Жан Рэй

Материал из Викитропы
Перейти к: навигация, поиск

Бельгийский писатель, один из основоположников жанра «чёрной фантастики» наряду с Лавкрафтом, Мейченом, Робертом Говардом и др. Больше всего известен циклом детективов про американского сыщика Гарри Диксона, сражавшегося с монстрами, древними богами, суперзлодями и прочими неприятными личностями. Также написал повесть «Мальпертюи» (экранизированную Гарри Кюмелем в 1971) и целый ряд сюрреалистических рассказов.

Отличался бурным полётом фантазии: утверждал, что был пиратом в Атлантике, контрабандистом, укротителем львов, гангстером в Чикаго и др. Произведения писал в том же духе: в отличие от замкнутых невротиков — интровертов из произведений Лавкрафта (списанных, как очевидно, с самого автора), многие герои Жана Рэя — частные детективы, авантюристы, моряки и «лихие люди». Русскому читателю его произведения могут парадоксальным образом напомнить гибрид из Александра Грина и детских страшилок про красную руку.

Наряду с Майринком и Лотреамоном был крайне популярен в российской контркультуре девяностых; в частности, ему посвящён один из выпусков тогдашней радиопередачи «Finis Mundi».

Тропы, встречающиеся в его произведениях[править]

  • Бог во плотижильцы особняка Мальпертюи оказались античными богами, заточенными в человеческом обличье.
  • Вечная загадка — причины многих паранормальных событий не объясняются.
  • Жуткая альтернативная реальность — немало сюжетов посвящено тому, как главный герой свернул не на ту улицу, вышел не на той остановке и др. и оказался в странных местах, которых нет на карте.
  • Любовь после гроба: «Бог, ты и я» — главный герой влюбляется в очаровательную вампиршу Мартину Мессенджер.
  • Морской волк — много таких героев.
  • Неизвестность пугает больше — загадочная запертая каюта на корабле «Эндимион» в рассказе «Конец улицы». Очень толсто намекается на то, что там проживает некая инфернальная сущность (возможно, метафорически обозначающая смерть), но ничего не объясняется и не показывается.
  • Нуар — Жан Рэй весьма любит эту стилистику; особенно это заметно в повестях про Гарри Диксона.
  • Ожившая статуя — в рассказе «Марливекское кладбище»
  • Сюрреалистический ужас — во все поля! Многие из мистических угроз абсурдны и вызывают в памяти пионерские страшилки про зелёный пистолет и чёрные шторы. Ожившая фигурка скакуна с карусели, пожирающая людей? Запросто! Ходячий зонтик размером с человека? Непременно! Блуждающее кладбище? А почему бы и нет?
  • Тьма не есть зло — «Рейд Ансенк»: одноимённый персонаж оказался дьяволом и при этом вполне неплохим парнем.
  • Это был только сонв рассказе «Владычица тигров» все детективно-мистические события были лишь сном главного героя.