Карательные отряды

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
« Нас оружием снабжают прекрасно.
Это ясно, что прекрасно!
Ведь нельзя же допускать к власти красных —
Что ужасно и опасно.


Дайте мальчику девчонку повульгарнее:
Раз подонок, два подонок — вот и армия,
Раз убийство, два убийство — демократия!
Мы защитники свободы, мы каратели!

»
— Городской фольклор
«Лидер великой операции» — одна из самых известных фотографий, посвященных работе германских карательных органов во время Второй Мировой Войны

Карательные отряды — это вооружённые формирования, созданные с целью подавления недовольства властью среди мирного населения. Это могут быть тыловые части, ведущие противопартизанскую борьбу на оккупированной территории. Это могут быть полицейские силы, брошенные на подавление восстания. Это могут быть какие-то военизированные отряды парамилитариев на которых держится власть каких-нибудь правительства сомнительной легитимности или клики полевых командиров, которые растут, как грибы, в годы политической нестабильности. Важно другое — главным противником любого карательного подразделения является гражданское население, против которого начальство карателей решило применить силовые меры. Благодаря этому, каратели — классический отрицательный образ произведений о войне, черты которого хотят в той или иной степени придать представителям всего вражеского лагеря, благодаря чему в некоторых советских произведениях о Второй Мировой и создается впечатление, что в СС были одни айнзатцгруппы, а в некоторых белогвардейских произведениях про Гражданскую — что в РККА были одни продотряды. А так как для противостояния мирному населению не требуется никаких выдающихся боевых навыков, то каратели — идеальные головорезы, которых более подготовленные и хорошо организованные герои будут валить десятками и которых будет совершенно не жалко.

При всём при том, карательные отряды — это инструмент явного террора. Они не прячутся под вывеской «неподконтрольных реальной власти эскадронов смерти», преследующих её врагов исключительно по своей инициативе. Напротив: власть, которой служат карательные отряды совершенно официально и в открытую позиционирует их в качестве своей дубинки, встречи с которой при лояльности этой власти (относительно) легко избежать[1]. Соответственно, как правило, карательные отряды — часть какой-то официальной силовой структуры: армии, полиции, госбезопасности. Иногда — военизированные подразделения при несиловой в целом структуре, если функция карательных отрядов — не тупо сжигать деревни с недовольными, а проводить силовую поддержку отъёма у населения материальных ценностей чем, например, занимались печально известные продотряды, подчинявшиеся Наркомпроду РСФСР. Если это парамилитарии или наёмники — то официально поддерживаемые той властью, на которую они работают и выступающие от её имени. Если же для грязной работы специально нанимают наёмников или вербуют парамилитариев, чтобы проводимые ими акции террора не ассоциировались с непосредственными заказчиками этих акций — то это, вероятно, эскадроны смерти.


Образ в культуре[править]

Так как и сами-то исторические карательные отряды обрасли огромным количеством мифов и городских легенд, то неудивительно, что их образ в искусстве также имеет ряд вариаций и стереотипных черт:

  • Каратели низменные — самый мейнстримный образ. Подонки и отребье, которых злодейский режим послал тиранить беззащитных людей, дав им оружие, форму и злобных начальников. Обладают следующим рядом стереотипных черт:
    • Из всех возможных формирований, к которым может принадлежать отряд, чаще всего попадаются полицаи. Оно и понятно — каратель это неприятно, предатель — ещё неприятнее, а уж предатель, за деньги и выпивку карающий своих же — и вовсе карикатурно отвратителен.
    • Низкие дисциплина и моральный облик. Пьянство, употребление наркотических веществ, грабежи и половая распущенность (как с по обоюдному согласию, с падшими женщинами, так и недобровольная, с караемым мирным населением женского пола — своих жён и девушек у карателей не бывает), нередки драки и конфликты с начальством.
    • В прямом боестолкновении либо трусливы и драпают от любого серьезного противника быстрее собственного визга, либо страшно некомпетентны: лезут под пули, не ищут укрытий, мажут при стрельбе.
    • Если есть униформа — то носит этот сброд как правило что-то по очень отдалённым её мотивам, нередко в сочетании с награбленными элементами гражданской одежды. Если униформы нет, то карательный отряд окончательно превращается в пёструю банду увешенных трофеями головорезов. В качестве трофеев могут использоваться части тела убитых гражданских и редких боевых противников — всякие там ожерелья из ушей, фенечки из волос, амулеты из костей и прочие атрибуты кровавого карнавала.
    • И в целом отряд напоминает классическую гоп-команду рейдеров-оборванцев прямиком из постапока.
  • Каратели пафосные — полная противоположность «низменных». Если «низменные» не могут внушить ни уважения, ни страха, а только лишь брезгливое отвращение к себе и своим действиям, то эти ребята способны нагнать страху на кого угодно. Образ достаточно лубочный и малореалистичный — храбрые и дисциплинированные люди обычно нужны, чтобы воевать на фронте, а не гонять по тылам не пойми кого. Соответственно, и стереотипные черты у них несколько другие:
    • Как правило, это какие-то неармейские войска: жандармы там, госбезопасность или ещё кто в этом же духе. Как-то не вписываются призывнички-годнички из армии в образ «мрачного и пафосного карателя, призванного устрашать».
    • Железная дисциплина и высокий боевой дух. Задача пафосных карателей — устрашать противника, а трус или мародер куда менее, страшен, чем человек-машина, хладнокровно уничтожающий людей вместе с материальными ценностями и бесстрастно держащийся под огнём. И почему они ещё не фронте?
    • Пафосная униформа. Чёрные шинели, газовые маски, тяжёлые башмаки, обилия кожаных и металлических элементов, иногда — вообще не пойми зачем нужные карателю доспехи.
    • Довольно часто карательные отряды от одновременно являются и элитными головорезами, способными устрашить не только мирное население, но и вооружённого противника. Ещё раз — кто их в тыл-то отправил? Не иначе как Его Гнуснопрославленное Величество Авторский Произвол собственной персоной.
  • Каратели реалистичные — бывают и такие. Не гопники-оборванцы, но и не вышколенные церберы в чёрных шинелях. Принадлежат к нормальной госструктуре — чаще всего полиции (если дело происходит в более современном сеттинге) или армии (если сеттинг более старинный) — и носят её униформу. Дисциплина и боевые навыки — похуже, чем у фронтовых частей, но и не хуже, чем у каких-нибудь конвойных и прочих тыловиков. Военные преступления — да, есть такое: но кто сказал, на войне так просто не замарать свои руки?

Примеры[править]

Городской фольклор[править]

  • Та самая «Песенка карателей» (переработка песни «Вместе весело шагать…»), эпиграф из которой стоит перед текстом статьи. Позднее её много кто исполнял (самый известный вариант — Дэна Назгула, но он — не единственный).

Литература[править]

  • А. и Б. Стругацкие, «Обитаемый остров» — Боевая Гвардия. Способны не только ловить и расстреливать беспомощных «выродков» — но и на равных драться с десантниками Островной Империи (такими же, если даже не большими, отморозками). Тот же ротмистр Чачу хоть и садист, и вообще урод по жизни — но имеет на своём счету потопленную вражескую субмарину (до назначения в столицу он служил в береговом танковом патруле — и огонь по десантной субмарине вёл из уже горящего танка).
    • Они же, «Парень из преисподней» — отряды Бойцовых Котов (и Котят-курсантов). Изначально Коты — это элитный спецназ Алайского Герцогства. Однако при подавлении бунтов в герцогстве и при обращении с пленными имперскими солдатами (а зачастую — и со своими) они ведут себя как типичные «цепные псы Герцога»:
«
Кисло мне стало от всего этого. Эх, будь моя воля — полоснул бы я по всему этому базару из пулемета… Я с надеждой посмотрел на Гепарда, но Гепард молчал и только водил своим горбатым носом слева направо и справа налево…
Дикобразы[2] заметили меня ещё издали, разом замолчали и принялись потихоньку расползаться кто куда. А у некоторых, видно, ноги отнялись со страху: как сидели, так и сидят, выпучив глаза. А полосатые[3] — так те аж серые сделались, знают нашу эмблему, крысоеды, наслышаны!..
Я уж давно заметил, да никому не говорю: шлепнет Кот под горячую руку какого-нибудь штатского, сейчас — приказ по части. Такого-то и такого-то по кличке такой-то за совершение уголовного преступления расстрелять. И ведь ведут на плац, поставят перед строем лучших друзей, дадут по нему залп, тело в грузовик забросят на предмет бесчестного захоронения, а потом слышишь — видели его ребята либо на операции, либо в другой части… И правильно, по-моему.
»
— А. и Б. Стругацкие, «Парень из преисподней»
    • Они же, «Трудно быть богом» — аж целых две организации: «серые роты» дона Рэбы в Арканарском королевстве, терроризирующие горожан, уничтожающие книгочеев — но жидко гадящие при встрече с недружелюбно настроенными дворянами (к примеру, барон Пампа начисто вырезал отряд «серых», разгромивший корчму на его родовой земле — и ему за это ничего не было) — и чёрные монахи Ордена, высадившиеся в том же Арканаре, дисциплинированные, боеспособные и режущие уже любых врагов. Впрочем, с бароном Пампой и им не повезло: «Они заняли мой замок! И посадили там какого-то отца Ариму! Не знаю, чей он там отец, но дети его, клянусь господом, скоро осиротеют».
  • «Сага о Форкосиганах» — отряды убийц нескольких барраярских императоров: Юрия Безумного (устроившие резню среди высших форов, состоявших в родстве с правящей династией), Дорки Справедливого (отряды под командованием Пьера «Кровавого» Форратьера, давившие сепаратистов из числа графов) и т. д.
  • А. Сапковский «Сага о ведьмаке» — геммерские и другие каратели в Нильфгаарде («Мы под старым Брайантом контру[4] в Назаире давили. Весело было, а, Оль? Ух, весело! Кони выше бабок в крови ходили»), а также эльфская бригада «Врихедд» на службе той же империи.
    • Если же говорить о нордлингах, то функцию карателей там выполняют спецподразделения армии Аэдирна, ведущих контрпартизанскую борьбу с отрядами скоя’таэлей методами самих скоя’таэлей. Одним из них командует Чёрная (а после того, как побывала в руках у эльфов — Белая, из-за поседевших от пыток волос) Райла. «Врете, знаю. Из жалости врете. Но это все равно ничего не значит и не меняет. Ибо я — Белая Райла — жалости не знаю»
  • A Song of Ice and Fire — на стороне Короны это дружины рыцарей Амори Лорха и Грегора Клигана, на стороне Севера — наёмный отряд «Бравые ребята». Кошмарить население самыми жестокими методами обожают и те, и другие, но если ланнистеровские каратели серьёзно-отвратительны, то «Бравые ребята», разодетые в кислотно-яркие тряпки, разъезжающие на зебрах и постоянно орущие и матерящиеся, олицетворяют торжество кровавого фарса.
  • Задача трёх тел — наглядно и доходчиво показана работа отряда «Красной гвардии» в Китае времен Культурной Революции. Собственно, антагонистка стала тем, кем стала не в последнюю очередь из-за того, что во время очередной «акции» красногвардейцы казнили её отца-учёного, а саму отправили под трибунал.
  • Н. Перумов, дилогия «Империя превыше всего» («Череп на рукаве»/«Череп в небесах») — некоторые части армии Четвёртого Рейха (например, 203-я дивизия с эмблемой в виде стилизованного завитка колючей проволоки) полуофициально считаются карательными частями: они не захватывают новые миры во славу кайзера и не бьются насмерть с ксеносами, они давят мятежи. В результате их солдат и офицеров за людей не считают даже сослуживцы из других частей, и планы типа «Каратели пойдут на мятежную планету первым эшелоном, умоются кровью — а дальше мы договоримся по-хорошему с повстанцами» вполне нормальны даже по меркам офицеров из лояльных Империи подразделений.

Кинофильмы[править]

  • «Иди и смотри» — художественный, но достаточно исторически верный показ работы нацистских карателей в Белоруссии. Непосредственно на экране орудует некое соединение при СС (там есть как и труъ-эсэсовцы вроде светловолосого оберштурмфюрера, так и коллаборанты из русских и украинцев), явно вдохновленное дивизией «Дирлевангер» (см. Карательные отряды#Реальная жизнь).
  • «Взвод» — в роли карателей выступают американские солдаты, сжигающие вьетнамскую деревню. На тормозах: несмотря на убийство одной вьетнамки и угрозу убить детей, население в основном уцелело и было уведено американцами[5].
  • Каратель (СССР, 1969 г.) — история духовного перерождения греческого солдата-карателя времён военной диктатуры «чёрных полковников». Герой вначале без колебаний расстреливает местного коммуниста (за что получает внеочередную увольнительную, во время которой и происходят события фильма), но к финалу понимает, что творит какую-то редкостную хрень — и оказывается под арестом вместе с сослуживцем, который участвовать в расстреле отказался. Любопытно, что хотя фильм снимался в СССР с советскими актёрами, режиссёром был Манос Захариас, грек-политэмигрант.

Настольные игры[править]

  • Warhammer 40,000 — Империум, будучи полицейским государством, активно использует разномастных карателей. Чаще всего в этой роли выступают Сёстры Битвы (боевые монашки на службе у церковников, славящиеся своей фанатичной жестокостью), штурмовики Инквизиции и полки Адептус Арбитрес (всеимперской полицейской службы, имеющей свои отделения на каждой более-менее цивилизованной планете). В случае восстаний хаоситов, культистов генокрадов или просто антиимперских сепаратистов к веселью подключаются воины Космодесанта, особенно фанатичные Чёрные Храмовники, кровожадные Терзатели Плоти и хладнокровно-жестокие Железные Руки. В случае, когда не хватает вышеперечисленных, карать идут и простые имперские гвардейцы, особенно безжалостные Корпуса Смерти Крига и специализирующаяся на полицейских операциях Мордианская Железная Гвардия.
    • При живом Императоре роль «имперских палачей» выполнял легион Космодесанта Космические Волки.
    • Среди орд Хаоса на запугивании противника специализируются Повелители Ночи, украшающие доспехи останками врагов и транслирующие пытки пленников по каналам радиосвязи.

Аниме[править]

  • «Оборотни» («Jin-Roh») — подразделения «Церберов» в Японии при прогерманском правительстве (сеттинг — AU, в которой социал-милитаристская Япония выступила на стороне Союзников, но оказалась побеждена Осью). С одной стороны — золотой эталон «пафосных» карателей в доспехах, противогазах и стильной униформе, с другой, как для карателей вполне цивильные ребята: даже вооруженным террористам сначала приказывают сдаться, а в наступление переходят только при признаках агрессии.
  • Hellsing — в последних главах РКЦ бросает на истребление населения протестантского Лондона небольшую армию рыцарей военно-монашеских орденов в латах и белых покаянных колпаках, оснащенных крупнокалиберными винтовками и пулеметами.
  • Code Geass — британские каратели, в числе которых есть отряды японских коллаборантов. В одном из таких служил Сузаку в начале карьеры — но и став мехводом экспериментального бронескафандра был не прочь поучаствовать в карательных операциях.

Музыка[править]

  • «Белая гвардия», «Песня рядового» — главному герою довелось побывать и карателем на некой бессмысленной и ужасной войне, после которой его и сослуживцев просто бросили на произвол судьбы («Мы сделали все, как нужно, и теперь не нужны», «Это наша страна, которой до нас дела нет»):
«
Мы стояли по горло в трясине, улыбаясь весне,
Мы глохли от взрывов, мы видели вещие сны,
Мы сжигали деревни, и плавилось солнце в огне,
Мы знали слишком много такого, чего знать не должны.

»
— «Белая гвардия», «Песня рядового»

Реальная жизнь[править]

  • Красные кхмеры в полпотовской Кампучии. Все в соответствии с голливудскими клише: зловещая форма в виде черной рясы, использование детей-солдат, зверские пытки и совершенно средневековые методы расправ (из-за недостачи патронов, вызванной тем, что большую часть инженеров и индустриальных рабочих сослали на принудительные работы в деревню, приходилось забивать жертв мотыгами и арматурой), следование безумной людоедской идеологии и, конечно, нечеловеческие беспощадность и фанатизм. Не зря деятельность полпотовцев романтизируют только полные отморозки (такие есть, например, в неофашистской газете «Лимонка», принадлежащей почившей НБП), ой как не зря. Адекватные коммунисты над ними кто потешаются (ну как так можно, превратить весь пролетариат в государственных крепостных и ещё называть себя «красными»), а кто пробивают рукой лицо (ну как так можно, рафинированным идиотизмом подарить антикоммунистам такой жирный пропагандистский козырь!)…
  • Хунвейбины («красногвардейцы») в Китае времен Культурной Революции — по сути, официально санкционированные парамилитарии, снабжавшиеся оружием силами полиции и бывшие основной ударной силой террора, развязанного Мао против антипартйных элементов.
  • Усташеская милиция и т. н. «дикие усташи» в Независимом Государстве Хорватском, осуществлявшие этнические чистки против сербов, цыган и евреев (а где-то — и против вроде бы союзных бошняков). При этом милиция была и самыми боеспособными войсками НГХ — в отличие от плохо вооруженных отрядов домобранства, набранных по призыву, части милиции, набиравшиеся исключительно в добровольном порядке из числа партийных работников, показывали высокий уровень дисциплины и боевого духа.
  • Опричнина Ивана IV Грозного. Эффективны и устрашающи против внутренних врагов, но от внешних в Ливонской войне получили совершенно эпических люлей. Несмотря на личную храбрость (сам Малюта Скуратов, лично возглавивший штурм Вейсенштейна, был сражён насмерть, едва взобрался на крепостную стену[6]), «полицейская» и военная подготовка — вещи сугубо разные.
    • Впрочем, в битве при Молодях против крымского хана Девлет-Гирея I опричники, включённые в состав русского войска, себя показали хорошо[7]. Поход для хана кончился катастрофой и гибелью не менее половины войска.
  • Многочисленные карательные отряды нацистов во время Второй мировой. Наиболее известны айнзацгруппы СД и полиции безопасности, но не меньше «прославились» и батальоны казарменной полиции (например, печально известный 101-ый батальон), и отряды коллабрационистов (команда Арайс, всевозможные соединения шуцманншафта), а зачастую работу карателей выполняли вообще обычные солдаты Вермахта.
    • Особо выделить стоит разве что дивизию при СС[8] «Дирлевангер», ибо: а) комплектовалась изначально из немецких уголовников[9] (включая командира-педофила), которые получили законную возможность делать то же самое, за что ранее попали в тюрьму или концлагерь — но уже на службе Рейху и безнаказанно; б) участвовала в одной из самых знаменитых акций устрашения[10] — сожжении деревни Хатынь в Белоруссии; в) но при этом её солдаты были хотя и законченными ублюдками, но не трусами (например, сам Оскар Дирлевангер в боях в Силезии лично возглавил контратаку на советские войска и был несколько раз ранен в ходе одного боя, и вообще: ветеран Первой Мировой и половины горячих точек Интербеллума — это вам не хухры-мухры).
    • Ну и заодно — 29-ю (1-ю русскую) дивизию при СС «РОНА» под командованием Бронислава Каминского. Знаменита тем, что оказалась слишком неуправляемой и отмороженной даже по меркам частей при СС, где гуманизмом и ночами под одеялом не занимались. В итоге сам Каминский и часть его сподвижников встретились с зондеркомандой (чтоб не подрывать боевой дух, после казни трупы списали на польских партизан), а личный состав части был передан во власовскую РОА.
    • Было и еще одно русское формирование при СС — бригада «Дружина» Гиль-Родионова. Эти, впрочем, быстро одумались, и после первых нескольких карательных операций заключили тайный союз с партизанами и в конце концов вернулись на сторону СССР и переименовалась в Антифашистскую бригаду. Большая часть бригады, включая самого Гиль-Родионова, погибла в боях со своими недавними покровителями.
    • До них эту задачу выполняли «отряды мёртвой головы» СС (в мирное время охранявшие концлагеря), но вскоре они были преобразованы в обычные боевые части[11].
  • Красные, белые и прочие участники гражданской войны на территории бывшей Российской империи. Кто больше отличился — уже не разобрать: карательные акции против нелояльного населения проводили все стороны войны.

Примечания[править]

  1. Бо при антипартизанских зачистках под горячую руку попадаются совсем левые люди, никаких партизан в лицо не видевшие. Но партизанские и антипартизанские войны — в принципе такое дело, из которого чистеньким не выходит никто.
  2. Прозвище пехоты в алайской армии.
  3. Имперские солдаты — по раскраске комбинизонов. В данном случае — пленные.
  4. Ляп не то автора, не то переводчика: контра — это контрреволюция, а в Империи никаких революций в описываемый период не было. Было, правда, два дворцовых переворота, вполне возможно, под Брайантом геммерцы давили именно сторонников узурпатора, восставших после возвращения Эмгыра на престол.
  5. Вполне реалистичный момент: несмотря на эксцессы (вроде «бойни в Сонгми» — но и там нашёлся пилот-вертолётчик Хью Томпсон, сумевший остановить резню, пусть даже под угрозой применения пулемёта своего вертолёта по американским солдатам), американские GI — это далеко не нацистские каратели. Людей из уничтожаемых деревень в основном не убивали, а принудительно переселяли в «стратегические деревни», подконтрольные южновьетнамскому правительству.
  6. Вейсенштейн был вырезан полностью. Учитывая, что Вейсенштейне было всего лишь пятьдесят (50!) профессиональных солдат и пять сотен крестьян ополчения, а Малюты в войске было сорок тысяч, то получился очень стрёмный размен.
  7. Что любопытно, та самая песня из фильма «Иван Васильевич меняет профессию» («Куде едет собака крымской царь?» — «Какая это собака?! Не позволю про царя такие песни петь!») посвящена как раз этому походу крымчаков на Москву. В полном тексте хан похваляется, что захватит русские земли полностью и уже рассказывает приближённым, кому какой город даст в управление — хотя в финале жирно намекается, что ждёт «крымского царя» тотальный облом.
  8. То есть состоящую не из членов СС, но подконтрольную организации Шуцштаффеля, обычно это были иностранные дивизии, набранные не из германцев или австро-германских славян, но иногда попадались и преимущественно немецкие подразделения «при» СС: помимо «Дирлевангера» таковой была изначально албанская дивизия «Скандербег», которая, из-за полной небоеспособности собственно албанского контингента была переукомплектована матросами Кригсмарине
  9. Попытки включать в число части военнопленных-коллаборационистов и лояльных к нацистам местных провалились: кадры оказались слишком ненадёжными. Впрочем, нацистам с этим тотально не везло: бывало, от них на сторону партизан или советских войск сматывались целыми батальонами, а ещё формирующиеся части с самого начала готовили восстание — как легион «Идель-Урал», где Муса Джалиль был самым известным, но не единственным антифашистом. И вообще легион, как оказалось, в основном поставлял живую силу партизанам — как советским, так и польским и даже французским.
  10. Примечательно, что никто приказа жечь Хатынь доктору Дирлевангеру не давал — это была его личная инициатива с целью «наказать» партизан и их пособников за недавнюю гибель немецкого чемпиона-легкоатлета (а также офицера полиции и командира СС) Ганса Вёльке.
  11. Дело в том, что в 1934 году между Рейхсвером и нацистскими военизированными организациями был конфликт за право стать основой новой немецкой армии. Тогда военные победили, и, естественно, начали активно вставлять палки в колеса всем проектам нацистов вырастить из своих боевиков армию, параллельную государственной. Из-за этого многие полки хорошо подготовленных эсэсовцев числились не в «войсках усиления», за численностью которых ревностно следила регулярная армия, а в «отрядах мёртвой головы», занимавшихся охраной концлагерей. Естественно, в ходе войны все подготовленные солдаты понадобились на фронте, поэтому функцию «тотенкопфов» как карателей взяли на себя полицейские, а охраной концлагерей занялись члены общих СС, негодные к фронтовой службе по возрасту или состоянию здоровья.

См. также[править]