Исекай

Материал из Викитропы
Перейти к: навигация, поиск

Само слово исекай вообще-то значит всего лишь «другой мир». Однако, в аниме-фэндоме оно закрепилось как название специфического жанра. Его каноны сформировались буквально на наших глазах, примерно в 2016—2018 годах, однако коммерческий успех исекайного аниме оказался просто ошеломляющим.

Истоки жанра[править]

Кажется, определившим основные характеристики компонентом здесь стало влияние ЛитРПГ. Во всяком случае, произведения, созданные до взрывного успеха Sword Art Online, исекаями обычно не называют, даже если они подходят по многим формальным признакам — см. Zero no Tsukaima и Vision of Escaflowne, например.

Второй компонент — это попаданцы, мать их ети, и весь прилагающийся к этому тропу могучий заряд эскапизма.

Третий компонент — гарем. Ингридиент технически необязательный, но крайне желательный, даже если протагонист будет агрессивным асексуалом Нестеренко-стайл или попадёт в тело какой-то нечеловеческой сущности (но об этом позже). А вы думали, куда с экранов пропала старая-добрая сисечная эччатина? Вся она тут, родимая.

Четвёртый компонент — наследие недолгой, но бурной эпохи бума ранобе. Вообще в тот период большей популярностью пользовалось аниме про школы магии (а также про магию в обычной школе), но их крайнее одноообразие быстро наскучило даже непритязательным отаку, что и послужило замене их в мейнстриме на исекаи. Однако многие композиционные приёмы и штампы остались, тем более что первоисточником для большинства исекаев служит таки ранобе.

Смешать в шейкере, элементы других жанров добавить по вкусу. Получившуюся смесь доставлять потребителям в формате строго по 12 серий, который так освежает в летнюю жару и прекрасно повышает продажи танкобонов. Мням!

Типичные тропы[править]

  • Грузовик. Вообще, способов попаданчества много, даже в классических исекаях героя порой призывают. Но самый мемный среди всех путей попасть в исекай — это, конечно, переродиться там после смерти, а самый мемный способ умереть, чтобы потом переродиться — это быть сбитым грузовиком. Обстёбано в Konosuba — не грузовик, а трактор, не сбил, а напугал до смерти.
  • Марти Сью. Принципиальный момент. Аудитории исекаев не интересно переживать за жизнь главгероя и его товарищей, им интересно наблюдать за тем, каким способом в этот раз добро порвёт зло на британский флаг. Унылая непобедимость? Забудьте, непобедимость унылой не бывает.
    • Как противовес — всегда говорится, что в родном мире ГГ был полным неудачником, либо был успешен только в профессиональной деятельности, но никак не в социуме и не в отношениях. Альфа-самцов в исекаи не пускают! (В этом, кстати, важное отличие от произведений бума ранобе: там-то главгерой зачастую хотел сношать всё, что движется.)
  • Стандартный фэнтези-сеттинг в его JRPG-шном изводе. Вообще отступления тут бывают. Кто скажет, что, например, Сага о злой Тане — не исекай? Но мейнстрим жанра всё-таки фэнтезийный.
  • Вышеупомянутое наследие ЛитРПГ. Выражается прежде всего в наличии в мире классов-экспы-уровней и прочей игровой мишуры. Герои иногда могут даже интерфейсы видеть, лол. (Требуется создать отдельный троп, потому что явление, бывает, встречается в произведениях и без попаданцев.)
  • Работорговля, как обоснуй игровой системы «заплатите сто тысяч единиц золота чтобы добавить бойца в ваш отряд». Ну и закос под средневековье, разумеется. По понятным причинам, бойцы зачастую оказываются не мускулистыми качками, а боевым гаремом. Попаданец при этом обычно пытается играть джентльмена и дает понять что относится к рабам как к равноправным партнерам. Так что он, разумеется, не потащит рабыню в койку только потому что она тварь бессловесная. Впрочем, из койки он сбежит даже если его туда потащит сама рабыня. ОЯШ он и в иссэкае ОЯШ.
  • На Shousetsuka ni Narou, японском Самиздате, пользуются популярностью попаданцы во что-то неживое: личи, скелеты, зомби, роботы, разумное оружие и т. п. На большие экраны подобное, слава Богу, почти не вылезает. Но заставляет задуматься о духовном состоянии авторов и потребителей исекаев.

Примеры произведений[править]

  • InuYasha — тёплый, ламповый исекай рубежа веков за авторством легендарной Румико Такахаси. Поперёк всем канонам жанра (до которых оставалось, тащемта, ещё лет 20) героиня попадает не в СФС, а в Японию времён войны Сэнгоку (хоть и с магией и демонами), «специальность» у неё для поставленной задачи самая подходящая (мико и дочь настоятеля синтоистского храма), да и «попадает» она не с концами, а периодически наведываясь в своё время.
  • Familiar of Zero — жил-был обыкновенный японский школьник Хирага Сайто — и тут его призвала в качестве фамильяра колдунья из фэнтези-мира, где до сих пор длится Галантный Век с его плащами и шпагами, а аристократию составляют династии волшебников. И всё заверте…
  • Now and Then, Here and There — злая-презлая деконструкция на тему: «а что, если ОЯШ попадет не в СФС с магами и рыцарями, а в постапок с кровожадными варлордами и детьми-солдатами?»
  • Re:Zero kara Hajimeru Isekai Seikatsu — пожалуй, самый известный сериал жанра, успех которого здорово послужил его популяризации.
  • Kono Subarashii Sekai ni Shukufuku o! — пародия, которая, тем не менее, тоже помогла кодифицировать и популяризировать жанр.
  • Overlord — тот самый случай с героем-личом.
  • Tate no Yuusha no Nariagari — один из самых замшелых представителей жанра (при том, что отчаянно косит под деконструкцию). ГГ-антигерой, начинающий как неудачник, но потом всех нагибающий — присутствует. Стандартный фэнтези-сеттинг — тоже. Видеоигровая механика классов-уровней-скиллов-волн мобов — в наличии. Боевые рабы и гаремник с ГГ-мизогином в центре — едва ли не кодификатор. Плюс автор(ка) не прочь поддать ангстишки.
  • Tensei Shitara Slime Datta Ken — попаданец в говорящую слизь метаморфа.
  • Youjo Senki — как уже было сказано, единственный в этой подборке сериал с нестандартным сеттингом (фэнтезийная версия Первой Мировой), а также, пожалуй, единственный, где главгерой попал в женское тело (что, правда, не имеет никакого влияния на сюжет).
  • Drifters — исекай от Коты Хирано, автора легенадрного Хеллсинга. Попаданцы — строго известные исторические личности (ОЯШи и салариманы высшим силам здесь абсолютно неинтересны, такие дела), качество рисовки и битв — 10/10, скорость выхода — 3,5 главы в год.
  • No Game No Life — ещё одна стоящая упоминания франшиза. Примечательно произведение прежде всего воистину радикальным расширением идеи «мира, живущего по правилам игры», а также могучим зарядом бойкости и задора, сочетающимся с интеллектуальными дуэлями а-ля Death Note.
  • Kuma Kuma Kuma Bear: или медведизация всей страны. Юна долго резалась в онлайн-игрушку, зашибая там отнюдь не виртуальные миллионы на торговле игровым шмотом. Однажды ей подарили виртуальный костюм мишки, который она неосторожно признала милым. Вот в этом костюмчике её в РПГ-мир и отправили. Все суперсилы Юны завязаны на костюм, так что никуда она от его ношения не денется. Причем, суперсилы обычно сопровождаются инструкцией «думай о медведях, магия сильнее будет». И если следовать этому совету, то вместо файрбола получится очередной огненный медведь. Поклонники новоявленной спасительницы мира тоже потихоньку шьют себе костюмы медведей. Так что хитрый план по медведизации альтернативного мира продвигается хорошо. И нет, гарему не будет.
  • Potion-danomi De Ikinobimasu!: Нагасэ случайно зашибли богоподобные существа и в качестве извинения возродили в параллельном мире с магией. Чтобы там не помереть, героиня выцыганила себе способность делать зелья с любыми желаемыми свойствами. Думала что будет тихонько приторговывать обычными для РПГ зельями лечения. И тут оказалось что такие чудо-средства тут никто отродясь не видел. И колдовать никто не умеет. Почему тогда Нагасэ говорили про мир магии? Ну, там есть драконы, которые и правда владеют магией. А то что магии много, никто и не обещал.
  • Saving 80,000 Gold Coins in the Different World for My Old Age: грохнувшись с горы, Ямано повстречалась с пролетавшим мимо пришельцем и получила от него способность к телепортации. И случайно залетела в параллельный мир. Внезапно, не попаданка, так как быстро телепортируется обратно и дальше мотается между мирами осознанно. Внезапно, мир средневековый, но не магический. Магического там только собственно Ямано. Еще более внезапно, это скорее слайсик, ибо цель Ямано — тихонько приторговывать в средневековье японскими товарами, по грабительским расценкам. Причем, по возможности не слишком наглея. Желающие достать свежей рыбки находясь в неделе пути от ближайшего водоема дружно топают нафиг.
  • Slime Taoshite 300-nen, Shiranai Uchi ni Level Max ni Nattemashita: Айдзава померла от переутомления и предстала перед богиней предложившей отправить её в РПГ-мир. В качестве бонуса девушка выпросила себе бессмертие и зажила тихой жизнью, зарабатывая на убийстве слабеньких слаймов. Так прошло лет триста и внезапно оказалось что экспы со слаймов набежало ого-го. И стала девочка имбой, а заодно и местной достопримечательностью.
  • Gate: Jieitai Kanochi nite, Kaku Tatakaeri — известная франшиза, проспонсированная Силами Самообороны Японии на правах пропаганды. Собственно, целые ССЯ здесь попаданцами и выступают, но во всех остальных отношениях канон соблюдается. Вопреки множеству отзывов, Gate не содержат никакой праворадикально-экстремистско-реваншистской пропаганды, наиболее серьёзным минусом произведения является сильно провисающий после убийства огненного дракона сюжет, а также (в аниме) страшно переигрывающая сейю Рори.
  • Isekai Ojisan: по большей части воспоминания попаданца уже вернувшегося в обычный мир. Причем, его история является откровенным стебом над жанром. Все жители параллельного мира выглядят как фотомодели? Есть такое. Но на попаданца который и дома то красотой не отличался, они смотрят как на злобного орка. Буквально. Далеко не до всех фотомоделей доходит что вот эта вот иномирная страхолюдина — человек, пусть и страшный как ядерная война.