Некромантия

Материал из Викитропы
Перейти к: навигация, поиск
« Некромантия — это мантия, которую год не стирали. А я изучаю некромагию. »
— Тай Вэрден, "Воин и Некромант"
Necromancer.jpg

Некромантия (от греч. νεκρός — мёртвый и μαντεία — гадание) — в древние времена этим словом назывался обычный спиритизм, то есть, призывание духов мёртвых, чтобы они отвечали на вопросы. Практика эта древняя и встречалась повсеместно, и, будучи переименованной в «спиритизм» или «столоверчение», и сейчас развлекает скучающих студенток на каникулах и отчаянных домохозяек.

Однако примерно в XVII—XVIII вв., слово «некромантия» сблизилось со словом «нигромантия» (от лат. nigrum — чёрный), которое означало злую и демоническую магию. В двадцатом же веке, в эпоху фэнтези, оба контекста — «призывание мёртвых» и «чёрная магия» в какой-то степени слились воедино, и сейчас некромантией называют магическое искусство создания нежити, которое раньше практически повсеместно относилось к области чёрной магии. Созданию современного образа некроманта значимо поспособствовал Кларк Эштон Смит, соратник Лавкрафта.

Стереотипный штампованный некромант — злодей, создающий армии зомби и скелетов, чтобы напускать их на живых. Или скрытный осквернитель, пробирающийся на кладбища, чтобы похитить останки честных крестьян, всю жизнь трудившихся и умерших на своей земле, и сделать из них нечестивых миньонов. Самые же могущественные некроманты умеют работать не только с телами, но и с душами умерших, и могут похитить из загробного мира чью-то душу и заставить её служить себе. По этой штампованной трактовке, все некроманты принадлежат к силам Зла, и борьба с ними — достойное занятие для любого героя.

Однако всё новое — хорошо забытое старое, и сейчас уже можно встретить хорошего некроманта, который, как в старину, лишь вопрошает мёртвых, а то и помогает призракам обрести покой. Но это скучнее, чем устраивать зомби-апокалипсис, поэтому такой некромант встречается реже стандартного.

Есть и трактовка, что некромантия — это просто магия, а добрая она, или злая — зависит от того, кто эту мантию наденет. Такой подход используется в Dungeons & Dragons, где это всего лишь одна из школ магии. И да, по версии D&D, жреческое целительство также относится к области некромантии.

Добрый некромант, как и добрый орк, в последние годы — довольно фансервисный троп. У автора-штамповщика, с трудом понимающего тонкости этики, может выйти тупо «паладин в готишном наряде» или какой-нибудь рефлексирующий эмо-бунтарь с психологией 14-летки.

Искусный D&D’ешный некромант способен стать личом. Причем что нехарактерно для нежити, личи бывают не только злыми, но и добрыми (правда, в таком качестве они обычно заняты защитой какого-нибудь артефакта от злодеев). Но в таком качестве существовать некромантам не всегда нравится — а потому пытка временем может испортить даже самый добрый характер…

Примеры[править]

Литература[править]

  • Творчество Кларка Эштона Смита — кодификатор некромантов как чёрных магов, создающих нежить из трупов.
  • Творчество Толкина об Арде: Некромант — очередное прозвище Саурона, среди слуг которого есть немало нежити. Король-чародей Ангмара, один из его неживых слуг, сам является некромантом, наславшим на Арнор опустошительную чумы и ответственным за заселение Упокоищ призраками.
    • Суть толкиновской некромантии — это нарушение законов посмертия, установленных валой Намо Мандосом. И люди, и эльфы, и гномы (вероятно, что и орки[1]) обязаны после смерти явиться на его зов, где он проведет распределение каждой расы по причитающемуся ей посмертию — людей выведет за Грань Мира, эльфам назначит срок отсидки, гномов уберёт в холодный подвал. Некромант же не даёт душе умершего отправиться к Мандосу, а наиболее сильные из них, такие, как Саурон, даже вещают свой «контр-зов», привлекающий умерших из «тёмных» народов в их распоряжение. После этого они могут вселять данный материал в мёртвые тела (создавая Умертвий) или даже в неодушевлённые предметы (создавая Безмолвных Соглядатаев). При этом вытащить из чертогов Мандоса душу, которая уже там находится или ушла дальше, ни один некромант не в силах — не тот коленкор: некромант — либо смертный, либо обычный демон, а Мандос — эудемон высших порядков. Единственное исключение — это вмешательство самого Создателя, Эру Илуватора, однажды разрешившего погибшему человеку Берену вновь вернуться в мир и дожить остаток дней вместе с любимой.
  • ПЛиО:
    • Созданием упырей из убитых людей занимаются Иные, ледяные фейри, абсолютно чуждые человечеству.
    • Своеобразный извод некромантии — воскрешение людей жрецами Владыки Света (Р’глора). Человек остаётся вроде как собой, но немножечко не таким. Зависит от степени разложения «исходника» и его характера. Например, Кейтилин Старк, вероломно убитая на Красной Свадьбе, стала жестокой мстительницей — Бессердечной, робингудствующий Берик Дондаррион адекватен после нескольких поднятий, но чувствует «оскудение души», Джон Сноу оклемался вполне аутентичным не считая сериальных «талантов» в управлении армией… Мутная эта личность — Р’глор.
    • Есть ещё полковой доктор отряда наёмников-отморозков, Квиберн. У него некромантия граничит с наукой (экс-мейстер, за сомнительные опыты и прогнали из Академии). Дошёл до придворного коварной королевы и создал ей телохранителя из убитого ядом громилы.
  • Ник Перумов смакует некромантию во всех позах аспектах. Собсно, культовый протагонист его произведений — наёмник Кэр Лаэда, он же некромант Фесс или Неясыть. Для многих, правда, ходячее посмешище. Слишком уж рефлексирующий персонаж вышел (жалеть зомби, штааа?!). Есть и злой некромант с замашками разрушителя миров — Эвенгар Салладорский. В ФИДО Перумову высказывали мнение, что он харизматичнее Фесса, автор откладывал кирпичи на постройку Чёрной Башни.
  • Летос Пехова — после крушения Империи паладины пали, превратившись в беспощадных наёмных убийц, а некроманты стали… борцами с расплодившейся нежитью.
  • К. Соловьёв «Слуга смерти» — полицейский детектив, где главный герой, ветеран наполеоновских войн Курт Корф — некромант-тоттмейстер на государственной службе, помогающий расследовать преступления. Он поднимает убитых и заставляет их рассказать полиции, кто, как и за что их убил. Но однажды ему начинают попадаться тела, которых нельзя поднять — убийца знает, как именно работают тоттмейстеры…
    • В романе того же Соловьёва «Господин мертвец» (на бумаге не выходившем, но доступном в интернете; также известен под первоначальным названием «Весёлые висельники») действие происходит в том же сеттинге, но чуть позже — не в 40-х — 50-х годах XIX века, а во времена Первой мировой. Армейские тоттмейстеры поднимают погибших в «окопной мясорубке» солдат и снова отправляют их в бой в составе Чумного Легиона. Главный герой — Дирк Корф, унтер-офицер, командир взвода в отдельной штурмовой роте «Весёлые висельники», дальний потомок Курта Корфа. Вот только Дирк — не тоттмейстер. Он — плод его работы, мертвец-штурмовик, идущий в неподъёмных для живого доспехах на пулемёты, чтобы этого не пришлось делать живым солдатам. Новейшие достижения некромантии сохраняют мертвецу личность и прижизненные навыки — и потому «висельники» воюют отчаянно, но умело, и отнюдь не рвутся получить порцию свинца в слегка подгнившие мозги… Работа военных некромантов, отношения между живыми и уже мёртвыми солдатами, последствия массового применения обеими сторонами поднятых мертвецов расписаны в жутковатых подробностях.
    • Наконец, финальная часть трилогии о немецких магах, сборник рассказов «Господа магильеры» (тоже не был опубликован, но доступен в сети), тоже затрагивает и тему некромантов. Разрыв вражеского снаряда — и в глубоком подземном лазарете оказываются заживо похоронены две противоположности — некромант-тоттмейстер и целитель-лебенсмейстер. Целителю омерзительна даже мысль о спасении омерзительного «смертоеда» — но что, если вдруг окажется, что герр лебенсмейстер потерял сознание при взрыве, потому что был не контужен, а убит? Ведь со смертью некроманта окончательно умирают все поднятые им — а прекращать существование не хочется даже мертвецу…
  • С. Демьянов «Некромант. Такая работа» — история простого современного некроманта в Москве. «Я не ем соевый творог. Я не слушаю Диму Билана. Я не поднимаю мертвых». Вместо этого он гоняет расплодившуюся нечисть, ссорится с кланом вампиров и упокаивает бомжей-зомби.
  • Эрик Ван Ластбадер, «Жемчужная сага» — соромианты, сообщество отмороженных магов-мраккультистов, черпающих силу от убийства и гадающих по трупам. Зомби и скелетов в кадре не поднимают (всё-таки сеттинг нестандартный), однако могут, к примеру, вызвать призрака на три минуты и расспросить его. В своё время были прокляты Мииной, сосланы в коррушские степи и получили метки зла в виде чёрного лишнего пальца на левой руке. На момент действия книг разрознены и слабы, но по-прежнему представляют угрозу (учитывая, что некоторые из них спелись с демонами). Внезапно, есть и один положительный соромиант — Миннум.
    • Гэргоны, несмотря на их сильное сходство с личами, способны на некромантию лишь на тормозах: вызвать призрака они тоже могут (так называемая Встреча), но занимаются этим крайне редко, с огромными предосторожностями и только в тех случаях, когда призрак при жизни тоже был гэргоном. Когда Нит Сахор попытался вызвать дух Аннона Ашеры (который мало того что баскир, так ещё и на самом деле был жив), всё пошло наперекосяк.

Видеоигры[править]

  • Arcanum: две некромантии — белая и черная. Первая направлена на лечение и воскрешение, вторая на убийство, призывы духов недавно умерших и нежити.
  • Warcraft: некромантия — одно из крупнейших направлений магии в этом мире, причем почувствовать себя некромантом может и жрец, и шаман, и чернокнижник, и арканист.
    • Изначально некромантией баловались некролиты Орды, сочетая шаманские обряды орков с демоническими заклинаниями. Впоследствии в ходе внутриордынских разборок большинство таких колдунов было убито, но усилиями Гул’Дана воскрешено в телах погибших рыцарей. Такие воскрешенные некроманты орков назывались рыцарями смерти: шаманство они уже использовать не могли, а полагались на чистое чернокнижие. Рыцари смерти активно воевали в Орде как Оргрима, так и Нер’Зула.
    • Затем Нер’Зул прогадал в своем хитром плане и вместе со своей Ордой попал в плен к демонам. Те превратили его в Короля-Лича и дали ему задание разрушить Лордерон. Рыцари смерти его армии также были поставлены демонами на службу, став первыми личами. Это поколение некромантов ещё использовало исключительно чернокнижие.
    • Когда Нер’Зул присупил к выполнегию своего плана, он переманил на свою сторону ряд магов-арканистов из Даларана, которые разработали способ создания и управления нежитью на основе обычной арканной магии. С их подачи в Лордероне распространилась чума, превращавшая население в живых мертвецов. На зачищенных силами магов-предателей, их слуг-сектантов и первичной нежити территориях стали появляться базы новой армии Нер’Зула — Плети, где создавались новые модели нежити — вурдалаки, поганища и прочие.
    • По окончании войны на территории Лордерона укрепилось господство Нер’Зула. Кроме того, в его Культ Проклятых влились некоторые рыцари-паладины, ставшие называться Рыцарями Смерти. Они использовали колдовские руны, использовавшие как демонические, так и арканные энергии. Вскоре после этого Нер’Зул послал своих демонических повелителей далеко и надолго, а сам захватил власть над телом первого Рыцаря Смерти — бывшего лордеронского принца Артаса.
    • Тогда демоны наняли беглого эльфийского воина Иллидана с его армией сатиров и наг для того, чтобы тот помог им вернуть контроль над мертвецами. В результате его деятельности Нер’Зул потерял часть своей силы и от его влияния освободилась часть нежити во главе с эльфской военачальницей Сильваной Ветрокрылой. Вскоре они заключили союз с другим орком — вождем Новой Орды Траллом. В качестве некромантов в её фракцию вошли как чернокнижники, так и маги, а кроме того, из-за того, что Свет смертельно опасен для нежити, Отрекшиеся начли исповедовать культ Тени, чьи жрецы также владеют некромантскими способностями.
    • Наконец, некромантообразными способностями владеют шаманы и жрецы Тени. Орочьи шаманы могут призывать на помощь духов предков, а знахари и колдуны троллей полагаются на более привычную нежить. Тролли также владеют Вуду и Худу — способностями, объединяющими жреческую, арканную и шаманскую магию. Часть умений вудуистов и худуистов относятся именно к области некромантии. Кроме того, подобными способностями владеют и шаманы или жрецы других примитивных народов, например, гуманоидных кабанов Квильборов (известных также как Иглогривы).
  • Heroes of Might and Magic: замок Некрополис появился во второй части и больше не исчезал. Фирменный стиль и механику, породившие немало шуток, знают даже слабо «прошаренные» в сеттинге HoMM. Бесконечные скелеты, самоисцеляющиеся вампиры, костяной дракон, неубиваемый герой Сандро…
  • Аллоды: некроманты — аналог учёных. Само собой, весьма неэтичных, но подобрее демонов Астрала. Изначально некромантия была государственно одобряемой дисциплиной в империи Хадаган, для сотрудников области, помимо оживления трупов, была характерна магия кислот. В MMORPG Империя стала светлее и мягче, некроманты превратились в штатных медиков/бойцов дальнего боя с магией крови и кислот, а также питомцем. У Империи некромантами могут быть люди (реаниматор) и Восставшие (целитель), у Лиги — опять же, местные люди (колдун) и эльфы (чернокнижник). Если сравнивать с усреднённой механикой, некроманты — что-то среднее между жрецом «тёмной стороны» и варлоком.
  • Diablo: во второй части некромант — такой же убеждённый борец с демонами, как и остальные. В аддоне к третьей его тоже добавили, а изначально был похож вудуистский Witch doctor (Колдун).
    • Однако в аддоне к Diablo III «Reaper of Souls» нежить — враг не добрее демонов.
  • Magic: the Gathering: некромантией промышляет Чёрная масть. По заявлению разработчиков, у каждой масти есть свои плюсы и минусы.
    • Также интересны сочетания двух мастей в сете Ravnica. Чёрно-белая — прогнившая церковь-корпорация с мрачно-католической эстетикой, чёрно-синяя — конспираторы-иллюзионисты, чёрно-зелёная — рептильско-инсектоидный культ в стилистике ацтеков, чёрно-красная — тупо-злые демоны, заведующие борделями и наёмными убийцами в городе.

Примечания[править]

  1. Вопрос о наличии/отсутствии феа (души) у орков — один из «проклятых вопросов толкинистики». Не задавайте его старым толкинистам, если не хотите услышать в свой адрес отборный мат на квэнья. Если вкратце: Мелькор, каким бы способом он орков не творил, не мог даровать им душу — на такое способен лишь Создатель, Эру-Единый. Но при этом орки отнюдь не похожи на тупых бездушных животных: они злобны, омерзительны — но разумны, а временами даже способны на доблесть (пусть и на службе силам Зла). Есть ли у орков душа, какому из видов разумных она принадлежала до искажения, что с ней творится после смерти — вопросы неразрешимые, поскольку сам Профессор не успел придти к однозначному выводу и записать окончательную версию.