Упитанный силач

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску

Толстяк обычно ассоциируется с человеком, который очень далёк от хорошей физической формы. Большой вес и полный живот не благоприятствует подвижности, а большое количество жира в организме мало совместимо с большим количеством мяса.

Но не в случае этого персонажа. Своим существованием он ломает все глупые стереотипы о толстяках, а несмотря на не самую атлетическую фигуру силы ему не занимать.

Откуда у толстяка взялась такая сила? Причин может быть несколько:

  1. Он много работает или тренируется — но покушать любит ещё больше.
  2. Он когда-то был крут и силён, но потом ушёл с дороги приключений, обзавёлся жирком и пивным пузиком — но ещё не все навыки ушли в прошлое.
  3. Да он от природы такой. В конце концов жир на теле — это природный утяжелитель. Так что если толстяк не пролёживает целые дни на диване, а хотя бы мало-мальски движется — он поневоле «качается». Так что в реальности активный толстяк куда сильнее, чем от него можно ожидать.

Примеры[править]

Литература[править]

  • «Le Vicomte de Bragelonne ou Dix ans après» — именно в этой книге Портос сильно разжирел, а до этого просто был силачом огромного роста. Но, в экранизациях Портос часто упитан с самого начала.
  • Волкодав — кунс Винитарий по прозвищу Людоед, хотя и изрядно заплыл жирком на склоне лет, ни силы, ни навыков не утратил. Впрочем, ему это не помогло: «Не минует цели удар, который готовили одиннадцать лет. А минует — значит, не Волкодав его наносил». Когда ты с голыми руками, а противник уже изготовил копьё… Иди к Хёггу, Людоед!
  • Космоолухи — Винсент (Винни) Черноу. Не толст, но изрядно упитан, талии не имеет в принципе. При этом силушкой не обижен — как за счёт подготовки (всё-таки бывший спецназовец), так и за счёт происхождения (на его родной Новой Праге сила тяжести примерно в полтора раза выше земной).
  • «Моя не понимать» и «Моя понимать», дилогия К. Костина — таким стал главный герой Димка, которого тёмный маг не только забросил в чужой мир, но и превратил в яггая — здоровенное обезьяноподобное существо. С чудовищной силой, пуленепробиваемой шкурой… и словарным запасом всего в несколько десятков слов. Здоровенное брюхо, во всяком случае, упоминается.
  • «Тарас Бульба» Н. Гоголя — сам Тарас. Ладно, его вес в двадцать пудов — явное преувеличение: человек весом в 320 кг на коне не скачет. Но всё равно, Бульба явно очень тяжёл — но и неимоверно силён: в последнем бою понадобилось три десятка поляков, чтобы скрутить его.

Мультфильмы[править]

  • Чип и Дейл спешат на помощь — Рокфор. Очень любит сыр, от чего наел толстую тушу, но при этом весьма силён и крут по меркам мышей из детского мультфильма.
  • Аватар: Легенда об Аанге — дядя Айро. Под старость растолстел, но форму не растерял. Остаётся силён и опасен, даже когда во время затмения магия огня временно перестаёт работать.

Аниме, манга, ранобе[править]

  • Berserk — Пиппин, воин из первой банды Сокола. Был одним из командиров Гриффита, полёг только во время затмения, и даже тогда умер одним из последних, прикрывая безуспешное отступление Каски и Рикерта.
    • Апостол Граф до превращения в Апостола был упитанным силачом и воеводой как минимум лучше среднего. А после превращения в Апостола прибавил нереальное для людей количество как силы, так и жира.
    • Великий Командор Рыцарей Святой Железной Цепи Азан тоже стройностью не отличается. А еще это один единственный персонаж манги, от которого взрослому Гатсу пришлось спасаться бегством. В молодости он вообще держал оборону моста от целой армии.
  • Mazinger Z — Босс. В адаптациях становится ещё круче. Его робот «Босс Борот»[1], похожий на широкий бочонок с конечностями, в принципе, тоже подходит, если к мехам применять термин «толстяк».
  • Getter Robo — Мусаси Томоэ и его преемник Бэнкэй Куруми. Оба благодаря влиянию Геттера буквально являются сверхлюдьми, гнущими законы физики самим своим существованием, и невероятно круты даже без мехи. А садясь в меху, становятся ещё круче.
    • Мусасибо Бэнкэй из адаптации New Getter Robo тоже подходит.
    • Если же распространять троп на роботов, то в манге Getter Robo Go есть мехи «Дзинкё тип 7» и «Волга 8000», которые выглядят как шароподобные громадины метров этак сто на сто на сто. При этом они же — сильнейшее оружие, уступающие разве что самому Геттер Роботу.
  • UFO Robot Grendizer — Бандо, друг Флид Дюка и альтернативного Кабуто Кодзи. Меркнет на фоне как вышеупомянутых, так и своих друзей, но всё же довольно силён. Ранчо слабаков не любит.
  • Shinsekai Yori — Некоторые бакэ-нэдзуми. А королева колонии Сиояабу выдавливает педаль в пол — при огромных габаритах показала себя способной загрызать обычных бакэ-нэдзуми десятками.

Настольные игры[править]

  • Во вселенной Warhammer слуги (как смертные мраккультисты вроде Чумных Рыцарей из WhFB или Чумных Десантников из Wh40k, так и демоны) бога болезней и разложения Нургла обыкновенно имеют вид гротескных существ, распухших от мутаций, инфекций и трупных газов. При этом в большинстве своем они — крайне опасные бойцы, способные крайне неприятно удивить не только воинскими навыками, но и переносимыми болезнями. Его высшие демоны Великие Нечистые с их многотонными тушами, больше напоминающими горы гниющей демонический плоти, давят педаль в пол.
    • Warhammer Fantasy — огры, все они. Эти огромные гуманоиды крайне сильны и жрут как не в себя и даже поклоняются хтоническому богу голода, известному как Великая Пасть, поэтому среднестатистический огр выглядит, как гора жира и мускулов под три метра ростом. Зачастую слой жира на огре попросту проблематично пробить конвенционным оружием.
    • Warhammer 40 000 — большая часть того, что относится к фэнтезийным ограм, относится и к местным гуманоидным мутантам («недочеловекам» на местном слэнге) огринам. Кроме, пожалуй, почитания Великой Пасти — огрины-лоялисты служат Богу-Императору, огрины-ренегаты — Богам Хаоса. Но здоровяками, способными голыми руками сломать хребет орку, остаются и те и другие.

Примечания[править]

  1. Из адаптаций Mazinkaizer и Shin Mazinger Z — в оригинальном «Мазингере» Босс Борот был ходячим металлоломом, сделанным для разрядки смехом.