Радикальный фэндом

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
«
Не сиди, не сиди, налетай, как смерч,
Православие или мерч!
Не сиди, не сиди, разбирай СиДи,
На CD — альбом, нужен по любому!
»
— Михаил Елизаров, «Мерч»
Типичные представители

У популярного произведения всегда есть многочисленный фэндом — люди, которые общаются друг с другом об этом произведении, обсуждают его персонажей, спорят о нём. Обычно это приличные взрослые люди, которые общаются ради удовольствия. Но в каждом фэндоме есть зловредное радикальное крыло.

Радикальный фэндом — это самая громкая, крикливая и ненормальная часть фэндома. Кто-то из них считает, что автор им что-то должен, кто-то — что автор их чем-то обидел, кто-то — что их обидели другие фанаты, их взгляды на произведение нерациональны и у них совершенно отсутствует восприятие с юмором своего объекта фанатизма. Они считают, что их объект фанатизма — нечто уникальное и несравнимое ни с чем, и даже легкое несогласие воспринимают как оскорбление. Словом, это не фанаты, а фанатики.

В редких случаях они могут быть интересными людьми, но гораздо чаще они весьма зашорены и агрессивны, могут часами «убедительно» доказывать, что «Приключения сэра Всеславура» по всем параметрам лучше, чем «Сага о витязе Укипало», да и все прочие жалкие поделки. Для радикалов также очень характерна координация и спам максимальными оценками своему произведению во всех доступных рейтингах, за что их очень не любят менее ярые фанаты. Бонусные баллы, если от увлечений такого радикала нормального человека передернет, а предмет его поклонения — узкоориентированное эксплуатационное произведение.

Радикальный фэндом, как правило, считает себя «элитой фэндома» или «истинными фанатами», хотя пользы для фэндома в целом от них довольно мало, а вред — ощутим: они создают вокруг произведения репутацию «это для неадекватов».

А ещё, хоть и крайне редко, к радикальному фэндому может принадлежать сам автор. Это, как правило, бывший обычный радикал, дорвавшийся до создания собственного произведения и теперь воплощающий в нём все не реализовавшиеся ранее мечты. В таких случаях типажи радикалов, совпадающие с авторским, получают огромное подспорье вплоть до начала войны против всех остальных фанатов или даже их полного вытеснения. Зачастую в этом случае вообще весь фэндом переходит в радикальный, так как все оппозиционеры вынуждены для противостояния другим радикалам записаться в анархистов.

Типажи[править]

Нет, это не кан’тои и даже не торговцы фандомной атрибутикой — это её потребители.
  • Анархист: фанат фанона, который считает, что «истинный фэндом» достоин придумывать новые факты о мире произведения более, чем его автор. Анархисты могут объявлять тёмную лошадку или крутого напарника истинным главным героем, потому что настоящий протагонист, по их мнению, пресен и скучен. Они могут выдумывать мудреные теории, почему нелюбимый ими персонаж — на самом деле Самый Главный Гад. Они не воспринимают Слово Божие как источник канона, потому что по их мнению, как только в произведении поставлена точка, оно перестаёт быть собственностью автора.
  • Безумный кроссоверщик — пишет фанфики-кроссоверы своих любимых произведений, в самых нелепых сочетаниях. Мои маленькие пони во вселенной Fallout, это самое оно.
  • Фанат одного героя: встречается в нескольких разновидностях.
    • Шиппер: из всего произведения его интересует только определенная пара героев, находящихся в серьезных или не очень серьезных отношениях. Как правило, один из влюбленных — предмет фанатизма шиппера, а второй — тот, кем шиппер представляет себя. «Конечно же, сэр Всеславур бросит эту вульгарную девицу Полироль и влюбится в таинственную и завораживающую Метаноль!» — надеется шиппер и, если его надежды не сбываются в каноне, «исправляет» его в своих фанфиках.
    • Безумная невеста: то же самое, только теперь необязательно представлять себя неким каноническим персонажем. Такой фанат просто испытывает личное романтическое или сексуальное влечение к определенному персонажу — предмету любви. Хотя сам этот типаж может не быть шиппером, но шипперы, посмевшие шипперить этого героя не с той особой — лютые враги безумной невесты.
    • Порнограф: Близок к двум предыдущим, но не всегда. Этого интересует только одно — половая жизнь любимых персонажей. Целыми днями занимается поиском R34 по любимому произведению: эротических и порнографических картинок, фанфиков, додзинси и т. д. При наличии определённых навыков, сам может писать и рисовать подобное. Самое клиническое, если при наличии полового партнера требует, чтобы тот косплеил его любимого персонажа. Несмотря на то, что именно они невольно создают фэндому репутацию озобоченных извращенцев, такие типажи обычно самые тихие и мирные, а также часто шифруются. То ли не хотят ругаться, то ли руки заняты другим.
      • Извращенец — подтип Порнографа, разводящий больные фантазии о сексуальных наклонностях героев, которые в каноне им абсолютно не свойственны. Подразделяется на три типажа:
        • Яойщица: похожа на предыдущего, но обычно женского пола и интересуется только гомосексуальными отношениями персонажа (если их нет, то их надо придумать! Сэр Всеславур влюблен в принцессу Полироль? Какая пошлость: на самом деле он влюблен в своего напарника Финалгона! Помните, Финалгон в третьей главе второго тома как-то сказал, что девушками не интересуется? Вот то-то же!). В отличии от хентайщиков, не склонны вести себя тихо и шифроваться, а, наоборот, сплачиваются в группы. В некоторых фэндомах (Sherlock, Shingeki no Kyojin) чуть-ли не самые многочисленные представители, и остальные члены фэндома ведут против них непрекращающуюся гражданскую войну.
        • Инцестуал: помешан на сексуальных отношениях между родственниками — у сэра Всеславура молодая и красивая сестра Мория? Он должен её поиметь, а его возлюбленная принцесса Полироль пусть идёт к чёрту.
        • Фетишист: помешан на ещё более неадекватных извращениях. Кто-то прется с гермафродитов, кто-то — с излишней полноты, кто-то — с людоедства и так далее. Занимаются все тем же, что и предыдущие пункты, с поправкой на фетиш.
    • Безумный защитник: в этом случае вместо сексуального влечения к персонажу — потоки ненависти на всех, кто этого персонажа хоть чем-то обидел. Кто посмел сказать, что сэр Всемконец — злодей? На самом деле он просто непонятая бессмысленной толпой тонкая натура! И плевать, что он в кадре сжег деревню и хотел изнасиловать принцессу Полироль!
    • Альтер-эго: воображает себя каким-то определенным персонажем. Этот типаж в жизни называет себя именем персонажа (как минимум в интернете, а может, даже и в оффлайне). У него строго определенное мнение о данном персонаже: «я и есть этот персонаж, я сам там был и всё видел, а те, кто трактуют этого персонажа по-другому — козлы и идиоты».
  • Жуткий Нострадамус: во всех событиях фэндома он видит предзнаменования чего-то плохого, что случится с произведением. Автор умрёёёёт![1] Сериал отмеееенят! Новый режиссер или продюсер всё испооортит! Особенно в штыки Жуткий Нострадамус воспринимает любые новации, вносимые в произведение: экранизации, приквелы, спин-оффы.
  • Вторженец: пришел в фэндом не из тех кругов, из которых обычно в него приходят (например, в фэндом сериала «Приключения сэра Всеславура» приходит не фанат «Властелина Колец» или «Игры Престолов», а исторический реконструктор, и начал заливать, что замки неправильные, доспехи неправильные, мечи неправильные). То, что определяет Вторженца — это непонимание обязательного комплекта жанра, нападение на сюжетные элементы, тропы и штампы, которые на ура воспринимаются целевой аудиторией.
  • Петросян: сочиняет по мотивам произведения шутки, анекдоты, пересказывает события (даже насквозь драматические) в пародийном ключе. При наличии навыков владения фотошопом может создавать смищные картиночки, штамповать мемы с участием героев, добавлять их в популярные заготовки и т. д. Люто ненавидим фэндомом серьёзных и драматических произведений, но в фэндомах комедий радикалом может вообще не считаться.
    • Мемный поц: сорит мемами направо и налево. Рисует смищные картиночки на тему произведения, обсуждает его героев на эрративном интернет-сленге и придумывает «крылатые выражения» про героев, которые форсит снова и снова, делая их подписями к очередной серии смищных картиночек.
  • Фансервер: помешан на привлекательности персонажей. Если если у героини не очень большая грудь, она не носит платье с вырезом, и носит брюки вместо того чтобы щеголять голыми ножками, то фансервер брызжет слюной и орёт что авторы прогнулись под SJW и феминисток. Разумеется нет ничего плохого в привлекательных героях, но фансервер чуть[2] ли не онанирует на них. Особо рьяные фансерверы начинают оскорблять реальных людей, чья внешность их не устраивает.
  • Лорд Мрачноштанного Гримдарка: хочет, чтобы произведение было мрачнее и острее. Пишет фанфики с изнасилованиями, зоофилией, людоедством на фоне зомби-апокалипсиса (если зомби-апокалипсиса в изначальном произведении не было). Как правило, его представление о гримдарке чисто школьное, лишенное всяких нюансов и переполненное ужасами в стиле Аркашки: «Ибоваистену обклювали!».
  • Мистер Пессимистос: похож на предыдущего товарища, но хочет другого — чтобы персонажи страдали. Сэр Всеславур и принцесса Полироль поженятся, но она тяжело заболеет, и скончается у него на руках. Не вынеся потери любимой, сэр Всеславур взойдёт к ней на погребальный костёр. У Метаноли и Билла Балбеса рождается дочь, но сама тёмная эльфийка умирает при родах.
  • Фэндомный паладин: архивраг Лорда Мрачноштанного Гримдарка, Фэндомный Паладин борется за добро в стиле «Научи хорошему». Он нападает на куски произведения, которые, по его мнению, учат плохому, в которых положительные герои ведут себя неблаговидным образом. По мнению Фэндомного Паладина, есть «тёмные» произведения, которые читают только больные извращенцы, и есть «светлые», которые учат добру и мудрости. В данный фэндом Паладин пришёл, полагая, что произведение «светлое», и теперь любая мрачнинка или остринка, допущенная авторами, вызывает его гнев и ярость. Как так сэр Всеславур жертвует тысячами, чтобы спасти миллионы? Какой же он после этого герой?
  • Элитист: считает, что произведение должно быть не для всех, а только для Интеллектуальной Элиты, Таких, Как Он. Чаще всего подобные персонажи водятся в фэндомах литературных произведений и исходят на дерьмо, когда произведение экранизируют. А уж когда экранизируют не так — потоки желчи от Элитистов как в адрес экранизаторов, так и в адрес фанатов экранизации начинают напоминать горные сели.
  • Диванный политик: политизированный человек, свято уверенный, что именно его позиция принесёт счастье всем, даром и никто не уйдёт обиженным. Занимаются её пропагандированием, выискивают в любых произведениях намёки на её апологетику, при обнаружении таковых — подъём произведения на щит и занесение создателей в списки рукопожатных. Если же произведение, наоборот, хает любимую политическую платформу диванных (а в запущенных случаях — даже если высказывается о ней с недостаточным уважением) — те, как и паладины, будут бегать кругами и рассказывать, какой автор злодей и какое у него мерзкое произведение.
  • Научный: близкий родственник Элитиста, только свои претензии на интеллектуальную элитарность Научный обосновывает своим филологическим образованием и (в особо тяжелых случаях) диссертацией, написанной по описанному произведению.
    • Училка по литературе: подвид Научного со строго определенными трактовками персонажей и привычкой ставить двойки тем, кто от этой трактовки отклоняется. «Ты считаешь, что сэр Дубадам непонятый герой? А вот нет, с точки зрения литературного направления классицизма, к которому тяготеет автор, есть лишь просвещенное добро и есть зло, следовательно сэр Дубадам — злодей».
    • Критик: другой подвид Научного, вообращающий себя настоящим литературным критиком. Он пространно обсуждает автора и его стиль, критикует (по его мнению) очевидные грядущие повороты сюжета, выискивает несуществующие подтексты и утверждает, что вот здесь и вот здесь ОН бы написал лучше.
  • Нерадикал: фанат, демонстративно презирающий всех радикальных фанатов. По его мнению, ничто, исходящее от фэндома, не стоит и выеденного яйца, что фэндом — безмозглая масса, не заслуживающая права на собственное мнение.
    • Асобенный: разновидность Нерадикала, фанат, который демонстративно топит не за тех, за кого топит большинство фанатов, и считает, что это делает его выше и умнее других. «Ах, вы шипперите сэра Всеславура и чародейку Метаноль? Да вы же просто неудовлетворенная фэндомская бабенка, только они так делают. На самом деле сэр Всеславур умрёт, Метаноль выйдет замуж за Бобби Золотаря, а новым королем-императором Бармалиона станет атаман Козолуп».
  • Крэк-шиппер: в произведении нет никакой романтической линии, она совсем не об этом, но Крэк-шипперов это не волнует: если романтической линии нет, то её надо придумать! Если в произведении есть врисованный впопыхах любовный треугольник, хотя оно совсем не об этом, а о войне со Злодеем-2 — Крэк-шиппера будет волновать именно треугольник (а зачастую способы сделать его четырех- или пятиугольником), а не война со Злодеем-2.
  • Безумный лорокур: смысл его жизни в фэндоме — собрать как можно больше канонической информации о самых малозначительных темах. Любое упоминание каких-то малозначимых событий кем-то из персонажей заставляет Безумного Лорокура толковать и трактовать, дабы построить максимально близкую к канону теорию о том, что это были за события. На конах Безумные лорокуры пристают к авторам с вопросами в стиле: «А вот Наставник-Покровитель в первой книге упоминал про Черный Ужас Восточного Запада и то, как он напал на Караманор триста лет назад. Скажите пожалуйста, а где конкретно он напал, сколько человек погибло и как звали караманорского полководца, который противостоял вторжению?».
  • Мистик-конспиролог: убеждён в том, что мир его любимого произведения существует в действительности, только как-то по-хитрому запрятан от обычного, и мечтает туда проникнуть (многие фэнтезийные произведения, например, «Гарри Поттер» и «Хроники Амбера», очень поощряют такие тенденции и так прямо и говорят, что это только для элиты и скрыто от глаз обывателя; поэтому конспиролог часто сочетается с Элитистом). Видит любимый мир в снах, изучает всевозможные тактики «астральных путешествий», если имеет возможность по деньгам, ездит в разные реальные места, упомянутые в произведении, и ищет там порталы, а иногда даже и подгоняет (псевдо)научно-историческую базу (например, к параллельному фэнтези-миру типа Нарнии можно притянуть мультиверс и многомировую интерпретацию Эверетта, а тот же «Гарри Поттер» даёт повод изучить европейские оккультные ордена типа Ордена Золотой Зари, ну а искателей Белерианда в Доггерленде и Мордора в Дакии сам Эру велел вспомнить). При положительной динамике постепенно сублимирует свои интересы в околонаучную область и иногда даже продуцирует что-то дельное, при отрицательной скатывается в полный неадекват и пополняет ряды всевозможных уфологов и шизотериков. В исключительно редких случаях — действительно находит то, что искал: не забывайте, что Троя до Шлимана считалась выдуманным городом!
  • СПГСник: склонен искать глубокий смысл там, где он не закладывался, и придумывать на этом совершенно нелепые теории. Бывает нескольких разновидностей.
    • Обыкновенный: следует заветам уроков по литературе, трактует совершенно случайные или условные вещи как тонкий замысел и намёк авторов на что-то конкретное. Во дворце Пергидроли голубые занавески? Всё ясно — это символизирует её глубокую печаль и скорбь по упадку народа эльфов.
    • Поехавший: схож с предыдущим, но ищет намёк на дурное, как фэндомный паладин. Во время похода эльф Финалгон и дварф Мурадурин спали на одной койке? Всё ясно — они геи. О том, что слово Божие гласит, что у Финалгона есть невеста, а у Мурадурина жена и трое детей, поехавший и знать не желает.
    • Амброз Твист: а этот, товарищ вообще считает, что наших героев нет в живых, всё тлен и все умерли. Сэр Всеславур уничтожил Злодея-2, и женился на Полироли? Чушь собачья — на самом деле герою нанесли смертельную рану, и весь хэппи-энд — не что иное как его предсмертные видения. Или как вариант — ещё в первом сражении, Всеславур получил тяжёлую травму и лежит в магическом сне, насланном владычицей Пергидролью. А Полироль сидит у его кровати, и умоляет очнуться.
  • Страж Мэйнстрима: архивраг Вторженца. Считает, что если «Приключения сэра Всеславура» — фэнтези, то фанатами его должны быть только любители фэнтези со стажем. Если ты пришел в фэндом не из фэндома ВК или «Игры престолов», то бегом смотреть и читать, а иначе ты недостоин быть фэнтезистом!
  • Старый гвардеец: самый старый фанат, который помнит ещё первую книгу. И упаси боже тебе забыть об этом — старый гвардеец напомнит! «А в мое время Тёмные Народы были зеленее, файерболы горячее и не было этих новых авторов, которые напридумывали всякой чуши!». Его роднит с Жутким Нострадамусом крайний консерватизм, но если Нострадамус предсказывает, что франшиза погибнет от нововведений, то Старый гвардеец уверен, что она давно уже погибла, и только первые выпуски — труЪ и достойны внимания. Кроме того, он помнит жизнь фэндома в старые, подчас доинтернетные времена, и все время хвастается этим. Часто Старый гвардеец враждует с Пуристом и Канонистом-теократом, выдвигая против них аргументы: «А в золотой век фэндома не было никакого двенадцатитомника Истории Бармалиона, и нам было весело без него. И Пергидроль все ударяли на О. Так что нещитово!».
  • Пурист: у него есть строгий идеал, какой должна быть франшиза. Вот этот перевод — правильный, а этот неправильный! Вот в этой адаптации исказили характер Владычицы Пергидроли, в оригинале она совсем не такая! И вообще, Пергидроль произносится с ударением на второй слог, потому что таковы правила эльфийского конланга Цвёльфов, а все, кто произносят на третий — чайники! А фанфики — НЕКАНООООН!
    • Пурист-империалист: водится в фэндомах переводных произведений. Этот пурист считает, что знакомиться с произведением надо строго на языке оригинала, а все переводы так или иначе плохи. Вот в этом переводе боббиты говорят на жаргоне НКВДшников, у автора такого не было! Вот тот перевод сух, как армейская галета, и в нем неправильно пишут имена персонажей из Мараканора! А что это за русские пословицы выдает Наставник-Покровитель, он что, русский? Нельзя так переводить!
  • Канонист-теократ: целью жизни этого фаната является выстраивание и защита канона. За канон он почитает всё, что когда-либо сказал автор, письменно или устно. У канониста-теократа всегда есть полный архив Слова Божьего, собрать который можно было разве что шпионя за автором. «А в интервью с издательством „Гоп-стоп“ автор сказал, что шишечка на шлеме у сэра Всеславура круглая, а не острая — так что художник, который нарисовал острую, нарисовал неканон!». Канонист-теократ является архиврагом Анархиста и союзником Безумного лорокура, которому поставляет находки в каноне, которые можно дорисовывать до теорий.
  • Тёмный — болеет за плохих парней, потому что они крутые, пафосные, у них готичные мечи или мощные танки, а Злодей-2 был прав во всём. Бывает двух типов:
    • Бесстыдный тёмный: слава его злодейшеству Злодею-2! Государственный преступник сэр Всеславур не пройдёт! Кайзеркригсканонен бубхош фхтагн!
    • Мелькор был хороший: Злодей-2 просто непонятая няшечка! Бяка-бука Всеславур даже не выслушал, в чём его правда! Ах, чёрные маки…
      • Как правило, первыми Тёмными становятся обычные Асобенные. Затем их становится много, на Асобенных они уже не тянут и формируют свою собственную группировку фанатов.
  • Солдат фэндомной войны: считает, что высшим проявлением любви к фэндому является ненависть к другому фэндому, который он считает враждебным, и всеми силами пытается разжигать межфэндомные срачи. Плюёт на мелочи вроде того, что войны между этими фэндомами давно отгремели или характерны только для запада, тогда как у нас всё фанатеют счастливо и спокойно. Ответки «враждебных» фанатов считает поводом ненавидеть их ещё сильнее.
  • Фэндомный террорист: типаж с уклоном в нарушение УК РФ, который считает, что фэндомские разногласия — повод для перенесения вражды в реал. Он может угрожать, травить или даже физически нападать на тех, кому нравится не то, что ему, или кто изображает его любимого персонажа в неприглядном свете.
  • Ярый: просто Ярый. Человек, который не пропускает ни одного кона, ездит на эти коны в доспехах сэра Всеславура даже в поезде. Человек, квартира которого завалена дублирующими друг друга изданиями книг, записями фильмов и сериалов по любимой франшизе, стены увешаны плакатами с изображением героев, распечатками фанарта. Человек, который даже на работе разговаривает цитатами из героев произведения. Словом, человек, который не мыслит жизни вне фэндома.
  • Просто любители франшизы — без «шиз», «маний», «ненависти» и всего прочего. Такие тоже есть — хоть в это и сложно поверить. Они зачастую годами в случае особо неадекватного фандома не афишируют свою любовь к произведению, пока не уляжется волна ажиотажа.

Забугорно-специфичные типажи[править]

В наших широтах и долготах такие встречаются очень редко, и в Рунете на них сложно наткнуться — менталитет не тот. Но стоит открыть англоязычные ресурсы по теме искомого фэндома — и вот они, тут как тут!

  • Борец за политкорректность (он же SJW[3]): сорт диванного политика от левого либерализма, похож на фэндомного паладина, но движим совсем другой моралью. Подобно паладину занимается поиском неполиткорректных моментов в произведении, а ля: «А почему тут угнетают геев?», «А почему в армии ни одной женщины-воительницы?», «А почему в „типагерманском“ Мараканоре ни одного темнокожего?»? Разумеется, в угоду идеологии, страдает хроническим незнанием матчасти. Вне зависимости от пола, показательно отрицательно относятся к фансервису, что не мешает женской части данного типажа фанатеть от яоя и k-pop групп со смазливыми мальчиками, а мужской части тайно наслаждаться фансерфисом. В случае же однополых отношений, вся их ненависть к фансеривису мгновенно пропадает. В последнее время таких развелось очень много. Типичные места обитания – Twitter, Tumblr, в последнее время ещё и TikTok.
  • Крылатый демократ: ещё один вид политиков, на этот раз от неоконсерватизма. Считает, что какими бы отсталыми ни были общественные отношения в Мараканоре, хэппи-эндом должно стать установление демократии. О демократии и о том, как она работает, имеет довольно смутное представление, если его спросить, что такое представительство или федерализм — зачешет в башке, а если спросить, как эти институты могут появиться в феодальном Мараканоре — посылает по известному адресу. Если ему почитать учебник истории на тему, что за феодальной раздробленностью обычно следует абсолютистская монархия — впадает в экзистенциальный ужас.
  • Инвестор: этот фанат накупил тучу Официального Мерчендайза От Самого Автора, ни разу в жизни не скачал пиратский фильмец про сэра Всеславура, а всегда брал самые дорогие места в кино, в общем, потратил на свое увлечение цену нового автомобиля. И после этого ведет себя так, как будто прикупил пакет акций франшизы: «Этот автор живёт на мои деньги!», и считает, будто бы к его мнению обязаны прислушиваться автор, издатели, режиссер, продюсер и младший корректор.
  • Счастливый донатер: в некотором роде противоположность инвестору, тоже готов спускать на любимое увлечение суммы, на которые в более бедных странах можно купить неплохое жильё и автомобиль на сдачу, однако в отличие от инвестора абсолютно ничего не требует от авторов, прощает им любое издевательство и смирно потребляет любую продукцию под обёрткой своего фэндома. Просто произведение приносит ему чистейшее, концентрированное, абсолютное счастье и, возможно, даже является самой главной радостью в жизни, а деньги у большинства таких всё равно родительские. По причине того, что абсолютное счастье легче принести тому, у кого кнопка для его получения ярко подсвечена красненьким и болтается сбоку (то есть людям со специфическими, выделяющимися фетишами), счастливый донатор наиболее распространён в фэндомах узкоориентированных эксплуатационных произведений. В целом обычно мирные люди (но не говорите это их семьям: отец семейства, спускающий все деньги на мерчендайз, мало чем отличается от отца-алкоголика), не стремящиеся нести Вселенскую Справедливость, но взгляды на жизнь у них оч-чень специфические.

Примечания[править]

  1. Причём это единственное, в чём он точно прав — любой автор рано или поздно таки умрёт. Особенно больно будет когда автор не успеет за свою жизнь закончить своё произведение. Так, в мае 2021 года умер мангака Кентаро Миура, автор Берсерка. История до сих пор не закончена и неизвестно, можно ли ждать продолжение и вопрос каким оно будет?
  2. А иногда и не чуть.
  3. Social Justice Warrior — англ. «Воин за социальную справедливость». Справедливость, разумеется, понимает крайне странно.