Маска прирастает к лицу

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску

Труд агента под прикрытием не из лёгких. Надо внедриться вглубь стороннего коллектива, надо обзавестись безупречной легендой, ни в коем случае не вызвать ни у кого подозрений своими пристрастиями и привычками — и быть готовым продемонстрировать всё, чего от тебя потребует окружение.

К чему это может привести с течением времени? Не въестся ли неустанное притворство в саму твою суть, незаметно изменив, а то и подменив её? Слишком талантливого притворщика постоянно подстерегает опасность потерять берега, забыть разницу между своими и чужими, — и Штирлиц, чья рука после возвращения в Москву долго ещё вздёргивается в жесте «Хайль!», представляет собой едва ли не самое безобидное из последствий.

Это — троп о том, как маска прирастает к лицу. О том, как, взявшись долго и тщательно изображать нечто, чем ты не являешься, в итоге ты незаметно для себя им становишься.

Это может привести отрицательного в общем-то героя на Светлую Сторону. Нередкий случай в литературе — плохиш, инфильтровавшийся в команду положительных персонажей, постигает на собственном опыте волшебство дружбы, приобретает новый нравственный стаж и в итоге переосмысляет старый.

Это может привести к падению положительного героя на Тёмную Сторону. Сколько котят тебе придётся передушить в лагере злодеев своими руками, чтобы потом, вернувшись в собственный лагерь, начать наводить там точно такие же порядки?

Примеры[править]

Литература[править]

  • Джоан Роулинг, «Гарри Поттер»: есть основания полагать, что Северус Снейп с самого начала был не особенно контактным и дружелюбным человеком. Но работа двойным агентом на лагеря с противоположными убеждениями — причём с сильнейшими легилиментами[1] во главе лагерей — как минимум не пошла на пользу его характеру.
  • Филип Фармер, «Мир одного дня». Обитая в мире, где полагается шесть дней из семи проводить в капсуле анабиотического типа, главный герой проживал все семь дней еженедельно, но при этом каждый день изображая из себя совсем другого человека. Роль была так детально проработана, что стала диссоциативным расстройством своего рода. Впрочем, к значительному доминированию установок «маски» над установками оригинальной личности это не привело, поэтому — троп на тормозах.
  • Михаил Веллер, «Карьера в никуда». Ключевая идея рассказа — если не брать откровенно сюрреалистическую концовку, напоминающую «Метаморфозу» Кафки, — замысел некоего абстрактного революционера-идеалиста перекроить Систему мирным путём, внедрившись в неё изнутри, изучив движущие ею правила и постепенно захватив над нею власть. Результат немного предсказуем.
  • Роберт Хайнлайн, «Двойная звезда». Актёр, нанятый в качестве двойника политика, настолько свыкается с ролью, что после внезапной смерти оригинала соглашается остаться и проживает под маской всю жизнь, трижды побывав премьер-министром.
  • В час, когда луна взойдёт. В училище СБ Вадима Габриэляна подозревают в том, что он стал курсантом исключительно в подрывных целях (всё-таки его родители погибли во время карательной акции вампиров на нелояльной территории) — но надеются именно на этот троп: курсанты либо в итоге становятся лояльными — либо им организуется ускоренный «выпуск на тот свет». Габриэлян в итоге переигрывает всех: да, он лоялен… но лишь самому себе. А то, что цели советника Волкова и его «ночного референта» Габриэляна до поры совпадают — лишь мелочи.
  • Ник Перумов, дилогия «Империя превыше всего» («Череп на рукаве» — «Череп в небесах»). Руслан, главный герой, вступает в ряды армии Четвёртого Рейха как агент влияния. Но к финалу Руслан — скорее лояльный имперский офицер со странным бэкграундом (включающим, среди прочего, прицельную стрельбу по солдатам из имперских карательных частей — но этих даже командир части, где служит Руслан, считает позором Рейха), чем агент подполья планеты Новый Крым. Впрочем, в финале Руслан получил то, что хотел, но не так, как хотел.
  • С. Лукьяненко, «Способность спустить курок». На каждом корабле землян из далёкого утопического будущего (где все вооружённые конфликты навсегда забыты) есть матрица Особого Специалиста, владеющего всеми навыками тысяч лет войн. При острой необходимости член экипажа принимает эту матрицу и становится абсолютным солдатом. Но так вышло, что главный герой, приняв матрицу, больше не может её снять…
  • С. Митчелл, цикл «Кайафас Каин» — сам главный герой. Комиссар Каин так тщательно создал себе маску несгибаемого Героя Империума, что в итоге часто вынужден был идти в самоубийственные миссии лишь потому, что не мог разрушить свою репутацию («Ой, если я откажусь — командующий больше не будет меня приглашать к себе, вкусно кормить и поить элитным амасеком — а я ведь так люблю вкусно поесть и сладко выпить!», «Я вдвоём с адъютантом оказался в центре оккупированной врагами территории — и я соберу из партизан и недобитков имперских частей армию и пробьюсь к своим, иначе ж я не выпью больше любимой таны!»). В итоге получается, что даже если считать Каина трусом по природе (а инквизитор Эмберли Вейл, любовница и куратор Каина от Ордо Ксенос, с этим решительно не согласна) — то он перевоспитался и стал настоящим героем и одним из эффективнейших комиссаров Империума.
  • Трудно быть богом — именно такой судьбы боится для себя Антон-Румата, разведчик Земли в инопланетном Арканарском королевстве. И он постоянно ловит себя на том, что всё чаще не играет высокородного хама, а уже становится им. То он едва не зарубил двух бродяг в порту, вздумавших посмеяться над доном Руматой, то вместе с бароном Пампой устраивает натуральный пьяный дебош — и на утро не помнит, что творил… В финале же он творит такое, что абсолютно немыслимо по меркам коммунистической Земли — но за что в средневековье его как минимум воспели бы в балладах: мстит за смерть возлюбленной, в одиночку прорубившись через весь город и прикончив своего главного врага. К слову, как знать: во времена прогрессора Тойво Глумова, работавшего в том же Арканаре десятилетия спустя — не пели ли тамошние менестрели о страшной мести дона Руматы?

Кино[править]

  • «В поисках галактики»: актёры, игравшие эдаких космических «рыцарей без страха и упрёка» в фантастическом телесериале, вдруг получают реальный космический корабль и становятся вынуждены соответствовать роли в действительности. Благодаря законам комедии, у них получается.

Телесериалы[править]

  • «Скользящие»: одна из интерпретаций одного из эпизодов. Учитывая, что некоторые косвенные признаки говорят о ранее свершившейся подмене одного из героев неприятным двойником из альтернативной вселенной, и режиссёр это подтвердил, но впоследствии сей персонаж совершает героическое самопожертвование.

Аниме и манга[править]

  • Code Geass — Судзаку Куругугэ — аналогично веллеровской «Карьере в никуда»: надеясь изменить британскую колониальную систему изнутри, вступил в нестройные ряды аскари, сделал неплохую военную карьеру от третьего карателя в пятом ряду до Нулевого Рыцаря и сам не заметил, как из молодого идеалиста превратился в лицемерного хронического предателя.
  • Kino no Tabi: одно из путешествий Кино, заводит её в страну где ведется строгий учет добрых дел. А если кто-то совершит преступление, то часть кармы ему спишут, но пока преступник в минус не уйдет, сажать не будут. Один хитрый житель подумал что дескать, этож так и с убийства соскочить можно! Всю жизнь он копил карму, к старости накопил достаточно… убивать кого-то рука уже не поднялась, слишком уж долго играл главного добряка страны.
  • Sayonara, Zetsubou-Sensei: класс Нодзому — фальшивка созданная чтобы упокоить духи мертвецов вселившихся в учениц-медиумов. Однако, постепенно школьная жизнь учениц стала настоящей, а не просто ритуалом.

Примечания[править]

  1. То есть магами, способными считывать информацию из мозга людей.