Богом быть трудно

Материал из Викитропов
Перейти к навигации Перейти к поиску
« Да, ты сумел отворить заветную дверцу,
Но мир, что Бог сотворил, рождён был из сердца (из сердца)
Тот, кто сердца лишён – жизнь дарить не способен
Жаль, но ведь ты не прошёл испытанье любовью
Ещё не поздно (поздно) настроить скрипку
Взять верную ноту, исправить ошибку
Не поздно (поздно) зажечь солнце, новое небо и новые звёзды
Не поздно (поздно), послушай
Я так не хочу быть один в пустоте
»
— «Последнее испытание», «Властелин Ничего»

Сэр Всеславур докачался до 30 уровня и обрел божественность. «Звучит неплохо» — подумал он. «Я теперь буду ничего не делать и лежать на облачке, а на земле все меня будут восхвалять. А захочу что-нибудь сделать — как пожелаю, так сразу и станет…»

Упс, что это там? Молитва о спасении от чумы. Потом еще одна, потом третья, и вот их уже тысячи. Придется шевелиться и творить чудо, чтобы спасти этих несчастных от чумы, а то ведь перестанут восхвалять…

«А, ладно» — думает Всеславур. — «Это было не так уж и трудно. Но не хотелось бы, чтобы меня в будущем этим отвлекали от ничегонеделанья. А давай-ка я дам всем людям иммунитет от чумы, чтобы больше меня этим не дёргали. И от оспы. И от других болезней, какие там есть: рак, инфаркт, инсульт, Альцгеймер…»

Упс, что там? Перенаселение. Люди в отсутствие болезней расплодились так, что земля их не кормит. Голод и война. Караманор и Мараканор воюют за последние плодородные земли в Гоголаке. Караманорцы молятся о ниспослании победы Караманору. Мараканорцы молятся о ниспослании победы Мараканору. Кому бы ответить? Никому? А, ладно, кину монетку. Орел? ОК, Караманор победит.

Население подсократилось, война утихла. Только вот что делать с миллионами новоприбывших мертвецов? «Хм, я же щедрый бог» — думает Всеславур. — «Размещу их всех в раю». Упс, что там? Свежеприбывшие солдаты продолжают в раю свои боевые действия? Фига обнаглели — в окно небесного дворца прилетел камень из катапульты?

И тут вбегает белый, как мел, ангел-секретарь и докладывает: «Беда, господи! Азаг-Казаг пробуждается!». И драться с Азаг-Казагом придется лично Всеславуру. А ему как-то боязно. Азаг-Казаг, он ведь и сожрать может. «Назначу-ка я героя» — думает Всеславур. — «Вот ты, сэр Горислав, будешь героем и победишь Азаг-Казага, и спасёшь мир…»

Упс, что там? Сэра Горислава сожрали. Азаг-Казаг победил. Пол-человечества мертво (причем в загробный мир никто не явился), из оставшихся половина сошла с ума, а половина теперь поклоняется Азаг-Казагу. А ты, Всеславур, теперь не пришей рукав… Азаг-Казаг хищно поглядывает теперь на тебя, а еще тебе пришел вызов на ковёр от Судьбы — тебя собираются судить за преступную халатность, за которую светит вечное воплощение в пчелу…

В общем, богом оказалось быть трудно. Троп играется на тормозах, если речь идёт не о богах, как таковых, а о могучих и потому — обожествляемых существах (например, о достаточно развитых инопланетянах).

Примеры[править]

Мифология, религия и фольклор[править]

« — Рабинович, как к Вам относятся Ваши дети?
— Как к Богу.
— Это как?
— Меня почти не слушают, просьбы мои не выполняют, иногда делают вид, что меня вообще не существует, но, когда им что-то понадобится, сразу зовут.
»
— анекдот
  • Асам из германо-скандинавской мифологии приходилось ну совсем не легко — мало того, что они старели и могли быть убитыми, так ещё и противостояли им йотуны, существа, не уступающие богам в могуществе. И это не говоря уж о том, что почти все асы в итоге умрут в апокалиптической схватке.
  • Индийскому пантеону дэвов было, в каком-то смысле, даже тяжелее, чем асам, ибо им регулярно приходилось иметь дело со злодеями, тем или иным путём получившими неуязвимость от божественных или демонических сил. Царь ракшасов Равана, для убийства которого хранителю мира Вишну пришлось воплотиться в облике обычного человека — самый известный, но не единственный пример.
  • Искупительная жертва Христа. Чтобы спасти пропащее человечество, Сыну Божьему пришлось пойти на крайне жестокую и мучительную смерть.
  • Анекдот про жену-изменщицу, которая молила Бога сделать так, чтобы муж не застукал её с любовником. Божество согласилось, но с условием, что женщина умрёт от воды. Через несколько лет она села на роскошный лайнер, который начал тонуть. Женщина в отчаянии кричит, что Бог не может потопить целое судно из-за неё одной, на что тот возмущенно отвечает «Да я вас, бл*дей, три года собирал!»

Литература[править]

  • Де-факто тропнеймер — «Трудно быть богом» Стругацких. Достаточно развитые земляне, которых жители Арканара считают богами и демонами во плоти, находятся в незавидном положении. Они способны покорить всю планету и построить там диктатуру пролетариата. Но вот этого-то как раз им делать нельзя, потому что они учёные и обязаны изучать примитивное общество. Но безучастно смотреть на то, как очередные баронские дружинники или инквизиторы кого-то мучают, они не в силах и явочным порядком разрешают себе вмешательство. Если бы еще понимали, во что именно вмешиваются…
  • «Аид, любимец судьбы», Е. Кисель — в отличие от своих братьев и сестёр, Аид никогда не получал удовольствия от своего статуса божества. Отчасти — из-за мрачного характера, а отчасти — из-за того, что добровольно взял на себя роль карателя и палача, зная, что никто другой не справится с этим лучше него.
  • «Игры демиургов», П. Бормора: несмотря на комичную составляющую, через сборник красной нитью проходит мысль, что бытие Богом — подчас действительно тяжелый и неблагодарный труд, а демиурги Шамбамбукли и Мазукта регулярно оказывается втянутыми в морально неоднозначные ситуации, связанные с поклонением их персонам.
  • Метавселенная Рудазова — боги являются заложниками правил т. н. «Великой Игры», из-за которых они вынуждены частично закрывать глаза на деятельность демонов и Тёмных божеств: например, если какой-то рогатый без спросу влезет в чужой мир, то его выпнут оттуда без разговоров. А вот если его призовут смертные, то демон будет иметь право делать там почти всё, что угодно. Альтернатива Игре — бесконечный Рагнарёк, — не нравится как Светлым, так и Тёмным, поэтому они и терпят подобные ограничения.
  • Упорядоченное — Хедин и Ракот. Свергли прежних богов и заняли их место, став сильнейшими божествами мультивселенной после Орлангура и Демогоргона — но теперь они полностью заняты попытками помешать бесчисленному количеству демонов, злых богов и ЧуЧундр сожрать Упорядоченное.
    • Предшественникам не лучше — Старых Богов Молодые вырезали даже не дожидаясь Рагнарёка, сами же некоторое время наслаждались, забив на все, но так запустили все дела, что когда припекло — просто побежали стремглав из этого мироздания, а разгребать их пришлось оставшимся на хозяйстве Хедину и Ракоту. Справедливости ради — немалую часть этих проблем они сами и насоздавали в борьбе с Молодыми Богами, вдобавок — их ограничили законом равновесия, из-за которого они не могут так просто взять и вмешаться куда-то. В итоге Хедину приходиться крутить многоходовки, чтобы втёмную сподвигнуть какую-нибудь сволочь на решение той или иной проблемы, и в промежутках постоянно выручать лиройствующего в смертных аватарах Ракота.
  • «Чёрный Баламут», Г. Л. Олди — Брахма, наравне с Шивой и Дьяусом, является одним из трёх могущественнейших богов в индийском мироздании, способным даровать исполнение любого желания тем, кто накопит достаточно энергии Жара-Тапаса… Но именно из-за этого он и был вынужден неоднократно даровать могущество и неуязвимость различным злодеям и чудовищам, вроде Раваны, потому что носитель Тапаса может создать собственную вселенную, уничтожив при этом старый мир. И единственный способ лишить его Жара — исполнить его желание, каким бы они ни было.

Музыка[править]

  • Мюзикл «Последнее испытание», песня «Властелин Ничего» — в ней обожествившийся Рейстлин обнаружил, что остался один посреди бесконечной Пустоты, а создать в ней новый мир он, будучи лишенным альтруизма социопатом, не способен.[1]

(линк)

Трудно быть Божественным Императором
  • HMKids, «Трудно быть богом» — песня от лица Императора человечества, обладающего божественным могуществом, но не способного пробудиться и спасти людей от ужасов бесконечной войны.

Кино[править]

  • «Брюс Всемогущий» — как выяснилось, Бога порядочно задолбали претензии недовольных Его делами, да настолько, что Он предложил одному из них — бывшему журналисту Брюсу, — временно занять его место. И тому пришлось на собственной шкуре убедиться, что бытие Богом — очень трудная и подчас неприятная работа.

Видеоигры[править]

  • Asura’s Wrath — от этого тропа страдал Яша, член Семи богов: план пантеона состоял в том, чтобы накопить достаточное количество душ, пустить их на энергию и уничтожить с её помощью Влитру. Всё бы ничего, но под «сбором душ» подразумевался массовый геноцид, после которого оставалась сравнительно небольшая группа людей, чтобы можно было восстановить популяцию и повторить вновь. И так — на протяжении двенадцати тысяч лет. В конце концов Яше удалось убедить себя, что «так надо для блага мира», но после стычек с главным героем он окончательно послал оставшихся членов Семёрки лесом.
  • The Elder Scrolls: согласно книге «Арк’эй — бог рождения и смерти», титульный бог некогда был простым человеком, который очень хотел узнать тайны жизни и смерти. Однажды он нашел книгу, способную дать ответы на интересовавшие его вопросы, но когда Арк’эй уже был близок к разгадке, его поразила чума. Он молил богиню Мару дать ему ещё немного времени, и она дала ему выбор — умереть человеком или стать богом круговорота жизни и смерти, следящим за балансом и не способным узнать нужную ему истину. Арк’эй выбрал второе.
    • Тут не очень хорошо и смертным и бессмертным богам… Лорхан, он же Шезарр, он же «Пропавший Бог» — сподвигнул будущих аэдра вложить часть своей сущности в (вос?)создаваемый Нирн, что и явилось причиной утраты ими бессмертия, за это и был порван ими как Тузиком грелка. Уцелело только его Сердце, кое постоянно пытались пристроить к какой-нибудь вундервафле и его душа — многими считается, что все герои Древних Свитков являются его воплощениями-шеззаринами.
    • Аэдра очень и очень боятся лезть куда-либо — респауна же нет, помогают миру издали, очень редко воплощаются в смертные аватары.
    • Даэдра — этим смерть не грозит, а вот скука вполне. Они создали целые миры… Из самих себя, т. н. измерения Обливиона. Но все измерение как-бы и является их воплощением, как и все тамошние обитатели. Им нужны души смертных не в малой степени чтобы преодолеть скуку, а не зохавать.

Примечания[править]

  1. Несмотря на свой острый ум до обожествления, не догадался о множественности миров во вселенной D&D и о том, что можно пойти, к примеру, на Торил помахаться с местным пантеоном, или в Бездну обзаводиться персональным слоем, а вот к Сигилу соваться хлипко… И рядом не пролетал Пазузу, Гаунадаур или еще какой-то злой надмировой интриган этой метавселенной, который мог бы нашептать на ухо новоиспеченному богу эту мысль и дать начало новому межмировому злу.