Обедневший аристократ

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
« Жалок тот дворянин, который дома ест впроголодь, а на улице напускает на себя важность и лицемерно ковыряет во рту зубочисткой, меж тем как он не ел ничего такого, после чего ему требовалось бы поковырять в зубах! Жалок тот, говорю я, у кого честь стыдлива и которому кажется, будто всем издали видно, что башмаки у него в заплатах, шляпа лоснится от пота, накидка обтрепана, а в животе пусто! »
— «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский», глава XLIV
Типичный представитель. Подробнее о происходящем на картине см. в разделе «Живопись» (во времена её написания же это был настолько распространённый типаж, что зрители и без объяснений понимали, что происходит).

Слово «промотать», ныне не особо употребляемое и некоторым известное разве что по книгам, означает «неразумно и впустую истратить деньги», а того, кто так делает, называли «мот». В Новое время появилось и начало набирать обороты такое явление, как промотавшиеся аристократы — дворянские дети, которые не нашли лучшего применения доставшемуся наследству, чем потратить его на балы, вино, барышень и карточные игры. В те века (в отличие от Средних, когда феод давался за клятву, которую не продашь) роль дворянства понемногу начинала меняться, и в итоге немало потомков некогда знатных семей оказались не у дел, ну а всякие развлечения вроде вышеперечисленных — первое, что приходит на ум при наличии денег и скуки.

В итоге получился тот ещё типаж. С одной стороны, перед нами человек, с рождения привыкший жить роскошно и ни в чём себе не отказывать в разумных пределах. С другой — денег у него всё меньше, а то и уже толком почти нет. Нередки были случаи, когда такой аристократ уже лишился денег, но ещё не лишился стремления к пусканию блеска в глаза, поэтому не может позволить себе распродавать дорогое имущество, предпочитая лучше голодать — на иллюстрации как раз такой тип. В общем, что-то вроде современной расфуфыренной модницы, оснащённой новейшим айфоном, но падающей в голодный обморок в вагоне метро[1], только ещё и аристократ. В терминальных случаях денег и имущества не осталось вообще, а желания хоть как-то работать не возникло.

Представители такого типажа могут быть изображены, как жалкие ничтожества, как комические персонажи, как персонажи трагические с опциями «взялся за ум, но было поздно» или «вообще не взялся за ум». Бывают и мерзавцы, иногда великолепные. Ниже будут и такие примеры.

Но напомним, что в названии статьи стоит причастие «обедневший», а не «промотавшийся». Потерять наследство аристократ мог и по куда более уважительным причинам, чем бездумно-разгульный образ жизни. К примеру, он потратил много денег на выплату долгов своих родителей (возможно, промотались как раз они). Или был слишком расточителен в каких-то действительно хороших делах, скажем, вложил больше, чем мог, в благотворительность или спонсорство. Или, допустим, он одержим наукой и предпочёл роскошной жизни скромную, зато оборудованную теле- или микроскопами. Такие примеры нам тоже подойдут, и они достойны того, чтобы их как следует расписывать.

Почему так?

В Средневековье аристократ должен был быть богатым и щедрым, ведь продолжительность жизни аристократа находилась в чёткой зависимости от верности личной дружины и крепости отношений с соседями и сюзереном, для благорасположения которых нужно было делать щедрые дары. Потому благородные рыцари без лишних мыслей сорили деньгами направо и налево: репутация в любом случае дороже, а даже если денег нет — та же самая дружина поможет тебе все вернуть. Кроме того, люди, живущие военным ремеслом, и умирали, соответственно, тоже не так уж и редко — какой смысл делать накопления, если завтра вражеская пика оборвёт твою жизнь в славной (ну, или не очень) битве? Живи каждый день как последний, а Создатель всё равно будет судить тебя на Страшном суде не по тому, как тяжела твоя мошна, а по чести и вере! Добавьте сюда также немалую личную заносчивость и презрение к делам финансовым: считать деньги (и заниматься счётом вообще) — это для еврея-ростовщика и ломбардца-банкира, не к чести воина заниматься столь низким делом. Подобное положение сформировало типаж благородного воителя-хозяина жизни, гордящегося собственной щедростью и живущего разгульно, «на широкую ногу».

Если в те времена таких «хозяев жизни» становилось совсем уж много, то Папа Римский всегда мог объявить Крестовый поход, чтобы натравить заносчивых и живущих только мечом аристократов на язычников, сарацин или схизматиков. В конце концов, погибнут они у подножия гроба Господня или же отвоюют Иберийский полуостров у мавров[2] — Святой престол обрадуется обоим исходам. И даже позже, пока ещё дворянство оставалось военным сословием, война и служба в армии могла помочь потратившемуся аристократу выправить положение — таким образом удалось сплавить уйму нищих идальго и разорившихся джентри за океан, на грабеж и завоевание далёких и богатых земель. Но потом усиливающимся монархиям стали ни к чему толпы вспыльчивых мужиков с холодным оружием; стали продвигаться разлагающие идеи гуманизма, Просвещения, появились новые изысканные, но дорогостоящие развлечения и моды. Потомки суровых раубриттеров и крестоносцев через стадию мушкетёров, ещё помнящих, какой стороной шпаги и как колоть врага, выродились в разодетых и живущих не по средствам хлыщей, носящих чисто декоративное оружие, а их детей и внуков стало уже и не отличить от толп потомков невесть как поднявшихся деревенских хамов, купчишек и попов. И вопреки распространённому заблуждению, это явление было свойственно не только для Позднего Средневековья и эпохи Возрождения: на самом деле практически на каждой стадии исторического развития были свои вариации разорившегося дворянства. В лучшем случае такие несчастные находили себя в торговле и промышленности, становясь купцами, лихими мореплавателями-конкистадорами или буржуазией. В худшем случае со временем они теряли даже те крохи дворянского статуса, которые у них оставались, после того, как очередная смена династии или революция сносила напрочь выстроенную веками вассальную пирамиду.

Примеры

Литература

  • «Архив Буресвета» Б.Сандерсона — Шаллан Давар и её семья стали такими после смерти отца, который оставил им в наследство кучу неоплаченных долгов. Собственно, вся сюжетная линия Шаллан в первой книге выстроена вокруг попытки раздобыть средства для сохранения дома.
  • «Добродетельный кабатчик» А. Чехова — протагонист-помещик, в чьем имении когда-то были мельницы, угольные шахты и конский завод, после освобождения крестьян постепенно обнищал и раз за разом принимает деньги на всякие нужды (покрасить ржавеющую крышу, отстроить сгоревший сарай) взаймы от кабатчика, своего бывшего крепостного. Совершенно не подумав, что в итоге кабатчик абсолютно законно отберет у него имение за долги.
  • «Вишневый сад» А. Чехова — помещица Любовь Андреевна Раневская привыкла жить вольготно во Франции, не думая о деньгах, и только после вынужденного возвращения в Россию начала понимать, что долгов немало, а окупить их за счет привычного оброка попросту невозможно. Но и расставаться хоть с пядью землю даже в аренду дачникам она не желает — как же рубить вишневый сад, как же сдавать землю предков непонятно кому? В итоге имение за долги уходит с молотка потомку ее бывшего крепостного купцу Лопахину, а Раневская уезжает обратно в Париж на присланные ярославской бабушкой деньги, изначально предназаченные для уплаты процентов по долгам.
  • «Гарри Поттер» — семейка Гонтов (Мраксов), как фентезийный вариант тропа в терминальной стадии. Гора золота в подвалах банка Гринготтс если и была, то давно закончилась — осталась только пара древних регалий, подтверждающих принадлежность к роду самого Салазара Слизерина, непомерная гордыня (особенно в отношении презренных магглов) и небольшой домик на окраине их бывшего поместья (ныне отошедшего к всё тем же магглам), где «аристократы духа» живут в грязище и говнище. А всякие безродные чиновники ко всему прочему требуют соблюдать маскарад наравне со всеми… Неудивительно, что Волдеморт, и ранее бывший большой сволочью, когда узнал правду о своём происхождении, решил любой ценой подняться на вершину власти.
  • «Евгений Онегин» А. Пушкина — заглавный герой чуть не стал таковым стараниями отца, который «давал три бала ежегодно и промотался наконец». Евгений сделал финт ушами, отказавшись от наследства отца вместе со всеми долгами и предоставив кредиторам делить его как сами захотят (ход вполне легальный, но не вполне одобряемый обществом). Но бедствовать ему не пришлось благодаря удачной смерти дяди, который своевременно оставил Евгения единственным наследником большого поместья.
  • «Золото короля» (цикл о капитане Алатристе) А. Перес-Риверте — герой-рассказчик, Иньиго Бальбоа, рассуждая об испанской знати, отмечает, что множество кастильских аристократов, презирая работу, доходят иной раз до полного нищенства. В то же время севильская знать не гнушается коммерцией — но частенько состоит из разбогатевших простолюдинов, заполучивших титул благодаря выгодному браку или ещё какой махинации. При этом если сами «выскочки» ещё помнят, откуда берутся и как зарабатываются деньги — то их сыновья радостно проматывают наследство, а внуки иной раз голодают (Иньиго тут цитирует пословицу, гулявшую в Севилье: «Дед — купец, дворянин — отец, сын — кутила, внуку не хватило»).
    • Собственно, в цикле всякого рода нищих идальго, у которых нет ничего, кроме дворянства и шпаги, полным-полно. Даже сам рассказчик Иньиго Бальбоа при случае вспоминает, что он не просто так, а дворянин. При этом его наставник и воспитатель, Диего Алатристе-и-Тенорио, честно про себя говорит: я не кабальеро, у меня и коня-то нет. Впрочем, начиная с событий романа «Кавалер в жёлтом колете» Алатристе становится дворянином (хотя и тайным: «Вы никогда не сможете похвастаться этим»): «Если вас когда-нибудь захотят повесить или удавить гарротой, обратитесь к королю… Отныне и впредь вы получаете право быть обезглавленным как идальго и кабальеро». Короля слишком впечатлил безвестный отставной солдат, прикрывающий его собой с криком: «Мне! Мне эту пулю!» — а потом рубящийся с наёмным убийцей.
  • «Двенадцать стульев» — на тормозах. Киса Воробьянинов все свое состояние промотать не успел (грянула революция), но собирался, а уж приданное своей покойной жены потратить сумел[3] Именно поэтому мадам Петухова ничего не сказала ему о своих брильянтах («Как же было дать вам бриллианты, когда вы пустили по ветру имение моей дочери?»).
    • «Золотой телёнок» — Александр Дмитриевич Суховейко, экс-камергер, а ныне просто Митрич, житель коммуналки «Воронья слободка». Впрочем, обладатель такой недешёвой вещи, как рояль.
  • «Дон Кихот Ламанчский» — собственно, идальго Алонсо Киханэ. Всего и владений, что нищая деревенька, да еще умудрился запродать несколько десятин земли ради пополнения своей библиотеки рыцарскими романами.
  • «Капитан Немо» — собственно, Немо, он же индийский принц Даккар, потратил все уцелевшее родовое состояние на строительство подводной лодки «Наутилус» ради мести оккупировавшим его страну англичанам.
  • «Лука Мудищев» — таковым является заглавный герой, который дошёл до оказания услуг сексуального характера богатым дамочкам. Хотя основную роль сыграл его дед, спустивший все имения и капиталы. Это при том, что отдельные представители рода Мудищевых лично были знакомы (и, видимо, даже дружили) с Иваном IV и Петром I.
  • «Маркиз и мисс Салли» О’Генри — завязкой сюжета служит то, что английский маркиз Бородэйл вложил все средства в прогоревшее акционерное общество. Обнаружив, что рассчитаться по долгам нет ни малейшей возможности, маркиз стреляется — и его сын, давно перебравшийся в Америку и владеющим богатым ранчо, отдаёт поверенному распоряжение распродать всё имущество и отправить на погашение хотя бы части отцовских долгов. Себе он забирает только лошадь с упряжью, ружьё и долларов пятнадцать мелочью на первое время, после чего отправляется на юг искать работу как простой ковбой.
  • «Наследник из Калькутты» Р. Штильмарка — именно такой статус получил Джакомо Грели вместе с документами Фредерика Райленда, отправившегося из Индии в Англию для вступления в наследство. Некогда род Райлендов был очень богат, а теперь «милордом меня величали только слуги, а соседи даже сэром называли сквозь зубы». Впрочем беспринципность, безжалостность, холодный расчёт и мешочек бриллиантов, взятых с тела подло убитого капитана, помогли пирату Леопарду Грели восстановить богатство и положение в обществе.
    • Леди Эллен — ещё одна наследница обедневшего рода, готовая любым способом подняться из бедности к славе и богатству. Её нисколько не смутила ни открывшаяся правда о самозванстве её избранника, ни выбранные им способы достижения желаемого. Более того, она сама с лёгкостью сделает для мужа очередную ступеньку из трупов (например, стравит между собой до дуэли соперников на выборах, в которых Райленд идёт третьим номером)
  • «Наследник князя Яо» (рассказ из сборника «В поисках светильника»[4]) Чжао Цзинчжана — получив наследство, главный герой успешно промотал его в пирах и на охотах. Дошёл до того, что стал нищим; и чтобы не допустить этого для своей дочери, его тесть забрал к себе жену героя к себе. В конце концов протагонисту удалось устроиться сторожем ворот в богатый дом. Там он жил безвылазно в сторожке, радуясь, что хотя бы не голодает, а хозяйку дома он никогда не видел, поскольку её всегда носили в паланкине. На самом деле это был дом съехавшей от него жены, которая приютила его, чтобы он не просил милостыню на улице, и в то же время не допустила его к деньгам, чтобы он опять не мог всё промотать.
  • «Осторожность» Н. Некрасова:
«

Наш помещик Пантелеев Век играл, мотал и пил, А крестьянин Федосеев Век трудился и копил — И по улицам столицы Пантелеев ходит гол, А дворянские землицы Федосеев приобрел.

»
  • «Песнь Льда и Пламени» — несмотря на то, что при чистом феодализме растранжирить владения довольно сложно (см. выше), отцу Тайвина Ланнистера это почти удалось. Развлечения, транжирство и молодая фаворитка — на них ушло все золото Ланнистеров, потом своим поведением он утратил доверие вассалов, и те почти открыто стали готовить переворот. Переворот не удался благодаря молодому, раннему и хваткому сыну отца-транжиры — собственно Тайвину, а семейный фольклор Ланнистеров обогатился новой крутой и угрожающей песней. Ту самую фаворитку он прогнал голой по улицам Ланниспорта.
    • Джорах Мормонт — тоже спустил семейное состояние на «хотелки» молодой жены, но когда дошел уже до работорговли, то Эддард Старк хотел лично снять с него голову, даже не давая одеться в Черное. Сбежал на галере с женой и остатками семейного достояния в Эссос, где быстро прокутил остатки денег и под угрозой продажи в рабство за долги вынужден был расстаться даже со своей женой, добровольно ушедшей в наложницы ради сытного и разгульного образа жизни к правителю города и потом просто наёмничал, пока его не заметил такой же голяк перекатный — принц в изгнании Визерис.
    • Педаль в пол давит дом Крэббов. Некогда были одними из лордов Раздвоенного Когтя, имеют легендарного прародителя, как минимум трое Крэббов являлись рыцарями Королевской Гвардии. Неизвестно, что стало с этим семейством и кто в этом виноват, но на момент основного сюжета их родовой замок превратился в необитаемые руины, а последние представители рода влачат крайне жалкое существование: Дик Крэбб представляет из себя грязного полуголодного бродягу, который только и может, что гордиться былыми заслугами своей семьи, а его неназванным сестра трудится шлюхой в Королевской Гавани.
  • «Плоский Мир» — таков Мойст фон Липвиг, происходящий из мелкого разорившегося убервальдского дворянства. Сначала мошенник, а позже — так сказать, «чиновник по особым поручениям» при Патриции Анк-Морпорка.
    • Эдуард Муэрто, тридцать седьмой дон Муэрто из книги «К оружию! К оружию!» — дворянин из настолько бедного рода, что даже для весьма скромных похорон отца (тридцать шестого дона Муэрто) ему пришлось залезать в долги.
    • С натяжкой — Вильям де Ворде, первый журналист на Диске («Правда»). Его род по-прежнему богат — но юный Вильям разругался с отцом, уехал в Анк-Морпорк и занялся журналистикой. Не нищенствует, но живёт весьма скромно.
    • Патриций Ветинари и командор стражи Ваймс тоже происходят из обедневшего дворянства. Ветинари родился в очень богатом и знатном семействе, но его родители и богатство пали жертвами политической борьбы, и лишь помощь воспитавшей его тети помогла Хейвлоку выйти в люди. Далёкий предок Самуэля Ваймса участвовал в свержении монархии, лично обезглавил последнего короля и даже успел побыть диктатором Анк-Морпорка, но был свергнут, а его потомки лишены земель, самого дворянства и герба и дошли до крайней нищеты; сам Сэм знал о своем происхождении из дворян, но, родившись и проведя юность в криминальном районе Анк-Морпорка Тенях, не придавал этому никакого значения (хотя своего предка-цареубийцу очень уважал) и даже не знал, как выглядел их герб. По ходу развития сюжета сперва поправил материальное положение, взяв в жены богатейшую даму Сибиллу Овнец, а в «Патриоте» и вовсе стал Герцогом Анкским, после чего, помимо руководства стражей, стал заниматься еще и дипломатической работой.
    • И даже Шнобби Шноббс, если верить родословным, дальний потомок королей Анк-Морпорка. Правда, сам он от такого родства с облегчением открещивается. Не в последнюю очередь из-за влияния ярого антимонархиста Ваймса, которого Шнобби уважает, побаивается, и его первая мысль в ответ на предложение стать королём — «что командор Ваймс подумает?».
  • «Пражский студент» Г. Г. Эверса — Балдуин когда-то был богатым юношей из знатной семьи, но увы, привычка вести разгульный образ жизни и отсутствие склонности к работе быстро превратили его в ютящегося в съемной комнатке нищего студента, еле сводящего концы с концами. Во многом благодаря этому он и согласился пойти на сделку с доктором Скапинелли, обещавшего ему женитьбу на богатой невесте.
  • «Русское» Э. Резерфорда — такова в итоге судьба дворянского рода Бобровых. Некогда владевшие обширными поместьями и целым селом (позднее городком, а в советское время — райцентром) Русское, они во второй половине XIX века не прилагают особых усилий к развитию своего хозяйства, проматывая оброк, а после отмены крепостного права выкупные платежи — и в итоге остатки поместья в начале XX века скупает купец и промышленник Суворин, внук их бывшего крепостного (и их очень дальний родственник, который о многовековом родстве и не помнит: Резерфорд не мелочится и в романе использует троп «Один сюжет – много поколений» вовсю; история начинается в 180 г. н. э., а заканчивается в 1990-м, когда внук белоэмигрантов приезжает в СССР глянуть, что осталось от родового гнезда).
  • «Сага о Форкосиганах» — в книге «Гражданская кампания» (она же «Мирные действия»[5]) мельком упоминается граф (на секунду — один из 60 человек, реально вершащих политику Барраярской Империи), обедневший настолько, что свой родовой замок сдал в аренду нуворишу из простолюдинов — а сам вдвоём со старым слугой-оруженосцем ютится в маленькой съёмной городской квартирке.
  • «Темный лорд» Александра Прозорова — Надодух Сенусерт, лучший друг протагониста, которого мать отправила в солидную школу магии на последние деньги. Обладает невероятно древним титулом и нулевым влиянием, а и без того сократившееся родовое поместье вот-вот отберёт силой сосед — глава большого клана, которому хочется позаботиться о старшем сыне. Стал таковым не по своей воле — семь поколений назад на его предка наложили родовое проклятие, отчего в каждом поколении рождался только один мальчик. Как следствие, по мужской линии близких родственников давно уже нет (остались только такие дальние, что бесполезно обращаться за помощью), а по женским линиями все давно уже сами разорились (кто же из хорошей семьи дочку в проклятую отдаст).
  • «Трудно быть богом» — компания «безденежных донов», прибившаяся с Румате и барону Пампе во время их феерического тура по кабакам Арканара, чтобы выпить за чужой счёт. Не самая лучшая идея: барон во хмелю непредсказуем, и одного такого дона он спьяну даже попытался продать в рабство — видимо, деньги на вино кончились.
  • «Утраченные иллюзии» О. де Бальзака — зигзагом. Один из главных героев провинциальный поэт Люсьен Шардон упорно зовет себя де Рюбампре по фамилии матери, хотя не имеет права на это. В Париже он в стремлении показать себя быстро проматывает все полученное от его покровительницы госпожи де Баржетон содержание и впадает в страшную нужду, из которой выбирается лишь благодаря удачной встрече и устройству в либеральную газету. После, обуянный посулами получить наконец официальное дворянство, он переходит к роялистам и начинает сорить деньгами в тщетной попытке подражать золотой молодежи и уже вести себя как дворянин — в итоге в приобретенном им в долг дворце вскоре почти не остается мебели (вынесли за долги), его возлюбленная актриса Корали была вынуждена навешать на себя новые долги и обратиться к своему бывшему покровителю Камюзо, но и это не помогает, и Люсьен оказывается вынужден бесславно оставить Париж и бежать.
  • «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» М. де Сервантеса — главгерой, причём промотался он оригинальным образом, из-за рыцарских романов. Одержимый их чтением, забросил все дела, и хозяйство пришло в упадок. Мало того, идальго распродал часть своих земель, чтобы скупить все известные романы. В общем, на начало романа у него три четверти доходов уходят на еду, четверть на одежду, и он совершенно не похож на упитанного и шикарно разодетого.
  • «Шагреневая кожа» О. Бальзака — разорение отца превращает главного героя романа маркиза Рафаэля де Валентена в бедняка. После распродажи всего имущества для оплаты долгов у него остаётся только 1120 франков, которые он, влюбившись в светскую львицу Феодору, быстро тратит.

Музыка

  • Paul Misraki, «Tout va très bien, Madame la Marquise» (на территории бывшего СССР больше известна как «Всё хорошо, прекрасная маркиза» в исполнении Л. Утёсова и Э. Утёсовой) — собственно, с этого всё и началось: маркиз застрелился, узнав, что разорён, падая мёртвым, опрокинул свечи, от них сгорел замок вместе с конюшней и кобылой в ней… «А в остальном, прекрасная маркиза, всё хорошо, всё хорошо!»

Театр

  • Александр Островский любил писать про этот типаж — например, таков Вихорев из комедии «Не в свои сани не садись», а в «Бешеных деньгах» вообще подобных персонажей хватает.
  • «Вишнёвый сад» А. Чехова — сад приходится продать Лопахину именно из-за того, что Раневской и Гаеву без малого есть нечего.
  • «Мещанин во дворянстве» Ж.-Б. Мольера — граф Дорант, видимо, из таких. Аристократ, но бедный, паразитирует на добродушном и глупом мещанине Журдене, постоянно одалживая у него деньги и не возвращая. Тот ещё жулик, хотя особо негативного впечатления не вызывает.
  • «На дне» М. Горького — Барон. Натуральнейший барон, только промотался до того, что живёт в ночлежке.

Живопись

  • «Дедушкин фрак» Н. Грибкова (1871) — картина, изображающая контраст между былым богатством и нынешней бедностью посредством характерной сцены: мать и дети в комнате с драной скатертью и простыми досками вместо паркета, но при этом на голове у мальчика, надевшего фрак, надета дедушкина двууголка, характерная для императорской гвардии, наглядно показывающая, что предок был отнюдь не бедный.
  • «Завтрак аристократа» П. Федотова, иллюстрирующий нашу статью. Картина написана в 1850 году и изображает типичного молодого хлыща тех времён. Наследство промотал, дорогие вещи распродавать жалко (желание покрасоваться дороже денег), а тратить остатки денег предпочитает на модную одежду (по той же причине). Так что питаться приходится чёрным хлебом — на картине недоаристократ, заслышав шаги невовремя нагрянувшего гостя, стыдливо прячет свою скудную еду под книжку.

Комиксы

  • Girl Genius — один из помощников Агаты, солдат Молох фон Цинцер. Он происходит из семьи настолько обедневших дворянчиков, что те отличались от окрестных крестьян разве что наличием пресловутой приставки «фон» перед фамилией.

Кино

  • «Гусарская баллада» — порутчик Ржевский при первом своём появлении говорит честно юному «корнету Азарову», что «проигрался, хоть пулю в лоб» — благо дядя опять закрыл его долги, но на этот раз потребовал жениться, отчего он приехал сюда свататься к дочери хозяина. Шурочка такому жениху явно не обрадовалась и принялась троллить его в полный рост, то отыгрывая полную дурочку, то «пересказывая слова кузины» в облике корнета.
  • «Жить!» — главный герой всё проиграл и истратил, а когда он пошёл просить денег в долг у знакомого богача, что сам сделал своё состояние, то тот вместо денег подарил ему фигурки для театра теней и посоветовал зарабатывать самому.
  • «Распутник» с Джоном Деппом — Джон Уилмот, 2-й граф Рочестер, всё промотал и умер от сифилиса. Основано на реальных событиях.
  • «Харакири» — клан главных героев распустили за незаконное укрепление замка, так что они превратились в нищих ронинов, таскающих деревяшки в ножнах вместо мечей. В своей бедности они дошли до того, что когда молодой самурай нечаянно разбил яйца, которые он нёс домой, то начал их быстро и тайком слизывать прямо с уличных ступенек.
  • «Этот красавчик Браммелл» — байопик о судьбе Джорджа Брайана «Красавчика» Браммелла: английский денди, фаворит принца-регента и будущего короля Великобритании Георга IV, создатель современной мужской моды… который промотал отцовское наследство, разругался с многочисленными друзьями-покровителями, бежал от долгов за границу и окончил свои дни в нищете.

Телевидение

  • «Уральские пельмени» — номер «аристорат и дворянин»: две подруги спорят о том, чей муж круче, поэтому одна из них выдаёт супруга за нефтяного олигарха, а вторая за потомственного дворянина. Вот только оба мужчины на деле едва сводят концы с концами. И если с бизнесменом чистая ложь, то второй в финале на самом деле оказывается обладателем дворянских корней… но из наследства у него только старый камзол, всё остальное давным давно пропито.

Мультфильмы

  • «Ограбление по…» — главный герой новеллы «Ограбление по итальянски», нищий и многодетный Марио Бриндизи. Не работает, потому что «потомок князей Бриндизи никогда не запятнает своих рук работой!». Чтобы выйти из сложного финансового положения, решает стать на преступный путь и ограбить банк — что ему удаётся, но богатства не приносит, потому что перед ограблением он наделал долгов и все награбленные 100 миллиардов лир ушли на их погашение. Ведь потомок князей Бриндизи знает, что такое долг чести!
  • «Труп невесты» — родители Виктории, Эверглоты, как раз обедневшие дворяне. По каким причинам они обеднели, не сказано, но на начало фильма они выдают свою дочь за сына богатых, но безродных торговцев, и хорошо ещё, что жених и невеста друг друга действительно любят.

Аниме, манга и ранобэ

  • Seikai no Saga — Джинто Линн становится таким вскоре после начала войны между Империей и Альянсом четырех наций. Технически он по-прежнему является дворянином, и к нему обращаются как к графу, но принадлежавшие его роду территории были одними из первых, захваченных Альянсом. Это означает, что его каюта офицера на военном корабле, на котором он служит, — буквально единственный дом, который у него есть. Товарищи по команде даже дразнят Джинто этим, например вешая на дверь его комнаты табличку с надписью: «Самый маленький дворянский особняк в Империи».
  • Overlord — родители Арче были дворянами Империи, которые лишились бо́льшей части своих привилегий после смены правящей династии, но продолжили кичиться своим уже утраченным положением знати, тратя огромные деньги на поддержание роскошного образа жизни. Именно по этой причине их дочери Арче, талантливой и многообешающей магичке, приходится браться за любую неприятную и аморальную работу, только чтобы свести концы с концами (что, в конечном итоге, приводит к её смерти в Назарике).
  • Целый поджанр «я стала злодейкой и после разоблачения меня выгнали из семьи, так что я буду заниматься собственным кафе/наемничеством/просто хиккованием в глуши/etc.»
    • Akuyaku Reijou no Tsuihougo! Kyoukai Kaikaku Gohan de Yuuyuu Shisutaa Kurashii — злодейку сослали в монастырь, где она начала творить кулинарные фокусы в стиле Джейми Оливера и Сомы.
    • Konyaku wo Hakisareta Akuyaku Reijou wa Kouya ni Ikiru — вариант «хиккую в глуши»
    • Lady Rose Heimin ni Naritai — Роза открывает свою пекарню.
    • Reijo wa Mattari Wo Goshomo — вариант «открою кафе», только для звероподобных.
    • Tsuihou Sareta Akuyaku Reijou desuga, Mofumofu-tsuki!? Slow Life Hajimemashita — вариант «открою кафе»

Видеоигры

  • Darkest Dungeon — предыстория Могильной Воровки. Правда состояние промотала не она, а мужчина из её рода: не очень понятно, кто это — муж или отец. Предок и его наследник тоже в общем-то подходят.
  • Dragon Age 2 — Гамлен Амелл, дядя протагониста Хоука. Амеллы были богатой и влиятельной в Киркволле семьей, а её глава Аристид был очень близок к получению титула виконта и правителя Киркволла, но побег его дочери с магом-отступником и предание огласке факта того, что дети его племянницы оказались магами, очень подорвали репутацию рода. Когда же Хоук с сестрой (братом) и матерью бежали из из охваченного Мором и гражданской войной королевства Ферелден на родину матери, в Киркволл, то из-за наплыва беженцев их даже не пропустили в город, а дядя Гамлен, которого они считали влиятельным дворянином, «обрадовал» сестру с племянниками известиями: их родители мертвы, поместье продано, а деньги сплыли и ничем, кроме посредничества с местным криминалом, он помочь не может. Потом выясняется, что он прокутил состояние семьи и незаконно скрыл завещание отца (справедливости ради, большую часть состояния пришлось отдать «Совету Пяти» по долгам кузена). Хоук, даже разбогатев, забирать Гамлена из трущоб не стал, за что жестоко поплатился (Его мать втайне от детей навещала брата в трущобах, пока однажды не стала жертвой маньяка). После событий второй игры Хоуку тоже приходится бежать из Киркволла, потеряв всё состояние.
    • Кассандра Пентагаст — она происходит из королевского рода Неварры, но ее родители так доинтриговались против короля, что совсем потеряли головы, а ее спасло от этого только малолетство, но вместо жизни принцессы крови ей пришлось пойти в боевые монашки на гибридную между рыцарем-храмовником и сестрой-дознавателем должность — ее местное название «Искатели Истины». Собственно она и есть та суровая тетя, что допрашивает Варрика Тетраса.
  • The Life and Suffering of Sir Brante — по ходу сюжета фамильный особняк Бранте в любом случае сгорает, что сильно ударяет по семейному бюджету. В дальнейшем появляется отдельная шкала «Богатство», чрезмерное понижение которой, грозит сначала невозможностью принять дворянство Меча (местный аналог родового дворянства), а потом и распадом семьи.

Примечания

  1. Именно от нехватки денег на еду, а не нехватки мозгов для понимания пагубности слишком жёстких диет.
  2. Подчеркнем, что Реконкиста шла далеко не только силами жителей Иберийского полуострова, из Франции и Италии им на помощь массово пребывали в XII—XIV мелкое рыцарство и горожане. Первые короли Португалии и львиная доля её изначальной знати так вообще были выходцами из настолько мелкой французской знати, что даже постеснялись назвать династию своим именем и первая династия португальских королей звалась Бургундской. Аналогичная история была в Южной Италии, где и Сицилии — их отвоевали у арабов и провели массовый геноцид греческого населения выходцы из Нормандии, богатой обнищавшими и крайне многочисленными потомками викингов, ещё не забывших военное дело и чье переселение туда происходило при живейшем поощрении святого престола, но и то предпочитали называть свою династию Норманнской, а не Отвиль или Альтавилла
  3. В изъятых из романа по композиционно-цензурным соображениям главах, опубликованных уже в постсоветское время, были примеры того, как Ипполит Матвеевич «элегантно ел, кутил и шутил». Например, явиться в клуб в сопровождении двух барышень, одетых лишь в шляпки и туфли — одна из его милых забав, обходящихся недёшево.
  4. Цитируется по сборнику «Рассказы у светильника. Китайская новелла XI—XVI веков», перевод К. И. Голыгиной.
  5. Перевод игры слов никому не удался: в оригинале книга называется «A Civil Campaign» — и это название имеет смысл: «Никто не воюет, но мирная жизнь такая, что того гляди камня на камне не останется, потому что у Майлза Форкосигана шило в заднице, и он за любимой женщиной ухаживает с размахом, шумом, грохотом — и не считаясь с потерями».
Внешние ссылки
TV Tropes Impoverished Patrician