Злоба дня

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
Очень злободневный злодей 1990 года — партиец-ренегат, грабящий и распиливающий страну

Злоба дня — это когда сюжеты для произведений берутся прямо из остроактуальных на момент их написания вопросов в обществе. Злободневные произведения всегда можно узнать и безошибочно угадать время их написания. На сказочное королевство прут армии злых рыцарей в шлемах-саладах и с черными крестами на плащах? Написано в СССР в первой половине 1940-х. По Твердиземью разгуливают коварные фанатики, устраивающие убийства и поджоги во славу аль-шайтанского бога? Написано в США в 2001—2002 гг (а может и в РФ в поздние 1990-е, кто знает).

Использование злобы дня — отличный способ быстро привлечь к своему произведению аудиторию, но, увы, ненадолго. Как только злоба дня забудется, все произведение станет малопонятным новым поколениям.

См. также[править]

  • Эзопов язык — часто используется в злободневных произведениях, когда об острых вопросах нельзя писать открыто.
  • Наше время + 20 — обычно основывается на злобе дня с экстраполяцией ее в будущее.

Поскольку явление вездесуще, пожалуйста, указывайте только вопиющие примеры.

Примеры[править]

  • Один из вопиющих примеров — глава «Оскверненная Хоббитания» в переводе «Властелина Колец» Муравьева. Переводчик-перестроечник самовольно переписал злодеев под «совков» и «кровавую гэбню», чтобы их изгнание из Шира смотрелось актуально и злободневно. Пресловутый «жаргон НКВД» в исполнении хоббитов-охранцов — лишь вершина айсберга; Саруман и его приспешник Лотто носят титулования «Вождь» и «Генералиссимус», отсылающие на Сталина, а их тюрьма носит пародийно-советское название «Исправноры». Отсебятина переводчика в чистом виде: Профессор, конечно, был человеком своей страны и своего времени и СССР боялся, но он их не вставлял в свои книги в карикатурном виде и вообще аллегорию не любил.
  • Политические агитки особо дурного образца (видеоролики, худ. фильмы, в особо запущенных случаях — и видеоигры и пр.), миллионы их. Там, где их более талантливые аналоги стараются провести аналогии более тонко и брать хоть каким-то качеством, то здесь этим вообще не заморачиваются. Поэтому, чем менее талантлива сама агитка — тем более грубо и топорно там выставлен основной злободневный посыл, который заменяет собой сюжет, сеттинг, адекватных персонажей, логику происходящего и прочие несущественные детали.
  • Кир Булычёв, поздние книги об Алисе Селезнёвой. Поскольку писались уже в пост-социалистической стране, в описываемом мире (ранее бывшем полностью коммунистическим) начали появляться и деньги, и вездесущая реклама.
    • В его же поздних книгах про Великий Гусляр с Перестройкой начали проскальзывать детали про ГУЛаг, репрессии и тому подобное.
  • Kenzen Robo Daimidaler — под конец работа весьма явно свернула на критику недавних попыток цензурить рисованную порнографию.