Троподром:Дефектный клон

Материал из Викитропы
Перейти к: навигация, поиск
Worker.pngИдет доработка
Эта статья находится на Троподроме. Вернуться туда вы можете по этой ссылке.

В один прекрасный день, Мораббаш Покоритель Ада потерпел сокрушительное поражение — его элитный отряд головорезов был перебит. Что же касается сэра Всемконца, то для него всё закончилось хуже всех — Всеславур буквально изрубил его на кусочки, так что даже тёмная магия Аль-Козледа не сможет поднять его из мёртвых. Но тут, гоблину Руккину пришла в голову светлая идея — они же живут в технофэнтези, а значит он может вырастить клон Всемконца. Обрадованный Мораббаш конечно же согласился. И вот через месяц, гоблин позвал своего повелителя, чтобы тот взглянул на результат. Но вместо награды, или хотя бы слов благодарности, Руккин услышал только вопль «Какого хрена ты сделал?!». И правда, клон Всемконца получился какой-то странный — в нём три метра ростом и он невероятно мускулист. Но вместе с тем, он стал ещё уродливее чем раньше — клон щербатый, косоглазый и плешивый. Ах да, ещё он глуп как пробка, и называет Мораббаша папой. А Руккин только пожал плечами — ну извините ваша злобность, технология клонирования несовершенна, и он вообще должен радоваться что этот клон хотя бы говорить умеет.

Данный троп пришёл из научной фантастики, и зачастую пользуется там огромной популярностью. Иногда клон получается нормальным, но порой вместо него выходит какая-то крокозябра, или в более мягком варианте, клон будет больным.

Примеры

  • «Гаргульи» — доктор Севариус создал клоны гаргулий. То что у клонов была иная пигментация кожи и волос, он объяснил тем это что побочный эффект от клонирования. В последнем сезоне, клоны стали болеть и чахнуть. По словам Севариуса, это произошло от того что технология клонирования несовершенна.
  • «Шестой день» — реконструкция. В клонов специально встраивают различные генетические дефекты, вроде появления инсульта через семь лет после создания. Это сделано для того чтобы клоны не могли вести самостоятельную жизнь и их было легко заменить. А когда смертельно-раненый главгад выпустил своего клона, тот был недоделан и выглядел весьма премерзко — безволосый и с белой кожей, покрытой слизью.
  • Slayers — шутки ради. Лина и Гаури решили клонировать себя и слишком ускорили процесс. В результате из клонирующей машины полезли чибики ростом с небольшой огурец, с продолжительностью жизни примерно две минуты, зато в огромадном количестве.
  • Darling in the FranXX — рядовые «Девятки» на деле являются не очень удачной попыткой пустить генные модификации Ноль-Два в ограниченную серию: они андрогинны, по психологии ближе ко взрослым, чем к детям и нуждаются в особых веществах для поддержки своей жизнедеятельности, кроме того, они слабее Ноль-Два чисто физически.
  • Южный Парк — доктор Мефесто создал клон Стэна, и тот получился огромным, тупым и уродливым.
  • Hitman — практически все клоны, кроме 47-ого и, как мы узнаем из HITMAN™ 2 — 6-ого, он же Лукас Грей или Таинственный клиент.
    • 48-ые, встречающиеся в конце Hitman: Codename 47, были разработаны как новое поколение клонов. Физически они были значительно сильнее, быстрее и выносливее предыдущих клонов, в том числе и 47-ого. Однако, их фатальный недостаток вскоре сделал эту модель клонов малополезной: в отличие от 47-ого, выращенного ребёнком и учившегося убивать всю жизнь, 48-ые были ускоренно выращены в инкубаторе за два года и были фактически безвольными марионетками. Это бездумные биомашины, полностью подконтрольные создателю. Их создатель считал, что это будет лишь плюсом, так как гарантирует их лояльность, но сильно просчитался — отсутствие свободы воли и опыта реальных боевых действий стали для этих клонов фатальной слабостью — 47-ой, пусть физически и менее выносливый, смог без особого труда одолеть одиннадцать 48-ых.
    • 17-ый, встречающийся в Hitman 2: Silent Assassin, в целом был относительно удачным: он был вполне здоров и оказался способным убийцей. Однако, оказалось, что в целом по физическим характеристикам он не превосходит обычного человека, в отличие от большинства других клонов. К тому же, он не обладал свободой воли и не был способен к самостоятельному мышлению, не мог действовать по обстановке, нуждаясь в постоянных указаниях. По этой причине, создатель счёл 17-ого дефектным и «списал», закрыв на долгие годы в глубинах лаборатории. Позже он был найден Сергеем Заворотко и сослужил ему неплохую службу.
    • Клоны-альбиносы Марк Пурайя и Марк Парчецци из Hitman: Blood Money тоже были дефективны. И хотя, у них были типичные преимущества клонов, фатальных недостатков тоже было предостаточно. Во-первых они страдали от альбинизма, то есть плохого зрения, уязвимой к солнцу кожи, вынуждающей выполнять все задания ночью и просто большей заметностью — альбинос сильнее бросается в глаза и его склонны запоминать свидетели. Вторая и куда более опасная слабость это ускоренное старение. Срок жизни этих клонов не превышал пары лет, спустя которые они старели и умирали. Эту проблему их создатели так и не смогли решить, хотя долгое время пытались.
    • Виктория из Hitman: Absolution в целом была удачным клоном, но имела одну серьёзную слабость: потребность в неизвестном изотопе, который она носит в своём ожерелье. Под воздействием этого изотопа её способности даже превышают таковые у 47-ого, но без него она становится почти инвалидом.
  • Warframe — Гринир это целая фракция из дефективных клонов. Это копии копий во многих поколениях, генокод которых настолько деградировал, что они все поголовно рождаются инвалидами с разными степенями отклонений. К счастью для Гринир, они научились массово выпускать различные протезы и импланты, которые помогают почти каждой особи свободно передвигаться. Изначально Гринир были созданы Орокин как строители и шахтёры, способные выживать в самых тяжелых экологических условий. После падения Империи Орокин Гринир, благодаря своей численности, стали одной из самых сильных и грозных сил в Солнечной системе.