Исекай

Материал из Викитропов
Перейти к: навигация, поиск

Само слово исекай вообще-то значит всего лишь «другой мир». Однако, в аниме-фэндоме оно закрепилось как название специфического жанра — японского извода «попаданческого чтива», которое в Японии стало не меньшей притчей во языцех, чем на территории бывшего СССР. Но обо всём по порядку.

Краткая история[править]

Истоки жанра[править]

Как и во всех остальных странах, истории про попаданцев в некую волшебную страну в Японии имеют свои корни в фольклоре и старинной литературе. Из чего-то близкого к нашему времени (от позднего Эдо до раннего Мэйдзи) можно выделить романы Senkyou Ibun (1822) и Ikyoubibouroku (1887), повествовавшие о мистических путешествиях японцев в волшебные страны, населенные богами и демонами. Но до настоящего бума попаданческих историй оставалось ещё долго, да и сформировались их каноны под влиянием другой литературы — западной.

А она была крайне популярна в Японии и при правительствах националистов, так что когда американская оккупационная администрация запустила в Стране Восходящего Солнца процесс форсированной вестернизации, её популярность только возросла ещё сильнее. Такие книги как «Дорога славы» и «Чужак в чужой стране» Хайнлайна, «Три сердца и три льва» Андерсона или «Бесконечная история» Энде, так и более ранние, вроде твеновского «Янки при дворе короля Артура» произвели на японцев определенное впечатление, так что неудивительно, что имеющие склонность к копированию и воспроизведению понравившихся идей жители Страны Восходящего Солнца начали создавать свои истории по мотивам.

Исекай классический[править]

И кодификатором жанра стал незамысловато названный Isekai no Yuushi, вышедший в 1979 году. Сюжет тоже не отличался оригинальностью: ГГ-старшеклассник попадал в фэнтези-мир, получал в свои руки легендарный меч и спасал прекрасную принцессу от злых духов и демонов. Тем не менее, японцам свой попаданец в противовес американцу Оскару и датчанину Хольгеру пришёлся по нраву, так что жанр нашёл свой рынок.

А ведь до него тоже много чего было. Был детский сериал Paul no Miracle Daisakusen 1976 года, в котором герой попадал в другой мир магии и приключений посредством волшебной игрушки-маскота. Была манга Ōuke no Monshō, стартовавшая в том же году и посвящённая «историческому попаданчеству» а’ля «Янки при дворе короля Артура» — только тут героиня попадала в Древний Египет и окрестное Южное и Восточное Средиземноморье того периода. Историческому попаданчеству не так повезло с известностью, как фэнтезийному, но имеются и свои подражатели, например, Anatolia Story: аналогичная история про героиню, попавшую уже в Хеттское Царство. По жанровой принадлежности это было классическое сёдзё: меньше героических превозмоганий, больше личностных переживаний и попыток наладить свою жизнь в чужом для себя мире.

Что же до попаданцев в фэнтези-миры, так в 1983 году выходят аниме самого Ёсиюки Томино Aura Battler Dunbine и его же ранобе Rīn no Tsubasa, действие которого происходит в том же сеттинге, что и «Данбайн». По сути это была классическая героика (пусть и в фирменном томиновском духе — мрачная, довольно циничная и с регулярными смертями персонажей) — в первом случае на мехах (благо технофэнтезийный сеттинг, в который попадал протагонист, позволял такие финты), во втором случае — без мехов, но с мечами и доспехами.

Эти-то произведения и задали тенденцию для развития жанра. В «героических» исекаях молодые герои попадали в фэнтези-миры, сражались с чудовищами и злыми империями, завоёвывали сердца прекрасных дев — в общем, занимались всё тем же, что и наши, западные попаданцы. Была заметна некая тенденция к технофэнтезийным сеттингам, в каковые попадали протагонисты как помянутого «Данбайна», так и вышедших десятью годами позже «Эскафлона» (в нём ещё и попадала типичная сёдзё-героиня, поэтому боям на роботах и любовной драме было уделено приблизительно равное внимание) и «Эль-Хазарда» — но в целом попаданцы восьмидесятых-девяностых вполне могли попадать и в классические миры меча и магии: как в сёнене (Ijigen Kishi Kazuma), так и в сёдзё (The Twelve Kingdoms, Fushigi Yuugi — но там сеттинг был скорее с дальневосточным флёром).

А ещё именно в девяностые появляется первый получивший известность стёб над жанром — Those Who Hunt Elves, выполненный в жанре весьма фривольной этти-комедии. И первая яркая деконструкция — Now and Then, Here and There, в котором герои попадали не в сказочный мир меча и магии с рыцарями, волшебниками и войной с Тёмным Властелином, а в мрачный апокалипсис-панк, в котором постапокалиптические диктаторы вели бесконечные междоусобицы за земли и ресурсы с привлечением детей-солдат на роль пушечного мяса.

Исекай новый[править]

В двухтысячные начал намечаться некий сдвиг в развитии жанра. В вышедшем в самом 2000-м Kyo Kara Maoh! уже появляются знакомые нам комедийные и романтические элементы в истории с протагонистом мужского пола. А в Zero no Tsukaima, издававшемся с 2004 года, был и идиот-ГГ, и призвавшая его в другой мир прекрасная (хоть и стервозная и неудачливая) незнакомка, и развитие любовной линии, и внезапное обретение суперсил, и тонны шутеек и комических ситуаций разной степени пристойности — можно сказать, уже нынешний набор тропов жанра.

Но настоящая революция в жанре произошла в 2009—2010 году. И связана она со взрывным успехов ранобе Sword Art Online. Формально это был несколько другой жанр — ЛитРПГ, но герой по-прежнему геройствовал в фэнтези-мире, пусть и виртуальном — для аудитории эпохи компьютерных игр разница была не слишком велика. Всякий раз, когда видите исекай, в котором протагонист попадает во вселенную игровой механики, будь это что сугубо стёбная KonoSuba, что «типасерьёзный» Tate no Yuusha no Nariagari — помните о том, что их духовный предок был самым натуральным ЛитРПГ, в котором сеттинг был вселенной игровой механики сугубо потому, что сам являлся видеоигрой.

Второй компонент нео-исекая — гарем. Ингредиент технически необязательный, но крайне желательный, даже если протагонист будет агрессивным асексуалом Нестеренко-стайл или попадёт в тело какой-то нечеловеческой сущности (но об этом позже). А вы думали, куда с экранов пропал старый-добрый этти-фансервис с красотками разной степени обнажённости, попадающими с ГГ в неловкие ситуации? Весь он здесь, родимый.

Третий компонент — наследие недолгой, но бурной эпохи бума ранобе. Вообще, в тот период большей популярностью пользовалось аниме про школы магии (а также про магию в обычной школе), но их крайнее однообразие быстро наскучило даже непритязательным отаку, что и послужило замене их в мейнстриме на исекаи. Однако многие композиционные приёмы и штампы остались, тем более что первоисточником для большинства исекаев служит таки ранобе[1].

Смешать в шейкере, элементы других жанров добавить по вкусу. Получившуюся смесь доставлять потребителям в формате строго по 12 серий, который так освежает в летнюю жару и прекрасно повышает продажи танкобонов. Мням!

Типичные тропы нео-исекая[править]

  • Грузовик. Вообще, способов попаданчества много, даже в классических исекаях героя порой призывают. Но самый мемный среди всех путей попасть в исекай — это, конечно, переродиться там после смерти, а самый мемный способ умереть, чтобы потом переродиться — это быть сбитым грузовиком.
  • Марти Стю. Принципиальный момент. Аудитории исекаев не интересно переживать за жизнь главгероя и его товарищей, им интересно наблюдать за тем, каким способом в этот раз добро порвёт зло на британский флаг. Унылая непобедимость? Забудьте, непобедимость унылой не бывает.
    • Как противовес — всегда говорится, что в родном мире ГГ был полным неудачником, либо был успешен только в профессиональной деятельности, но никак не в социуме и не в отношениях. Альфа-самцов в исекаи не пускают! (В этом, кстати, важное отличие от произведений бума ранобе: там-то главгерой зачастую хотел сношать всё, что движется.)
  • Стандартный фэнтези-сеттинг в его JRPG-шном изводе. Вообще отступления тут бывают. Кто скажет, что, например, «Сага о злой Тане» — не исекай? Но мейнстрим жанра всё-таки фэнтезийный.
  • Вышеупомянутое наследие ЛитРПГ. Выражается прежде всего в наличии в мире классов-экспы-уровней и прочей игровой мишуры. Герои иногда могут даже интерфейсы видеть, лол.
  • Работорговля, как обоснуй игровой системы «заплатите сто тысяч единиц золота чтобы добавить бойца в ваш отряд». Ну и закос под средневековье, разумеется. По понятным причинам, бойцы зачастую оказываются не мускулистыми качками, а боевым гаремом. Попаданец при этом обычно пытается играть джентльмена и дает понять что относится к рабам как к равноправным партнерам. Так что он, разумеется, не потащит рабыню в койку только потому что она тварь бессловесная. Впрочем, из койки он сбежит даже если его туда потащит сама рабыня. ОЯШ он и в исекае ОЯШ.
  • На Shousetsuka ni Narou, японском Самиздате, пользуются популярностью попаданцы во что-то неживое: личи, скелеты, зомби, роботы, разумное оружие и т. п. На большие экраны подобное, слава Богу, почти не вылезает. Но заставляет задуматься о духовном состоянии авторов и потребителей исекаев[2].

Примеры произведений[править]

Примеры исекая классического[править]

  • Isekai no Yuushi — кодификатор жанра.
  • Ōuke no Monshō — прабабушка (1976) всея японской попадантистики. Обыкновенная американская школьница Кэрол, увлекающаяся историей древнего Египта, попадает на три тысячи лет назад в достаточно клюквенный древний Египет, где она романтически приключается в окружении различных царей, фараонов, жриц и жрецов. Манга выходит по сей день, кстати.
  • Aura Battler Dunbine — прадедушка (1983) всея японской попадантистики. Обыкновенный японский подросток Сё попадает в условно средневековый мир с мечами и магией, на которой тут работают мехи и летучие корабли. А дальше начинается довольно мрачная реалмеха от Ёсиюки «Убей-их-всех» Томино.
    • Rīn no Tsubasa — ранобе в том же сеттинге, но с другим сюжетом и героями.
  • The Vision of Escaflowne — тоже попаданцы в технофэнтези, есть мотивы герметической магии и всякой алхимии-астрологии. Увы и ах — манга начала выпускаться в один год с эпичным и легендарным Neon Genesis Evangelion, издававшемся в том же жанре «мехи с сюрреализмом и отсылками к оккультным учениям», а аниме вообще вышло на год после сериала по «Еве». Результат — былинный отказ, относительная малоизвестность за пределами фанатского сообщества Sunrise и статус «культового хита, который никто не смотрел».
  • Leda: The Fantastic Adventure of Yohko — образчик духа восьмидесятых: крутая и фансервисная попаданка в бронелифчике лихо курощает демонов с помощью меча.
  • Magic Knight Rayearth — махо-сёдзё плюс технофентези с ОБЧРами плюс исекай плюс фирменно-психоделичный рисунок CLAMP — в общем, именно что-то такое и ожидаешь от CLAMP, берущихся за исекай. Да, это девяностые — но дух 80-х из одного описания так и прёт.
  • Ijigen Kishi Kazuma — о попаданце в стандартный фэнтези-сеттинг японский, но пока что без игровой механики и навязчивого фансервиса.
  • The Twelve Kingdoms — классика сёдзё-попаданства в дальневосточный фэнтези-сеттинг № 1.
  • Fushigi Yuugi — классика сёдзё-попаданства в дальневосточный фэнтези-сеттинг № 2.
  • El-Hazard: The Magnificent World — опять технофэнтези, зато попаданцев несколько и один из них — даже антагонист. Имело несчастье выйти в тот же год, что и «Евангелион», поэтому классикой так и не стало, но оставило после себя небольшое, но преданное фанатское сообщество.
  • InuYasha — тёплый, ламповый исекай рубежа веков за авторством легендарной Румико Такахаси. Поперёк всем канонам жанра (до которых оставалось, тащемта, ещё лет 20) героиня попадает не в СФС, а в Японию времён войны Сэнгоку (хоть и с магией и демонами), «специальность» у неё для поставленной задачи самая подходящая (мико и дочь настоятеля синтоистского храма), да и «попадает» она не с концами, а периодически наведываясь в своё время.
  • Familiar of Zero — жил-был обыкновенный японский школьник Хирага Сайто — и тут его призвала в качестве фамильяра колдунья из фэнтези-мира, где до сих пор длится Галантный Век с его плащами и шпагами, а аристократию составляют династии волшебников. И всё заверте…
  • Now and Then, Here and There — злая-презлая деконструкция на тему: «а что, если ОЯШ попадет не в СФС с магами и рыцарями, а в постапок с кровожадными варлордами и детьми-солдатами?»

Примеры нео-исекая[править]

  • Drifters — исекай от Коты Хирано, автора легендарного «Хеллсинга». Попаданцы — строго известные исторические личности (ОЯШи и салариманы высшим силам здесь абсолютно неинтересны, такие дела), качество рисовки и битв — 10/10, скорость выхода — 3,5 главы в год.
  • Gate: Jieitai Kanochi nite, Kaku Tatakaeri — известная франшиза, проспонсированная Силами Самообороны Японии на правах пропаганды. Собственно, целые ССЯ здесь попаданцами и выступают, но во всех остальных отношениях канон соблюдается. Вопреки множеству отзывов, Gate не содержат никакой праворадикально-экстремистско-реваншистской пропаганды, наиболее серьёзным минусом произведения является сильно провисающий после убийства огненного дракона сюжет, а также (в аниме) страшно переигрывающая сейю Рори.
  • JK Haru wa Isekai de Shoufu ni Natta — типичный отаку Тиба погиб под типичным грузовиком и попал в типичный исэкай. Но история не о нем, у о погибшей вместе с ним однокласснице Хару, попавшей в исэкайный бордель. И о ее язвительных комментариях в адрес Тибы, клиентов и всего этого исэкая, в котором в общем-то весело живется только мужикам.
  • Isekai Ojisan — по большей части воспоминания попаданца уже вернувшегося в обычный мир. Причем, его история является откровенным стебом над жанром. Все жители параллельного мира выглядят как фотомодели? Есть такое. Но на попаданца который и дома то красотой не отличался, они смотрят как на злобного орка. Буквально. Далеко не до всех фотомоделей доходит что вот эта вот иномирная страхолюдина — человек, пусть и страшный как ядерная война.
  • Kono Subarashii Sekai ni Shukufuku o! — пародия, которая, тем не менее, тоже помогла кодифицировать и популяризировать жанр.
  • Kuma Kuma Kuma Bear — или медведизация всей страны. Юна долго резалась в онлайн-игрушку, зашибая там отнюдь не виртуальные миллионы на торговле игровым шмотом. Однажды ей подарили виртуальный костюм мишки, который она неосторожно признала милым. Вот в этом костюмчике её в РПГ-мир и отправили. Все суперсилы Юны завязаны на костюм, так что никуда она от его ношения не денется. Причем, суперсилы обычно сопровождаются инструкцией «думай о медведях, магия сильнее будет». И если следовать этому совету, то вместо файрбола получится очередной огненный медведь. Поклонники новоявленной спасительницы мира тоже потихоньку шьют себе костюмы медведей. Так что хитрый план по медведизации альтернативного мира продвигается хорошо. И нет, гарему не будет.
  • Murazukuri Game no NPC ga Namami no Ningen to Shika Omoe Nai — с весьма оригинальным для жанра вывертом. Главный герой запускает странную «песочницу» и внезапно ни в какие игроподобные иссэкаи не попадает. И систем полного погружения аля SAO тоже не будет. Только вот неписи в игре что-то подозрительно живые. И когда они делают подношения игроку, эти подношения почему-то вскоре доставляет почтальон. В том числе и образцы неизвестной науке флоры-фауны. Но это, наверно, разработчики игры запрягли генетиков, чтобы они вывели всякую забавную фигню специально в качестве подарков игрокам.
  • No Game No Life — ещё одна стоящая упоминания франшиза. Примечательно произведение прежде всего воистину радикальным расширением идеи «мира, живущего по правилам игры», а также могучим зарядом бойкости и задора, сочетающимся с интеллектуальными дуэлями а-ля Death Note.
  • Overlord — тот самый случай с героем-личом.
  • Potion-danomi De Ikinobimasu! — Нагасэ случайно зашибли богоподобные существа и в качестве извинения возродили в параллельном мире с магией. Чтобы там не помереть, героиня выцыганила себе способность делать зелья с любыми желаемыми свойствами. Думала что будет тихонько приторговывать обычными для РПГ зельями лечения. И тут оказалось что такие чудо-средства тут никто отродясь не видел. И колдовать никто не умеет. Почему тогда Нагасэ говорили про мир магии? Ну, там есть драконы, которые и правда владеют магией. А то что магии много, никто и не обещал.
  • Re:Zero kara Hajimeru Isekai Seikatsu — пожалуй, самый известный сериал жанра, успех которого здорово послужил его популяризации.
  • Saving 80,000 Gold Coins in the Different World for My Old Age — грохнувшись с горы, Ямано повстречалась с пролетавшим мимо пришельцем и получила от него способность к телепортации. И случайно залетела в параллельный мир. Внезапно, не попаданка, так как быстро телепортируется обратно и дальше мотается между мирами осознанно. Внезапно, мир средневековый, но не магический. Магического там только собственно Ямано. Еще более внезапно, это скорее слайсик, ибо цель Ямано — тихонько приторговывать в средневековье японскими товарами, по грабительским расценкам. Причем, по возможности не слишком наглея. Желающие достать свежей рыбки находясь в неделе пути от ближайшего водоема дружно топают нафиг.
  • Slime Taoshite 300-nen, Shiranai Uchi ni Level Max ni Nattemashita — Айдзава померла от переутомления и предстала перед богиней предложившей отправить её в РПГ-мир. В качестве бонуса девушка выпросила себе бессмертие и зажила тихой жизнью, зарабатывая на убийстве слабеньких слаймов. Так прошло лет триста и внезапно оказалось что экспы со слаймов набежало ого-го. И стала девочка имбой, а заодно и местной достопримечательностью.
  • Tate no Yuusha no Nariagari — один из самых замшелых представителей жанра (при том, что отчаянно косит под деконструкцию). ГГ-антигерой, начинающий как неудачник, но потом всех нагибающий — присутствует. Стандартный фэнтези-сеттинг — тоже. Видеоигровая механика классов-уровней-скиллов-волн мобов — в наличии. Боевые рабы и гаремник с ГГ-мизогином в центре — едва ли не кодификатор. Плюс писательница не прочь поддать ангстишки.
  • Tensei Shitara Slime Datta Ken — попаданец в говорящую слизь метаморфа.
  • The Ride-On King — про попаданчество Плутинова, президента маленькой, но гордой независимой страны Плудии, страдающего наслаждающегося фетишом на оседлание. Списан с одного реального политика, а если точнее — с его намеренно утрированного образа, берущего начало из мема, где он верхом на медведе. Но политик — и в другом мире политик, что придает приключениям несколько нестандартный оттенок.
  • Youjo Senki — как уже было сказано, единственный в этой подборке сериал с нестандартным сеттингом (фэнтезийная версия Первой Мировой), а также, пожалуй, единственный, где главгерой попал в женское тело (что, правда, не имеет никакого влияния на сюжет).

Ссылки[править]

Примечания[править]

  1. А ещё можно сделать комбо! Попаданец в школу магии, находящуюся в исекае! Как тебе такое, Илон Анимаск?!
  2. Учитывая, что в каждом втором произведении жанра ненавязчиво продвигается мысль о том, что только в сказочном мире типовой японец может прийти к успеху, а не медленно сгореть на нудной работе в офисе/цехе/порту, оно и понятно. Любой, ощутивший на себе прелести двенадцатичасового рабочего дня и жизни в ультрабюджетном съёмном жилье а’ля вторая промышленная революция, сам волей-неволей почувствует себя придатком станка или конторского стола. А тут и до зомби или робота недалеко.