Жадный еврей

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
Emblem-important.pngНе нужно примеров из реальной жизни!
Эта статья содержит информацию с категоричными моральными оценками, жареными фактами из личной жизни героев или чем-то ещё, что способно оскорбить чувства чувствующих, если бы речь не шла о фиктивных мирах. Поэтому большая просьба ими же (или очень давно минувшими временами) и ограничиться. Не вставляйте сюда примеры из биографий относительно недавно живших и тем более еще живущих людей или истории реальных организаций. Не надо.
«

Что сделал он: условился с Лаваном,
Что всех ягняток пестрых он получит.
Когда же овцы, полные желанья,
Осеннею порой пошли к баранам
И дело зарожденья началось
Меж этой пышношерстною породой, -
Хитрец узором ветки обдирал
И в самый миг зачатия их ставил
Он перед зачинающего маткой;
Зачавши так, приплод они несли
Сплошь пестрый; все Иакову досталось.[1]
Вот путь к наживе, — он благословен...
Благословен барыш, коль не украден!

»
— Уильям Шекспир. Венецианский купец. Еврей о границах допустимого в бизнесе

Жадный еврей — стандартное амплуа евреев в литературе. Жадный еврей — отрицательный персонаж, но тем не менее он — законопослушный злой. Он с удовольствием будет разорять вдов и продавать в рабство сироток, но постарается не переступать закон. Поэтому, хотя народ его и не любит, посадить жадного еврея вроде как не за что.

Обычно жадный еврей промышляет ростовщичеством. То есть, говоря современным языком, раздачей кредитов под проценты. Причина достаточно проста — добрым христианам идти в ростовщики религия не позволяла (беспроцентный заём можно). Поэтому, кредиты должен выдавать кто-то не добрый и не христианин (что для средневековых европейцев одно и то же). А злых буддистов рядом с христианами обычно не водилось[2]. Сам жадный еврей тем не менее, может и не видеть в своей деятельности ничего плохого. В конце концов он же законопослушный и сажать его абсолютно не за что. А то что сиротку в рабство продал, так ее ведь никто кредит брать не заставлял, правда? Поэтому, с его точки зрения, он бедный, всеми притесняемый человек, который может и сам еле концы с концами сводит. Впрочем, если вы хотите взять у него кредит, то деньги у него конечно же найдутся.

Впрочем, не ростовщичеством единым жив жадный еврей. Он может быть торговцем, менялой, а если дело происходит на территории нынешних Польши или Украины — держателем шинка, спаивающим простых и доверчивых христиан. При этом и здесь он открыто закон нарушать не будет: нет, сам он не крадёт — а что краденое скупает, так на нём же не написано, что оно краденое! И меняла сам подделывать или обрезать монету не станет — он лучше чуть скорректирует обменный курс в свою пользу (или не чуть, если других менял поблизости нет). Ну а шинкарю быть жадным сам Б-г велел: в исторической Восточной Европе он ни в коем случае не владелец, а арендатор, и ему ещё хозяину шинка платить. Да и горилку он никому насильно в глотку не заливает: пропился догола — твоя собственная вина.

Что до готовности к риску — так на этот счёт существуют два противоположных стереотипа. Обыкновенно жадный еврей довольно труслив и не любит шума: много гевалта — мало гешефта. Тем не менее, зачастую представитель типажа в своём деле идёт и на значительные риски, нередко пуская в ход патентованную еврейскую хуцпу.

Противотроп — Мудрый еврей.

Примеры

Религия, мифология, фольклор

  • В фольклоре — многочисленные еврейские анекдоты (типа: «Рубля нет, топора нет, ещё рубль должен остался — но всё честно!»). Впрочем, есть мнение, что изрядную часть этих анекдотов придумывают сами евреи (как анекдоты о сильно пьющих и особо мыслящих русских придумывают сами русские).
  • Библия[3]: Иаков. Сначала этот милый еврейский мальчик сравнительно честно заставил родного брата продать первородство за миску похлебки. Потом, уже посредством откровенного мошенничества, украл у все того же брата отцовское благословение. Преступник? А вот и нет! Поступил конечно плохо, но по закону ему ничего сделать не смогли. Брату и папе осталось только витиевато выругаться на иврите и выдать Исаву ещё одно благословение, уже значительно хуже.
    • Лаван, к которому Иаков убежал после того, как Исав решил ему отомстить, называется «арамеянином» по месту жительства, но по происхождению был близок к Иакову. Иаков влюбился в его дочь, Рахиль — отец настоял, чтобы будущий зять на него 7 лет отработал, прежде чем выдаст её в жёны. А как 7 лет закончились — подменил Рахиль на старшую сестру Лию, и как Иаков ни спорил, пришлось ему отрабатывать ещё 7 лет, чтобы в итоге добиться Рахили как второй жены. По мнению некоторых богословов, тем самым Иаков искупил свою нечестность.
    • Гиезий, слуга Елисея. Наставник очистил сирийского военачальника Неемана от проказы, а денег не взял? Сейчас обдурю этого язычника и скажу, что Елисей потребовал награды, а всё заберу себе. Нееман щедро дал ему два таланта серебра и две перемены одежд. Но Елисей был прозорливцем и издалека увидел выходки Гиезия, за что наказал его самого проказой.
    • Иуда, наконец. Из жадности взял да и продал самого Иисуса за 30 серебряных монет, да и до предательства не гнушался крысятничать из апостольского «общака»[4] . Потом, конечно, раскаялся, деньги вернул, а сам повесился — но ведь продал же![5]

Литература

  • «Айвенго» В. Скотта — Исаак из Йорка. На тормозах: деньги Исаак любит, и любит сильно. Но сам ничего плохого не делает и выступает жертвой, а не злодеем. Да и дочь любит больше денег.
  • «Венецианский купец» У. Шекспира — еврей Шейлок дает деньги в долг под проценты. Христианин Антонио тоже дает деньги в долг, но без процентов (сбивая тем самым процентную ставку Шейлока). За что они друг друга взаимно ненавидят. Отсюда и родился договор, по которому в счет долгов Антонио из него вырежут фунт мяса.
  • «Гобсек» Бальзака — собственно, Гобсек, еврей по матери (а значит и полноценный еврей по галахе) и, конечно же, злой ростовщик. На старости лет копил все подряд, золото, еду, всему рад был. И ничего из этого никак не употреблял. Золото то пес с ним, а вот груды еды попросту гнили в соседней комнате.
  • «Князь» Александра Прозорова — когда в третьем томе протагонист обратился к своему новому родственнику князю Друцкому с просьбой освоить полный трюм проклятого золота, тот сразу же предложил обменять его в европейских городах у еврейских ростовщиков, которые «и без того уже племя проклятое». Причём по ходу обмена как минимум один из ростовщиков навёл на них пиратов.
    • Впрочем, дядюшка Друцкий — сам тот ещё жук, у которого хитрости, жадности и хуцпы на пару ростовщиков хватит и ещё останется. В качестве платы за организацию столь щекотливого дела он выкупил у одного ростовщика долги всех своих родственников со всеми родовыми регалиями и закладными на недвижимое имущество, прочитал проникновенную речь о том, какое великое дело они совершили, избавив старинный род от этих кровопиц, и аккуратно сложил все долговые расписки в свой сундук. Андрею пришлось прямо спрашивать Друцкого о том, нет ли среди тех бумаг закладных на его новое княжество или на поместье его отца, которое Друцкие долгие десятилетия считали своим, и ещё додавить сверху — только тогда старый князь достал две бумаги, которые Андрей немедленно сжёг.
  • «Космоолухи» О. Громыко — именно этот типаж из каких-то своих соображений косплеят инопланетяне-авшуры, древняя раса космических торговцев, при общении с людьми. Вплоть до утрированного акцента и манеры речи, цельнотянутых из древних земных еврейских анекдотов, а также «еврейских» имён. Многие авшуры сами считают это дурью — но уже сложились традиции. И, кстати, если авшур вдруг заговорил с тобой без смешных ужимок и словечек типа «ой-вэй» — берегись, человек, ты конкретно зарвался. Не исключено, что через секунду в ход пойдут абсолютно несмешные, но острые когти.
  • «Мальтийский еврей» Кристофера Марло — собственно, заглавный еврей Варавва. Жадный до денег, взаимно ненавидит христиан, но все свое добро скопил исключительно законным путем. А потом у него конфисковали все деньги, потому что, во-первых, Мальте нужны средства на выплату дани, а во-вторых, еврей должен страдать. После этого наш герой переквалифицировался в мстители и законопослушным быть перестал. Кончил плохо, но с обидчиками все же посчитался.
  • «Одесские рассказы» И. Бабеля — Рувим Тартаковский. «Тартаковского называли у нас „полтора жида“ или „девять налетов“. „Полтора жида“ называли его потому, что ни один еврей не мог вместить в себе столько дерзости и денег, сколько их было у Тартаковского. Ростом он был выше самого высокого городового в Одессе, а весу имел больше, чем самая толстая торговка. А „девятью налетами“ прозвали Тартаковского потому, что фирма „Левка Бык и компания“ произвела на его контору не восемь налетов и не десять, а именно девять». Пример как раз жадного, но бесстрашного еврея. Пережить девять ограблений, но в ответ на угрозы вежливо и непреклонно слать бандитов нафиг, а после налёта и убийства служащего явиться к главарю с претензиями — это надо уметь! Немудрено, что даже благородный злодей Беня Крик уважает Тартаковского, и налётчика, который по недоразумению застрелил приказчика в конторе Рувима, хоронят в один день с его жертвой: «Поэтому, господа и дамы, после того, как мы помолимся за нашего бедного Иосифа, я попрошу вас проводить к могиле неизвестного вам, но уже покойного Савелия Буциса».
  • «Скупой рыцарь» А. С. Пушкина — ростовщик Соломон. Не то чтобы кому-то нагадил напрямую, но подбивал Альбера отравить папу ради наследства. При этом на фоне отца Альбера — вполне приличный человек.
  • «Тайный сыск царя Гороха» А. Белянина — Шмулинсон. Который и гробовщик, и торговец тканями, и тайный агент масонов у царя Гороха (и агент царя у масонов), и вообще он за любую движуху, если она прибыльна. Правда, на тормозах: персонаж он больше положительный и комический — хотя деньги любит и выгоды своей не упустит.
  • «Тарас Бульба» Н. В. Гоголя — тут все евреи такие. Из бесстрашного подтипа — для того, чтобы заниматься торговлей и ростовщичеством в таком месте, как Запорожская Сечь, нужна недюжинная готовность идти на риск. Ну а Янкель к финалу так разошёлся, что вогнал в долги всю округу.
    • В экранизации этот момент немного смягчён. В частности, в уста Янкеля волей режиссёра вложен монолог на тему: «Не мы такие, жизнь такая». Мол, да, мы жадные, гребём каждый грош — а куда деваться, если каждый проезжий шляхтич считает, что евреи золото из грязи делают, и норовит обобрать?
  • «Тысяча и одна ночь» — еврей-торговец из сказки про Аладдина, «сквернейший из всех обитателей земли». Когда Аладдин решил продать сокровища, полученные от джинна, он для начала отнёс на базар серебряное блюдо. Еврей, конечно, хотел купить блюдо подешевле, но называть несправедливую цену побоялся и просто дал Аладдину один динар — от силы одну сотую от настоящей цены. Ну, а что Аладдин схватил динар и радостный убежал, а не сказал, что, дескать, ещё девяносто девять таких, и мы в расчёте, — в этом торговец уже не виноват, верно?
  • «Wandering Stars» — первый в истории сборник чисто еврейской фантастики. Правда, несмотря на наличие маститых имен в авторах, стереотипного там куда больше, чем можно ожидать — встречается в том числе и данный стереотип о скаредности и вечной жажде гешефта. Где конкретно он встречается? Какие персонажи из произведений этого сборника олицетворяют описываемый в этой статье типаж?

Кино

  • «Большой куш»: в начале фильма еврейский бандит Фрэнки «Четыре пальца» вместе со своими подельниками грабит еврейскую алмазную биржу в Антверпене, по заказу другого еврея, нью-йоркского ювелира Ави Деновица (он же «Кузен Ави»). А вот с лондонским скупщиком краденых бриллиантов Дагом «Головой» — инверсия: он усиленно притворяется евреем, ибо по словам Турецкого, так легче вести бизнес, особенно если это касается бриллиантов.
  • «Звёздные войны». Борис Абрамыч Ватто. Спекулянт, рабовладелец, таки колоритнейший персонаж. Всё полностью законно! И ещё на него не действует сила убеждения джедаев, особенно когда дело касается денег.

Видеоигры

  • «Корсары: Каждому Свое» — Соломон Шнеур. Выдаст дочку за того из женихов, кто вернет ему сундук с деньгами, закопанный на безымянном островке. Ну или просто заплатит столько же денег, сколько было в сундуке!
  • «Санитары Подземелий» — Цацкес, начальник одного из цехов Промзоны. Пытается кинуть Кабана, обвинив в подмене водки, чтобы развести на деньги или еще что похуже. В сиквеле можно с ним за это поквитаться, отравив.

Примечания

  1. Для тех, кто не понял смысла произошедшего: считалось, что увидев при спаривании пёстро ободранные ветки, овцы рожали ягнят соответствующей масти.
  2. Злые мусульмане водились, но: а) ислам в плане ростовщичества даже строже христианства — там это ещё больший грех; б) мусульмане часто были врагами, с которыми даже торговать нежелательно; в) если даже с конкретным исламским народом и были мир да любовь, жили мусульмане точно не по соседству, а как минимум за границей, а то и за морем.
  3. Впрочем, тут надо учитывать, что Библию можно издавать с предисловием в духе «Властелина Колец»: «В книге речь пойдет в основном о евреях. Читатель узнает немало и о них, и об их истории…» Нееврейских персонажей в Ветхом и Новом Заветах крайне мало, поэтому типажи можно найти любые.
  4. «Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому что был вор. Он имел при себе денежный ящик и носил, что туда опускали» — Ин 12:6
  5. Позднее Иуда часто аукался: если нет повода докопаться до еврея, а хочется — всегда есть довод: «Из-за вас Христа распяли!» Вспоминать, кем по национальности были дева Мария, все 12 апостолов и, если на то пошло, по Галахе сам Иисус — крайне нежелательно. Последнее обыграно, например, в фильме «Ширли-Мырли»: «Сами породили, сами и распяли! Это наши сугубо еврейские разборки, гоям не понять!»
Внешние ссылки
TV Tropes Greedy Jew, All Jews are Cheapskates