Троподром:Преждевременное торжество

Материал из Викитропов
Перейти к: навигация, поиск
Worker.pngИдет доработка
Эта статья находится на Троподроме. Вернуться туда вы можете по этой ссылке.
Если Вы считаете, что статья уже готова к переносу в основное пространство, замените этот шаблон шаблоном {{С Троподрома}}.

Преждевременное торжество — ошибка самонадеянных персонажей, которые уже считают, что победили, но еще могут проиграть. Именно из-за преждевременного торжества они теряют бдительность и проигрывают.

Вот сэр Всеславур победил Мораббаша Покорителя Ада, и, посчитав, что зло избыто навсегда, присвоил себе Череп Розенталя, не зная, что Мораббаш исчеркал череп чернокнижными рунами и превратил в свой крестраж. Несколько месяцев спустя сэр Всеславур погиб в засаде недобитых Тёмных Народов, которых притягивал к себе артефакт, а Череп был утрачен навсегда.

Вот парочка бродяг-пикаро, Бобби Золотарь и бард Трубатур, ищут спрятанную в один из двенадцати пуфиков корону владычицы Пергидроли. Им удалось найти аукцион, где продается вся партия пуфиков. На радостях Бобби устраивает пирушку и проматывает свои карманные деньги, полагая, что у Трубатура хватит денег на покупку пуфиков. Они ещё не знают о комиссионном сборе….

Вот сражаются в поединке кровожадный великан-орк Друшлак Страшный и ловкий рейнджер Финалгон. Финалгону удалось вымотать Друшлака, сбить его с ног и смертельно ранить. Уже считая себя победителем, Финалгон отвлекается от противника, обращается к зрителям поединка и начинает кричать им о злодеяниях Друшлака. Тут из последних сил Друшлак подползает к нему, валит на землю весом и раздавливает мощными ручищами бедолаге череп.

Что объединяет этих незадачливых героев? Все они преждевременно восторжествовали.

Примеры[править]

  • Арда (конкретно предыстория «Властелина Колец») — прототип примера с сэром Всеславуром и черепом Розенталя. Король дунаданов Исилдур срубил с Тёмного Властелина Саурона палец с Кольцом Власти и, забрав Кольцо (которое оказалось роковым артефактом и филактерией оного Саурона), попал под его губительное влияние, решил сохранить его для себя. В конце концов сам понял, что ломать из себя бессмертного императора человечества — крайне фиговая затея, и поехал советоваться, как бы вражью цацку избыть, в Ривенделл. По пути туда в конечном счёте Кольцо предало его, что привело к его гибели от стрел орков.
  • «Песнь Льда и Пламени» — прототип примера с Друшлаком и Финалгоном. На судебном поединке, в котором «бойцом обвинения» выступил рыцарь-отморозок Грегор Клиган, «бойцом защиты» вызвался быть дорнийский князь Оберин Мартелл, желавший отомстить Грегору за изнасилование и жестокое убийство его сестры Элии. В итоге Оберин победил, заколол Грегора копьём и начал выбивать из него на публику признание в совершённом злодеянии… но рыцарь оказался нечеловечески живуч и из последних сил разбил уже празднующему триумф князю голову, а сам умер в страшных мучениях (копье было отравлено) только через несколько дней.
  • Остап Бендер (прототип Трубатура из тела статьи) регулярно от этого страдает, причем один раз по вине Кисы Воробьянинова, а дважды по собственной глупости (в финале «Двенадцати Стульев», полагая, что точно знает, где клад, он стал подтрунивать над доведенным до предела Кисой, чем спровоцировал его бунт, а в «Золотом Телёнке», полагая, что загнал в угол Корейко, опять же утратил бдительность, веселясь и подтрунивая над ним, но Корейко не был бы собой, если бы не имел импровизированного, быстрого и эффективного плана, как бесследно скрыться).
  • «Хоббит: Битва пяти воинств» — Торин Дубощит думал, что уже завалил вождя гоблинов Азога Осквернителя и задумчиво смотрел, как тот проплывает подо льдом. А хрена там лысого, Азога Осквернителя так просто не возьмёшь!
  • «Кровавый спорт» — Джексон, врезав от души несколько раз Чонг Ли и завалив его на помост, повернулся к нему спиной и начал торжествующими воплями приветствовать публику. Чонг Ли же, молча вытерев нос от крови, поднялся и продолжил бой. Для Джексона он завершился поездкой в бессознательном состоянии в ближайшую больницу с тяжелейшей травмой.
  • Сокрушив левый фланг русско-австрийских сил в битве при Кунерсдорфе, Фридрих Великий решил, что битва уже выиграна и пора противника добивать. Однако усиление натиска лишь привело к огромным потерям прусской армии, а ответная контратака союзников склонила чашу весов в их пользу. Фридрих потерпел одно из самых своих тяжёлых поражений.
  • В конце июля 1941 Алойзич откровенничал в кругу доверенных лиц:«Я всё время пытаюсь поставить себя на место противника и никак не могу найти выхода из того положения, в которое он попал. По существу, кампания уже выиграна». Его противник же в это время добродушно покуривал трубку и хитро улыбался в усы: да, положение было тяжелым, но вопрос дальнейшего существования СССР был лишь в том, продержатся ли Москва и Ленинград до завершения массовой мобилизации по всему Союзу. Продержались: от Ленинграда отбить блокаду не удавалось еще долго, но от Москвы немца отбросили разом и окончательно подкрепления мобилизованных из восточной части страны.