Прирожденный заключенный

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
Тюремная наколка в тему

Прирожденный заключенный (на воровском арго также известный как КОТ — Коренной Обитатель Тюрьмы) — персонаж, пробывший в заключении так долго, что уже не хочет жить на воле. Как мы все знаем, человек такое существо, которое ко всему привыкает. Внутри тюрьмы тоже своя жизнь, не похожая на жизнь на воле. С непривычки она кажется ужасной, но когда человек проводит там не один десяток лет, то другой жизни уже не знает. И тюремная жизнь не кажется ему такой ужасной. В итоге человек может быть просто не в состоянии адаптироваться к жизни на воле.

Среди прирожденных заключенных есть такой подвид, как зицпредседатель. Профессиональный сиделец. Такой персонаж хоть и проводит большую часть жизни в тюрьме, но он прекрасно понимает, что для большинства людей оказаться в тюрьме ужасно, и совсем не против за это получить дополнительное вознаграждение. Беря на себя чужие преступления он получает за это дополнительные блага. Для кого-то это просто небольшие материальные поощрения, выливающиеся в более комфортные условия содержания. Кто-то же за нахождение в тюрьме получает весьма солидные суммы, которые мало кто зарабатывает на воле.

Изредка бывают совсем уж чернушные примеры в режиме педаль в асфальт — персонажи, родившиеся в тюрьме. Как правило, случаи совсем уж фантастичные, ведь мужчины и женщины содержатся в разных тюремных отсеках, а ребёнка у беременной женщины, отбывающей заключение, скорее всего бы забрали. Но в художественной литературе бывают и такие истории.

Примеры[править]

Литература[править]

  • В книгах Джо Аберкромби («Лучше подавать холодным» и «Красная страна») есть такой прирожденный заключенный, как Дружелюбный (англ. «Friendly», он же «Балагур» в официальном переводе). Это человек-калькулятор, отличный боец и любитель азартных игр. После того, как он выполнил свою задачу по помощи в убийстве нескольких человек и получил за это деньги, единственное его желание было — вернуться назад в тюрьму. Но к его огромному сожалению тюрьма к тому моменту была уже разрушена. С большой неохотой Дружелюбный остался на воле и продолжил работать на Коску.
  • «Золотой телёнок» — Фунт. Профессиональный зицпредседатель (от немецкого sitzen — «сидеть», в том числе и в тюрьме), подставное лицо, добровольно садящееся в тюрьму за чужие махинации. Как говорит сам Фунт: «Я всегда сидел. Я сидел при Александре Втором „Освободителе“, при Александре Третьем „Миротворце“, при Николае Втором „Кровавом“. При Керенском я сидел тоже. При военном коммунизме я, правда, совсем не сидел, исчезла чистая коммерция, не было работы. Но зато как я сидел при нэпе! Как я сидел при нэпе! Это были лучшие дни моей жизни». Увы, будущее 90-летнего Фунта печально — НЭП кончился: «Где частный капитал? Где первое общество взаимного кредита? Где, спрашиваю я вас, второе общество взаимного кредита? Где товарищество на вере? Где акционерные компании со смешанным капиталом? Где это всё? Безобразье!» Всё, что остаётся Фунту — донашивать пасхальные брюки и навязывать свои услуги Остапу Бендеру в конторе «Рога и копыта».
  • «Цивилизация статуса» Р. Шекли — преступников высылают на планету-тюрьму Омегу, но никто не мешает им там заводить детей. В итоге на Омеге есть небольшая община мутантов, явно родившихся там, плюс главный герой, участвуя в качестве жертвы в ритуальной охоте на людей видит мальчишку, палящего по нему из окна из родительского лучемёта.
  • Волкодав — надсмотрщик Гвалиор. Сам пошёл в Самоцветные горы на эту проклятую работу ради денег на свадьбу по старинным обычаям «шобвсёкакулюдейбыло». Да только пока работал, правитель издал указ «о запрете шикарных свадеб» — и его невеста тут же за другого замуж вышла. А он в конечном счёте так и остался надсмотрщиком, отправляя заработанные деньги родителям. Одна из рабынь, которых привезли в горы для утех надсмотрщиков, оказалась похожей на его невесту — и он купил её один, а через полгода с очередным караваном отправил её, беременную, к своим родителям. И потом долго удивлялся тому, что она всё ещё ждёт его возвращения...
    • Ксоо Тарким, хозяин каравана рабов. Уже которое десятилетие гонит людей в Самоцветные горы, рассуждая на привалах о том, как «когда-нибудь поднакопит деньжат и уйдет на покой», но пока всё идёт к тому, что он сам помрёт на этой Дороге Смерти.

Кино[править]

  • «Крепость (фильм)» — инверсия: коренным обитателем тюрьмы является… сам директор тюрьмы, не знающий иной жизни, чем быть охранником тюрьмы.
  • «Криминальная фишка от Генри» — Макс. С огромнейшей неохотой подал на условно-досрочное, когда Генри упросил его быть соучастником в ограблении банка.
  • «Побег из Шоушенка» — у тюремного библиотекаря закончился срок заключения. Поскольку срок был ОЧЕНЬ большой, то вышел он дряхлым стариком, заново строить свою жизнь было уже поздно, поэтому он решил её прервать. Нечто похожее происходит с Редом, вышедшим из тюрьмы в конце фильма. Он проходит тот же путь, что и библиотекарь и тоже задумывается о самоубийстве. Но дружба с главным героем и данное ему обещание всё же удержало Реда от этого шага — он нашел в себе силы найти своего друга, который поможет ему освоиться на воле.
  • «Красная жара» — Абдул Элайя, глава чикагской наркомафии, продающей тот самый kokainum, из своих 38 лет провёл в тюрьмах 26. Руководит мафией он именно из-за решётки.

Телесериалы[править]

  • Breaking Bad — именно «профессиональный сиделец» Джеймс Килкелли, проживший 44 года из своих 58 в тюрьме, помог главным героям выйти из ситуации, когда одного из их распространителей наркотиков взяла полиция. Джеймс взял на себя вину за распространение наркотиков и сел под именем «Хайзенберга».
  • Fargo — в третьем сезоне похожим образом выгородили Эммита Стасси, признавшегося в убийстве брата. За это преступление вину на себя взял другой человек.

Мультипликация[править]

  • «38 обезьян» — пародийный вариант с Иваном Добски. Он так долго просидел в тюрьме по ложному обвинению в убийстве (самооговор от пыток в комплекте), что в итоге действительно совершает какое-нибудь жуткое преступление, дабы туда вернуться. Его оправдания (мол, на преступление его толкнул мячик-хоппер) явно наводят на мысль, что у Добски не в порядке с головой.
  • «Superjail» — все заключенные Супертюрьмы. Особенно выделяется редкий поименованный Джек Найф (Нож то есть), которого Тюрьмобот ловит в начале каждой серии. Да, управляющие и охрана — соответственно, примеры инверсии, ибо тоже не собираются менять работу.
  • «Мегамозг» — главный герой, когда попал в младенчестве на Землю, сразу случайно оказался в тюрьме, и так там и остался. Во взрослом состоянии после злодейств Мачомен регулярно возвращает его туда. При этом, когда дела в городе становятся совсем плохи, Мегамозг буквально говорит Роксане, что возвращается домой, и идёт в свою камеру в тюрьму.
  • «Чип и Дейл спешат на помощь» — профессор Нимнул, которого в конце каждой серии с его участием отправляют то ли в тюрьму, то ли в психушку. К следующей серии он снова на свободе и имеет доступ к очередной супер-лаборатории.
  • «Утиные истории» — братья Гавс, целая свора грабителей, у которых вся жизнь построена по принципу «сбежал — украл — в тюрьму, романтика!». Они даже на свободе ходят в тюремных робах с номерами (а в тюрьме сидят в грабительских масках) — видимо, чтобы часто не переодеваться.

Комиксы[править]