С большим бюджетом приходит большая ответственность

Материал из Викитропов
Перейти к: навигация, поиск

Большой бюджет — это круто.

Большой бюджет позволит нанять самых лучших актёров и режиссёров и много-много вспомогательного персонала, использовать самое дорогое и современное оборудование, приобщиться к последним достижениям в области компьютерной графики, что, теоретически, сделает произведение лучше и качественнее.

Большой бюджет — это круто, только вот с большим бюджетом приходит большая ответственность.

Деньги на создание дорогих видов медиа дают серьёзные дяди-инвесторы, которых художественные качества получающихся произведений волнуют значительно меньше того, выйдет ли компания в этом году в плюс. (Как вариант, простые потребители с Кикстартера, которые во всяческих революциях, смелых ходах и прочих двиганиях жанров вперёд заинтересованы даже меньше профессиональных инвесторов, умеющих, когда надо, идти на риск.)

Именно из-за необходимости отбивать бюджет авторы, которым дали на творчество сто-двести-триста миллионов долларов, резко становятся крайне несмелыми. Они ходят строго проторёнными дорожками, используя убитые, но фансервисные тропы. Они делают ностальгические произведения, боясь на шаг отступить от буквы оригинала — а вдруг привередливые фанаты заклюют? Игры у них получаются очень лёгкими — а вдруг покупатели разозлятся и побегут делать рефанды в Стиме? Комиксы выходят сублимированно-чёрно-белыми (ну или чёрно-серыми, в зависимости от того, что модно в этот сезон) и насквозь идеологизированными до степени агитки — рельефные персонажи и интересные моральные дилеммы слишком сложны для широкой целевой аудитории.

В таком духе выдерживается всё. В итоге получается лощёная, но пресная жвачка.

Конечно же, наиболее подвержены тропу произведения из Соединённых Штатов, пресвятой земли гигантских медиакорпораций. Большинство медиа родом оттуда в последнее время можно сходу относить к одной из двух категорий: вышеописанная «трипл эй» преснота с гигантскими бюджетами и сбацанная на обратной стороне коленки концептуальная индюшатина, порой небезынтересная, но в подавляющем большинстве случаев нужная только очень большим любителям.[1] Наиболее ярко водораздел виден в играх, но и в кино и в комиксах тенденции заметны. Европейские произведения, если обзаводятся большими бюджетами, кстати, тоже начинают страдать от чрезмерного популизма: просто сравните нью-вейвовое творчество Люка Бессона из 90-х и свежего «Валериана». И ещё кстати: некоторые инвесторы крепко повязаны с Демократической партией США, чья идеология в последние лет пять стала, мягко говоря, своеобразной… но это уже выходит за рамки данной статьи.

И напоследок — об аверсии. Наиболее показателен, как это ни странно, пример страны, закорпоращенной даже сильнее, чем США: Японии. Удивительно, но именно там в настоящий момент куётся широчайший ассортимент медиа со средним бюджетом. Причина такого контринтуитивного поведения рынка проста: в японской индустрии развлечений не крутится таких больших денег, как в западной[2], и отсутствие слишком уж больших рисков позволяет авторам пускаться в эксперименты и подыскивать свою, понимающую целевую аудиторию, находиться с ней в постоянном творческом диалоге и реализовывать максимум для неё. Во всяком случае, если уж то же аниме и бывает заштампованным, то точно не от страха потерять чужие деньги.

Примеры[править]

Thinkin peter.jpegТочно видел, но не помню, где!
У этого тропа крайне мало конкретных примеров применения. Может быть, вы сумеете вспомнить хотя бы парочку?
  • Телесериал «Игра Престолов», пополам с проблемой сезона по недописанной книге. Как только книги начали подходить к концу и шоураннерам пришлось придумывать свой сюжет, они начали тщательно «сглаживать углы» многих элементов мира Мартина и стандартизировать мир. У Иных появился ходульный Тёмный Властелин (пипл же не поймёт непостижимых книжных Иных). Воскрешенные Владыкой Света стали обычными людьми, ничем не отличающимися от никогда не умиравших (и поэтому Джона Сноу стало не жалко подвергнуть такой судьбе) — «воскрешающий клирик» же нормальный фэнтезийный троп! У Дейенерис появилась неуязвимость к огню как регулярная сверхспособность (а не единичный элемент ритуала).
  • Джексоновская экранизация «Властелина Колец». Первоисточник был нарочито стилизован под эстетику и мировосприятие германских саг и рыцарских романов: война показывалась мрачно-жестоко[3], «эпическим» персонажам, вроде Арагорна, были намеренно чужды рефлексия и заметное развитие (не раскрытие, с ним все в порядке, а именно динамика образа), в образе врагов так же намеренно проскальзывали нотки средневекового шовинизма (чего стоят только монголоидные орки и дегенеративные южане!). Адаптация же, вышедшая в XXI веке, стала откровенно ряженой под образчики более позднего фентези и, кроме того, многие сцены и персонажи были «утеплены» для современного зрителя. Имеем:
    • Смягчение многих сцен. Нет, зритель XXI века, тебе не покажут того, как лихие лучники стреляют боевым слонам в глаза — это же слишком похоже на реальную жестокость! Посмотри лучше на атаку этих слонов конной лавой — заодно и более зрелищно будет! И варги на волков не будут похожи — это ж как же — прям волков и в кадре мочить! А неведомых гиеноподобных зверушек -самое оно!
    • Смещение эстетики и духа книги в сторону дженерик-фентези. Не было в каноне ни латных доспехов, ни эльфов с саблями (один был, но до описываемой эпохи), ни Войска Мёртвых в виде буквальных зеленушных призраков, похожих на гнилые трупы, ни, Эру упаси, рогато-крылатого Балрога (что сразу же убивает всю таинственность демонического образа). Точно так же, как не было и дурацких шуток про рост гномов и бородатых гномьих женщин. И, что немаловажно, Кольцо Всевластья не являлось чем-то, что неизбежно обольщает человека и обращает его во зло — в книге к таким результатам неизбежно приводило лишь владение Кольцом, хранение его или даже просто предложение взять в руки — вовсе не обязательно: и Гэндальф, и Галадриэль, и Фарамир, и Сэм прошли это испытание. Но ведь «роковой артефакт, непреодолимо склоняющий всякого ко злу» — такой популярный масскультный образ!
    • Совершенно ненужное углубление образов и высасывание из пальца принципиально отсутствовавших в книге сюжетных линий. Взять хотя бы линию Арвен и Арагорна. Бессмертная эльфийка готова выйти замуж за человека и расстаться ради этого со своим бессмертием — этот факт есть и в книге, и в фильме. Но в фильме, в угоду сложившимся фэнтезийным канонам, нам показывают, что и Арвен на этой почве странно хворает, и Элронд хочет отговорить дочь от брака, а Арагорн (!) чуть ли не готов предать свою любовь — сунуть Арвен обратно обручальный кулончик (?!!), мол, «отказываюсь от тебя ради тебя же». Ситуация, типичная для более позднего фентези — но абсолютно нереальная в ВК.
    • И, естественно, уступки политкорректности. Арабы-южане? Тюрки-истерлинги? Монголоидные орки? Всего два женских персонажа с большим экранным временем? А обвинений в криптофашизме не хотите? Поэтому южане и истерлинги стали «дженерик-фентезийными псевдовосточными чужаками», орки — мерзкими гулеподобными уродцами, а Арвен заменяет Глорфиндела в сцене с назгулами.
    • Впрочем, это было наименьшим из зол: изначально студия хотела, чтобы был снят только один фильм, в котором были бы введены следующие «находки»:
      • Гондор и Рохан были бы одним государством, образы Теодена и Денетора были бы собраны в одном персонаже.
      • Эовин была бы сестрой Боромира.
      • Вся сцена в Мории была бы вырезана и пересказана словами персонажей.
      • Хоббитов было бы только двое, кроме того, один из них должен был погибнуть в середине фильма.
      • К чести Джексона, режиссер отказался от съёмок фильма на таких позорных условиях, но изменять многие моменты таки пришлось.
  • Комиксы Marvel. Просто комиксы Marvel. Тот самый случай с агиткой Демократической партии. Никто так и не понял, в какой момент что-то щёлкнуло и их авторы, сидючи в уютных офисах в Нью-Йорке, окончательно оторвались от реальности, но факт остаётся фактом: любимые некогда истории о Человеке-Пауке, Капитане Америке и Железном Человеке выпуск от выпуска становятся всё красивее и всё хуже. Даже падающие продажи пока что неспособны пробить идеологическую броню хозяев издательства.
    • А вот серии про менее известных героев и Тора напротив в последнее время частенько получаются весьма неплохими.
  • Штампованные игросериалы вроде Assasin’s Creed и Call of Duty, эпично уступающие по продажам японским играм с бюджетом в 10 раз меньше, несмотря даже на внедрение всяческих Denuvo.
  • «Пираты Карибского Моря» после 3-ей части.
  • Фандом BioWare ругает их за примерно такие проблемы в Dragon Age: Inquisition и Mass Effect: Andromeda. Издатель торопил, требовалось угодить самой широкой аудитории — а в итоге получилось, по мнению значительной части фанатов, пресно и скучно (особенно по сравнению с предыдущими частями).
  • Аналогично с Dawn of War III. Игра создавалась на пике популярности жанра MOBA, поэтому по совету маркетологов дизайн юнитов и карт и многие элементы геймплея были сделаны с расчётом на привлечение в игру фанатов жанра. Естественно, эти фанаты на новую RTS не обратили никакого внимания (потому что это все равно, черт подери, RTS, с контролем кучи юнитов и отстройкой базы), а вот фанаты серии Dawn of War ещё долго плевались от мультяшной графики, плоского рельефа и механики разрушения башен с целью уничтожения ядра вражеской базы.

Примечания[править]

  1. Ну, не большинство. Что касается американских фильмов, то в США выходит много середнячков у вполне известных или даже знаменитых студий, не говоря уже о независимых и малоизвестных студиях. И очень большой процент таких фильмов находит свою аудиторию и отбивается при прокате или показе по ТВ. Остальной наименьший процент составляют низкорейтинговые фильмы с малочисленной аудиторией тех, кому этот фильм понравился. Известные студии могут позволить себе выделить ощутимый бюджет, хотя и небольшой. А вот у независимых студий — иная ситуация, и иная судьба фильмов, и как раз-таки в их ситуации размер бюджета не влияет на кассовость фильма или его успех. Ярчайшие примеры этого: «Зловещие мертвецы» и «Ведьма из Блэр».
  2. Суммарная рыночная капитализация крупнейших японских издателей где-то от 1,4 до 1,6 млрд долларов. Что в 6 раз меньше одной только Sony Entertainment — самой нищей, пострадавшей от хакеров американской медиакорпорации. С монстрами вроде Диснея даже сравнивать страшно.
  3. На секунду: лейтенант Толкин реально прошёл мясорубку Первой мировой войны — и даже если сам не рвал голым пузом колючую проволоку, не резался насмерть с вражескими штурмовиками в окопах и не бежал с винтовкой наперевес на немецкие пулемёты (из расчёта «Первая волна погибнет полностью… пятая захватит позицию») — то повидал и услыхал достаточно много. В своём отзыве на «Властелина Колец» К. С. Льюис, друг и коллега Толкина со схожим опытом, отмечал, что книга проникнута ощущением человека, для которого ежедневное безнадёжное кровопролитие было нормой, а мелкие плюсы (типа «спасённого» от врага кисета хорошего табаку) — редкой радостью.