Мицуру о вытягивании жизни… Похоже, что для превращения в обычную девушку ей нужно было убивать не клаксозавров, а своих тычинок. В любом случае фэндом ждал, что к концу сериала Ноль-Два превратится в шикарную краснокожую красавицу и даже начал рисовать арты с такой версией героини. Однако сюжет повернул совсем в другом направлении. Увы.
  • Каст с хитов — Икуно в своей последней битве. Прожила после такого перенапряжения не так долго, к концу жизни превратившись в инвалида-колясочника.
  • Квинтет — вообще любой отряд в норме состоит из пяти Франксов, управляемых пятью парами пилотов, но в «папистских» отрядах они пилотируют однотипные мехи и выделяется на общем фоне только сержант. А вот экспериментальный отряд самого Вернера Франка, коим и являются бойцы 13-ой Плантации, подходит под троп куда больше:
    • Герой — «Дельфиниум». Командирский мех с синей маркировкой, использующий в бою пару копий и предназначенный как для ближнего, так и для дальнего боя, типичный крепкий середнячок. Управляют им хороший парень Горо и командирша отряда Итиго, проходящая долгий путь от занудной старосты до Сержанта Кремня.
    • Напарник — «Стрелиция». Боевой мех с красной маркировкой, оснащенный одним огромным копьем-гарпуном и выдающий куда более мощные показатели, чем остальные Франксы отряда. На контрасте с ответственными и солидными Горо и Итиго, пилотирующие «Стрелицию» Хиро и Ноль-Два — весьма агрессивные ребята, упивающиеся боями и сражениями, а Ноль-Два ещё и не прочь вместо выполнения задания и взаимодействия с остальными войсками полезть в гущу боя набивать фраги.
    • Силач — «Дрок». Тяжелобронированный артиллерийский мех с черной броней, оснащенный мощным орудием с массивным рубящим штыком, позволяющим использовать его в рукопашной как глевию. За штурвалом в начале сидит впечатляющий амбал Футоси, затем — желчный козёл Мицуро, в роли Пестика выступает Кокоро, наиболее из всего Тринадцатого отряда интересующаяся телесным аспектом любви.
    • Умник — «Хлорофитум». Летающий мех огневой поддержки с бронированием белого цвета, оснащенный лёгкими лучевыми орудиями, скорострельными автопушками и магма-клинками на ногах, что делает его самым гибким, но самым сложным в управлении Франксом в отряде. Изначально пилотируется интровертом-индивидуалистом Мицуро, потом — талантливым «трёхзначником» Футоси, резидентный Пестик — хладнокровная интеллектуалка Икуно.
    • Девчонка — «Аргентея». Легкобронированный разведывательный мех с розовой маркировкой, оснащен магма-когтями для рукопашного боя. Пилотируется парой буйных и задиристых, но не слишком талантливых Паразитов в лице Зороме и Мику.
  • Копиркин:
    • Ноль-Два — Копиркина трёх главных женских персонажей NGE: происхождением похожа на Рэй, внешностью и чотко-дерзким характером — на Асуку, крутизной, безбашенностью и фасоном военной формы — на Мисато. Также нельзя не заметить параллелей с Анемоне из Eureka Seven (розовый цвет волос, сочетание жестокости и агрессивности с наивно-детским характером, любовь к сладкому), а отдельные детали характера и биографии вообще неиллюзорно намекают на немецкого танкового аса Курта Книспеля и японского воздушного аса Акамацу Садааки. Хотя вот с Анемоне на самом деле всё сложнее: точнее было бы сказать, что Ноль-Два больше похожа на то, какой Дьюи хотел её представить в пропаганде, а не на её реальную личность.
    • Вернер Франк — четкий Копиркин Штурмбаннфюрера из Hellsing: немец-киборг, являющийся функционером фашистского режима, намеренно предпочевший отказаться от модификаций, дающих бессмертие, но разрушающих человечность, помешанный на конкретном человекоподобном чудовище и создавший на его основе отряд суперсолдат — только в случае Штурмбаннфюрера это Алукард и «Миллениум», а в случае Франка — принцесса Клаксозавров и «Девятки». Одно важное отличие: Вернер четко и принципиально не верит в Бога, а Штурмбаннфюрер был членом СС, куда путь атеистам был закрыт. И второе: в отличие от своего прототипа, доктор так и не смог осуществить мечту всей своей жизни.
    • «Девятки» — вообще большой оммаж «искусственным ньютайпам» из Mobile Suit Gundam, но являются Копиркиными конкретно Инноваторов из MSG 00 — элитным отрядом жутковатых пилотов-андрогинов, выращенных в пробирке и упивающихся своим превосходством над рядовыми бойцами.
    • Неизвестно, что имели в виду авторы, сделав главного героя голубоглазым брюнетом, известным под именем, начинающимся на «Хи», повёрнутым на войне и носящим серую форму с нашивкой в виде золотистого орла, но надеемся, что ничего плохого…
  • Корочка, дающая все права — ксива «Девяток», дающая офицеру право ходить куда угодно и когла угодно — не спасает даже франковская «крыша». И Ноль-Два, к слову, её сохранила и активно ей пользуется.
  • Красное зло — красные комбинезоны носят «девятки» — служащие политической полиции Плантаций.
  • Крутой в пальто: в белой шинели поверх красного мундира ходит Ноль-Два, в черных шинелях с серебряным кантом ходят остальные пилоты 13-ой Плантации.
  • Культурный шаблон без корней: если задуматься, приверженность героев моногамным отношениям, вокруг которой вертится вся любовная линия, в среде озабоченных подростков, которых воспитывали бесплодные безэмоциональные асексуалы, и, которые, следовательно, о любви и браке даже не слышали, выглядит несколько странно. И ладно бы ещё Ноль-Два — она, как бывший военный полицейский запрещенные книжки читала и об этом представление имеет — но даже в тех отношениях, куда розовая-рогатая и носа не совала, динамика та же.
  • Милая черта крутого — обаятельная антизлодейка и лучший пилот-ас Плантаций Ноль-Два обожает сладкое и (когда не находится в слишком серьёзном настроении[4]) вообще ведёт себя как типичная гэнки.
    • Артиллерист отряда Футоси — здоровенный амбал под стать своей специальности, но до жути сентиментальный. И зверски крутой, причем как на родном артиллерийском «Дроке», так и на пулеметном «Хлорофитуме».
  • Морская свинка — военно-полицейский отряд Девяток, в котором, технически, никогда не было именно 9 бойцов. Вероятно, по логике APE первоначальные тычинки-расходники «Стрелиции» членами отряда не считались, но явно об этом нигде не говорится.
    • Клаксозавры по большей части не похожи на ящеров и таковыми не являются: это биомеханические создания, «тело» которых представляет собой сильно модифицированную самку, а «ядро» — сильно модифицированного самца. А их далекие предки до увлечения радикальным трансгуманизмом — клаксо-сапиенсы, вообще похожи на людей настолько, что можно создавать их искусственные гибриды с людьми обычными (те самые «Девятки» подтвердят).
  • Меха-On — интересный вариант мехаона на реалмеховой, а не супермеховой тяге (в духе не «Евы» или «Гуррен-Лаганна», а «Эврики» или «Сидонии»), с обыгранными элементами жанра:
    • Да, Франксы требуют управления и без пилотов ничего не сделают. Но упаси Вас Папа рассинхронизироваться со вторым пилотом: мех просто застынет и придется синхрониться заново, чтобы обратно привести капризную технику в движение. Вылететь в режим безумия сам мех не может — у него банально нет на это ума, но может ваша напарница (Ноль-Два так вообще долгое время на этом безумии и выруливала, пока не получила[5] себе адекватного второго пилота в лице Хиро).
      • Собственно, Франксы — не неведомая непостижимая хрень, которую вроде как можно использовать как оружие, а вполне себе серийная военная биотехника, созданная на основе биомеханических тел клаксозавров, управляемая пилотами по выработанной нейрофизиологами методике через телепатический интерфейс и жрущая топливо, как технике и положено.
    • Топливо откровенно резинонаучное, но в целом без него Франкс и с места не сдвинется по вышеупомянутой причине — это вполне себе нормальная техника, хоть и созданная по чертежам более развитой цивилизации.
    • Команда не работает как команда? Ну да, первые два боя или три. Собственно, умирать никто особо не хочет (ладно, Ноль-Два и Хиро вполне не против, но всё равно умирать на середине войны как минимум скучно), поэтому Итиго приходится на ходу отращивать железную волю и командирский характер (не без помощи Хиро и Горо) и превращать отряд вчерашних новобранцев в слаженно работающую машину по уничтожению клаксозавров.
    • То, что у большинства пилотов впечатляющий набор тараканов в головах — не фича, а баг до трагикомичности некомпетентной военной машины Плантаций. Политруки в ней есть — только вот заняты они откровенно не поддержанием дисциплины и боевого духа…
    • Да нет, причина, как уже было сказано, только в вопиющей некомпетентности тыловых работников да в том, что на Тринадцатых положил свой глаз сам Франк, который «для чистоты эксперимента» не дает APE наводить дисциплину репрессивными методами вроде стирания памяти на нейросканере.
    • Да, ангст и гримдарк во все поля, но общий настрой всё равно позитивный: людей, спаянных фронтовыми узами и всегда готовых применить оружие по назначению, не победить ни антиутопической диктатуре, ни древней расе из литосферы Земли, ни инопланетным захватчикам.
    • Понятия добра и зла имеют крайне мало смысла? Для Вернера, принцессы Клаксозавров, VIRM и их протеже APE — да. Но кто в итоге остался с носом, а кто унаследовал Землю?
    • Война кого с кем и за что? Банально: война людей с клаксозаврами за ресурсы и VIRM с землянами (и людьми, и клаксозаврами) за выживание.
    • Все эти фичи дают основание называть сериал пост-мехаоном. Вероятно, он так и останется единственным представителем жанра.
  • Микротрещины в канве — увы, из-за сложностей в производстве их получилось немало.
    • Сейю Горо не озвучил две последние серии, сославшись на болезнь. Голос другого актёра довольно резко диссонирует.
    • Во время переговоров в бою вместо лиц пестиков показываются лица соответствующих мех. Однако пару раз аниматоры забыли об этой фиче.
  • Мисс Фансервис — Ноль-Два, кто бы сомневался. В начале (пока у неё не находится серьёзных поводов для ангста) — больше, в конце — несколько меньше.
  • Мортидо — «Девятки» после краха папистского режима. Успешно.
    • По большому счету — и сам экипаж «Стрелиции». Да, умирать до победы считают недостойным, но и жить после неё очевидно не желают: все-таки для них не пилотировать — действительно все равно, что не жить.
  • На тебе! — половина сериала — жирное «На тебе!» в адрес фейлов Японии во Второй Мировой. Под заслуженные пинки попали и квазирелигиозный культ Императора (культ Папы среди Паразитов), и отношение к солдатам, как к пушечному мясу (без комментариев), и использование несовершеннолетних солдат (аналогично), и убогость тыловых служб и военной бюрократии (Нана), и военная полиция, занятая запугиванием и репрессиями, а не поддержанием порядка («Девятки»). Относительно по-доброму проходятся и по летчикам-асам, готовым оставить задание ради набивания фрагов (Ноль-Два), и по самурайскому духу жертвенности (Хиро). В целом сериал как бы говорит: воюйте с умом, не повторяйте ошибок ваших предшественников.
    • Имеется альтернативная точка зрения: APE можно воспринимать и как «на тебе!» в адрес христианства. Пинки там в таком случае адресованы чисто христианским загонам на тему греховности секса. И то, в форме «вот батюшка говорит что до смерти надо целомудрие хранить, а я думаю что ежели они помолвлены, но можно», а все эти заморочки на тему «ой, партнер до свадьбы голую попу увидел!» пошли бы лесом.
  • Назван в честь цветка — все Франксы 13-ого отряда: «Стрелиция», «Дельфиниум», «Аргентея», «Хлорофитум» и «Дрок». Пилоты, что характерно, называются пестиками и тычинками. Отсылка на советскую номенклатуру самоходной артиллерии?
  • Непонятного пола — всё те же «Девятки», за исключением их Иоты, конечно (это сама Ноль-Два), на концепцию пестиков-тычинок плюющие с особым цинизмом. Предпоследняя серия, где Альфа пилотирует вместе с Хиро, даже дала некоторым основания предполагать, что это девушка-пацанка.
  • Ненавистный персонаж — Итиго в период активного вмешательства в отношения Хиро с Ноль-Два собрала себе неслабый хэйтдом. Её сейю играла так убедительно, что даже получала письма с угрозами от фанатов розовой-рогатой, а ведь это была её первая роль! К счастью, актриса вроде бы не решила сворачивать карьеру из-за этого неприятного эпизода…
    • Впрочем, беда с Итиго даже не в этом, а в том, что если на то, чтобы лезть в отношения экипажа «Стрелиции» её хватает, а вот на то, чтобы реально решать проблемы отряда — поначалу нет.
    • Альфа «Девяток», вероятно, сделан таковым намеренно. Он черств, жесток, нагл, самоуверен и страдает синдромом вахтера в терминальной степени, упиваясь той властью над солдатами и офицерами, которую даёт ему статус военного полицейского. То, как он относится к любимице публики Ноль-Два, ещё больше закрепляет его в роли одного из самых неприятных персонажей сериала.
  • Неправильные радиопереговоры — с обоснованием: связь-то хорошая, а клаксозавры радиопереговоры не прослушивают. А так, да: «Футоси, микрофон выруби, не засоряй канал!»
    • Шифрованный радиоканал?
  • Нигилист-мизантроп — это работа Trigger, так что таких хватает:
      • Ноль-Два — убежденная милитаристка и социал-дарвинистка, живущая под лозунгами «война все расставляет на свои места: сильные выживают, слабаки умирают» и «все, что от нас останется после смерти — это строка в отчётности по потерям». Гражданских не ставит ни во что, к военным, не оправдывающим её ожиданий, относится со смесью снисходительности и презрения. Вместе с тем, не чужда благородству и чести мундира и ценит людей, обладающих этими качествами.
      • Её ментор Вернер Франк вообще искренне считает себя единственным настоящим человеком среди взрослых Плантаций — потому что в отличие от них не проходил изобретенную им же процедуру получения бессмертия, подавляющую в людях эмоции. А потери среди тех, кого он и за людей-то не считает, его совершенно не интересуют, более того, он надеется на крах Плантаций, чтобы построить свою аграрно-милитаристскую утопию по заветам Генриха Гиммлера.
      • Папа и APE, напротив, методично строят на Земле свою стерильную утопию, лишенную чувств, эмоций и свободы выбора — на самом деле они работают на межпланетный коллективный разум VIRM, который не прочь присоединить к себе души землян, и готовят население Земли к этому событию.
  • Оммаж — в сериале спряталась как минимум одна прямая отсылка к «Эврике»: Хиро с Итиго в Саду пытаются читать книгу «Золотая ветвь». Отличное чтение для пятилетних детей, ничего не скажешь!
    • Есть мнение, что военно-полицейский отряд «Девятки» — суть оммаж реально существовавшему соединению Люфтваффе Polizeifliegerabteilung, состоявшему из девяти пилотов, ранее служивших в полицейской авиации, впоследствии вошедшему в состав эскадрильи Fliegergeschwader z.b.V. 7, имевшей кодировку 9Q. Что называется, отсылка ради отсылки — само соединение ничем не прославилось и ни одного аса из его рядов так и не вышло. Или просто своеобразная дань уважения «Еве», созданной увлекающимся тематикой Второй Мировой Анно Хидэаки и также содержавшей в себе ряд отсылок для таких же военных гиков.
    • Ноль-Два носит кодовый номер первого начальника личной охраны Гитлера, униформу с золотым нарукавным орлом в стиле второго и имела проблемы с дисциплиной и была переведена их отряда личной охраны во фронтовое подразделение подобно четвертому. Учитывая откровенно околофашистские стилистику и проблематику сериала, совпадение явно не случайное.
  • Опенинг не в начале серии — фирменная фишка «мирных» серий — опенинг после двух-трёхминутной вступительной сценки, «военных» — вся серия без опенинга.
  • Полемизирующее произведение — продолжает заданную TTGL традицию создания командой «Евы» полемизирующих произведений к своему шедевру:
    • Темноволосый голубоглазый Хиро специально сделан похожим на Икари Синдзи даже внешне. Но вот только если Синдзи — испуганный гражданский, который желает иметь с войной как можно меньше общего, постоянно порывается свалить из NERV, геройствует во многом не благодаря, а вопреки характеру и совершенно не замечает чувств Асуки с себе, то Хиро — суровый вояка, рвущийся в гущу боя, не боящийся смерти и готовый на все ради того, чтобы продолжить сражаться бок о бок с обожаемой им Ноль-Два[6].
    • Ноль-Два своим дерзко-агрессивным характером, любовью к красному цвету и влюбленностью в главного героя напоминает Асуку Лэнгли Сорю, а происхождением от праматери местных чудовищ — Рэй Аянами. Но если Асука (из сериала, Асука из манги на Ноль-Два как раз неплохо похожа) — подчеркнуто беспочвенно нарциссичная, излишне напыщенная и в целом глуповатая девушка, к тому же третирующая Синдзи, в которого вроде бы влюблена, то Ноль-Два — по-настоящему крутая боевая офицерша как во Франксе, так и по жизни, готовая ради своего «любимого» горы свернуть. Что же касается Рэй — то презирающая штабных крыс безбашенная раздолбайка Ноль-Два — едва ли не полная противоположность сдержанной интровертке Аянами, фанатично верной Командующему Гендо Икари.
    • Итиго и её взаимоотношения с Хиро, Горо и Ноль-Два намеренно полемизируют с Хикари и её отношениями с Синдзи, Тодзи и Асукой. Думали, наша «ответственная староста» будет влюблена в друга главного героя, для него самого будет своеобразной «требовательной старшей сестрой», дающей ему ценные советы по жизни, а с новенькой оторвой быстро найдет общий язык? А ревнивой и гиперопекающей безнадежно влюбленной в ГГ подруги детства, поначалу лезущей в отношения ГГ с его напарницей, чуть ли не в открытую френдзонящей своего напарника и пренебрегающей служебными обязанностями, не хотите? Впрочем, Итиго в конечном счете исправляется и становится на нелёгкий, но благородный путь труъ командира, достойного носить сержантские погоны.
    • Куда более по-доброму обошлись с Аидой Кенске, в оригинале представлявшего собой эдакого кадета Биглера, помешанного на милитаризме, но очевидно психологически не готового пилотировать меху и завидующего по этому поводу главному герою, к тому же и крайне неуспешного в личной жизни (подсвечено в манге, где паренька угораздило влюбиться в Асуку). Местный его аналог, Зороме, хоть и не самый талантливый пилот, все же боец явно неплохой, а в отношениях со своим вторым пилотом, резидентной цундэрэ Мику (даже внешне похожей на Асуку), обходится наименьшим количеством драмы среди всех пар пилотов Тринадцатого Отряда (постоянных комично-бытовых ссор это не отменяет, но никаких серьезных размолвок у них, в отличие от любой другой пары, не было).
    • Депрессивный нытик, терзаемый детскими комплексами, будет, превозмогая их, вытягивать на себе весь отряд? Если его зовут Синдзи и он служит в NERV, то да. Если его зовут Мицуру и он служит в отряде 13-ой Плантации, то он своей депрессией просто будет грузить второго пилота, рассинхронизироваться с ней посреди боя и всячески тянуть отряд на дно пока Кокоро не приведет его в чувство.
    • Думали, молодая девушка чуть старше героев, присматривающая за ними, будет крутой девицей, обожаемой подчиненными, за которых она костьми ляжет? Не-а, Нана — въедливая бюрократка с характером вредного завхоза, по поведению которой невозможно догадаться, что когда-то она сама была фронтовичкой.
    • SEELE и её лидер Киль Лоренц в «Еве» были выставлены, как пусть и коварные заговорщики и бескомпромиссные фанатики, но в целом светлые богостроители, стремящиеся пробудить в людях Бога, а сам Лоренц подразумевался как некий бессмертный грешник (Каин, Вечный Жид[7], центурион Лонгин), страстно желающий воссоединиться с Богом и затеявший свое дело в том числе ради этого. APE во «Франксе» — чудовищно-жестокое и фантастически некомпетентное мировое правительство, тайно работающее на инопланетных захватчиков, чей лидер Папа сам является эмиссаром означенных захватчиков, желающих присоединить души людей к своему коллективному сознанию.
    • Напротив, Икари Юи и Рокобунги Гендо в «Еве» были пусть и достаточно человечными, но в целом более неприятными, чем Киль визионерами, победа социал-дарвинистских планов Юи в EoE подавалась как однозначный несчастливый конец, а главной положительной чертой мегаломаньяка и мизантропа Гендо была его искренняя любовь как к своей жене Юи, так и к воспитаннице Рей Аянами. Исполняющий во «Франксе» роль супругов Икари ученый-садист Вернер Франк — напротив, беспощадный отморозок, в детстве проводивший над Ноль-Два жестокие эксперименты, но в конечном счете именно вдохновленная им социодарвинистская идея того, что переполненный рутиной, утилитаризмом и скукой мир плантаций должен быть разрушен, чтобы на его месте герои войны построили свою цивилизацию «железа и крови», оказывается наиболее справедливой и полезной для человечества.
    • Наконец, если в «Еве» война — это кошмар, герои не могут выйти из роли, которую предназначили им закулисные кукловоды, а конец отчетливо несчастливый, причем выживает только пара главных героев, то во «Франксе», напротив, война — это круто, герои вырастают в силу, которая сама снесет любые препятствия на своём пути, а заканчивается все необычайно светлым для общего тона сериала хэппи-эндом, в котором пара главных героев совершенно логично погибает, причем показано это как действительно лучшая для них судьба из всех возможных.
  • Политрук — деконструкция: сериал крайне наглядно показывает, что бывает, когда в войсках с политработой полный швах, а официально назначенные политруки («Девятки») заняты в основном репрессиями и утверждением своей власти, а никак не наведением дисциплины и мотивацией бойцов.
  • Политическая полиция — «Девятки», элитный отряд паразитов, подчиняющийся лично APE и следящий за соблюдением дисциплины и верности линии партии в войсках. Ну, в теории.
  • Потому что вы были добры ко мне — Ноль-Два благодарна Хиро за то, что тот в детстве помог ней сбежать из лаборатории, в которой Франк проводил над ней бесчеловечные опыты. Хиро, в свою очередь, благодарен Ноль-Два за то, что та согласилась взять его вторым пилотом на «Стрелицию», не дав ему быть отправленным обратно в Сад (на самом деле — в копилку Франка, но Хиро тогда об этом не знал).
  • Превозмогать — суть похождений Хиро. Находиться при смерти по среди боя, но найти силы на то, чтобы прийти в себя и помочь Ноль-Два совершить последний удар по Гутенбергу? Перетягивать управление у Ноль-Два, не давая ей в пылу боя отбиться от остального отряда, при этом не рассинхронизируясь? Поехать в бой с клаксозаврами на учебном мехе, чтобы добраться до приличного Франкса и отбить Ноль-Два и «Стрелицию» у «Девяток»? Это всё про Хиро.
  • Проблемы с коммуникацией убивают — собственно, в четырнадцатой серии Хиро как ас отряда мог бы честно попросить Итиго перестать маяться дурью и пустить Ноль-Два к себе в палату — но зачем-то решил гордо промолчать и рванулся к ней в казарму самостоятельно. Только вот как раз в это время Итиго и тринадцатые уже согласились проводить Ноль-Два в означенную палату и, когда его там не нашлось, получилось крайне неприятно.
    • Впрочем, Ноль-Два сама королева этого тропа. В отличие от Хиро она как раз неплохо помнила события их первой встречи (нейросканер плохо работает на клаксозавровых гибридах), и, узнав в Хиро своего «любимого» могла бы объяснить своему второму пилоту ситуацию. Но нет, взыграл же в девушке офицерский гонор в самый неподходящий момент…
  • Профи с причудами — Ноль-Два. Лучший пилот Плантаций? Не подлежит сомнению: её уровня управления Франксом достиг, пожалуй, только Хиро и то потому, что является её вторым пилотом. Причуды? Ладно ещё, что она жрёт мед в промышленных масшатабах, постоянно лезет к людям в личное пространство и откровенно нарушает правила из принципа, но с неё станется и избивать собственных конвоираов (судя по всему, в рамках привычки)!
  • Птичку жалко — да, 9-Дельта была той ещё сволочью, но смерть вышла на редкость неприятной.
  • Пугающее запоздалое озарение — настигает героев прямо в сюжете, когда они, забредя в неиспользуемое крыло своей казармы, находят фотографию предыдущего 13-го отряда.
  • Путь героя — кхем, как бы примерно тот же состав делал в своё время TTGL, так что ничего удивительного:
    • Герой с недоразвитым суперэго, недовольный своим положением — на месте. Хиро не хочет быть списанным в тыл, чтобы чистить картошку и подметать плац ломом — он хочет пилотировать на фронте и готов ради этого на многое.
    • Зов — но в тот день, когда его уже должны отвезти к ненавистным картошке и лому, на Плантацию набегает здоровенный биомеханоид-клаксозавр и Хиро оказывается тем, кто помогает прославленному асу Ноль-Два в пилотировании единственного боеспособного ОБЧР на всю Плантацию, став её вторым пилотом и отразив нападение клаксозавра.
    • Отказ — только вот военные чиновники всё равно не хотят выдавать ему лицензию пилота и всё равно грозятся вскоре списать в тыл — и наш герой, несмотря на мечту, решает уступить место второго пилота Ноль-Два своему однополчанину Мицуру.
    • Откровение — а потом оказывается, что ОБЧР Ноль-Два жрёт души своих вторых пилотов аки прóклятый танк из армейской страшилки — и Хиро и впрямь единственный, кто может его пилотировать без вреда для здоровья. Только вот чиновникам на это пофиг и придется доказывать этот факт, идя поперек правил.
    • Порог — эскадрилья героя послана на опасное задание. Ноль-Два считает, что одни они не справятся — и уговаривает Хиро прорваться в ангар с оружием, угнать её ОБЧР и помочь товарищам. Страж Порога — охраняющие ангар солдаты военпола с одной стороны и уберклаксозавр — с другой.
    • Инициация — Хиро соглашаются оставить на фронте, но грядет новый и крайне серьёзный бой: защита процедуры передачи магма-энергии от одной Плантации к другой, только вот проблема — после пилотирования он стал тяжело болен и чувствует, что не переживет следующего боя. В бою он действительно оказывается при смерти, но воля к победе заставляет его прийти в себя и нанести по врагу решающий удар, чтобы выйти из кабины совершенно здоровым.
    • Испытания — дальше Хиро таки получает заветное офицерское удостоверение, становится полноправным пилотом, участвует в войне, разгребает бытовые конфликты — в общем, становится мудрее и круче.
    • Мать — и самым тяжелым для него и Ноль-Два оказывается их противостояние с Итиго — командиршей отряда и подругой детства Хиро, из извращенной логики пытающейся сплавить его подальше от фронтовых опасностей в тыл. В конечном счете их вражда приводит к тому, что отряд лишается Ноль-Два перед крупной наступательной операцией — но Хиро удается заставить начальницу смыть свою вину кровью в следующем бою и помочь вернуть Ноль-Два в отряд.
    • Отец — покровитель отряда и создатель Ноль-Два генерал Вернер Франк. Неприятный и жестокий человек, проводивший эксперименты над детьми и приведший к власти диктатора Папу совершенно не похож на того обаятельного придурковатого старика, к которому привыкли пилоты — и Хиро не может простить генералу его эксперименты над Ноль-Два. Тем не менее, в итоге именно он убеждает Хиро вернуться в строй после потери Ноль-Два и назначает героев на последнюю миссию в качестве операторов супероружия, которое должно изменить ход войны.
    • Победа — Битва с Родичем это последнее сражение с клаксозаврами, которые оказываются боевыми машинами древней земной цивилизации клаксо-сапиенсов. Битва с Драконом — уже победа над врагами всех землян VIRM — коллективным разумом псиоников из далекого космоса, желающим поглотить души людей и клаксо-сапиенсов.
    • Возвращение — нетЪ. Хиро и Ноль-Два погибают в последнем бою, уничтожив врага ценой своей жизни. На Земле после войны им делать решительно нечего, да и в том, чтобы погибнуть после победы, они не видят ничего плохого.
  • Пушечное мясо — рядовые пилоты серийных Франксов, чья задача — пафосно погибнуть в лавине клаксозавров, прихватив с собой в могилу двух-трёх экземпляров. Ручку на себя до упора тянут тычинки Стрелиции — Ноль-Два спокойно может израсходовать с десяток таковых за бой и продолжить пилотировать Франкс уже в режиме ярости, как ни в чем не бывало.
  • Разрыв канвы фанатами — многие фанаты не принимают серии с 16-ой по 24-ую, сделанные уже CloverWorks без участия Trigger, как из-за падения качества графики и анимации, так и из-за резкого перехода к ещё более мрачному тону повествования (собственно, если у Trigger чернуха была разбавлена ядрёной гашековщиной, то после их ухода CloverWorks начали снимать прямолинейную военную драму, сухую, как армейская галета). Да и внезапное объяснение действий APE проделками VIRM многим тоже оказалось не по душе. В принципе, у пятнадцатого эпизода действительно есть хорошая концовка, не обрывающая сюжет на полуслове, но такой вариант сильно смещает акценты сериала ещё дальше в строну неприкрытой милитаристской агитки.
  • Романтизм и Просвещение — описано с романтической стороны: идеи рационализма и утилитаризма превратили человеческую цивилизацию в глобальный концлагерь с номерами вместо имен и огромными массами населения, влачащими совершенно бессмысленное существование в виде безэмоциональных болванчиков, чья жизнь лишена всего человеческого. И напротив, герои-военные, живущие в мире крови, страстей и конфликта, в конце оказываются теми, кто строит новую, более справедливую цивилизацию на руинах старой. Юнгер и Саломон были бы довольны…
  • Рыцарь крови — сложная игра с тропом: таковыми до месяца жизни в заброшенных остатках Тринадцатой Колонии были Хиро и Ноль-Два, но в ходе преодоления бытовых трудностей начали поначалу задумываться о ценности обычной жизни и отношений вне контекста службы на «Стрелиции», а вскоре даже стали строить планы на жизнь после «окончательной победы» в войне… да вот только к концу они вновь возвращаются к своим старым взглядам и отправляются в космос на «Стрелиции Апус» воевать с VIRM без надежды на возвращение — в их представлении лучше сгинуть в бою молодыми, чем догнивать свой век без дела после войны.
  • Самоуверенный мерзавчик — жестокий и гнусный начальник военной полиции Альфа-9, хоть и косит под дружелюбного злодея, на деле напыщен, подл и завистлив, а его истеричные попытки нагадить Тринадцатому Отряду, уведя у них Стрелицию и Ноль-Два и арестовав экипаж «Дрока» посреди их свадьбы, не делают ему чести. Впрочем, как ни странно, его можно воспринимать и как антизлодея.
  • Сержант Кремень — двойная субверсия: поначалу Итиго позволяет себе поступки, несовместимые с честью мундира и сержантским званием (ладно ещё, не вмешаться в конфликт Мицуро и Футоси вокруг Кокоро (хотя поступок все равно подловатый), но активно способствовать конфликту вокруг Ноль-Два? Что за фигня, Итиго[8]?), но с течением сюжета растет над собой и в конце концов становится тем самым кремень-сержантом для Тринадцатых, готовой и полезть за своими бойцами в огонь и воду, и помочь Хиро отбить Ноль-Два у «Девяток».
  • Соперничество служб — военно-полицейский отряд «Девятки», находящийся под прямым руководством APE, не ладит с подчиненным Вернеру Франку отрядом 13-ой Плантации. Добавляет масла в огонь тот факт, что Франк своим решением фактически увел у «Девяток» их лучшего пилота Ноль-Два и перевел её на службу в 13-ый отряд. До мордобоя дело не доходит только потому, что что командир 13-ых Итиго, что Альфа «Девяток» все же блюдут офицерскую честь и стремятся относиться друг к другу предельно уважительно (это, впрочем, не мешает Альфе греть паранойю Итиго насчет Ноль-Два своими рассказами о её службе в «Девятках»).
  • Снобы против жлобов — снобы-«Девятки» — серьезные и дисциплинированные «цепные псы» Папы в суконных белых мундирах с аксельбантами и кожаных сапогах против жлобов-«Тринадцатых» — отпускающих грубые шутки и не чуждых нарушениям дисциплины раздолбаев в серых кителях и простых туфлях. Туда же и начальство обоих отрядов: если Папа напускает на себя торжественный пафос и предпочитает носить шитую золотом белую мантию и пафосную митру с маской верховного жреца, то Франк — не скрывающий своего настроя похабник и стебушник, довольствующийся генеральской шинелью, наброшенной на обычную гражданскую одежду XX века. Сериал явно на строне «Тринадцатых», но в целом как благородные люди, так и весьма несимпатичные личности есть и там, и там.
  • Темнее и острее — от серии к серии и без того невесёлый тон всё мрачнеет и мрачнеет, причём после 15-ой серии атмосфера из просто мрачной становится откровенно гнетущей. Впрочем, концовка, несмотря ни на что, оптимистичная.
    • Да и сам этот сериал по сравнению с предыдущими крупными работами Trigger: что светло-антифашистского Kill la Kill, что мило-сказочной Little Witch Academia.
  • Тёмная техника — именно в такой эстетике выполнены все технологии клаксо-сапиенсов: оружие, сооружения и военная техника (в лице клаксозавров). А вот VIRM предпочитают гигеровскую биомеханику.
  • Тяжёлое детство — любой пилот Франкса с детства воспитывался как очередной боец для бесконечной войны человечества с клаксозаврами, но ручку на себя до упора тянет Ноль-Два, изначально созданная ученым-изувером Вернером Франком для удовлетворения своего неуёмного научного интереса. Собственно, то, что после жизни в одиночной камере и жестоких опытов она стала всего лишь дружелюбной антизлодейкой, а не неадекватной маньячкой — уже немного странно. А вот на фронте у героев (которым на момент событий по 16-17 лет) дела сложились совершенно по-разному и если какому-нибудь Мицуро действительно не позавидуешь, то Хиро, напротив, нашел себя на войне (сильно не без помощи Ноль-Два, но без неё он бы и на фронт не попал, что по его мнению — участь хуже смерти.)
  • Умер с помпой — Хиро и Ноль-Два. Самоубийственная атака — это круто само по себе. Но самоубийственная атака на мехе размером со спутник Марса с целью уничтожения вражеской планеты — уже эталон тропа.
  • Уставщина/Пнуть собаку — суть ареста Мицуру и Кокоро «Девятками» и взрослым вспомогательным военным персоналом посреди их свадьбы, происходящего уже после завершения боевых действий в остове разрушенной в последнем бою Плантации. Мотивация одна — показать тринадцатым и их покровителю Вернеру Франку, что каким бы особенным ни был их отряд, «Девятки» всё равно главнее.
  • Ушёл достойно — как ни парадоксально, «Девятки» и их начальник Альфа-9 в последних эпизодах. Да, тот же Альфа сделал тринадцатым немало гадостей, но именно он в последнем бою решает стать для Хиро вторым пилотом, чтобы доставить его до «Стрелиции Апус» к Ноль-Два и дать им возможность завершить войну землян с VIRM раз и навсегда[9]. Стоит ли говорить, что этого боя белобрысый фельджандарм не переживает?
  • Фансервис: бессмысленный и беззубый. Пилоты сидят в кабине раком, зачем это нужно никто так и не объяснил. Хотя, обычно если уж такие дизайнерские решения используются, какой-никакой обоснуй к ним прилагается (смотри тот же Даймидалер). И при всех попытках тыкать зрителю в нос сиськами Ноль-Два, для персонажей самым дерзким и запретным поступком большую часть времени является поцелуй[10]. Да, под конец был и секс (не у главных героев: те девственниками так и померли), но целиком за кадром. Складывается ощущение что планировали зачин на этти[11], но потом неожиданно пришлось понижать возрастной рейтинг. Зато крайне сомнительную службу он всё-таки сослужил: оттолкнул от неплохого в целом сериала огромное количество народу, а для многих несмотревших поставил на нем ярлык «это для озабоченных».
  • Хороший парень — напарник Итиго Горо и артиллерист отряда Футоси. Из девушек с натяжкой подходит разве что Кокоро и то, бросить Футоси ради Мицуро чисто за ради интереса? Что за фигня, Кокоро[12]?
  • Хэппи-энд: внезапно, да. VIRM нейтрализованы, APE и Франк получили по заслугам, цивилизация Плантаций уничтожена, а бывшие Паразиты основали на принесенных ими с войны фронтовых ценностях новую, куда более живую и справедливую, да и Ноль-Два с Хиро получили, что хотели: погибли в последнем бою последней войны (да, это тот случай, когда смерть героя является для него предпочтительным концом).
  • Чёрно-чёрный конфликт — конфликт ученого-садиста Вернера Франка с управляющим Плантациями советом APE. Франк во многих других произведениях сошёл бы за полное чудовище: он не только принимал участие в жестоких экспериментах над детьми, но и помогал APE создавать армию несовершеннолетних солдат на пушечное мясо, не стесняясь при этом использовать стирание памяти и медицинские процедуры с огромным процентом смертности. Только вот APE намного хуже — они давно продались инопланетной сверхцивилизации VIRM, собирающейся уничтожить Землю и поглотить души её обитателей. На серо-черный не тянет по одной причине: это не даже конфликт антизлодея со злодеями, это конфликт заигравшегося в Бога отморозка с полными чудовищами.
  • Чёрно-серый конфликт — если брать глобально, что есть APE, а есть все остальные. Среди остальных есть кто потемнее (Франк, Альфа-9, Ноль-Два), есть кто посветлее (Хиро, Хати, Дзоромэ), есть не «тёмные», но просто неприятные (Итиго, Кокоро, Мицуру, Нана, Мику), иногда попадаются и «светло-серые» (Горо и Футоси).
  • Штабная крыса — субверсия с Наной. Поначалу кажется, что эта въедливая бюрократка, словно сошедшая со страниц сатирического антивоенного романа, именно сабж. Но потом оказывается, что они с Хати в прошлом — не только боевые офицеры, но и «однозначные» пилоты, в свое время превышавшие по рейтингу всех своих подчиненных, кроме Ноль-Два.
  • Эликсир бессмертия — процедура получения бессмертия, созданная Франком, действительно дает человеку возможность жить, пока его не убьют, но с несколькими нехорошими побочками: бессмертие сразу же отбирает способность к продолжению рода и медленно, но необратимо — половое влечение и остальные эмоции, превращая человека в бездушного болванчика. Неудивительно, что сам Франк таким бессмертием не пользуется, предпочитая мало-помалу превращать себя в киборга по мере отказа органов.
  • Я умираю, мне всё можно — к такой философии пришла Ноль-Два: если её судьба как пилота — гибель в бою, то почему бы не наслаждаться жизнью, пока есть такая возможность?

Примечания[править]

  1. Сходство как с постерами NGE и TTGL, так и с групповыми портретами солдат Вермахта, судя по всему, не случайное.
  2. А смотревшие фильм «Капитан» («Der Hauptmann»), вышедший за пару месяцев до «Франкса», могут заценить и сходство Альфы с ГГ фильма Вилли Херольдом (только если Херольд просто хорошо вжился в придуманную им роль «личного порученца фюрера», пришедшего наводить в рушащихся тылах порядок, то Альфа по жизни козёл).
  3. Но финал позволяет и альтернативную трактовку: через сотни лет они вновь реинкарнировались в телах двух детей, но и VIRM нельзя убить полностью, поэтому борьба героев с VIRM будет продолжаться вечно.
  4. Которое где-то с 11 эпизода начинает стабильно преобладать над её типичным веселым раздолбайством.
  5. Ну, как получила. Выдрала клещами из лап военной бюрократии — так, пожалуй, точнее будет сказано.
  6. Плюс существует (отдающая СПГС) фанатская теория, согласно которой Синдзи — деконструкция бравого солдата Швейка, а Хиро — реконструкция кадета Биглера.
  7. Впрочем, к этому есть одно препятствие: Киль изначально был основан на австрийском естествоиспытателе и яром нацисте Конраде Лоренце, вплоть до того, что носил его имя в Proposal.
  8. Нет, никто не спорит, что агрессивная раздолбайка Ноль-Два ни разу не невинная овечка и в тот раз поставила под угрозу безопасность отряда, пойдя набивать фраги вместо выполнения боевого задания, но задача сержанта — сглаживать противоречия в отряде, а не разжигать их.
  9. Что характерно, абсолютно в его характере: несмотря на крах режима APE, он остаётся военным полицейским, а значит обязан обеспечивать нахождение солдат на фронте. А то, что делает он это, не борясь с дезертирством, а отправляя бойца на фронт своими силами — так правила игры сильно поменялись.
  10. В этом конкретном плане: так-то они в ангар вламывались с оружием, и отбивали мех и пилота у другого отряда и даже свадьбу сыграли чуть ли не на глазах военной полиции.
  11. Каковым, в целом, был предыдущий крупный проект студии, Kill la Kill: но там облие сервисоты было обосновано сюжетом и сеттингом.
  12. В стратегическом плане это в конечном счете оправдалось тем, что Мицуро пересел на требующий куда меньше активных телодвижений артиллерийский «Дрок», а Футоси, напротив, получил более сложный и интересный в управлении ударный «Хлорофитум», да ещё и с Икуно, у которой рейтинг выше, чем у Кокоро, который до этого усилиями маразматика Мицуро большую часть боёв откровенно простаивал. Но подлости поступка это не отменяет: Футоси ради Кокоро был готов в лепешку расшибиться.
Eye2.png

Darling in the FranXX входит в серию статей

Аниме

Посетите портал «Аниме», чтобы узнать больше.