Сага о ведьмаке/Персонажи

Материал из Викитропов
< Сага о ведьмаке(перенаправлено с «Геральт»)
Перейти к: навигация, поиск

Персонажей в цикле за пять романов накопилось великое множество, поэтому для удобства читателя они были вынесены в отдельную статью. Персонажи серии The Witcher от CD Project Red разобраны в другой статье.

Геральт и его старые товарищи[править]

Нет Предназначения. Нет. Его нет. Оно не существует. Единственное, что предназначено всем, — это смерть.
  • Геральт из Ривии, с четвертого романа саги Геральт Ривийский, он же Белый Волк, он же Гвиннблейд, он же Мясник из Блавикена, он же Равикс из Четыругла, в устах неграмотных личностей также Гервант/Герольд из Рыбли — ведьмак, с шестой книги официально странствующий рыцарь, главный герой саги. Возраст — сильно за семьдесят, в последней игре около ста. Один из последних ведьмаков, прошел дополнительные процедуры, сделавшие его сильным и ловким даже на фоне своих братьев по цеху. Как и Лютик, некоторое время учился (точнее, посещал занятия как вольнослушатель) и иногда читает лекции в Оксенфуртском университете. Описывается как высокий худощавый мужчина неопределенного возраста с длинными белыми волосами (побочный эффект дополнительных процедур) и золотистыми глазами с «кошачьими» вертикальными зрачками, окружающими был неоднократно принимаем за эльфа. Рыцарь в ржавых доспехах: косит под циничного наёмника и утверждает, что стремление защищать людей из чистого благородства для него давно в прошлом, но на практике имеет жесткий кодекс чести и непоколебимое чувство добра и зла, всегда готов защищать невинных и простивостоять злу, да и за своих друзей и близких в лепешку расшибется. Ненавидит политику, интриги и игры престолов, но волею случая оказывается в самой гуще разборок сильных мира сего — от королей до нескольких чародейских заговоров до целой иномировой цивилизации. Влюблен в Йеннифэр (взаимно), но из-за специфического характера их взаимоотношений не отличается моногамностью. Несмотря на разницу в характерах, лучший друг Лютика. Для Цири является наставником и приёмным отцом, хотя многие окружающие (включая фанатов) подозревают, что и любовным интересом, что ими самими яростно отрицается. В первой части игры потерял память, забыл Йеннифэр и увлекся её подругой Трисс, которая решила воспользоваться ситуацией. Из-за амнезии первая часть позволяла игроку делать выборы на своё усмотрение, поэтому у каждого мог быть «свой» Геральт. Начиная со второй и окончательно к третьей он восстановил свою память и игроку предстояло решить с кем из чародеек Геральт останется вместе.
Песни и баллады никогда не оканчиваются, милсдарыня, ибо поэзия вечна и бессмертна, ей не ве́домы ни начала, ни концы…
  • Юлиан Альфред Панкрац виконт фон Леттенхоф, более известный под творческим псевдонимом Лютик — туссентский виконт, известный на весь континент бард, верный спутник Геральта и тайный агент реданской разведки. Высокий красавец-блондин (во многих адаптациях по неведомой причине переделываемый в жгучего брюнета — см. иллюстрацию), вероятно, какой-то дальний потомок Чёрных Эльфов. Внешне сам очень похож на эльфа — особенно с тех пор, как отрастил длинные волосы и завёл привычку завивать концы с помощью раскалённых щипцов. Возраст — около сорока, выглядит при этом на тридцать, думает, что ему двадцать, а ведёт себя так, словно ему десять (© Сигизмунд Дийкстра, граф и шеф реданской секретной службы). Умён, красив, любимец женщин, чем крайне активно пользуется (вероятно, либо не страдает от венрических болезней из-за эльфской наследственности, либо всегда имеет средства на лечение[1]). Один из самых прославленных поэтов и исполнителей как в Северных Королевствах, так и в Империи, хотя родной Туссент предпочитает обходить стороной из-за одного крайне неудачного любовного приключения, в результате которого некоторые местные аристократы страстно желают его смерти. Выпускник и непостоянный преподаватель Оксенфуртского университета. Несмотря на аристократический статус, драться не любит и не шибко умеет, хотя не трус и при случае может напомнить о том, что когда-то учился фехтованию (как-то раз отбивался метлой от целой толпы разъяренных погромщиков!). В рамках образа производит ошибочное впечатление городского неженки, что очевидным образом не так: он является одним из постоянных спутников Геральта в его похождениях и заслужил уважение ведьмака — а это о чем-то, да говорит. В саге появляется начиная с рассказа «Край света», хотя упоминается в рассказе «Крупица истины». Появляется во всех трёх играх, как друг Геральта и источник многих его проблем. Геральту неоднократно приходилось вытаскивать Лютика из различных передряг, вызванных его сексуальными приключениями с женами и дочерями влиятельных людей. К третьей части игры нашел родственную душу — барда и поэтессу Присциллу и видимо с ней нашел своё счастье. Именно от лица Лютика ведется описание внутриигровых записей в кодексе и журнале, рассказывающих о подвигах ведьмака, а некоторые эпизоды в книгах «Саги» даны как фрагменты из мемуаров Лютика «Полвека поэзии». Таким образом он в некотором смысле ещё и рассказчик.
Обычно я обращаю внимание на каждое произнесённое в моём присутствии слово и запоминаю его. Условие одно — в этом слове должна быть хоть крупица смысла.
  • Йеннифэр[2] из Венгерберга, у Геральта (а заодно и у нас на вики) Йен, у остальных Йенна — аэдирнская дворянка и чародейка, возлюбленная Геральта. На четверть эльфка, в результате врожденного дефекта родилась горбуньей, в результате чего не имела шансов на успешное замужество и была отправлена богатыми родителями обучаться колдовству в Аретузу, после обучения магико-алхимическими способами исправила свою внешность. Возраст на момент действия саги — около девяноста лет[3], выглядит на 20-25. Среднего роста и хрупкого сложения, волосы чёрные, глаза фиолетовые, вероятно, в результате алхимического вмешательства, использует одеколон с ароматом сирени и крыжовника. Одеваться предпочитает в чёрно-белые платья, на шее обычно носит чёрную бархотку с кулоном из обсидиана в виде восьмиконечной звезды — это не только украшение, но и магический амулет, помогающий работать с заклинаниями. Могущественная волшебница: смогла магически подчинить Геральта, легко сбрасывающего с себя чары менее тренированных колдунов, да так, что для снятия заклинания понадобилось вмешательство более искусного чародея в лице риндского каноника Креппа, кроме того, неплохо владеет рукопашным и ножевым боем (умело сочетая их в ближнем бою с магией). По характеру — циничная и жестокая, зачастую даже по меркам других чародеев (показательный пример — её попытка укрощения джинна посреди Ринды, обернувшаяся чудовищными разрушениями и сотнями трупов[4]), как сказала жрица Фрейи Сигрдрифа, «моральных принципов у неё нет и в помине», однако Геральта и Цири она любит вполне искренне и готова на все ради них и других близких ей людей вроде Трисс или Лютика. Для чародейки весьма аполитична: не работает активно ни на одного из королей[5] и отказалась сотрудничать с Ложей. Известна как лучшая подруга Трисс Меригольд, однако любит напоминать ей, что спать с Геральтом во время его разрыва с ней было по меньшей мере нехорошо. Появляется в саге начиная с рассказа «Последнее желание», в играх — только в третьей части. Как выясняется, в отличие от Геральта амнезия Йеннифэр была очень краткосрочной, она фактически сразу же восстановила свою память. Она сильно обозлилась на Трисс за то, что та снова начала крутить роман с ведьмаком, и желая разобраться в своих чувствах организовала новую опасную затею. Вместе с Геральтом она решает поймать джинна и с его помощью отменить то самое последнее желание, связавшее её с ведьмаком. Чародейка хочет понять, не является ли их любовь всего лишь прихотью джинна. Им это удается и дух успешно разрывает связь. Однако, Йеннифэр никакой разницы не замечает, её любовь всё так же сильна. А что касается Геральта, то здесь предстоит решить игроку. Он может как сказать, что чувствует тоже самое и без заклинания духа, так и напротив заявить, что после разрыва связи все его чувства пропали и он больше её не любит.
Зло боли боится, боится быть покалеченным, страданий боится, смерти, наконец! Раненое Зло воет от боли как пёс!
  • Цирилла Фиона Элен Рианнон, она же Цирилла из Цинтры, она же Цири, возможны и другие фамилии, имена и отчества, агентурные клички «Львёнок из Цинтры», «Фалька», «Ласточка», «Владычица Озера» — княжна Цинтры, дитя Старшей Крови, Предназначение Геральта, недоведьмачка (не прошла Испытания Травами за отсутствием в замке алхимика, способного его провести) и вторая главная героиня саги. В живую появляется только начиная с рассказа «Меч Предназначения» одноименного сборника, но незримо присутствует ещё в рассказе «Вопрос цены», посвященном её родителям — цинтрийской принцессе Паветте и нильфгаардскому эрцгерцогу, а затем и императору Эмгыру вар Эмирейсу (на тот момент находящемуся в изгнании и пользовавшемуся именами «Йож из Эрленвальда» и «Дани»). Является результатом долгосрочного евгенического проекта по вывелению сверхмогущественного Истока, начатого ещё ведунами эльфов, продолженного людскими чародеями и оконченного услиями самого Эмгыра, вследствии чего оказывается в эпицентре внимания нескольких могущественных фракций: от империи Нильфгаард и Лоди Чародеек до заговора Вильгефорца и королевства эльфов в Мире Ольх. В сборнике «Меч Предназначения» была представлена как девочка 6 («Меч Предназначения») и 12 («Нечто большее») лет с пепельными волосами и изумрудно-зелёными глазами, в основной саге она уже девушка 15-16 лет высокого роста и атлетичного сложения, в ходе своих похождений получает лихой шрам через все лицо и несколько седых прядей в волосах (а заодно делает татуировку в паху в виде алой розы с зелёными листьями). Бунтарка по натуре, переняла твёрдый моральный кодекс у Геральта и жестокость у Йеннифэр, хотя в бытность свою в банде Крыс докатилась до поведения типичного бандита-отморозка (не беспокойтесь, благодаря Бонарту испытав на своей шкуре, кто такие отморозки, заметно прибавила в адекватности). В ходе истории успела побывать княжной, ведьмачкой, чародейкой и Истоком-мироходцем, поставив среди персонажей своеобразный рекорд. Цири появляется только в третьей части игры и больше половины сюжетной линии связано с её поиском. Эмгыр вызывает Геральта и поручает тому отыскать дочь за большое вознаграждение. Параллельно с поиском, когда Геральт идет по следам Цири, дается возможность поиграть за неё, показывая события с её точки зрения. После воссоединения с Геральтом тоже становится играбельным персонажем в некоторых квестах. В концовке у Цири три возможные судьбы, в зависимости от различных факторов выбора игрока — она может бесследно пропасть, успев спасти мир от Белого Хлада (плохая концовка), стать императрицей как того хотел Эмгыр или стать ведьмачкой, завершив своё обучение.
Мы умеем вызывать градобой, но не умеем отгонять смерть. Хотя, казалось бы, второе сделать легче
  • Трисс Меригольд из Марибора, также известная как Четырнадцатая с Холма и Меригольд Бесстрашная — чародейка, лучшая подруга Йеннифэр и некоторое время любовница Геральта. Героиня Первой Войны с Нильфгаардом, считалась погибшей в битве под Содденом, но выжила. Описывается как привлекательная девушка на вид двадцати лет (на момент действия саги ей чуть больше тридцати, но как и у остальных чародеев внешность изменена магическим путем) среднего роста с длинными рыжевато-каштановыми (в играх — огненно-рыжими) волосами. В книге упоминается незаживающий шрам через всю грудь, нанесенный заклинаниями нильгаардских магиков, из-за которого она «никогда больше не наденет декольтированного платья», но к играм, по-видимому, Трисс таки нашла способ свести его. В Магическая специальность — алхимия и зельеварение, хотя приложить молнией или градом тоже может. Несмотря на специализацию, страдает аллергией на магические ингредиенты зелий и эликсиров, поэтому вынуждена лечиться (и, вероятно, поддерживать молодость) амулетами и заклинаниями. Не училась в Аретузе, судя по близким отношениям и разницей в возрасте с Йеннифэр, могла быть её ученицей. В отличие от большинства остальных чародеев Трисс — весьма добрый и позитивный человек: она всегда готова помочь людям, обожает детей и искренне желает улучшить жизнь людей с помощью колдовства и алхимии. Благодаря своей редкой для магички адекватности она стала одной из тех немногих, кого ведьмаки школы Волка с радостью готовы встретить в Каэр Морхене, правда, к её вящему раздражению, к записям и в лабораторию замковых алхимиков, раньше проводивших Испытание Травами, её не подпускают. Ярая патриотка родной Темерии, личная советница короля Фольтеста, она, тем не менее, не нашла сил отказаться от вступления в Ложу Чародеек, о чем жалеет в последней книге. Некоторое время играла роль наставницы Цири, спасла Геральта от смерти от ран после Таннедского Путча, но активного участия в приключениях ведьмака и поисках Цири не принимала. В игре её роль значительно расширена: там она становится напарницей и одним из возможных любовных интересов Геральта. Она присутствует во всех трех играх, при этом интересна её плавная трансформация из Вероники в Бетти. В первой части она представлена как коварная манипуляторша, которая совсем не против воспользоваться Геральтом в своих целях, даже если он ей не безразличен. Там она один из двух «основных» любовных интересов Геральта и по ходу игры обязательно приходится выбрать между ней и Шани. При этом Трисс в этой дихотомии явная Вероника. И если выбор будет не в пользу Трисс, то она сильно разругается с ведьмаком и не будет с ним разговаривать до самого конца игры. Во второй части вне зависимости от выбора продолжается любовная история с Трисс. Третья часть снова возвращается к концепции Бетти и Вероники, соперницей Трисс за внимание ведьмака становится Йеннифэр, ставшая «новой» Вероникой (почему именно Вероникой — см. её пункт), а сама Трисс окончательно трансформируется в Бетти (что подчеркивает даже концовка при соответствующем выборе). Хотя в книгах Трисс и носит прозвище «Бесстрашная», в действительности после Содденского Холма (где она чудом выжила и была крайне тяжело ранена) долго страдала от психологической травмы (проще говоря — боялась любого насилия едва ли не до истерики, хотя в «Башне ласточки» признается, что хотела бы вновь пойти в бой за Север, но членство в Ложе ей этого не позволяет). Даже самое знаменитое своё заклинание, «Смертельное Градобитие Меригольд», которым она радикально пресекла погром и массовые убийства инородцев, она сотворила с перепугу[6]. Однако, научившись бороться со своими страхами, Трисс в полной мере заслужила своё прозвище.

Спутники Геральта в его поисках Цири[править]

Заруби себе на носу, что хоть я и сидя отливаю, всё равно мой кафтан не зайцем, а волком оторочен!
  • Мария Барринг, она же Мильва[7] и Sor’ca[8] — напарница Геральта в его походе на юг за Цири. Профессиональная охотница из Верхнего Соддена, единственный стрелок в отряде ведьмака. Описывается как высокая хорошо сложенная девушка со светлыми волосами, заплетенными в длинную косу. Выросла в семье лесных жителей, с детства училась стрелять из лука, в шестнадцать лет сбежала из дома от домогательств развратного отчима, после чего стала зарабатывать на жизнь браконьерством. Устав от бескончных облав лесничих, начала охотиться в Брокилоне и вскоре попала в ловушку, поставленную духобабами, но была спасена ими. После этого случая начала работать на главу духобаб-дриад Эитнэ, заманивая в засады лесняков (при случае также охотно участвовала в уничтожении их отрядов в качестве лучницы). Во время войны была пособницей скоя’таэлей, помогая нелюдям-террористам выбираться из окружений в Брокилон для перегруппировки и восстановления сил. Увязалась за ведьмаком после того, как он ушел из Брокилона (где залечивал раны, полученные во время Танеддского мятежа) искать Цири. В ходе похождений отряда выясняется, что она была беременна от эльфа, чей отряд она вела в Брокилон: на фоне беременности возникли проблемы, окончившиеся выкидышем на ранних месяцах и тяжелой психологической травмой для лучницы, от которой она, впрочем, смогла оправиться. В Туссенте едва не стала баронессой: за ней ухаживал местный барон — как и Мильва, страстный охотник, знаток леса и стрельбы из лука. Следовала за Геральтом вплоть до самого замка Стигга, убита в перестрелке со солдатами гарнизона метким выстрелом стрелка-сержанта (первый и последний раз в жизни Мильве попался равный по мастерству противник, и их дуэль кончилась взаимным уничтожением). Мильва по-житейски умна, храбра, независима, ценит дружбу и долг, но её деятельность в качестве проводницы скоя’таэлей все же не дает прав назвать её однознчно положительным персонажем. По всей видимости, была тайно влюблена в Геральта.
Солдат приказов не обсуждает. Не анализирует, не раздумывает над ними, не ждет, что бы ему раскрывали их смысл.
  • Кагыр Маур Дыффин аэп Кеаллах — молодой нильгаардский виковарский граф, сын имперского сенешаля Кеаллаха аэп Груффыда и порученец нильфгаардского императора Эмгыра. Во время первой войны грезил военной службой и мечтал биться с рыцарями-нордлингами, но был зачислен в имперскую разведку (для Кагыра Веобщий, язык нордлингов, был вторым родным). Был послан на Север, командовал одной из групп, пытавшихся захватить Цири. Потерял всех подчинённых, но сумел спасти княжну во время пожара в Цинтре и вывезти её из пылающего города, однако утратил бдительность и упустил девочку. Во время Таннедского путча получил возможность искупить свою вину перед Императором, но был побежден повзрослевшей и подкачавшейся Цири. После неудачи пойман своими соратниками скоя’таэлями и приготовлен к выдаче агентам нильфгаардской СБ через гавенкаров[9], однако был спасен Геральтом, оказавшимся, как всегда, не в том месте не в то время. Несмотря на заслуженную ненависть со стороны ведьмака, присоединился к его отряду, после битвы у моста став полноценной частью отряда. Погиб в замке Стигга в бою с Лео Бонартом, прикрывая отход Цири. В саге описывается как молодой человек с тёмными волосами и синими глазами. Будучи единственным профессиональным солдатом в отряде, носил доспехи и орудовал массивным двуручным мечом, таким образом исполняя функции силача. По ходу саги проходит длительный путь от солдата, бездумно исполняющего приказы, до человека, кровью искупающего то зло, которое он причинил. Был тайно и безнадёжно влюблен в Цири. Мелкая деталь: «местечковый патриот», ненавидит, когда его называют нильфгаардцем и всегда поправляет: «Я из Виковаро»[10].
То, чего у нас нет, мы легко заменим тем, что у нас есть. Всё это — исключительно вопрос инициативы и позитивного мышления.
  • Эмиель Регис Рогеллек Терцифф-Годфруа — тоже граф, лекарь, врачеватель, высший вампир (по-видимому, носферат), умник в команде Геральта. Описывается как худощавый мужчина среднего роста, «похожий на сборщика податей». Будучи высшим вампиром, обладает феноменальной регенерацией (полностью восстановился после того, как с помощью лопат и топоров был доведен толпой крестьян до состояния «кровавый гуляш», про мелочи вроде ранений из лука даже упоминать не хочется), повышенной огнеупорностью (раскаленная добела подкова не оставляет на нем ожогов) и, по полнолуниям, особой вампирской псионикой и умением превращаться в гигантского нетопыря. Его разновидность высших вампиров не нуждается в крови для пропитания, однако для них это наркотик, по действию сравнимый с этиловым спиртом. В юности злоупотреблял кровопийством, благодаря чему в конечном счете и попался той самой толпе: по пьяни не смог ни улететь, ни отбиться и был порублен на части. Пролежав в могиле 50 лет до полного восстановления тела, поумнел, завязал со всеми опьяняющими веществами и решил податься в травники и алхимики, чем благополучно и занимался в Бругге до того, как отряд Геральта не обнаружил его землянку на старом эльфском могильнике. После налёта нильгаардцев, Регис помог Геральту и Лютку освободиться из замка Армерия, применив на страже свои вампирские способности, чем раскрыл себя перед Геральтом. Тем не менее, отказался покидать отряд, заботясь о раненом Лютике, а впоследствии и о потерявшей ребёнка Марии. В конечном счете помирился с ведьмаком, а впоследствии стал одним из его близких друзей. Кроме того, именно он надоумил Геральта искать на юге его друзей-друидов, которые могли найти Цири с помощью магии. Во время налета на замок Стигга помог Цири освободиться, но был сожжён Вильгефорцем заживо: от огня, плавившего камень, его не могла спасти даже вампирская огнеупорность. По жизни Регис был невероятно храбрым человеком, сохранявшим самообладание даже в самой опасной ситуации, кроме того, он был крайне умен, совмещая большую мудрость с обширными знаниями[11]. Регис был гуманистом, всегда готовым помочь тем, кто в беде, но, в отличие от Высоготы из Корво, не страдал интеллигентскими комплексами ненасилия и ангстом перед несоотвествием реальности ожиданиям. В третьей игре Регис появляется вновь: как выяснилось, даже из того расплавленного состояния, в котором он находился, его смог спасти другой носферат, Детлафф ван дер Эретейн. Геральт встречает Региса, как раз выполняя «заказ» на Детлаффа, успевшего к тому времени уже убить двоих. По признанию Региса, Детлафф гораздо менее гуманен, чем он сам, но не стал бы убивать просто так. После спасения они с Детлаффом стали кровными братьями, поэтому Регис обязан помочь своему другу. Свою «смерть» от рук чародея Регис воспринял спокойно, не держит зла и мало интересуется его судьбой. Любопытная деталь: мула, которого компания Геральта «прихватила» в обозе ривийской армии, Регис назвал Драакулем, сам очень веселился по этому поводу, но объяснять товарищам соль шутки отказывался. Не исключено, что Регис (и прочие высшие вампиры его вида?) был как-то связан с нашим миром и припомнил графа Дракулу.
О, гляньте-ка. Гляньте, что кот приволок!
  • Ангулема — девушка из Цинтры, присоединившаяся к Геральту во время его похода за Цири. Внебрачная дочь цинтрийской дворянки (когда-то у Ангулемы был фамильный медальон с гербом в виде морского котика (ну, или обычного котика), пока она не проиграла его в кости). Мать отдала её на воспитание дальним родственникам, навещала всего два-три раза. Затем во время Первой Северной войны, когда Цинтру захватили войска Нильфгаарда, родственники бежали, а саму Ангулему отдали в храмовый приют, оказавшийся обычным борделем для педофилов, где она вместе с ещё одной девочкой и пятью мальчишками организовала банду. Дождавшись, когда в приют приедут очередные любители малолеток, подростки кухонными ножами и дубинками перебили обоих клиентов, трёх монахов и пажа, сторожившего лошадей, после чего пытками добыли ключ от сундука с деньгами у храмового эконома и ушли разбойничать на тракт. Компания Ангулемы действовала то самостоятельно, то в составе других банд, пока наконец не прибилась к ганзе[12] Соловья, зверствовавшей на дорогах близ Ридбурна. Из-за конфликта с главарём Ангулема вместе с последним ещё живым приютским другом[13] бежала из ганзы (при этом «позаимствовав» часть казны Соловья), но была схвачена солдатами нильфгаардского префекта Фулько Артевельде и за свои «подвиги» в составе банды приговорена к посажению на кол. Чтобы сменить кол на виселицу, Ангулема выдала префекту планы банды, рассказав, среди прочего, и о поступившем Соловью заказе на голову ведьмака Геральта. В результате Фулько соглашается не препятствовать Геральту в обмен на то, что тот поможет префекту убить Соловья, а в качестве дополнительной платы ведьмак выторговал и свободу Ангулеме, которая внешне очень была похожа на Цири[14]. В итоге Ангулема присоединяется к компании ведьмака и едет с ним вплоть до замка Стигга (хотя и мечтает бросить всё и заняться мирным и доходным делом — открыть свой бордель в Туссенте). Во время боя в коридорах Стигги Ангулема получает смертельное ранение и умирает от кровопотери на руках у Цири. В компании Геральта Ангулема была младшей, из-за чего обычно обращалась к спутникам «дядечка» и «тётечка» (за «тётечку» однажды даже получила ремнём от Мильвы). Остра на язык (на очной ставке с ведьмаком префект Фулько даже интересуется: «Ты и на эшафоте будешь дурь нести, Ангулема?»), хотя юмор в основном низкопробный. Во время зимовки отряда Геральта в Туссенте выдавала себя за молодую дворянку, из-за развязанных манер и дурацких шуточек стала настоящим кумиром юнцов из местной знати. В банде из-за цвета волос (но не характера!) носила прозвище Светлая.

Вильгефорц и его команда[править]

Слышишь? Они будут молиться за то, что Всевышний, то есть я, дал им воздух, избавил от голода, огня, войны и гнева Вильгефорца, то есть меня же!
  • Вильгефорц из Роггевеена, по мнению фанатов он же Корин[15] — главный антагонист всей саги. Волшебник огромного могущества, узнавший про евгеническую программу по выведению Старшей Крови и создавший методику, с помощью которой он смог бы присвоить себе силу, предназначавшуюся результату этой программы. Когда-то был простым солдатом, в детстве воспитанным друидами, но влюбился в чародейку, с которой вскоре расстался из-за её надменности и развратности. Этот роман изменил молодого солдата, и он начал обучаться магии сам, в чем вскоре достиг небывалых успехов. Вместе со своими ассистентами, главной из которых была втайне влюбленная в него Лидия ван Бредевоорт, он исследовал древние эльфские артефакты и рукописи и в конечном счете вышел на след Старшей Крови и придумал, как получить её силу себе. В ходе генеалогических исследований он нашел носителей основного гена и гена-активатора: Паветту из Цинтры и Эмгыра ван Эмирейса (в тот момент — искалеченного проклятием изгнанника, скрывавшегося от агентов Императора под именем Дани и прозвищем Йож). Волшебник рассказал Эмгыру о Старшей Крови, пророчестве Итлины и месте Паветты, его и их предполагаемого ребёнка в сложившейся вокруг программы и пророчества ситуации. Тогда Дани провернул интригу, описанную в рассказе «Вопрос цены», однако планы колдуна оказались сорваны: когда Дани и Паветта пригнали корабль, на котором должна была быть Цири, к Седниной Бездне, где находился магический насос Вильгефорца к замку Стигга, оказалось, что предчувствовавшая неладное Паветта оставила дочь на берегу. После возвращения Эмгыра на нильфгаардский престол началась война, в которой колдун сколотил себе знатный политический капитал, объединив северных магиков и поведя их на войну с Чёрными, что, особенно после его участия в битве под Содденом, принесло ему огромную популярность и славу героя войны. В сочетании с научными достижениями это дало чародею место в Капитуле, где он, сговорившись с двумя другими его членами: Артаудом Террановой и эльфской княгиней Энид ан Глеанной, вступил в тайные переговоры с Императором. Обещав Терранове власть на оккупированных территориях, Энид — королевский титул и независимый статус её княжества Доль Блатанна, а Эмгыру — его дочь Цири, на которую у Императора были свои планы, Вильгефорц заручился достаточной поддердкой для того, чтобы на съезде магов в Танедде организовать путч и поймать так интересовавщую его носительницу Старшей Крови. После провала путча колдун удалился в свой замок Стигга, где и сидел безвылазно, посылая на поиски Цириллы своих агентов: эльфа-полукровку Ширру и волшебника-недоучку Риенса. Погиб в ходе штурма Стигги Геральтом и его отрядом от руки ведьмака. В романах Вильгефорц описывался как высокий статный мужчина классической красоты с приятным голосом и изысканными манерами, после путча (где ему прямо в лицо взорвался телепорт, которым воспользовалась для бегства Цири) получивший шрамы на половину лица и лишившийся глаза (сначала заменял его магическим окуляром, а затем — выращенным в пробирке новым глазом). Несмотря на ауру спокойствия и рассудительности, в действительности волшебник был мелочно жестоким, садистичным и до абсурда нарциссичным психом с манией величия, доходившей до комплекса Бога. Его беспощадности, беспринципности и безразличию даже к собственным соратникам ужасались даже другие чародеи. Несмотря на очевидные психические расстройства, Вильгефорц тем не менее был необычайно талантливым волшебником: не будучи Истоком, он тем не менее достиг колоссального могущества, на голову превосходящего силу таких чародеев, как Йеннифер из Венгерберга или Артауд Терранова. Также, будучи бывалым солдатом, он отлично владел холодным оружием, а, став магом, усилил свое тело, принимая алхимические препараты, что позволило ему с лёгкостью победить ведьмака в фехтовальном поединке, используя в качестве оружия длинный железный лом. Однако, именно излишняя уверенность в собственных силах и сгубила волшебника: в последнем бою с ведьмаком он хотел убить того в честной дуэли, опять выйдя с ломом против меча Геральта и не ожидая того, что ведьмак посреди боя сможет с помощью медальона навести на него иллюзию, и, воспользовавшись моментом, нанести роковой удар.
Рассчитаемся за все, девка! Я покажу тебе, что такое боль. Этими вот руками и этими вот пальцами покажу.
  • Риенс — главлакей Вилгефорца, колдун-недоучка и бывший имперский спецслужбист. Описывался как непривлекательный человек средних лет низкого роста и хрупкого сложения, после крайне неудачной встречи с Йеннифер получил шрамы от ожогов на пол-лица. Вылетел из Бан Арда за банальное крысятничество, после чего завербовался в нильфскую разведку и в конечном счете был перевербован Вильгефорцем. На стезе лакейства проявил себя как эталонный тупой приспешник: на его счету не было ни одной не провальной операции. Поймал не умеющего терпеть боль Лютика — и не смог даже под пыткой выбить из него важную информацию, до того взбесив поэта хамскими манерами и попытками всучить взятку. Нанял на ведьмака убийц — сам чуть было не оказался убитым. Пытался поймать Цири на Танедде — и сам чудом уцелел. В конечном счете очередное проваленное задание стало для колдуна-недоучки последним: не сумев поймать Цири в составе отряда Скеллена, он увязался вместе с нильфскими наёмниками на замерзшее озеро, где, пытаясь защититься от налетевшей на него девушки, расколол лёд неумелым заклинанием и свалился в полынью, после чего Цири коньками отрезала ему пальцы, на чем карьера и жизнь неудачливого порученца и кончились к облегчению персонажей и читателей. Что же до характера… Риенс — это, пожалуй, самый гнусный персонаж всей саги о ведьмаке и ведьмачке, включая второстепенные образы бандитов, мародеров и военных преступников. Он туп, жесток, мстителен и мелочно садистичен, излишне самоуверен и нагл, но в то же время труслив и подл. Будучи посредственностью во всем, он мнит себя важной шишкой и относится, как к грязи даже к своим соратникам и подчиненным. Никакой страх этот персонаж внушить не способен: даже добрейшей души Кагыр долгое время преследовал Цири в кошмарах, в то время как про Риенса она забыла, как только его тело пошло под лед. Будучи посредственностью по жизни, Риенс одинаково плохо владел как магией, так и оружием, предпочитая полагаться на наёмников и подлые трюки. Пожалуй, хорошо ему давалось только заклинание паралича, которое он с успехом мог применять даже против ведьмака, но это скорее заслуга Вильгефорца, сумевшего хоть чему-то полезному обучить этого клинического идиота. По всем вышеозначенным причинам, уверенно держит первое место в топе самых ненавистных фанатам персонажей.
Я мог его просто зарезать, но решил пожертвовать некоторым временем, чтобы послушать, как он воет и визжит. А выл он и визжал, скажу тебе, как резаный поросенок.
  • Ширру — лакей уже Риенса, громила заговора, персонаж скорее второстепенный. Темноволосый полуэльф огромного роста с миндалевидными жёлто-зелёными «кошачьими» глазами. Профессиональный убийца, садист и отморозок (впрочем, других слуг Вильгефорц обычно и не держал), специалист по связям с криминальным миром и найму головорезов (по-видимому, опыт приобрёл ещё до встречи с волшебником — хотя биография Ширру нигде в «Саге» не упоминается). Вместе с Риенсом участвовал в пленении Вильгефорцем Йеннифэр (в пытках не участвовал, но держал её во время избиения Риенсом). По приказу Риенса лично жестоко убил «юристов» (на самом деле — частных детективов и вольнонаёмных шпионов) Кодрингера и Фэнна, к которым Геральт обращался в поисках информации о самом Риенсе. Позже выступал в качестве заказчика, пообещав нильфгаардскому криминальному авторитету Гомеру Страггену (больше известному под кличкой Соловей) сто флоренов за голову ведьмака. Получив сведения о заказе, Геральт попытался устроить ловушку на полуэльфа и узнать, кто за ним стоит — но сам угодил в засаду и спасся только благодаря внезапному нападению на рудник партизан из отряда «Вольные Стоки». Взаимное преследование ведьмаком и полуэльфом друг друга завершилось только в лесу Каэр Мырквид, где Ширру, Соловей и несколько других разбойников были заживо сожжены в священной роще друидами за массовые убийства друидов и паломников. Вместе с Ширру в огне расплавился старый медальон Геральта, который полуэльф забрал у ведьмака. Как и Риенс, Ширру был беспощаден, самоуверен и не очень умён, кроме того, он отличался нетерпимостью к мутантам и калекам (постоянно называл Геральта «мутантом» и сжег Фэнна заживо только за то, что тот был безногим уродцем). В отличие от своего коллеги, Ширру не владел магией, больше полагаясь на свои навыки убийцы и планировщика.
Один зарабатывает на жизнь тем, что умеет делать. Другой делает то, что делать вынужден. Мне в жизни посчастливилось, как мало какому ремесленнику, разве что какой-нибудь курве. Мне платят за ремесло, которое я искренне, по-настоящему люблю.
  • Лео Бонарт (в некоторых переводах Бонар)[16] — бывший эббингский ландскнехт, самый известный в Империи охотник за головами и единственный человек в этой компании, хотя бы минимально старающийся выглядеть адекватно. Описывается, как жилистый, но высокий и широкоплечий мужчина преклонных лет с длинными седыми усами и тусклыми бледно-серыми глазами, похожими на рыбьи. Изначально был нанят Стефаном Скелленом для того, чтобы убить Цири и бароном Кассадея, чтобы перебить Крыс и доставить ему живую Фальку (до этого оскорбившую его дочь) на показательную расправу. В ходе выполнения задания легко уничтожил Крыс, когда те напали на него скопом, но оставил в живых Цири, распознав в её фехтовальной технике ведьмачьи приёмы. Взяв девушку в плен, наёмник избивал и унижал её с целью подавить её волю и заставить драться на арене своего двоюродного брата, имперского купца Хувенагеля. После того, как встретился со Скелленом и его бандой, узнал от пленённого ими Риенса, что Цири нужна Вильгефорцу и вознамерился продать девушку волшебнику, так как к тому времени в силу преклонного возраста собирался уйти на покой. В ходе погони за сбежавшей Цири единственный понял, что ведьмачка заводит отряд Скеллена в ловушку на затянутом туманом замёрзшем озере и решил догнать её по берегу, в чем бы преуспел, если бы не Дикая Охота, напугавшая его лошадь. В шестой книге он, примкнув к остаткам банды Скеллена, выходит на след Вильгефорца и становится приспешником волшебника. В замке Стигга избивал и, после восстановления потенции алхимическим путем, пытался изнасиловать Йеннифэр, срывая на магичке злость на её приёмную дочь. В ходе боя за Стиггу зарубил Кагыра и попытался убить Цири, но был побежден ведьмачкой и убит. Как и остальные приспешники Вильгефорца, Бонарт славился своей невероятной жестокостью и страстью к насилию, однако, в отличие от них он был умён, храбр и не лишён принципов. Также в отличие от Риенса и Ширру, упивавшихся именно страданиями жертвы и своей властью над ней, Бонарту жил сражениями и искал себе достойного противника, какового и нашел в лице Цири. Будучи великолепным фехтовальщиком, Бонарт в свое время убил трёх ведьмаков-ренегатов, чьи амулеты он носит с собой в качестве устрашающих напоминаний врагам о своих победах. Несмотря на жестокость и военное прошлое, Бонарт был весьма брезгливым человеком: его мутило от вида червей или навоза[17] и откровенно тошнило от рассказов маркизы-педофилки о её с мужем сексуальных похождениях. Благодаря личным качествам успешно избежал ненависти фанатов, уверенно оставаясь третьим по популярности персонажем, уступая только Геральту и Цирилле.

Крысы Пограничья (или просто «Крысы»)[править]

Ганза из шести молодых (ну, насколько эльфку можно считать молодой) бандитов и убийц, давших Цири укрытие и приют и ставших надолго ей самыми близкими друзьями. Крысы жили грабежом, рэкетом и заказными убийствами. Тем не менее, из-за склонности к браваде, эпатажу и демонстративной щедрости к непричастным[18] стали кумирами местной «золотой молодёжи»: одеваться и стричься «под Крыс» было модно.

Все Крысы (кроме Фальки-Цири) были перебиты Лео Бонартом в относительно честной схватке — насколько можно бой «один против шести» назвать честным.

  • Гиселер. Главарь банды, любовник Искры. Бывший имперский солдат, дезертировал из армии. До Крыс был членом нескольких других банд. В перестрелке с эльфами был тяжело ранен стрелой, но его спасла и выходила эльфка Искра.
  • Искра (настоящее имя — Аенниэведдиен, прозвище — вольный перевод с эльфийского). Чистокровная эльфка, за какое-то нарушение изгнанная из своего племени. Найдя в лесу раненого в перестрелке Гислера, присоединилась к нему, став его верной спутницей.
  • Кайлей — эббингский дворянин. Замок его рода был взят карателями Нильфгаарда (вероятно, не кадровыми военными, а каким-то иррегулярным отрядом, вроде того, что собрал Стефан Скеллен для охоты за Цири[19]). Кайлей — единственный выживший. Более того, найдя после боя одного из молодых карателей, Реефа, брошенного из-за ранения умирать своими, не только не стал добивать, но помог ему выжить — приобретя тем самым верного друга. Из-за своих любовных похождений вечно ввязывается в неприятности. Однажды был схвачен нисарами[20], но спасён Цири — из-за чего её и приняли в банду.
  • Рееф — бывший нильфгаардский каратель, вероятно, наёмник низкого пошиба, участвовал в разгроме замка семьи Кайлея. Был ранен и, чтоб не возиться с доходягой, брошен своими. Его спас Кайлей, и первое время они разбойничали вместе. Особая примета — говорит с резким акцентом.
  • Ассе — сын сельского кузнеца. Семья была перебита нильфгаардскими мародёрами. Пытаясь отомстить хоть как-то, напал на мародёров и смог спасти Мистле. Самый молчаливый и не склонный к эпатажу член банды Крыс.
  • Мистле — юная дворянка из Мехта. Когда князь Рудигер поднял восстание против Нильфгаарда, отец Мистле стал одним из его участников. Мистле пыталась скрыться из города Турн вместе с беженцами, но попала в руки сначала нильфгаардским ловчим, потом — мародёрам. Спасена Ассе. Активная и демонстративная лесбиянка (возможно — после изнасилования), любовница Цири-Фальки.

Нильфгаардская разведка[править]

  • Ваттье де Ридо — глава нильфгаардской разведки и контрразведки, приближённый императора Эмгыра. Лично руководил операцией по поимке Цири, а позже — Кагыра и Риенса (когда выяснилось, что доставленная ко двору «Цири» — не настоящая). Несмотря на свой профессионализм, в личной жизни неосторожен: имел любовницу Картию ван Кантен, которая успешно передавала Ложе Чародеек всё, что де Ридо выбалтывал в постели. Когда после битвы при Бренне любовница сбежала, впал в тоску, но смог с собой справиться и продолжил работать на императора. В обмен на обещание выдать Кагыра сдал Риенсу Стефана Скеллена (что клиническому неудачнику Риенсу впрок не пошло).
  • Стефан Скеллен, также известный как Филин — правая рука Ваттье де Ридо, специалист по особым поручениям. Невысокий худой брюнет неопределённого возраста, внешне действительно смахивающий на филина. Высокопоставленный сотрудник разведки Нильфгаарда, личный коронер императора. Беспринципный и жестокий комбинатор, не чурающийся лично участвовать в убийствах и пытках, если это надо для дела. Великолепно владеет орионами — метательными звёздами (что-то вроде сюрикэна). Талантливый тактик, авторитетный руководитель, подчинённые которого готовы идти за ним просто ради того, чтобы поработать с «самим Скелленом». По личному поручению Эмгыра собрал отряд наёмников и вёл поиски Цири. Однако в дальнейшем Скеллен, придерживавшийся несколько необычных политических взглядов[21], вступил в заговор против императора (и вместо попыток взять Цири живьём нанял Лео Бонарта для её убийства[22]), а затем (после того, как вычислил и поймал Риенса) сговорился и с Вильгефорцем. С помощью Бонарта (до которого дошло, кого он поймал, и который предпочёл скинуть проблему в виде недоведьмачки кому-то другому) ненадолго заполучил Цири в свои руки — однако она практически сразу от него сбежала (пусть даже и получив вскользь по лицу орионом Скеллена). После того, как оправившаяся от раны Цири начала мстить и в Дун Даре устроила резню наёмникам, Скеллен начал за ней погоню и настиг её около Башни Ласточки. Во время стычки на льду озера Тарн Мира значительная часть отряда вместе с примкнувшим к нему Риенсом погибла, а сама Цири бесследно исчезла в другом мире. Как и Риенс, Скеллен провалился в полынью, но был спасён одним из уцелевших наёмников, после чего укрылся у Вильгефорца в замке Стигга. Во время боя с отрядом Геральта, штурмовавшим замок, Скеллен уцелел — но был схвачен подоспевшими имперскими солдатами и отправлен под суд лично императором, затем приговорён и повешен за измену. Несмотря на все свои таланты, Скеллен не был оценен по достоинству[23], не получил дворянства[24] — на чём, собственно, и ловит его Вильгефорц, который не без оснований полагает, что при успехе заговора против Эмгыра дворяне-заговорщики предпочтут избавиться от исполнителя-простолюдина. В обмен на помощь в поимке Цири чародей предлагает поддержку в нильфгаардских интригах и должность шефа всех секретных служб империи[25].

Примечания[править]

  1. Что странно: изрядная часть их совместных с Геральтом приключений, описанных в первой книге, связана с вопросом: «Где б добыть деньжат?»
  2. В одной из своих статей Сапковский (на секунду — полиглот, свободно владеющий несколькими европейскими языками) писал, что это имя — артурианское «Гвиневра», искажённое, чтобы напоминать французское «Je ne faire», что переводится как «Я этого не сделаю». И верно: принудить Йеннифэр сделать то, чего она не хочет, практически невозможно.
  3. В разговоре со жрицей Сигурдрифой Йеннифэр говорит, что ей 94 года, и потому к ней нельзя относиться, как к несмышлёной девочке.
  4. Впрочем, точный размер потерь остаётся «за кадром»: не исключено, что большая часть жителей разрушенных кварталов успела сбежать из зоны поражения (хотя это и не факт). С другой стороны, во время истории с охотой на дракона она прицельно бьёт заклинаниями по деревенскому ополчению — и сознательно превращает в животных или убивает десятки людей.
  5. Однако во время Первой Северной войны принимала участие в битве на Содденском холме, где была ранена и надолго потеряла зрение. Когда Геральт посещает Холм, ему на секунду мерещится, что четырнадцатое имя на обелиске в честь павших чародеев читается как «Йеннифэр из Венгерберга».
  6. Плюс к тому же у неё был камнем погромщика разбит рот, из-за чего словесную часть заклинания никто позднее восстановить так и не смог.
  7. В переводе со Старшей Речи — «Коршун».
  8. В переводе со Старшей Речи — «сестра». Прозвище дано эльфами в знак особого доверия.
  9. Торговцы-северяне, тайно поставляющие скоя’таэлям оружие.
  10. В империи нильфгаардцами называют только жителей метрополии, Виковаро же является провинцией.
  11. Отчасти это же является его недостатком: Регис был склонен делиться знаниями при каждом удобном случае, даже если его не просили, плюс имел привычку отвечать на вопрос, не дослушав собеседника до конца. От последнего его отучила Мильва, витиевато и нецензурно объяснив ему, кто он есть и куда должен идти с такими привычками. От манеры же читать лекции по каждому удобному поводу он так и не избавился.
  12. Банда или просто компания на местном жаргоне.
  13. Позднее, по словам Ангулемы, парень был зарублен в бою с нильфгаардцами.
  14. Что, кстати, подтверждает её слова о матери из высшей цинтрийской знати: не исключено, что через мать Ангулема в дальнем родстве с правившей в Цинтре династией — а значит и с Цири.
  15. Напрямую в тексте книг это нигде не подтверждается, но теория весьма правдоподобна
  16. Как упоминал Сапковский в интервью С. Бересю, имя и фамилия были взяты им у одного контрагента, с которым пан Анджей, будучи польским работником внешней торговли, заключал договор.
  17. Что не мешало ему, впрочем, отпиливать пилой головы убитым Крысам.
  18. Собственно, потому так долго и продержались: каждый селянин знал, что за постой и помощь Крысы сыпанут серебра, сколько есть в кошеле, а за предательство не пощадят.
  19. Собственно, среди людей из отряда Скеллена несколько наёмников — бывшие каратели: «А господин Бригден, если не ошибаюсь, из Геммеры? Из карателей? Ну, стало быть, будут в отряде знакомцы! У меня там несколько карателей уже есть».
  20. Местечковые полицейские формирования в Империи, поддерживающие относительный порядок на территории самоуправления.
  21. Он сторонник выборной демократии… потому что так проще манипулировать людьми.
  22. Чем изрядно порадовал охотника за головами: у него уже был заказ на всю банду Крыс — и почему бы не заработать на одном деле дважды?
  23. Из-за чего одним из прозвищ Скеллена было «Великий Императорский Никто».
  24. По рождению он простолюдин и, как вспоминает сам Филин, в молодости до службы в разведке был бандитом.
  25. Располагая этой должностью, можно уже добиваться хоть конституционной монархии, хоть демократии.