Штрафники

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
«
Считает враг: морально мы слабы —
За ним и лес, и города сожжёны.
Вы лучше лес рубите на гробы —
В прорыв идут штрафные батальоны!

»
— В. С. Высоцкий, «Штрафные батальоны»

Как во время войны поступить с преступником или правонарушителем? Можно устроить «показательные казни и военных, и гражданских» — а можно, дав оружие, отправить в самое пекло боя и дать шанс кровью искупить свою вину.

Штрафники — это те, кто во время войны вместо любого другого наказания (тюрьма, казнь) отправлен в специальные воинские части, состоящие из таких же, как он. В штрафниках оказываются:

  • Солдаты и офицеры, струсившие и запаниковавшие во время боя, сдавшиеся в плен (но сумевшие позднее бежать) или отступившие без приказа;
  • Военнослужащие, совершившие обыкновенные преступления. Воры, мародёры, убийцы и т. д. и т. п. «Залёт» может быть любым: в зависимости от специфики войны и конкретной армии, в штрафной части может оказаться и офицер или рядовой, попавшийся вышестоящему начальству в пьяном виде, не поприветствовавший как должно, распустивший руки или вздумавший сбегать в ближайшую деревню к бабе или за самогоном и прозевавший поверку — и конченный урод и садист, в отношении которого трибунал вдруг решил: «А зачем на него будем тратить пулю мы? Пусть потратит противник!»
  • Обычный уголовник из тюрьмы или лагеря, в личном деле которого при нехватке «пушечного мяса» появились один за другим два штампа: «Амнистирован» — «Мобилизован». Последние, впрочем, обычно оказываются в рядах частей, не являющихся штрафными — но командование в курсе, с каким контингентом имеет дело.

В реальной жизни возможны и пересечения.

В штрафные части в различных сеттингах отправляют:

  • «До искупления вины». Такой подход — самый старый: первые сведения об «искупающих вину кровью» относятся аж к Древнему Египту. Единственный шанс покинуть ряды штрафников тут — совершить подвиг;
  • На время. Более-менее реалистично, и такой подход, к примеру, использовался во время Второй мировой войны. Да, при совершении подвига[1] или ранении в бою штрафника восстанавливали в правах — но обычно достаточно просто выжить в течение определённого времени.
  • Навсегда. Такое обычно описывается в самых жестоких сеттингах, подчёркивая бесчеловечность войны: ошибку исправить нельзя, раз наказанный навсегда остаётся «пушечным мясом». Совершай подвиги хоть три раза на дню — ты навсегда штрафник:
«
Это особая фича — уметь стрелять,
Как особая карма — жить войной,
И не дослужиться, не убежать
От печати «Пожизненный рядовой».

»
— Кошка Сашка — «Небесный штрафбат»

Статус штрафников в различных произведениях может быть как официальным (когда командование точно определяет, кого, за что и на сколько отправлять в штрафные части), так и не вполне официальным — когда командир воину, совершившему что-то недозволенное, говорит: «Молодец. Но завтра в атаку пойдёшь первым — и постарайся не вернуться!»

В мирное время аналогом штрафников является контингент дисциплинарных частей — солдаты и курсанты, совершившие преступления небольшой тяжести (самовольное оставление части, неуставные отношения и прочая специфически армейская мелкая уголовка). Направление в дисбат на срок до трёх лет для них — замена лишения свободы. Но поскольку в мирное время держать военные части с, по сути, тюремным режимом довольно затратно и неудобно, количество дисциплинарных батальонов постепенно сокращается. Многие страны бывшего СССР, где дисбаты были предусмотрены ещё по советскому законодательству, от них вообще отказались.

Примеры[править]

Литература[править]

  • «Баллада о штрафном батальоне» Е. Евтушенко — немецкий обер-лейтенант знает, что против него готовится атака штрафников, но рассчитывает распропагандировать бойцов и убедить их сдаться. Штрафники, впрочем, воплям хиви (сам Евтушенко этого слова не то не знал, не то считал его малоизвестным и непонятным читателю, поэтому в тексте самой баллады коллаборант значится как «полицай») в рупор только радуются: пока агитируют — обстрела не будет, можно немного отдохнуть. А утром штрафбат ворвался в окопы — и немцам стало плохо.
  • «За Императора» С. Митчелла (сеттинг Warhammer 40,000) — одно из первых дел комиссара Кайафаса Каина, назначенного в свежесозданный вальхалльский полк, собранный из недобитков двух других полков, было связано с разбирательством грандиозной драки c поножовщиной между гвардейцами и экипажем транспортного корабля. Каин своей волей назначил виновных в «пожизненные добровольцы» на самые опасные миссии.
  • «Обитаемый остров» А. и Б. Стругацких — каторжники-«воспитуемые»/«блицтрэгеры»[2], которых Страна Отцов вдруг решила использовать в качестве пушечномясных войск первой линии, которые бы расчищали своими тушками минные поля, ловили вражеские боеприпасы ну и, при большой удаче, сами бы нанесли врагу какой-никакой урон. Тактика применения основана на том, что у Страны Отцов со времён неудачно закончившейся мировой войны (внезапно перешедшей в термоядерную, покончившую с довоенным миропорядком) сохранилось множество устаревших танков (которые даже патриот Гай Гаал характеризует как «хлам имперский»), в которые можно запихнуть наскоро обученный экипаж из бывших каторжников и отправить в зону, где заложены ядерные фугасы, подстёгивая излучением. Развивать успех и всерьёз бить хонтийцев должны были уже нормальные войска на танках типа «Вампир» («Идеальная герметика. Термический барьер до тысячи градусов. Десять машин в сутки[3]»). Правда, Странник, циничная сволочь, предупреждает: ресурсов для наступления хватит дней на десять — но разве это повод отказываться от великих планов? Про то, что психотронное оружие превратит в фанатиков не только штурмовиков, но и обороняющихся хонтийцев, тоже вспоминать неудобно.
  • «Песнь Льда и Пламени» — Ночной Дозор, орден боевых монахов, охраняющий северные границы Вестероса от набегов Одичалых и гипотетического (но на страницах эпопеи становящегося все более реальным) нашествия Иных, комплектуется в том числе и из отправленных на Стену в качестве наказания или ссылки преступников или опальных дворян.
  • «Последний кольценосец» К. Еськова — Итилиенский полк принца Фарамира формировался по принципу «хоть прямо из-под виселицы». И действительно, часть бойцов в нём оказалась со смертным приговором за плечами: Ранкорн, бывший лесник, потом сначала вигилант, а затем разбойник; Тангорн, бывший разведчик, пытавшийся предотвратить войну с Мордором и обвинённый в измене…
  • Творчество Свена Хасселя, бывшего датского солдата Вермахта, посвящено как раз полуавтобиографическим похождениям автора в штрафбатальоне.
  • «Эра милосердия» братьев Вайнеров — Шарапов был командиром штрафной роты, а Левченко — уголовником, который за ранение был представлен к снятию судимости. Но документы сгорели, и какой-то «тыловой» чин направил Левченко обратно в штрафную роту. Тот слово-за-слово, и вместо этого вообще отправился назад в тюрьму с новым сроком. По пути сбежал и присоединился к банде «Чёрная кошка», где однажды увидел Шарапова… В экранизации «Место встречи изменить нельзя» фронтовые эпизоды из воспоминаний Шарапова не показали — оставили только рассказ Левченко.

Музыка[править]

  • В. С. Высоцкий — минимум дважды:
    • «Штрафные батальоны». Песня известна настолько, что в комментариях не нуждается.
    • «Все ушли на фронт» — именно про ситуацию: «Амнистирован — мобилизован». «Нынче все срока закончены, а у лагерных ворот, что крест-накрест заколочены, надпись: „Все ушли на фронт“».
  • Кошка Сашка (А. Павлова) — «Небесный штрафбат»: даже там, где воюют ангелы, есть свой штрафбат.
  • «Комиссар» — «Дисбат». Герой сбежал из части (причём с поста часового) повидаться с девушкой, да ещё почти перед самым дембелем. Военный суд прекрасный порыв солдатской души оценил по-своему, и служить пришлось куда дольше.

Кино[править]

  • «Грязная дюжина» — собственно, та самая заглавная «дюжина»: отряд из двенадцати самых отпетых преступников-военнослужащих американской армии, приговорённых к смертной казни или длительному (20-30 лет) заключению. Среди его членов — убийцы, насильники, мародёры, даже один бывший мафиози затесался. И отправляют их всех на особо опасное задание в немецком тылу, шансов вернуться с которого у них почти нет. Так и есть: из двенадцати бывших заключённых с задания возвращается один, остальные погибают.
  • «Гу-га» — не слишком исторически верный фильм про штрафную часть. Главный герой, молодой лётчик, оказался в рядах штрафников из-за того, что слетал в самоволку к своей любимой девушке во время войны. Название фильма — от слуха о том, что, якобы, штрафникам во время войны было запрещено в атаке кричать «Ура!» — и они заменяли это невнятным криком: «Гу-га!»
  • «Обитаемый Остров» (экранизация одноимённого романа братьев Стругацких) — именно та самая сцена, где заключённых прогоняют через чиновников, которые, не глядя, шлёпают по документам штампами: «Амнистирован» — «Мобилизован». Максиму тут надо было лишь улыбнуться и попросить, чтобы его записали именно в ту роту, куда направили его друзей («Брат у меня там») — и усталая и задолбанная жизнью и службой чиновница пошла навстречу красивому парню и вписала в документы именно нужные сведения.
  • «Утомлённые солнцем 2» — так как весь фильм — один большой сборник дурных штампов антисоветской клюквы, то, разумеется, в нём не обошлось и без весьма карикатурных штрафбатов, называемых в сюжете «чёрной пехотой» (намёк на то, что вместо зелёной униформы «чёрные пехотинцы» будут воевать в чёрной гражданской одежде). Набирается оная пехота из проштрафившихся красноармейцев, амнистированных уголовников и попавших под подозрение бывших военнопленных и жителей оккупированных территорий, вооружается черенками от лопат и прочим дубьём и посылается в сторону противника для траты им боеприпасов перед штурмом его позиций нормальными войсками, а также получением доказательств военных преступлений нацистов.

Телесериалы[править]

  • «Штрафбат» — весьма странная советская штрафная часть: названа «штрафным батальоном», но личный состав её — не из разжалованных офицеров (как положено), а из заключённых, пополам уголовников-рецидивистов и «политических», плюс немного проштрафившихся рядовых. И руководит ею «бывший» майор, сам являющийся осужденным «штрафником», чему даётся весьма слабый обоснуй в виде «нехватки кадровых офицеров».

Настольные игры[править]

  • Warhammer 40,000 — многообразны:
    • Имперские штрафные легионы. Разнообразны, в диапазоне от пушечного мяса, идущего в бой под угрозой взрыва ошейников с радиоуправлением на шее, до высокомотивированных штурмовиков и спецназа, искупающего вину в бою.
    • Корпус Смерти Крига. Формально — и близко не штрафники. Но сами бойцы частей этого корпуса считают, что искупают в бою грех своих предков, восставших против Империума — и потому стремятся к геройской смерти, а на самих себя плюют. Редкий случай, когда комиссарам приходится удерживать гвардейцев от самоубийственных атак, а не посылать в них под угрозой расстрела на месте.
    • Sisters Repentia — штрафные части Adepta Sororitas, неармейской военной организации в подчинении Экклезиархии. Как и в предыдущем примере, фанатично верующих в Императора сестёр не нужно принуждать искупать свои грехи, реальные или кажущиеся — они сами идут в отряды репентий, если полагают, что собственный недостаток веры или некий проступок не искупить покаянием. Служба в этих штрафных отрядах — пожизненная, за исключением тех невероятно редких случаев, когда приставленная к отряду «комиссар»-Госпожа с нейрохлыстом решит, что грех искуплён или же сестра-репенция таки не стала живой святой, вероятность первого чуть выше второго. Сёстры-репентии отличаются достаточно минималистичной одеждой — в бой они идут без всякой брони, прикрываясь от ударов врага лишь верой в Императора. В качестве оружия используют эвисцераторы (двуручные пиломечи, усиленные силовым полем), излюбленное оружие фанатиков Экклезиархии.
    • Наказующие Машины (Penitent Engine), включая «Мортифкаторы» (Mortifier) и «Анахореты» (Anchorites) — у тех же Adepta Sororitas, штрафбат из накосячивших по-крупному церковников (в двух последних случаях — конкретно проштрафившихся Sisters Repentia), обрекающий наказанных на постоянные муки внутри пыточной машины являющейся частью боевого меха.

Видеоигры[править]

  • Command & Conquer: Red Alert 3 — судя по фразам советских гранатомётчиков, набирали их где-то в ближайшем филиале GULAG.
  • Hearts of Iron IV — после обновления «No Step Back», СССР, вместе с одним из крупнейших древ фокусов в игре, обзавелся особым шаблоном штрафников, имеющим крайне ужасные боевые характеристики, но и не менее маленькие требования к снаряжению.
    • The New Order: Last Days of Europe — у Чёрной Лиги, воплощающей в себе всю американскую клюкву о «злобных советских милитаристах», наличествуют и штрафбаты, называемые Искупительными Бригадами, в которых служат как проштрафившиеся солдаты Лиги, так и перевербованные военнопленные. При Карбышеве (ставшем марионеткой клики очень нехороших лиговских офицеров) их использовали… ну, примерно как михалковскую «чёрную пехоту», но с приходом ко власти Язова ситуация поменялась в лучшую сторону и теперь бойцы Искупительных Бригад даже могут быть приняты в обычные линейные подразделения Лиги.
  • Valkyria Chronicles 3 — 422-й взвод Галлийской армии: особое подразделение, комплектуемое проштрафившимися военными, преступниками и просто теми, от кого военное руководство Галлии хотело избавиться. Официально в армии Галлии нет такого отряда, а неофициально он подчиняется армейской разведке и выполняет самые опасные поручения, включая те, о которых никому знать не положено. «Рекрутированный» в 422-й взвод боец лишается имени: впредь к нему положено обращаться только по номеру, отсюда и неофициальное название отряда, «Безымянные». Также отличаются особой военной формой чёрного цвета и своеобразным отношением к армейской дисциплине внутри отряда — поскольку 422-го взвода официально не существует, бойцы могут вести себя как угодно, пока выполняют приказы вышестоящего начальства.

Реальная жизнь[править]

  • В австро-венгерской армии из осужденных за браконьерство набирались отряды карателей-штрафуни.
  • В РККА во время Великой Отечественной существовало несколько типов штрафных частей:
    • Штрафные батальоны — обычно по одному на фронт. В них отбывали наказание офицеры.
    • Штрафные роты — по 5-10 на армию (каждый фронт состоял из нескольких армий). В них отбывали наказание рядовые и сержанты.
    • Штрафные эскадрильи — то же самое, но для лётчиков. За всё время войны существовало в количестве не более 3 штук: обычно провинившиеся лётчики отправлялись отбывать наказание в пехотные части.
    • Штурмовые стрелковые батальоны. На тормозах, поскольку туда обычно отправляли тех военнослужащих, кого формально обвинить не в чем, но кто находился под подозрением. Прав и званий не лишались.
  • Нацистские силовые структуры (Вермахт и Войска СС) тоже имели ряд штрафных подразделений:
    • Зондерабтайлунги — появились ещё до войны, как подразделения, в которых служили призывники, до службы имевшие проблемы с законом. В ходе войны были переорганизованы в полевые зондербатальоны с теми же функциями. Также в рядах зондерабтайлунгов и зондербатальонов могли оказаться обычные солдаты других частей за дисциплинарные провинности
    • Штрафбатальоны (аки «500-ые батальоны») — да, почти по-советски названные формирования для солдат, осужденных за уголовку.
    • Беверунгструппе (аки «999-ые батальоны») — подразделения Вермахта, набранные из обычных, гражданских уголовников. В Африке таких накопилось на целую 999-ую лёгкую дивизию. Набирали туда в том числе и политических, поэтому многие бойцы этих подразделений стабильно пополняли ряды антифашистского подполья в странах дислокации.
    • 500-ый егерский батальон Войск СС — собственно, даже по названию понятна перекличка с «500-ыми батальонами» Вермахта. Тем не менее, полноценным штрафбатом именно СС не являлся — большая часть собственно эсэсовцев там была добровольцами, а перекличка в названии объяснялась тем, что в него шел набор и добровольцев из все тех же «500-х частей».
    • Команда Дирлевангера (собирательное название для постоянно расширявшейся воинской части, которой командовал доктор Оскар Дирлевангер, и успевшей последовательно побывать «браконьерской командой», «зондеркомандой», «зондербатальоном», «штурмовой бригадой» и, наконец «36-ой ваффен-гренадерской дивизией») — пример провального применения тропа. Изначально сформированная в составе Войск СС по инициативе помянутого Дирлевангера, отметившегося как неплохой офицер в Первую Мировую и на постгерманских горячих точках, команда должна была служить рейховским эквивалентом помянутых штрафуни — подразделением охотников на партизан, набранным из бывших браконьеров, и поначалу этой задумке даже соответствовала (сами браконьеры служили рядовыми, на посты фюреров и унтерфюреров были набраны командиры СС с историей дисциплинарных взысканий). Но потом непомерные амбиции Дирлевангера привели к тому, что команду неоднократно расширяли за счет всяческой маргинальной публики (узников нацистских концлагерей и специальных тюрем НСДАП, СС и Вермахта, осужденных на принудительное лечение пациентов психбольниц, проштрафившихся бойцов обычных подразделений СС, восточноевропейских и азиатских коллаборантов), что в итоге привело к тому, что она окончательно превратилась в шайку неуправляемых отморозков, годных только на то, чтобы кошмарить мирное население. Грабежи, изнасилования, убийства, самовольные карательные акции, использование гражданского населения в качестве живого щита и прочие военные преступления сделались привычным времяпрепровождением бойцов отряда, а его действия подвергались со стороны регионального командования СС такой критике, что от роспуска его спасала только давняя дружба Дирлевангера с начальником Главного Управления СС Готтлобом Бергером. Боевая эффективность окончательно превратившейся в монстр Франкенштейна (или уже впору говорить «монстр Дирлевангера»?) из штрафбатов, коллаборантских частей и приданных подразделений Вермахта дивизии тоже неуклонно падала, пока к концу войны потерявшее почти весь личный состав подразделение не было признано небоеспособным.
  • 21-й специальный батальон ВС Финляндии — куда более успешный проект по реабилитации преступников в армии за авторством Никке Пярми. В отличие от Дирлевангера, Пярми согласился пожертвовать количеством ради качества, очистил батальон от откровенного сброда и смог превратить его в хорошую боевую часть, вполне справлявшуюся с заявленной задачей.

Примечания[править]

  1. Из-за этого в РККА существовал среди командиров феномен «орденов, которые носить неприлично». Таким был Орден Славы: им могли наградить рядового, сержанта, старшину, младшего лейтенанта-лётчика (если не награждать младлеев — то лётчикам орден был бы вообще не положен: шансов заработать орден у рядовых и сержантов из аэродромной обслуги был практически нулевым). Но если он красовался на груди хотя бы лейтенанта любого другого рода войск, кроме авиации — это однозначный сигнал: этот человек был в штрафном батальоне и, лишённый на время звания, заслужил орден именно там. Бывшие штрафники, вернувшиеся в обычные части, не стремились афишировать этот эпизод своей биографии.
  2. «Носители молнии» — в книге, начиная со второй редакции, землянин Максим был этническим немцем по фамилии Каммерер (хоть и жил в районе Ленинграда — но в коммунистическом будущем на это, видимо, никто не обращал внимания), который иногда припоминал родной язык. Конкретно это название он дал штрафникам сам — по символу в виде молнии на форме.
  3. Если сутки на Саракше сходны по продолжительности с земными — то Страна Отцов более чем крута. 10 машин в день — это примерно 3600 в год. СССР на пике могущества мог выдать примерно 2000-3000 новых танков за год. Похоже, Страна Отцов сохранила все промышленные мощности погибшей империи… или просто тупо кинула ВСЕ ресурсы в предстоящую войну.