Властелин Колец/Кольцо Всевластья

Материал из Викитропы
Перейти к: навигация, поиск

Нажмите на эту ссылку, чтобы вернуться к основной статье.

Кольцо Всевластья — маленькая круглая штучка, вокруг которой вертится весь сюжет «Властелина Колец». Но что же оно такое? И какого рода всевластье[1] оно даёт?

Дойлистская точка зрения[править]

С дойлистской точки зрения, Кольцо — изначально просто волшебное кольцо, дающее невидимость. Хоббит Бильбо, по замыслу автора на момент написания «Хоббита», просто нашел волшебную вещь, которая помогла ему в его приключениях. Но затем Толкин, когда издатель отказался принимать у него тогдашний вариант «Сильмариллиона» и потребовал продолжение «Хоббита», решил увязать миры «Хоббита» и «Сильмариллиона» в один. Это значило, что продолжение должно было стать эпичным, полным битв света и тьмы.

И тут Толкин вспомнил старую-престарую древнегреческую притчу Платона о пастухе Гиге. Согласно этой притче, добрый пастух нашёл волшебное кольцо, которое делало его невидимым. И когда Гиг понял, что этот артефакт позволяет ему творить что угодно, будучи безнаказанным, он пустился во все тяжкие и превратился в мерзкого негодяя, убил своего царя и залез в постель к царице. В притче кольцо невидимости символизировало власть — как способность оставаться безнаказанным за любые поступки. «Идея!» — подумал Толкин и решил сделать кольцо невидимости Кольцом Всевластья.

Ватсонианская точка зрения[править]

А что же внутри вселенной представляет собой это Кольцо? Оно представляет собой центр системы из 20 Великих Колец. И сначала стоит рассказать, что собой вообще представляли все эти кольца. Идея Колец пришла в голову эльфу-нолдо Келебримбору, внуку Феанора. Феанор, как известно, сделал Сильмариллы, вот и Келебримбор решил сделать что-то не менее зашибенное. А основной проблемой, вставшей перед эльфами, уже тогда стало постепенное угасание: эльфы могут жить вечно, но не в мире, искажённом злом. И Келебримбор решил сделать артефакты — антиискажатели, которые создавали бы вокруг себя чистую и вечную землю, в которой эльфам комфортно будет жить.

Вот только он не очень хорошо представлял себе, как оно должно выглядеть. И тут на чай к Келебримбору заявился майа Саурон. Бывший слуга Темного Валы Мелькора, гнуснопрославившийся в истории с Береном и Лютиэн. Но хитрый Саурон скрывал, что он был и остаётся злодеем. Он изображал из себя доброго и пресветлого служителя Вала Ауле — Аннатара Артано Аулендила. И предложил Келебримбору свою помощь. И стали они вместе ковать Кольца.

Замысел Саурона был в том, чтобы объединить все Великие Кольца, которые будут розданы владыкам разных народов, в сеть, и создать в этой сети центр — Правящее Кольцо, владелец которого сможет подчинить себе волю носителя любого другого Кольца. Таким образом, все короли и вожди Средиземья должны были стать марионетками Саурона. Кроме того, носитель Правящего Кольца получал способность повелевать и проникать в разум существ, не носящих другие Кольца, но находящихся неподалёку. Работала вся эта механика через Незримый мир, поэтому у кольца обнаружился побочный эффект: носителя, слишком слабого, чтобы подчинить себе все его способности, оно утягивало в Незримый мир, делая его невидимым. Грубо говоря, невидимость — это была не фича, а баг.

Аллегорию можно привести такую: вот есть дракон. Если ты недостаточно крут, чтобы его подчинить — он тебя проглотит, улетит куда-нибудь и выгадит. Вуаля — ты перелетел по воздуху. Прикольно? Прикольно. Но настоящий смысл дракона не в том, чтобы путешествовать в его пузе, а в том, чтобы сесть на него верхом и сжигать города. Так и с Кольцом.

Да, и ещё: Саурон очень прочно привязал Кольцо к себе, сделав его частью себя и вместилищем всей своей силы. С одной стороны, это давало Саурону возможность неограниченно возрождаться, пока Кольцо цело. С другой стороны, если Кольцо уничтожить, Саурон лишался силы и превращался в бессильную тень. С третьей стороны, Кольцо, будучи отнятым у Саурона, всегда стремилось назад к нему, и нужно было быть очень могущественным существом, чтобы разорвать эту связь между Сауроном и Кольцом (с теми же последствиями для Саурона, что и уничтожение Кольца).

Кроме того, Кольцо Всевластья, как и все остальные Великие Кольца, работало как «антиэнтропийный агент» — сдерживало угасание. Проще говоря, давало бессмертие. Вот только бессмертие это было злое, нехорошее и противоестественное, в лучшем случае бессмертный становился в конце концов склизким Горлумом, в худшем — бесплотным призраком.

Итого: у тебя есть Кольцо Всевластья. Если ты маленький хоббит или самонадеянный Исилдур, то ты можешь пользоваться только бессмертием и побочной способностью — перемещаться в Незримый мир и становиться невидимым. Если ты Галадриэль или другой древний перворожденный эльф, то ты можешь использовать основные возможности Кольца — подчинять себе волю других, но оторвать его от Саурона не сможешь, тебе придется его забивать обычными способами. Наконец, если ты равный Саурону по сущности майа, например, Гэндальф или Саруман, то ты можешь полностью присвоить себе Кольцо, развеяв тем самым по ветру Саурона — но заняв его место. Дело в том, что в определённой степени Кольцо носило в себе не только изрядную часть силы Саурона (настолько большую, что лишившись её, он бы пал и не восстал бы до самой Дагор Дагоррат — Битвы Конца Времён, когда Арда будет уничтожена, а затем воссоздана заново в обновлённом виде) — но и, что самое страшное, определённый отпечаток его личности. Проще говоря, любое существо, достаточно сильное, чтобы подчинить себе Кольцо, неизбежно стало бы само подобным Саурону.

Примечания[править]

  1. Строго говоря, «всевластье» появилось лишь в русских переводах. В оригинале оно называется Кольцом Власти (Ring of Power), но без каких-либо указаний на всеобъемлющий характер оной власти.