Ботать по фене

Материал из Викитропы
Перейти к: навигация, поиск


« «Хозяин вынул из ставца штоф и стакан, подошел к нему и, взглянув ему в лицо: „Эхе, — сказал он, — опять ты в нашем краю! Отколе бог принес?“ — Вожатый мой мигнул значительно и отвечал поговоркою: „В огород летал, конопли клевал; швырнула бабушка камушком — да мимо. Ну, а что ваши?“

— Да что наши? — отвечал хозяин, продолжая иносказательный разговор. — Стали было к вечерне звонить, да попадья не велит: поп в гостях, черти на погосте. — Молчи, дядя, — возразил мой бродяга, — будет дождик, будут и грибки; а будут грибки, будет и кузов. А теперь (тут он мигнул опять) заткни топор за спину: лесничий ходит».

»
— А. С. Пушкин, "Капитанская дочка"

Криминальный сленг, или воровское арго — жаргон, на котором по своим делам изъясняются представители криминальных и маргинальных кругов общества. Обыкновенно предназначен для двух целей: во-первых, как и всякий жаргон, позволяет емко и коротко общаться на профессиональные темы, не прибегая к длительным описаниям, во-вторых, в связи со спецификой профессиональной деятельности его обладателей, разговор на подобном жаргоне должен скрыть от любопытных ушей подробности того, о чем ведётся разговор. В нашей стране у русскоязычного населения есть два подобных арго: воровская «феня» или «музыка», свойственная профессиональным преступникам, и гопницкий сленг, на котором общаются мелкие уличные грабители и нарушители порядка.

Феня[править]

Криминальный сленг со специфическим лексиконом, употребляющийся профессиональными преступниками. Первоначально зародился как слияние жаргона бродячих торговцев офеней (hence the name), перенятого криминалом в северной России, и сленга одесских воров, бывшего более-менее стандартом для преступников России южной и Украины. В связи с тем, что сотрудники правоохранительных органов феню изучают, а отдельные слова оттуда вполне себе проникают в разговорную речь и молодежный сленг через вернувшихся с зоны сидельцев и блатные песни, «музыка» каждые пару десятков лет стабильно почти полностью обновляется.
Феня включала в себя множество анахронических слов, диалектизмов, а также украинизмов, идишизмов, даже из Германии и Венгрии кое-что пришло, например, «фраер» и «мент» соответственно. NB: в речи реальных воров феня занимала гораздо меньше места, чем в речи воров художественных.

Гопницкий сленг[править]

Упрощенная феня для мелких грабителей и хулиганов, не связанных всерьез с организованной преступностью. Представляет собой мешанину из молодежного сленга, элементов фени, городских просторечий и матерной брани, перемежаемую устойчивыми конструкциями, употребляемыми безо всякого изменения и переосмысления. При переквалификации гопника в настоящего братка подучиваются навыки нормальной фени и исчезает матерная брань — реальные блатные ее не любят и за злоупотребление могут и понизить в статусе. Устойчивого гопницкого сленга не существует: в разных районах страны он разный и может включать в себя самые разнообразные заимствования и диалектизмы.

Вымышленные примеры[править]

Литература[править]

Отечественные авторы[править]

« — Выстребаны обстряхнутся, — говорил он [Вага], — и дутой чернушенькой объятно хлюпнут по маргазам. Это уже двадцать длинных хохарей. Марко было бы тукнуть по пестрякам. Да хохари облыго ружуют. На том и покалим сростень. Это наш примар…
Дон Рэба пощупал бритый подбородок.
— Студно туково, — задумчиво сказал он.
Вага пожал плечами.
— Таков наш примар. С нами габузиться для вашего оглода не сростно. По габарям?
— По габарям, — решительно сказал министр охраны короны.
— И пей круг, — произнес Вага, поднимаясь.
»
— А. и Б. Стругацкие, «Трудно быть богом»

Борис Стругацкий так перевёл это на общепонятный язык по просьбе румынского переводчика книги:

« ВАГА: Мои ребята подготовятся и [поздней] ночью [сильно] ударят по штурмовикам. Это — двадцать отборных моих сотен. Хорошо было бы ударить и по дворцовой страже. Но мои ребята на это не согласятся. Таким вот образом давайте и договоримся. Это — наши условия.
РЭБА: Не слишком-то это для нас выгодно.
ВАГА: Именно таковы наши условия. Вам с нами ссориться, вроде бы, ни к чему. По рукам?
РЭБА: По рукам.
ВАГА: Ну вот и славно.
»
— Из письма Бориса Стругацкого

Надо полагать, «оглод» — это «кодла, шобла» (то есть группировка), а «ружевать» — то же, что на реальной фене называется «менжеваться» (то есть «отказываться от чего-либо, поскольку это представляется слишком опасным и не способным окупиться»).

«Студно», по всей видимости, означает «довольно-таки», а «туково» — «невыгодно, неприятно» (поскольку «тукнуть» — «ударить», наш (цензурный) аналог был бы «хреново» и «хренакнуть», соответственно). Ну а «облыго», очевидно, происходит от «облыжно», то есть в данном контексте — всей массой, без исключений.

  • В «Свароге» Александра Бушкова это называется «тарабарская музыка». «Хысь, кутявый, а не чумаришь на бутяку налететь?» (перевод на наш жаргон: «Слышь, борзый, а не ссыкотно тяжкую ответку огрести?»). «А в скамейку поиграем? — Только если столяром и со своим рубанком!» (перевод на наш жаргон: «А петушком моим будешь? — Не прокатит; вот глиномесом — другое дело»).
  • Весьма доставляющий пример в романе Г. Л. Олди «Приют героев», где обер-квизитор Бдительного Приказа барон Конрад фон Шмуц несмотря на свою рафинированную дворянскую правильность, работая под личиной подгулявшего матроса и напоровшись на местных бандитов, обнаруживает виртуозное владение уголовной «кафкой»: «Зырь, на тощий храп себе ляпцун не отменжуй, лафер! За „плывуна“ вкручу на семь румбов под килькой! Захарили, уроборосы? Нараз какой болт стукнет в косяк, нараз и вкручу по самые фейцы!»
  • Детская книга Юрия Коваля из цикла о Васе Куролесове — см. эпиграф. Тема подана сгущённо, сатирически-пародийно.
  • О. Громыко, «Год крысы» — Жар, перебравшись в город, становится вором и набирается воровских словечек, которые потом часто вставляет в свою речь.
  • Фима Жиганец, он же Александр Сидоров, «Мой дядя, честный вор в законе…». «Переводы» классики на блатной жаргон. Что характерно, автор — не старый вор в законе, а профессиональный филолог.
  • Б. Сапожников, «Наука побеждать» — для уголовников в одной из глав автор не поленился сочинить феню в стиле XIX века: «Кивер при хрустах. Потрошим?»

Зарубежные авторы[править]

  • «Свой среди воров» Хьюлика. Место действия — криминальное дно фентезийной страны, встречаются лишь специфические термины. Тайным языком и не пахнет.
  • В произведениях Майкла Муркока о принце Элрике Мелнибонэйском на криминальном «секретном арго» разговаривают жители города воров Надсокор.
  • «Ночная стража» — капрал Шнобби Шноббс начинал как вор и в совершенстве знает криминальный сленг Анк-Морпорка.

Кино[править]

  • Тема раскрыта в советском фильме «Джентльмены удачи». Чтобы не популяризировать реальный уголовный сленг, авторы выдумали свой собственный, но массовый зритель воспринял его как настоящий.
    • Режиссёр фильма Александр Серый в своё время отбыл срок в местах заключения. Поначалу он хотел использовать настоящую феню из реальной жизни, но воспротивилась и цензура, и лично Г. Н. Данелия (тот самый) — художественный руководитель фильма и один из авторов сценария.
      • Вместе с тем среди выдуманных псевдоуголовных словечек проскакивают и отдельные элементы настоящей фени — например, «гоп-стоп» (ограбление), «толкать фуфло» (лгать), «шухер» (тревога). Последний термин, правда, на момент съёмок фильма уже вышел из активного словаря преступников.
        • На тормозах — «петух», ибо не простой, а «гамбургский». (В Гамбурге действительно много борделей, и во многих из них желающие могут за разумную плату получить не девку, а юношу. Но само выражение — несомненная импровизация Трошкина.)

Видеоигры и настольные игры[править]

  • В Dungeons & Dragons, а особенно в Planescape: Torment, присутствует Thieves' Cant — аналог нашей фени, криминальный сленг, предназначенный для шифровки от законопослушных жителей. Да и вообще любят там шкатулкой греметь.
  • В World of Warcraft присутствует Gutterspeak — язык криминальных кругов Лордерона, ставший позже языком нежити.
  • «Санитары подземелий» — а что вы ждали от игры от Опера Гоблина, где действие происходит на планете Бутырка?