Химическое оружие

Материал из Викитропов
Перейти к: навигация, поиск
« — Говорили дураку: учи химию, учи химию — казнился капитан. — Нет, только одно знаю: зарин, зоман, иприт, люизит, кожно-венерического воздействия. »
— М. Успенский
Противогаз — штука полезная, но помогает он вовсе не от любой «химии» (см. ниже).

Люди всегда славились двумя вещами: любознательностью в постижении природы и изобретательностью в стремлении нагадить себе подобным. Сочетание этого дало нам такие вещи, как ядерное, биологическое или зажигательное оружие, например, а фантастам и этого мало, они ещё и мечтают о всякой там экзотике. Вот и вредоносность некоторых химических веществ было решено поставить на службу Марсу — сначала уже известных, а потом и специально для этих целей разработанных. Результат в итоге получился шокирующим, и в наши дни летальное химическое оружие запрещено применять (хотя иногда применяют).

Вообще «химическим оружием» можно назвать много чего: банальные яды из тех, которые подмешивают в еду или, скажем, в колодец, а то и наносят на клинки или стрелы. Вполне себе «химически» действует какая-нибудь неимоверно едкая кислота. Но в нашем мире термин «химическое оружие»[1] относится в основном к веществам, применяемым в боевых целях в виде газа или аэрозоля, о них дальше и пойдёт речь. Возможно, данной статье больше подошло бы название «Боевой газ» или «Боевые отравляющие вещества».

Немножко истории[править]

Пожалуй, началом химического оружия можно считать те далёкие времена, когда люди додумались кого-то откуда-то выкурить при помощи обыкновенного дыма, — а это, скорее всего, имело место ещё в каменном веке. Что бы ни горело, полученный дым обладает удушающими и раздражающими свойствами, так что если направить его в замкнутое помещение, тому, кто там находится, придётся либо выйти, либо задохнуться. Со временем люди, узнав о ядовитых свойствах серы и мышьяка, начали применять их для получения особо вредоносного дыма, мало-мальски эффективного на открытом пространстве. Во время Пелопонесской войны в V веке до нашей эры спартанцы, осаждавшие Афины, жгли под стенами города смолу и серу в надежде отравить и ослабить афинян перед очередным штурмом. В древнекитайских трактатах второго века до н. э. описан способ борьбы с обнаруженным вражеским подкопом под крепостные стены: туда накачивали мехами дым, ещё и не простой, а от сжигания ядовитых растений, чтобы подкопщики «больнее обстрадались». В средние века китайцы и корейцы часто ставили в голову дракона на боевом корабле «алхимический котёл» (по факту химический тигель) с поршневыми кузнечными мехами двойного действия с золотниковым клапаном.

В дальнейшем долго продолжалось примерно в том же духе — с переменным успехом применялись сера, мышьяк, негашёная известь, сурьма, канифоль, скипидар, ядовитые травы и тому подобное. Леонардо да Винчи предлагал при помощи требушетов обстреливать вражеские корабли мелкодисперсной смесью мела, сульфида мышьяка и ярь-медянки — с тем расчётом, что вдохнувшие подобную смесь задохнутся. И даже индейцы, на что уж дикари, а додумались — на Гаити испанских конкистадоров перед тем, как атаковать, предварительно забросали выдолбленными тыквами, начинёнными пеплом и молотым перцем. Прогресс химии в XIX веке привел и к появлению более эффективных отрав: Британская империя, например, использовала снаряды-вонючки с окисью какодила, летучим соединением мышьяка, и экспериментировала с другими подобными веществами.

На протяжении всех этих веков враждующие стороны время от времени договаривались такое безобразие друг против друга не применять — мол, armis bella non venenis geri, то бишь, «воюй оружием, а не отравой». Соглашения о недопустимости применения отравляющих газов были подписаны на Гаагских мирных конференциях 1899 и 1907 года… А третья Гаагская конференция, запланированная на 1915 год, попросту не состоялась — тогда как раз грянула Первая мировая война, запомнившаяся грандиозным прорывом в применении боевой химии.

Именно в эту войну, наплевав на все конвенции, не только массово применяли уже известные «естественные» отравы, но и разрабатывали совершенно новые вещества, специально предназначенные для массового поражения. Первыми были французы, обстрелявшие немцев ампулами с относительно безобидным слезоточивым газом, тогда уже применявшемся полицией. Потом взялись за обычные газы, используемые в промышленности: немцы просто распылили хлор из баллонов с подветренной стороны, французы, отдышавшись, залили в снаряды фосген и стали ими стрелять. Вояки с обеих сторон не удовлетворились тем, как эти отравы действовали на врагов, поэтому была развёрнута масштабная кампания по исследованию химического оружия. Военные и учёные задались целью сделать газы менее заметными, более быстродействующими и эффективными в условиях использования жертвами противогазов, и в итоге наизобретали поистине чудовищных веществ. Большая часть описанных ниже классов химического оружия были разработаны именно тогда — разве что кроме нервно-паралитических и психохимических. Применялось всё это активно и широко, став кошмарным символом Первой мировой.

Осмотрев плоды своих деяний, противоборствующие стороны ужаснулись. Особенно тому, что немалая часть жертв пришлось на ничего не подозревающих гражданских, в сторону которых просто подул ветер. Ещё тогда стало ясно, что химическое оружие не особо эффективно, хотя бы потому, что оно сильно зависит от погоды, а управлять ею не умеют и сейчас — ветер несёт газовое облако в сторону и хорошо если не обратно, а дождь запросто осаждает злобную химию в виде луж.

После Первой мировой вояки решили сбавить обороты, хотя время от времени химия применялась. Например, в Гражданскую войну в России как белыми, так и красными — вплоть до того, что иногда химическими снарядами стреляли за неимением других или просто не разобравшись в маркировке (по крайней мере, так оправдывались). Нагадили отравой и итальянцы в Эфиопии (1935), и японцы в Китае (1938). Во Вторую мировую нацисты побаивались использовать такое на фронте (хотя несколько раз по мелочи использовали), предпочитая травить газом узников концлагерей. Союзники были готовы пустить химию в ход, но так этого и не сделали. Советские химические танки, после расстрела Тухачевского, который уже имел опыт применения химического оружия, были все переделаны в огнемётные танки.

Да и в дальнейшем подобная отрава время от времени использовалась и в наши дни иногда используется — то американцами во Вьетнаме, то Саддамом Хусейном против иранцев или курдов. Прибегли к такому методу и террористы — зариновую атаку в метро 1995 года японцы нескоро забудут. Но в целом химическое оружие сегодня применяется в основном полицией — относительно «добрый» слезоточивый газ или, например, газообразное снотворное (так обезвредили террористов в на Дубровке в 2002 году, хотя из-за несвоевременного оказания помощи множество заложников тогда погибло именно от газа).

Просьба не добавлять в статью примеры с казнью при помощи газа. Оставим здесь пару упоминаний о самых заметных применениях. Ядовитые газы, довольно-таки банальные, использовали в своё время нацисты, отравляя неугодных «унтерменшей». Травили при помощи пестицида «Zyklon B»[2] или вовсе банального CO от выхопных газов «газвагена». В США газовая камера и сегодня остаётся одним из видов казни в ряде штатов — злодеев травят синильной кислотой. В середине 90-х было предложено вместо этого использовать обычный азот, которым просто заменяют воздух в камере (и даже какой-то штат, кажется, Алабама, такое взял на вооружение, но пока не нашлось на ком применить). Во-первых, казнимый не чувствует никакого запаха (циан не то чтоб неприятно воняет, но представьте, каково это — осознавать, что вот она, смерть пахучая, и инстинктивно задерживать дыхание ради каких-то секунд жизни). Азот даже чувства удушья не вызывает: жертва просто вдруг теряет сознание и мирно задыхается. Во-вторых, бывали случаи утечки синильной кислоты из камеры, из-за чего травились сами тюремщики, азотом же так просто не отравишься — смерть от него представляет собой удушение, а не отравление. Так или иначе, такие примеры просьба приберечь для статьи «Смертная казнь», которую здесь когда-то да напишут.

Каким оно бывает[править]

Попробуем объяснить «на пальцах», чтобы было понятно даже людям, далёким от химии и биологии. Химическое оружие классифицируется по принципу действия на организм, и вот каким это действие бывает:

  • Нервно-паралитическое. Эти яды блокируют выработку фермента, отвечающего за разрушение отработанных нейромедиаторов — веществ, передающих нервный импульс. В результате ткани не могут расслабиться, возбуждение всё нарастает, в итоге происходит перенапряжение и спазм (смерть обычно наступает от паралича дыхательных мышц). К таким ядам относятся знаменитый зарин[3] (он же GB), VX или тот же часто поминаемый в последнее время «Новичок».
  • Кожно-нарывное. Вещества-везиканты, подобные тем, какими стрекаются медузы, крапива или борщевик, только куда сильнее. На участках тела, контактировавших с этим веществом, образуются чудовищные химические ожоги. Хуже всего — если это вдохнуть, тогда приходит в негодность дыхательная система, и жертва попросту захлёбывается кровью. Пример — знаменитый иприт[4], он же горчичный газ. Использовались также его производные: кислородный и азотистый иприты, сесквииприт. Другим кожно-нарывным веществом является люизит.
  • Общеядовитое. По-английски называются понятнее: «кровяной агент». Эти вещества воздействуют на кровь, лишая её возможности переносить кислород. Пример — синильная кислота (та, к солям которой относится цианистый калий, чуть ли не самая известная отрава). Да и старый-недобрый угарный газ действует именно таким образом.
  • Удушающее. Ещё одни душители, только эти воздействуют напрямую на лёгкие, вызывая отёк, скопление жидкости и удушье. Даже искусственное дыхание не поможет, лишь сделает хуже. Хлор с фосгеном относятся именно к таким веществам. А хлорциан совмещает удушливое и общеядовитое действие.
  • Раздражающее. Лакриматоры, стерниты и алгогены — то бишь, слезоточивые, рвотно-чихательные и вызывающие болезненное раздражение кожи и слизистой газы, классы C, D и R, соответственно. Не настолько смертоносные, как описанное выше, так что используются по сей день как нелетальное оружие, в основном полицией. Нелетальное оно условно, случаи бывают разные: у кого-то аллергия, кто-то может захлебнуться рвотными массами. В Первую мировую применяли смеси раздражающего газа с удушающим — например, хлорпикрин использовали в паре с дифосгеном («Зелёный крест 1»). Дело в том, что хлорпикрин легче проникал сквозь тогдашние противогазы. Одуревший от острых ощущений солдат срывал противогаз в надежде подышать, — а снаружи его уже поджидал смертоносный дифосген. Первыми до такого приёма додумались немцы под Верденом в 1916, а потом такое применялось и против них. Кроме хлорпикрина (он же PS) к лакриматорам относятся CS (хлорбензальмалондинитрил), CN (хлорацетофенон) и CA (бромбензилцианид). Стерниты: DA (дифенилхлорарсин, Clark I), DC (дифенилцианарсин, Clark II) и DM (адамсит) — тоже, кстати, неплохо забиравшиеся под противогазы. Алгогены: CR (дибензоксазепин) и OC (капсаицин, он же «перцовый газ», кстати, получают его из натуральных красных перцев).
  • Психохимическое. Группа различных веществ, общих в том, что они воздействуют на центральную нервную систему, нарушая её работу и вызывая различные эффекты вроде временной слепоты и/или глухоты, галлюцинаций, приступа паники, дезориентации, провалов в памяти, ограничения двигательных функций и так далее. Самые известные — BZ (Агент 15, хинуклидил-3-бензилат) и тот самый LSD. Тоже задуманы в качестве нелетального оружия, по крайней мере напрямую они не убивают, ну а если вражеские бойцы перестреляют друг друга, приняв за розовых крокодилов, это уже их проблемы.
  • Кстати, к запрещённому химическому оружию относятся также вещества цитотоксического действия, нарушающие биосинтез белка в клетках, что приводит к клеточному некрозу и выражается в таких симптомах, как, например, тошнота, кашель, одышка и отёк лёгких (и это всё только при вдыхании). Наиболее известен среди подобных ядов рицин. В ПМВ подумывали и его использовать в качестве оружия массового поражения, однако он не очень удобен для этого. На всякий случай применение таких веществ в военных целях тоже запретили, так что рицин используется в качестве банальной киллерско-интриганской отравы — начинки для боевых зонтиков и писем в Белый дом.

Кроме того, военные использовали и другие яды, которые не входят в список Конвенции о запрещении химического оружия. Скажем, напалм или белый фосфор в первую очередь предназначены для зажигательного действия, а то, что они при этом ещё и ядовито дымят, это уже бонус. Видимо, так было и с применением в подобных целях серы — сначала при помощи неё пытались поджигать, а потом обнаружилось, что она ещё и ядовита. Напалм и фосфорное оружие запрещены к применению лишь против гражданских или в условиях, когда таковые могут пострадать — то, что произошло с Дрезденом в феврале и Токио в марте 1945 года, ужасает не меньше, чем ядерный ад, поглотивший Хиросиму и Нагасаки. К комбинированному зажигательно-химическому оружию относится также такая хтоническая экзотика, как трифторид хлора — газ, являющийся чрезвычайно сильным окислителем и вызывающий возгорание всего, что гореть не должно — воды, песка, бетона и инженеров-испытателей. Продукты сгорания при этом удушливы и общеядовиты: это хлороводород и фтороводород. В роли боевого газа производился нацистами (кем же ещё?).

Также упомянем дефолианты и гербициды, для человека напрямую не опасные, но уничтожающие растительность. Такое применяли во Вьетнаме американцы, чтобы партизанам было нечем питаться и негде прятаться. Сюда относится печально известный «Агент Оранж», но вообще было изобретено и применено много «радужных гербицидов» с названиями, напоминающими фамилии бандитов из фильма «Бешеные псы» — агенты Блу, Грин, Пинк, Пурпур, Уайт, названные так просто из-за цветовой маркировки контейнеров с ними. Гербицидная война подпадает под Конвенцию 1978 года о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду. Тем более, на практике оказалось, что эти вещества для человека вовсе не безвредны — «Оранжевый агент» содержал примеси диоксинов, сильнейших канцерогенов и тератогенов.

А ещё вполне себе химическим оружием можно назвать одоранты — вещества относительно безвредные, но страшно вонючие — например, гидросульфид аммония, пахнущий сероводородом и аммиаком одновременно[5]. Применяется в основном полицией для подавления беспорядков. Во Вторую мировую американцы разрабатывали для французского Сопротивления вещество под кодовым названием «Who Me», предназначенное для деморализации оккупационных сил нацистов (пахнет это примерно как фекалии, и запах этот напрочь въедается в одежду, что не способствует хорошему настроению), но в итоге решили, что это как-то несерьёзно. А израильтяне не так давно разработали газ «Скунс», с еще более мерзотным запахом; утверждают, что продукт натуральный и производится путем перегонки некой гнили и тухлятины.

Ну и скажем пару слов об агрегатном состоянии боевых отравляющих веществ. «Газами» их называют больше по привычке, потому, что большинство БОВ первого поколения (хлор, фосген, хлорциан) были газами. Практика показывает, что капельные, аэрозольные и ядовитодымные ОВ более контролируемы: они надольше оседают на поверхностях, их не так сносит ветер. Поэтому уже к концу ПМВ пошла тенденция заменять газообразные отравы менее летучими: фосген заменили жидким дифосгеном и твердым трифосгеном, а все ОВ, созданные под конец войны, уже жидкие. В настоящее время боевые отравляющие вещества делят на нестойкие (летучие жидкости и газы, точка кипения до 130 градусов), стойкие (малолетучие жидкости, точка кипения выше 130 градусов, и растворы твердых веществ в органических растворителях) и ядовитодымные (твердые вещества, применяемые в виде дымов). Ну и наконец, некоторые БОВ являются бинарными — то есть, хранятся в виде относительно безопасных прекурсоров, которые смешиваются непосредственно перед применением.

В искусстве[править]

Надо сказать, в искусстве химическое оружие часто изображают с ошибками — зачастую не то чтоб от незнания матчасти, а просто чтобы выглядело зрелищно, создавало драму и не тормозило развитие сюжета.

  • Часто голливудские боевые газы имеют вырвиглазный цвет (например, ядовито-зелёный). В запущенных случаях ещё и светятся. В реальности боевую отраву как раз старались лишить цвета, а в лучшем случае — и запаха, чтобы жертвы не успели вовремя надеть противогазы. Тот же грязно-зелёный и очень вонючий хлор слишком рано давал о себе знать. Поначалу это было как раз на руку: солдаты, завидев ползущее к ним зелёное облако, просто кидались наутёк и выпрыгивали из окопов, так как способов от него защититься не было, тем самым подставляясь под пулемёты. Но вскоре появились спасительные противогазы и потребовалось что-то менее заметное.
  • Нередко очень неправильно показано использование средств защиты. Так, от нервно-паралитического газа герои спасаются, просто надев противогаз (а то и вообще задержав дыхание). В реальности это не спасёт: такие вещества отлично всасываются через кожу, так что потребуется полный костюм химзащиты. В особо запущенных случаях противогаз спасает от иприта. Конечно, если этот ужас не попадёт в лёгкие, шансов выжить больше, но от полученных ожогов кожи всё равно придётся долго и мучительно лечиться.
  • Знаменитые платки, пропитанные мочой, в реальности помогают именно от хлора и бесполезны от большинства газов. Содержащийся в моче аммиак реагирует с хлором и, хотя получившиеся вещества (соляная кислота и нашатырь) тоже не особо полезны, всё лучше, чем дышать чистым хлором.
  • Противоядия действуют мгновенно. Только что герой умирал от какого-нибудь страшного VX, но тут ему вкололи полный шприц антидота (для пущей драмы прямо в сердце), и вот он уже бодр и полон сил, бегает и раздаёт пинки обидчикам. Нет, отравление так бесследно никогда не проходит, да и у самих противоядий те ещё побочные эффекты (чего стоит один тарен, вызывающий изменение сознания и жуткие галлюцинации).
  • Действительно бывают вещества, которые умеют просачиваться через резину противогаза, а то и просто её разъедают, но киношники стремятся наделить вообще любое химоружие какими угодно свойствами, лишь бы пострашнее было. Иногда по поводу голливудского «VX» возникает вопрос, зачем ему вообще нужны нервно-паралитические свойства, если жертвы до их действия просто не доживают, расплавившись вместе с противогазами.

Литература[править]

  • «La Guerre au vingtième siècle» Альбера Робиды, с иллюстрациями автора, являвшегося профессиональным художником, написанная в XIX веке — в числе прочего оружия армии XX века используют химическое оружие.
  • «Белая трость калибра 7,62» О. Неффа. Главный герой родился слепым из-за тератогенного (или мутагенного, хотя врачи утверждали, что генетика у отца в норме) эффекта: его отец был врачом во Вьетнаме и попал под американскую химическую бомбардировку. Слепота, впрочем, не мешает Мартину выступать каскадёром в автошоу, а затем научиться метко стрелять на звук.
  • «Война миров» Герберта Уэллса. Марсиане применяют против людей некий «чёрный дым», выстреливая снаряды с ним из чего-то вроде больших гранатомётов на своих треножниках. Газ вызывает мгновенную смерть при вдыхании, хотя становится безвредным при контакте с водой. Кстати, ядовитые свойства он приобретает, реагируя в воздухе с… аргоном (который вообще-то инертный газ и ни с чем не способен реагировать[6]). Роман написан в 1898 году, автор и не предполагал, наверное, что уже скоро человечество устроит себе химический ад безо всяких марсиан. Кстати, Орсон Уэллс в своей знаменитой радиопостановке 1968 года наделил чёрный дым ещё и способностью проникать сквозь противогазы.
  • «Гиперболоид инженера Гарина» А. Н. Толстого. Миллиардер Роллинг — «химический король», специализирующийся на производстве боевых газов. Показано применение сверхнового газа «Чёрный крест»[7] с дирижабля против американского флота.
  • Ремарку впечатлений от ужасов войны хватило на всю жизнь, и о газовых атаках он время от времени писал в красках. К примеру, в романе «На западном фронте без перемен» описан иприт, пострадавшие от которого «ещё несколько долгих дней умирают от удушья и рвоты, по кусочкам отхаркивая перегоревшие лёгкие».
  • Сага о Форкосиганах — в Барраярской империи химическое оружие любят, знают, производят, а в прошлом — ещё и применяли (в «Барраяре» Эйрил Форкосиган узнаёт солтоксин по запаху и вспоминает о неком Карианском мятеже, когда на его глазах люди выхаркивали лёгкие после атаки этим газом). Собственно, сам Майлз Форкосиган и родился болезненным карликом с хрупкими костями из-за того, что его мать во время беременности была отравлена солтоксином, и яд вместе с противоядием оказали тератогенный эффект.
    • Намного позже уже свежевыпущенный из академии лейтенант Майлз Форкосиган сталкивается с мятежом на военно-тренировочной базе, где в хранилище произошёл разлив другого вещества, обладающего ещё и мутагенным эффектом. Барраярцы панически боятся и ненавидят мутации, поэтому техническая команда даже под дулом нейробластеров отказалась идти и решать проблему.
  • «Ночь шрамов» — главный злодей первой книги похищал и убивал девушек с целью сделать из них легендарный эликсир "вино ангелов", многие горожане решили, что в городе завёлся сексуальный маньяк, но на самом деле он просто похищал тех кто оказался физически слабее, при размерах больше, чем у ребёнка, помимо прочего занимался разработкой химического оружия для применения против непокорных дикарей
  • «Трудно быть Богом» А. и Б. Стругацких — для эвакуации разошедшегося Руматы земляне сбрасывают на Арканар заряды с усыпляющим газом, усыпляя всё местное население. Проснулись ли в итоге все жители Арканара в романе не сообщают. До событий в «Норд-Осте» об этом читатели как-то и не задумывались, но вот после…
  • «Плутония» В. Обручева — российские путешественники используют импровизированное химическое оружие против местных гигантских муравьёв, чтобы вернуть похищенное снаряжение и припасы. Очень даже успешно — отравили весь муравейник.
  • Космоолухи — в системе безопасности мобильной микробиологической лаборатории штатно предусмотрена система, выпускающая некое БХК — страшное вещество, разлагающее любую органику на аминокислоты. Предполается, что в случае утечки кошмарного инопланетного микроорганизма из изолированных ёмкостей учёные героически пожертвуют собой, нажав на красную кнопку и уничтожив всё живое в блоке. Вот только начальник экспедиции давно заменил эту систему на обычный дымогенератор — потому что знает, с кем работает, и точно уверен, что какой-нибудь косорукий сотрудник кнопку случайно нажмёт.

Комиксы[править]

  • Некоторые злодеи во вселенной DC пользуются отравляющими газами — например Джокер или Пугало. Да и некоторые герои тоже — Найтвинг, например.

Кино[править]

(линк)

Отрывок из фильма «На западном фронте без перемен»
  • Очень часто встречается в фильмах про Первую мировую — эта война именно этим запомнилась, поэтому хоть какая-то газовая атака будет показана.
  • «Бэтмен» 1989 года — «Smilex», он же «Газ счастья», придуманный Джокером. Убивает оригинальным способом — жертва начинает неистово смеяться и в итоге умирает от удушья, а у трупа остаётся жуткая улыбка, подобная таковой у самого Джокера. Нечто похожее было в комиксах, но их выход пришёлся как раз на «серебряный век», когда градус насилия заставили сильно понизить, так что газ там был не настолько жутким и вообще не смертельным.
  • «Бэтмен Начало» — как и в оригинальных комиксах, Пугало против своих врагов использует газ, заставляющий их видеть свои самые худшие кошмары. И именно этот газ хотела применить «Лига теней» для уничтожения Готэма, чтобы заражённые жители от страха просто перебили друг друга.
  • «Двадцать восемь недель спустя» — военные травят зомбей при помощи нервно-паралитического газа, выглядящего как зловещий туман. Главным героям, попавшим под раздачу, хватает прикрыть лица тряпками.
  • «Мёртвый сезон» — злобный доктор, бывший нацист, разрабатывает газ RH, превращающий людей в послушных и безропотных идиотов, а советские разведчики пытаются его остановить.
  • «Последний киногерой» — злодей спрятал в тело убитого мафиози из конкурирующей банды бомбу с нервно-паралитическим газом, чтобы на похоронах устранить всю банду. Слэйтер обезвредил бомбу, выбросив труп в очень кстати находившееся рядом вязкое смоляное озеро.
  • «Скала», пожалуй, самый известный фильм, где фигурирует химическое оружие. Показанный газ заявлен, как VX, но почему-то светится зелёным, разъедает плоть жертв и даже не разлагается от горящего напалма, чего за реальным нервно-паралитическим газом не водится.
  • «У опасной черты» — посреди Великой Отечественной нацисты решили изобрести новейшее химическое оружие для применения на Восточном фронте, и главные герои, советские разведчики, отправляются в немецкий тыл с целью захватить образцы этого вещества и предъявить доказательства его разработки мировому сообществу, что остановит Германию под страхом ответного удара. Правда, не совсем понятно, на кой немцам понадобилось «новейшее» оружие, если они и старое-то боялись применять.
  • «Чудо-женщина» — оказывается, если заменить в иприте серу водородом, газ приобретает чудесные свойства и начинает скукоживать противогазы, лопать стёкла, ещё и взрываться. В общем, фильмы по комиксам смотрят не ради высокой научности.
  • «Шерлок Холмс» (2009) — злодеи запланировали отравить парламент ядовитым газом при помощи шизотехнического вида машины, ещё и на дистанционном управлении.

Телесериалы[править]

  • «Во все тяжкие» — в пилотной серии показано применение импровизированного химического оружия. Мистер Уайт, будучи толковым химиком, знает, какие ингредиенты нужно смешать, чтобы повалил ядовитый газ фосфин. А там дело за малым — выскочить из фургона наружу и запереть злобных бандитов наедине с газом.
  • «Остаться в живых» — на станции «Буря» Проекта Дхарма производится и хранится токсичный газ. В какой-то момент на экране компьютера можно увидеть список ингредиентов, в котором узнаются прекурсоры VX.

Аниме и манга[править]

  • Darling in the FranXX — как ни странно для мрачноватого в целом сериала, тут химоза используется шутки ради. В ходе противостояния Тринадцатых с отрядом клаксозавров, они столкнулись с химической машиной, разбрызгивавшей какую-то токсичную жижу, однако то ли жижа за сотни лет хранения утратила свои токсические свойства, то ли была предназначена против ВИРМов, а не людей, но сами пилоты отделались расплавленными скафандрами. Срач между разнополыми гормональными лбами призывного возраста все же возник, но никто не погиб и не отравился.
  • Gleipnir — берем одного доброго мальчика, с суперспособностью выращивать растения в промышленных масштабах. Выдаем ему в качестве образца сорванную по дороге веточку. Выращиваем заросли ядовитых растений, поджигаем. PROFIT!!! Из попавшей под клубы ядовитого дыма огромной банды, сбежать сумел всего один человек. Правда, за эту проделку, на протагонистов потом смотрели очень косо.

Настольные игры[править]

  • Советская настолка «Химическая война», вышедшая в 1925 году в ходе кампании по просвещению мирного населения в плане химического оружия, а также рекламы организации «Доброхим». В плане геймплея представляет собой гусёк, aka «кинь-двинь» с фишками, кубиками и игровым полем, попадание на определённые клетки которого ведёт к штрафам или бонусам, просто всё это выполнено в химвоенном антураже. Также тематика боевой химии нередко встречается в других военно-революционных настолках того времени.
  • Dungeons & Dragons — здесь химическое оружие создаётся при помощи магии, но обладает вполне физическими эффектами — от нелетального Зловонного облака до страшно ядовитого Облака смерти.
    • Также особой вонью отличаются упыри — их запах может ослабить или даже временно вывести из строя.
  • Warhammer Fantasy — скавены, как наиболее технологически продвинутая раса, имеют в наличии химическое оружие в виде газа из варп-камня, по свойствам схожего с хлором. Стеклянными шарами с данным газом они закидывают своих врагов.

Видеоигры[править]

  • Arcanum — персонаж, разбирающийся во взрывчатке и химии, может смастерить гранату с горчичным газом (по свойствам что-то не похоже).
  • Assassin’s Creed — в бомбы можно добавить смертоносный порошок дурмана, а также вонялку-одорант, которая выводит цель из строя и вообще распугивает противников.
  • Battlefield 1 — на самом деле, это… пятнадцатая игра серии, а единица означает, что война в ней показана Первая мировая. Естественно, боевые газы тут применяются обширно.
  • Command & Conquer — в тибериумной серии используется в качестве химического оружия собственно сам тибериум. У Братства НОД есть галлюциногенные гранаты с ЛСД у пехоты, химические солдаты в костюмах химзащиты и с оружием, которое наносит повреждения больше, чем огнемёты, а также тактическая химическая ракета.
  • Command & Conquer: Generals — конечно же, химическое оружие террористов GLA! Судя по тому, что его называют «токсином», это всё-таки химия, её просто делают из какой-то особо нажористой сибирской язвы (слово «токсин» означает не просто яд, а именно биологического происхождения). Токсин настолько ядрёный, что способен разъедать технику, а пехота так и вовсе мгновенно тает. Средства доставки разнообразны — от обычного трактора с водомётом до ракет. И, конечно же, эта жижа имеет вырвиглазный цвет — ярко-зелёный, голубой (в улучшенной форме), а химический генерал Доктор Тракс может улучшить её до совсем ядовитой и розовой.
  • Command & Conquer: Red Alert — в первой части злой Сталин разрабатывает зарин. Правда, применить его советы успели только для усмирения бунта в собственной стране, а потом на завод проник диверсант и всё испортил. В дальнейших частях воюют чем угодно, но только не химией.
  • Call of Duty: Black Ops — газ «Nova-6», разработанный нацистскими учёными и проапгрейженный советскими. Убивает за несколько секунд, вызывая рвоту, удушье, кровь из глаз и, до кучи, некроз кожи.
  • Diablo II — бутылки с зелёной жидкостью, которая после броска испаряется и отравляет всех, кто попал в облако. Чем больше бутылка, тем сильнее отрава.
  • Divinity: Original Sin, обе части — метательные флаконы с ядом, и гранаты ядовитого облака. Что характерно, что для их изготовления можно использовать не только обычный яд, но и тухлые яйца.
  • Hexen — флешетты, которыми надо ещё уметь правильно пользоваться, так что их эффекты для разных классов разные. Если воин просто бросается ими, как гранатами, то клирик умеет заставлять их выделять газ. Причём это очень мощное оружие, действующее даже на монстров, которые к остальному неуязвимы.
  • Iron Storm — в данной игре имеется два вида химических гранат: вместе с обычными газово-отравляющими есть более интересные психотропные, которые не убивают противника, а вызывают жуткие галлюцинации, доводящие до безумия.
  • Jagged Alliance 2 — слезоточивый газ, мгновенно вышибающий из вдохнувшего всю выносливость, после чего остаётся только упасть, и нечто, заявленное, как «горчичный газ», но не обжигающее, а лишающее выносливости и постепенно отбавляющее здоровье. От этого «иприта» спасает противогаз, и действие газа проходит, если пострадавшего вынести из облака. Применяется это всё в виде ручных гранат и гранатомётных выстрелов, а на некоторых базах — ещё и распыляется с потолка.
  • Portal — под конец GLaDOS пытается отравить главную героиню при помощи нейротоксина.
  • Insurgency: Sandstorm — будучи стороной конфликта, не обременённой международными соглашениями, инсургенты могут запросить обстрел позиции капсулами с ядовитым газом. Пожалуй, одна из наименее неприятных вещей в игре: противогаз обеспечивает абсолютную защиту, и даже если вы зажмотили одно очко снабжения (скряга!), небольшой шанс выжить в оранжевом киселе всё равно есть. С другой стороны, газики неплохо ограничивают обзор и могут использоваться как улучшенная версия дымовой завесы.
  • The New Order: Last Days of Europe — химическое оружие является неотъемлемым элементом игры за Республику Коми, имеющей огромные запасы химозы в Сыктывкарском Арсенале (и любой другой фракции, имевшей удачу захватить Сыктывкар). Чемпионами по использованию отравы против всех неугодных являются местные ультраправые из Пассионарного Клуба, но даже в нём выделяется лидер пассионариев-монархистов Сергей Таборицкий, который в случае прихода ко власти начент использовать Сыктывкарский Арсенал направо и налево, а после регионального объединения и становления Священным Регентом начинает финансировать исследования по созданию новых отравляющих газов, которыми начнет заливать как врагов на пути объединения России, так и собственные бунтующие провинции. Самый ядрёный из них, таборит, корродирует металл и плавит плоть до состояния неаппетитной жижи.
  • Vermintide — одним из элитных противников героев является глобадьер — крысолюд в костюме химзащиты, использующий против героев распространяющие токсичный зелёный дым химические гранаты.
  • World of Warcraft — химическое оружие является фирменной фишкой ордынской фракции ревенантов-Отрекшихся. Вплоть до откровенно ядрёных составов, разъедающих плоть и металл.

Музыка[править]

  • Много внимания уделено «Атаке мертвецов» — впечатляющей контратаке русских солдат, отравленных хлорпикрином (оборона крепости Осовец, 1915 год). Эффекты газа, надо сказать, довольно приукрашены в публицистике — хлорпикрин не настолько термоядерный, чтобы после него выкашливали лёгкие. Так или иначе, об этой истории пели Sabaton (The Attack of the Dead Men), «Ария» («Атака мертвецов») и «Арктида» («Атака Русских Мертвецов»).
  • Кантри Джо Макдональд, антивоенная «Agent Orange Song» — песня от лица ветерана войны во Вьетнаме, который пострадал от применённого против вьетнамцев злополучного Оранжевого — его дети родились со врождёнными дефектами.
  • Darkest of the Hillside Thickets — «Mustard Gas». Рассказчик признаётся в любви горчичному газу и по ходу сюжета кого-то им травит. В подробностях расписано воздействие иприта на человеческое тело.
  • Dead Kennedys — «Chemical Warfare». Герой песни похитил с секретной базы иприт и устроил террор.
  • Oi Polloi — «Victims of a Gas Attack» о курдах, потравленных Хусейном в Ираке.
  • Skinny Puppy — «VX Gas Attack». Опять какой-то загадочный VX, вызывающий кроме прочего ещё и ожоги.
  • Slayer — «Chemical Warfare». Химическое оружие показано, как нечто, имеющее демоническую природу.
  • Мрачно-шуточный филк про Третью мировую войну на мотив песенки про голубой вагон в разных версиях. «Скатертью-скатертью хлорпикрин стелется / И забирается под противогаз». В других вариантах припева стелется хлорциан, дифосген или ещё что-то, подходящее по слогам (а если слово «скатертью» не повторять, то подходят и более длинные названия, например бромбензилцианид или и вовсе дифенилхлорарсин).

Сетевой оригинальный контент[править]

  • SCP Foundation — классический SCP-186 «Покончить с войнами». В Гусятинских лесах близ Тернополя обнаружилось различное оружие времён Первой мировой, в том числе и газовое, но обладающее страшными аномальными свойствами. К примеру, есть газ, который даже нельзя назвать смертоносным: после его воздействия умереть очень даже хочется, да вот не получается… Создатели оружия предоставили его обеим сторонам конфликта в надежде, что после такого-то ужаса люди точно уж будут попросту бояться воевать, зная, какое оружие может быть против них применено.

Примечания[править]

  1. Капитан Очевидность, пишущий очередной труд «Действия подразделения в условиях применения оружия массового поражения», обычно определяет химическое оружие как «Оружие, действие которого основано на токсичности некоторых веществ»
  2. Кстати, он до сих пор продаётся в качестве пестицида, только называется теперь «Uragan D2».
  3. Такое красивое название к него потому, что назван он по буквам из фамилий своих изобретателей — Schrader, Ambros, Ritter и Linde.
  4. Назван в честь места, где был впервые применён, у города Ипр в Бельгии. Изначально назывался «Lost», также от фамилий создателей — Lommel и Steinkopf.
  5. Сероводород в высоких концентрациях вполне себе общеядовитый газ.
  6. Если точнее, неспособен при нормальных условиях. Но если бы снаряды инопланетян могли создавать такие сверхнизкие температуры, при которых это возможно, то им бы и яд не понадобился.
  7. По аналогии с реальной маркировкой химического оружия — Белым, Синим, Зелёным и Жёлтым крестами немцы в ПМВ обозначали лакриматоры, стерниты, удушающие и кожно-нарывные вещества, соответственно.