Невезучий изобретатель

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
Thinkin peter.jpegТочно видел, но не помню, где!
У этого тропа крайне мало конкретных примеров применения. Может быть, вы сумеете вспомнить хотя бы парочку?

Он очень хочет верить, что он профессор Героикус. Ну или хотя бы безумный учёный — тоже всё-таки лестно. Но он не является ни тем, ни другим, потому что… ну, не очень компетентен. Как бы он не изучал науку, теорию он знает отлично, а вот практика хромает. Поэтому сделать он хочет грозу — а получает козу. Его экспериментальные установки — скачут, летают, поют «Союз нерушимый», становятся зелёными в полосочку и запускают фейерверки, хотя получить-то он пытался всего лишь источник света. А если ему удается все же собрать то, что хотел, то через полчаса оно начинает выкидывать непредвиденные финты. И так у него всегда…

… пока в один прекрасный день, пытаясь собрать заурядный электромагнит, он собирает телепорт. Или безопорный двигатель. Или ещё какое чудо враждебной техники, над которым билось сто профессоров Героикусов и двести безумных учёных, но так и не сделали. В таком случае никто не попрекает его некомпетентностью: если он сделает вместо тостера машину времени, никто не вспомнит, что вообще-то ему не удалось сделать тостер.

Это классический, комичный подтип. А есть и драматичный собрат невезучего изобретателя — отец Кабани. У него всё вроде бы работает так, как надо… но его открытиям и изобретениям находят самое неприятное и непредвиденное им применение. Хотел сделать мясорубку, а вышло пыточное орудие. Хотел сделать горючее для фокусов — вышла водка…

Примеры[править]

Классические невезучие изобретатели[править]

  • Гэллегер из рассказов Генри Каттнера. Гениальность в нем просыпается только после поллитры, раздавленной в одно рыло, а наутро, проспавшись, он не может вспомнить, над чем работал. Причём значение имеет и то, чем именно он накануне напивался: например, разгадать тайну робота, собранного под влиянием больших доз пива, он может только вновь налакавшись пивом же.
  • Чертов Тупица Джонсон из Плоского мира. Вот несколько трудов его рук и ума: форелевый пруд строго для одной форели (несмотря на длину в сто пятьдесят ярдов, ширину пруд имел ровно в один дюйм), микроскопические Триумфальная Арка и Колосс Морпорский, соединённые в единое целое ванная и орган (последствия весьма печальны для моющегося), механическая ложка (размешивала настолько быстро, что посудина взлетала к потолку), машина для сортировки писем (создавая ее, Джонсон округлил число «пи» до трех, чем создал внутри машины искривленное пространство, где пи равно именно трем; в результате машина работает как портал между мирами и изрыгает потоки писем из иных миров).
    • Там же — Хьюберт Кувырком, который изобрел гидравлическую модель экономики Анк-Морпорка. Полагал, что его машина предназначена для предсказания ситуации на рынках. Оказалось, что по принципу симпатической магии машина работает в обе стороны и обладает возможностью прямого воздействия на экономику.
  • Шурик в фильме «Иван Васильевич меняет профессию». Делал машину для пронзания пространства и времени. Сделал выбиватель пробок во всём доме и навеватель красочных цветных снов о пронзании пространства и времени.
  • Пин из «Смешариков» — чего стоит одна только «агрессивно-заботливая» железная няня…
  • К. Соловьёв, «Восьмое небо» — Тренч, инженер на пиратской баркентине «Вобла». Временами на него «находит», и он начинает против своей воли собирать из хлама загадочные штуковины. Среди его изобретений: четверговый механический календарь (показывает только четверги и ничего более), анти-философский камень (превращает золото в свинец), амулет для снятия головной боли (вместо головы с той же силой начинают болеть зубы), дневной фонарь (солнечным днём испускает ослепительный свет, но в темноте не работает), предсказатель ветра (предсказывает любой ветер на трое суток вперёд — вот только результат выдает в виде омерзительного свиста и шипения, расшифровать в принципе не получается). Правда пару раз чисто по случайности он создавал и полезные вещи: например, сверхсильный, хоть и действующий всего три секунды магнит помог в бою против врага с железным протезом.
  • Мир Dragonlance — гномы-механики. Что бы они ни строили, в самом лучшем случае получится безумно искрящая и трещащая, требующая постоянного пригляда, но всё-таки работающая машина. Чаще всего не получится ничего. Иногда получится что-нибудь неожиданное. В худшем же случае — рванёт. Это настолько «вшито» в гномью культуру, что единственный у гномов везучий изобретатель стал изгоем: да, конечно, его изобретения работают с первого раза, но именно поэтому от них нет никакого вклада в науку!
  • Сага о ведьмаке — чародей Ортолан. Со скоростью пулемёта генерировал завиральные, бредовые и просто опасные магические изобретения (и, кстати, пулемёт на магическом приводе он тоже изобрёл). Но он же создал кое-что поистине гениальное, например, альрауновый декокт

Отцы Кабани[править]

  • Сам отец Кабани из Трудно быть богом.
  • Леонард Щеботанский из того же Плоского мира.
  • Временами — конструктор Трурль из «Кибериады» Ст. Лема. Хотел доказать, что машина может писать идеальные стихи? Едва не похоронил этим всю литературу. Хотел утешить изгнанного монарха, создав ему карманную модель королевства? Создал реальных микроскопических существ, которых можно тиранить и угнетать. Делал для короля множественников мудрого кибер-советчика? Советчик оказался настолько хитроумен, что помог выкинуть Трурля с планеты безо всякой оплаты. Ну уж а история о том, как с помощью машины, умеющей делать всё на букву «Н» он едва не уничтожил Вселенную (велев машине сделать Ничто) — и вовсе вишенка на торте.
  • «Дети синего фламинго» — учёный создал гигантского металлического спрута, чтобы отбить нападение вражеского флота на его родной остров. А его друг — правитель острова использовал спрута для узурпации власти и установления довольно жуткого режима, практикующего ритуальные жертвоприношения детей.
  • Профессор Минц из цикла «Великий Гусляр» К. Булычёва. Желает только добра — но его изобретения регулярно используются на редкость странным образом.