Гилберт К. Честертон

Материал из Викитропы
Перейти к: навигация, поиск
Герой статьи в пафосном режиме.

Гилберт Кийт[1] Честертон — христианский писатель, публицист и апологет, урождённый британец. Жил и творил в XIX—XX веках.

Известен как автор солидного количества книг — аж 80, хотя общеизвестных среди них немного. Менее популярны стихи автора, а их тоже немало. И пьесы. И статьи. Также является автором собственной биографии, которая по объёму больше, чем иные его философские и художественные труды.

Честертону была свойственно сочетание самоиронии в частных вопросах (например, насчёт своего лишнего веса) и серьёзности — в духовных. Принадлежа к Католической Церкви, он был довольно консервативен по ключевым вопросам веры, критикуя экуменизм и протестантизм. В политике исповедовал довольно умеренные взгляды, хотя для некоторых современных деятелей и такие покажутся вопиюще неполиткорректными. По собственному признанию, пришёл к вере, начитавшись бездарной критики христианства.

Стиль публицистики Честертона отличается лёгкостью и иронией. Одна из фирменных «фишек» — посмотреть на ситуацию глазами оппонента и выдвинуть опровержение с его же позиций. А оппонентов было много: атеисты, левые радикалы, ницшеанцы, представители восточных учений. Если судить по текстам, то можно сказать — бездумные фанаты всего вышеперечисленного. Некоторые опасения Честертона насчёт социума чуть ли не пророчески можно спроецировать на современную эпоху.

Был эпизодическим гостем в клубе Инклингов.

Художественная проза автора мало известна в России. В советское время не распространялась понятно почему, сегодня католикам тоже не особенно доверяют[2]. Каноничными считаются переводы Натальи Трауберг[3]. И в художественной прозе рука об руку идут идейность с широким кругозором и чувством юмора. Некоторые пассажи из романов автора напоминают стиль Ильфа-Петрова и Я. Гашека. Персонажи зачастую тоже.

В наше время Честертон стал несколько популярнее в интернете — в основном, среди верующей молодёжи, но не только.

Произведения[править]

Художественные[править]

  • Цикл от Отце Брауне, священнике-детективе. Насчитывает аж 51 рассказ. Наиболее известен у тех, кто мало знает о герое статьи. Протагонист списан со знакомого автору священника Джона О’Коннора. Сочетание профессий сыщика и пастора заставляет главного героя действовать несколько нестандартно (мало в каком детективе преступника могут простить, перед этим проведя духовно-воспитательную беседу). В некотором роде, о. Браун является прообразом амплуа Крутой падре (хотя сам он — антигерой, ибо не крутой воин-паладин, а «маленький человек»).
  • The Ball and the Cross («Шар и Крест») — роман о католике и атеисте, красной нитью в сюжете проходит мотив от вражды к союзу. Вероятно, самое известное художественное произведение Честертона среди интересующихся.
  • The Flying Inn («Перелётный кабак») — довольно юморная книга, перемежаемая стихотворными куплетами. Повествует о двух друзьях — англичанине и ирландце, борющихся против эксцентричного дворянина и его плана привить в Британии восточную культуру.
  • «Человек, который был Четвергом» — весьма психоделичное повествование о консерваторе и революционере, что оказались повязаны общей тайной.

Апологетика, публицистика, философия[править]

  • «Ортодоксия» (Orthodoxy). Несмотря на название, это про католичество, да. Как указано в самом начале, книга написана в качестве ответа на вызов — «пусть Честертон опишет свою философию». К счастью, реализация удалась без натужных попыток сделать именно это. Получился этакий аналог «научно-популярной» литературы, только в данном случае она «религио-популярная». Здесь и приводится история прихода автора к вере — сначала абстрактной, потом конкретной конфессии.
  • «Вечный человек» (The Everlasting Man[4]). Ещё один культовый труд. Книга поделена на две главы: про христианское понимание Человека и личности Христа. Работа включает в себя полемику с нигилистами, дарвинистами[5], протестантами.

Примечания[править]

  1. Или Кит, реже — Кейт.
  2. При этом Честертон — единственный инославный автор, чьи творения официально продаются в лавках Русской Православной Церкви. Сам ГКЧ почти не упоминает восточное христианство в своих трудах.
  3. Которую некоторые православные авторы подозревали в намеренном или не очень искажении оригинала в более либеральном ключе.
  4. Everlasting — это не совсем «вечный», скорее что-то вроде «непрекращающийся». Но перевести так было легче.
  5. Автор не отрицает развитие живой природы, но спорит по философским аспектам и следствиям доктрины.